Истоки Семилетней войны

Истоки Семилетней войны

Семилетняя война. Лейбгвардейский батальон в битве при Коллине, 1757. Художник Р. Кнётель

Минуло 260 лет со дня начала Семилетней войны, одной из великих войн XVIII века, времени, богатого на самые фантастические взлеты и падения, которые определили будущее Европы. С Семилетней войны начался путь Пруссии к созданию Германской империи — и в итоге гибели, путь Австрии к упадку, а России — к первому взятию Берлина войсками генерала Захара Чернышева и званию первой военной державы мира, которое она гордо носила следующие сто лет.

Династические проблемы


Интересно, что в рамках школьного курса эта война освещается кратко и путано, так что, несмотря на рассказы о героизме русских войск и выигранных сражениях, непонятно, из-за чего она началась и каковы были интересы сторон. Обычно все ограничивается рассказом об «агрессивной Пруссии» и почему-то вмешавшейся в войну России. Но политическая ситуация в Европе в середине XVIII века была сложна и интересна.

Основа баланса в период после Тридцатилетней войны строилась на трех принципах: равновесие сил, когда против любой слишком усилившейся страны немедленно складывались сильные альянсы; отношения между двумя центрами силы, традиционно формировавшими большие союзы, и борьба остальных великих держав за право занять место или потеснить одного из мировых лидеров.

Истоки войны лежат в самом начале XVIII века и связаны с противоречиями между двумя на тот момент самыми значительными государствами мира — королевством Франция и Священной Римской империей — и постепенно становящейся влиятельной Великобританией. В 1713 году недавно ставший императором Карл VI Габсбург издает акт, известный как Прагматическая санкция. Задача санкции была проста: объявить, что действовавший с VI века салический закон наследования более не имеет силы в роду Габсбургов, и в случае отсутствия прямых потомков мужского пола владения Габсбургов наследует первая по старшинству женщина. Это было очевидное решение, поскольку ни у Карла, ни у его умершего брата Иосифа не было сыновей.

Политическое устройство габсбургских владений было весьма архаичным и скорее средневековым, чем абсолютистским. Императоры владели обширным государством, которое частично состояло из их личных фамильных владений в Австрии, Фландрии и Италии, Венгерском и Чешском королевствах, бывших в унии с Австрией, и из целого конгломерата немецких государств, которые признавали верховную власть императора, но сохраняли свою независимость. Хуже всего для Габсбургов было то, что их титул формально не передавался по наследству — они были выборными императорами, и в случае потери императорского титула оставались с титулом австрийских эрцгерцогов.

В это же самое время во Франции тоже возникли проблемы с престолонаследием. Великий король Людовик XIV был уже стар, и у него не было прямых наследников. После смерти сына и внука трон Франции могли наследовать или его внук Филипп, король Испании, или правнук Людовик, единственный живой младший сын сына прежнего наследника. Естественно, возможность унии Франции и Испании была абсолютно невозможна с точки зрения всех европейских стран. Как раз в это время попытка Филиппа Бурбона стать королем Испании, сохранив право на французский трон, спровоцировала создание общеевропейского союза против Франции и войну, в которой французам пришлось столкнуться с объединенными армиями крупнейших стран Европы, на время забывших прошлые обиды.

Война за испанское наследство, закончившаяся серией договоров в 1713-1714 годах, положила конец великодержавному стремлению Франции создать великую империю, опираясь на ресурсы двух богатейших королевств, которой не было бы равной по силе. Но даже ослабевшая Франция все еще оставалась самым сильным государством Европы. Ее население было велико, ее бюджет был самым большим, а ее армия позволяла воевать против нескольких противников на нескольких театрах военных действий. Франция была очень опасна. Все страны мира это прекрасно понимали, и фактически весь XVIII век стал столетием явной и тайной войны против Франции, которая закончилась только после Французской революции, положившей конец идее власти французов над миром.

В этой явной и тайной войне поначалу главными участниками были Франция и Австрия. Австрия считалась несколько слабее, но за ней стояла одна из самых могущественных династий мира, титул императора Священной римской империи и сильнейшая дипломатия. На политической сцене были игроки поменьше, в том числе и только входившая в число великих держав Российская империя, а также Великобритания, богатая торговая страна с сильным флотом, но с относительно слабой и малочисленной армией; Испания, которая все еще сохраняла огромные колониальные владения, и, хоть и переживала не лучшие времена, начала решать старые проблемы; и, наконец, самая необычная держава в этой компании — Пруссия.

Новый хищник

О Пруссии, по причине ее главной роли в Семилетней войне, стоит сказать чуть подробнее. Формально королевство Пруссия не могло считаться великой державой. Маленькое государство на окраине Европы, с небольшим населением, в разы уступающим всем великим державам «второго эшелона» и сопоставимым по численности с Данией, Швецией, Голландией. Экономика Пруссии тоже не была особо значима для Европы: основной источник дохода — земледелие, а торговля и промышленность были развиты относительно слабо.

Истоки Семилетней войны

Фридрих Вильгельм I

Более того, титул прусских королей был приобретен сравнительно недавно, в 1701 году, и был в некотором роде второсортным, поскольку владения Гогенцоллернов входили в Священную Римскую империю, сами они, как герцоги Бранденбурга, были вассалами императоров и не имели права на королевский титул (которых в Священной Римской империи было только три — Германии, Италии и Чехии). Поэтому королевский титул был буквально выпрошен пруссаками у австрийцев и был дан по владениям в Пруссии, в состав империи не входившим. Так герцоги Бранденбурга стали королями Пруссии.

В 1713 году на трон восходит Фридрих-Вильгельм — король-солдат, для которого слова «армия» и «величие Пруссии» стали синонимами. Король прославился исключительной экономностью, переходившей в скаредность. В век пышности королевских дворов и огромных расходов, связанных с престижем династий, прусский король экономил каждый грош и все средства страны отдавал на развитие армии. В результате за неполные 30 лет правления король-солдат создал прусскую армию, которая по численности не уступала армиям великих держав, а по качеству подготовки их превосходила. Естественно, содержание такой огромной и дорогой армии для небольшого и бедного государства было крайне тяжелым бременем. Армия была инструментом — она или должна была принести Пруссии новые владения, или ее существование оказывалось бессмысленным.

Истоки Семилетней войны

Фридрих II

Всем этим было суждено заняться уже сыну Фридриха-Вильгельма — Фридриху II, но уже в межвоенный период все здравомыслящие люди в Европе понимали, что Пруссия — это молодой хищник, который набирает мощь, чтобы устроить масштабный передел границ в Европе в свою пользу. Однако сделать это, не имея сильных союзников, было сложно. Поэтому пока мы оставим Пруссию и продолжим рассмотрение политической ситуации в Европе в 20-50 годы XVIII века.

После обозначившегося противоречия наступил период накопления сил и относительной стабильности. Во Франции в 1715 году умер Людовик XIV, его наследником стал пятилетний ребенок, а власть перешла к регенту — герцогу Орлеанскому. Вплоть до начала 40-х годов юного короля до государственных дел не допускали. В Австрии в это же время Карл VI занимался дипломатическим обеспечением передачи трона своей дочери Марии-Терезии. Поэтому первым серьезным конфликтом Франции и Австрии стала война за Австрийское наследство, начавшаяся в 1740 году, после смерти императора Карла.

Между Францией и Англией

Ядром антигабсбургской коалиции стала Франция. Поскольку Бурбоны не могли претендовать на трон Священной Римской империи, был найден подходящий претендент — курфюрст Баварский, который при поддержке Франции заявил о своих правах на корону. К союзу присоединились Испания, обычно следовавшая курсу французской политики, финансируемая Францией Швеция, французский сателлит — королевство Сицилия, недовольная Габсбургами Саксония и, что важно, Пруссия. У всех были свои интересы, но самое главное — Франция желала максимального ослабления австрийцев, а Пруссия хотела под шумок чужой войны поживиться австрийскими землями.

Сильный союзник, которого так долго ждали пруссаки, наконец-то появился — в лице Франции. Вместе с союзником появился и повод для начала войны. Пруссаки не стали долго ждать и начали кампанию первого года войны с молниеносного захвата Австрийской Силезии. В следующем году в войну вступили Франция и Бавария, был разработан план совместных военных действий. Но король Пруссии Фридрих фактически оставил своих союзников и посвятил год удержанию только что захваченных земель, а уже в следующем году стремительно вышел из войны после согласия Австрии отдать ему часть Силезии.

Военные действия продолжались уже в ином раскладе: французы лишились помощи пруссаков, а австрийцы получили поддержку от Англии, которая боялась усиления Франции. Война продолжалась с переменным успехом до 1748 года. За это время Пруссия вернулась в войну, получила по новому мирному договору оставшуюся часть Силезии и снова вышла из войны. Франция провела тайную операцию против Англии, организовав в Шотландии восстание сторонников династии Стюартов, известное как якобитское. Кроме того, продолжалась война в колониях между Англией и Францией и в целом удачные боевые действия австрийцев. Но в итоге все стороны истощили силы, и Австрия со своими союзниками ценой уступок привела дело к миру, который был подписан в 1748 году.

Итогами мира недовольны остались все, в том числе и больше других получившая Пруссия, так как Фридрих II считал, что он получил слишком мало. И Австрия, которой пришлось много уступать своим недругам ради признания власти Марии-Терезии, которая и так фактически правила в Австрии. И Франция, в которой сложилось общественное мнение, что война была бессмысленной и бесполезной. И Англия, так как по итогам войны она тоже не получила ничего. Было ясно, что следующее общеевропейское столкновение неизбежно.

В начале 1750-х годов Пруссия, уже гораздо более населенная и экономически мощная, вызывала явную неприязнь и в Австрии, которая стремилась вернуть богатую и многолюдную Силезию, и во Франции, которая была крайне недовольна не слишком честным поведением Фридриха II во время прошлой войны и усилением Пруссии фактически за счет Франции. Все это привело к стремительному сближению Парижа и Вены, когда старые разногласия были забыты перед необходимостью решения «прусского вопроса».

Австрийцы хотели вернуть Силезию, французы хотели наказать пруссаков за вероломство и подчинить своей воле, превратив в шпагу, направленную в сердце европейских владений Англии — Ганновер. Поскольку Австрия после войны за свое наследство ослабла, на первое место в число главных противников Франции вышла именно Англия, не понесшая в ходе войны существенных потерь. Английские финансы позволяли купить Пруссию, неизбежно вошедшую в конфликт с Францией. Для Пруссии оформившийся расклад сил был крайне неудачен: вместо сильного союзника — Франции они получили богатого союзника — Англию, которая, конечно, могла финансировать ее армию, но не могла сравниться по военной мощи с Францией, Австрией и Россией.

В отечественной историографии традиционно вина за начало Семилетней войны возлагается на Прусское королевство, чей экспансионизм привел к желанию нового передела границ. Безусловно, Фридрих II хотел новой войны — для того, чтобы уверенно занять место великой европейской державы, Пруссии все еще не хватало территории, населения и экономической мощи. Но точно такие же агрессивные стремления были и у Великобритании, которая, все еще уступая Франции по силе, хотела ослабить конкурента и поживиться французскими колониями. Агрессивной была и политика Франции, которая жила по заветам Людовика XIV, считавшего, что вся Европа должна быть под властью короля Франции. Наконец, желанием реванша жила Австрия, понимавшая, что без общеевропейской войны вернуть утраченные земли не получится.

Истоки Семилетней войны

Елизавета Петровна

В компании противников Пруссии оказалась и Россия, которой тогда правила дочь Петра I — императрица Елизавета Петровна. Почему? Прежде всего потому, что столкновение Англии с Францией приводило Россию, ранее бывшую союзником Англии, в положение второстепенной державы, войска которой будут воевать за чужие интересы. В то же время объединение сил с двумя крупнейшими государствами Европы сулило немалые перспективы, так как проиграть этот альянс ни при каких условиях не мог. Кроме того, из Парижа звучали завлекательные посулы: всем союзникам в войне против Пруссии были обещаны новые земли. Австрии — Силезия, России — Восточная Пруссия, Швеции — Померания, Саксонии — Магдебургское герцогство, Франции — Вестфалия.

Так что Россия воевала все же не за чужие интересы. Приобретение Восточной Пруссии было крайне выгодно с точки зрения экономики, а то, что можно было назвать «союзом победителей», становилось прекрасным дебютом России в большой европейской политике и первым шагом к реализации собственных планов великодержавности.

Фактически к 1756 году король Пруссии Фридрих II был поставлен в ситуацию, когда он или должен был начинать войну, пытаясь достичь успеха за счет внезапности, или под тем или иным предлогом объявить войну Пруссии могли бы австрийцы и на законных основаниях требовать от союзников вступления в военные действия. Это было крайне невыгодно для Фридриха II, поэтому 29 августа 1756 года война началась вторжением прусской армии в Саксонию.
Автор: Михаил Диунов
Первоисточник: https://lenta.ru/articles/2016/09/04/7years/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19
  1. РПК 1 октября 2016 07:09
    Всё это интересное,но как впихнуть невпихуемое,Ольденбурских,которые были хозейвами как раз этого региона и в то же время.Вот загадка.
    1. Розмысел 1 октября 2016 13:30

      «Парадный портрет императрицы Елизаветы Петровны», 1750
      Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
      Луи Каравакк.
      Лизавета Петровна с голубой Андрееевской лентой ,что не типично среди цариц после петра ,обычно женщин награждали орденом св Анны с красной лентой,а голубые ленты были у мужчин
      1. Котище 1 октября 2016 14:57
        Известны портреты Екатерины II с андреевской лентой.
        1. Розмысел 1 октября 2016 15:37
          Цитата: Котище
          Известны портреты Екатерины II с андреевской лентой.


          когда я говорил нетипичный ,я имел ввиду вот это

          эпоха Петра I

          10 марта 1699 — Головин, Фёдор Алексеевич, ближний боярин, генерал-адмирал, фельдмаршал
          18 февраля 1700 — Мазепа, Иван Степанович, малороссийский гетман[1]
          июнь 1701 — Принц (Принцен) Марквард Людвиг, бранденбургский чрезвычайный посланник. Умер 18 ноября 1725 года
          30 декабря 1701 — Шереметев, Борис Петрович, боярин и кавалер Мальтийского ордена
          1703 - Константин Брынковяну,валахский господарь(был тайно награжден за пророссийские симпатии)
          7 мая 1703 — Бейхлинг, Вольф Дитрих, рейхсграф, саксонский канцлер.
          10 мая 1703 — Меншиков, Александр Данилович, Шлиссельбургский и Шлотбургский губернатор и бомбардирской роты поручик
          10 мая 1703 — Пётр I, государь, царь всея России, получил орден в качестве капитана бомбардирской роты
          17 мая 1703 — Головкин, Гавриил Иванович, комнатный (бывший потом канцлер, действительный тайный советник и граф)
          1703 — Чамберс, Иван Иванович, генерал-поручик[2]
          1 октября 1703 — Пфлуг, Август Фердинанд фон, граф, саксонский первый министр и тайный советник. Умер в 1718 году
          1703 — Ламбер де Герен, Жозеф Гаспар, генерал-инженер, родом француз[3]
          29 августа 1708 — Голицын, Михаил Михайлович, князь, генерал-майор
          27 июня 1709 — Репнин, Аникита Иванович, князь, генерал
          27 июня 1709 — Брюс, Яков Вилимович, генерал-фельдцейхмейстер
          27 июня 1709 — Алларт, Людвиг Николай, барон, генерал-аншеф. Умер 28 марта 1727 года
          27 июня 1709 — Ренцель, Самуил, генерал-лейтенант в российской службе
          27 июня 1709 — граф Флемминг, Якоб Генрих фон (1667—1728), польский генерал-фельдмаршал и саксонский министр. Умер в Вене 30 апреля 1728 года[4]
          7 октября 1709 — Долгоруков, Григорий Фёдорович, князь, действительный тайный советник и чрезвычайный посол
          май 1710 — Фицтум фон Экстедт, Фридрих, граф, польско-саксонский в России посланник, убит на дуэли в Варшаве 13 апреля 1726 года de:Friedrich Vitzthum von Eckstädt (1675—1726)
          14 июня 1710 — Апраксин, Фёдор Матвеевич, граф, генерал-адмирал, действительный тайный советник, государственной адмиралтейской коллегии президент и княжества Эстляндского генерал-губернатор[5]
          1710 — Голицын, Пётр Алексеевич, князь.
          25 июля 1710 — Ренне, Карл Эвальд, генерал-аншеф[6]
          12 октября 1711 — Фирштемберг Антон Иоганн, князь, саксонский штатгальтер. Умер 10 октября 1716 года
          14 октября 1711 — Алексей Петрович, государь царевич
          14 октября 1711 — Людвиг-Рудольф, герцог Брауншвейг-Вольфенбюттельский и Бланкенбургский. Умер 1 марта 1735 года[7]
          1711 — Долгоруков, Василий Владимирович, князь, генерал-поручик, гвардии Семеновского полка подполковник
          30 ноября 1712 — Август II, король польский
          7 февраля 1713 — Фредерик IV, король датский
          9 сентября 1714 — Вейде, Адам Адамович, генерал-аншеф
          8 апреля 1716 — герцог Карл Леопольд Мекленбург-Шверинский, получивший в Данциге сей орден при бракосочетании своём с царевной Екатериной Иоанновной. Умер 28 ноября 1747 года
          март 1717 — Куракин, Борис Иванович, князь, тайный советник и посол в Голландии, а потом во Франции.
          февраль 1718 — Толстой, Пётр Андреевич, действительный тайный советник и президент коммерц-коллегии
          1 августа 1718 — Грумбков Фридрих Вильгельм, прусский генерал-лейтенант и тайный советник, коему послан в Берлин орден сей через полковника Кампенгаузена. Умер фельдмаршалом 18 марта 1739 года
          1 января 1719 — Головин, Автомон Михайлович, генерал от инфантерии. Умер 3 июля 1720 года
          30 мая 1719 — Шафиров, Пётр Павлович, барон, подканцлер и тайный советник[8]
          9 августа 1722 — герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский
          11 июля 1724 — Ягужинский, Павел Иванович, генерал-лейтенант и генерал-прокурор
          10 сентября 1724 — Де Боннак, Жан Луи д’Юссон, маркиз, французский в Константинополе министр. В признание трудов его при заключении с Оттоманской Портой о персидских делах трактата, послан к нему сей орден, который надет на него в Константинополе российским посланником Александром Ивановичем Румянцевым 11 января 1725 года в его доме. Умер в 1738 году


          Кавалеры эпохи Екатерины I

          25 марта 1725 — Екатерина I, императрица, принять изволила сей орден
          21 мая 1725 — Бутурлин, Иван Иванович, генерал и гвардии Преображенского полка подполковник[9]
          21 мая 1725 — Бассевич (Бассевиц), Генрих Фридрих младший, граф, голштинский первый министр и обер-гофмаршал. Орден дан в Троицкой церкви при бракосочетании герцога Голштинского с царевной Анной Петровной. Умер 1 января 1749 года.
          30 ноября 1725 — Цедергельм, Йозеф, барон, шведский в России полномочный посол. Орден дан в церкви Исакия Далмацкого, при окончании литургии. Умер 23 сентября 1729 года
          30 ноября 1725 — Ромодановский, Иван Фёдорович, князь, действительный тайный советник, а потом генерал-губернатор в Москве. Орден дан в церкви Исакия Далмацкого, при окончании литургии. Умер 9 марта 1730 года
          6 января 1726 — Мардефельд, Густав старший, барон, прусский в России чрезвычайный посланник. Дан ему сей орден в С.-Петербурге в Троицкой церкви по окончании литургии, от самой императрицы Екатерины I. Умер в 1730 году
          22 марта 1726 — Сапега, Ян Казимир, граф, генерал-фельдмаршал
          18 июля 1726 — Вахтанг Леопольдович, царь грузинский, бывший в персидском походе. К нему послан сей орден и 28 августа возложен на него в городе Дербенте в церкви случившимся там генералом князем Василием Владимировичем Долгоруковым. Умер 6 сентября 1737 года
          30 ноября 1726 — Пётр Алексеевич, великий князь, бывший потом император Пётр II
          30 ноября 1726 — Карл-Август, Голштинский принц (1706—1727), Любекский епископ, двоюродный дядя бывшего императора Петра III. Скончался от оспы в Санкт-Петербурге 19 мая 1727 года, и тело его отправлено на яхте в Любек
          30 ноября 1726 — Бюсси-Рабутин, Игнац Амадеус, граф, австрийско-цесарский в России министр. Умер в С.-Петербурге 28 августа 1727 года
          1 января 1727 — Голицын, Дмитрий Михайлович, князь, действительный тайный советник и сенатор[10]
          1 января 1727 — Остерман, Андрей Иванович (Фридрих-Андрей), барон, действительный тайный советник, вице-канцлер, обер-гофмейстер

          1. Розмысел 1 октября 2016 15:44
            Кавалеры эпохи Петра II

            25 мая 1727 — Меншиков, Александр Александрович, князь, обер-камергер[11]
            сентябрь 1727 — Адольф Фредрик, принц Голштейн-Готторпский (бывший потом шведский король).
            12 октября 1727 — Долгоруков, Алексей Григорьевич, князь, действительный статский, потом вскоре действительный тайный советник и Верховного тайного совета член[12]
            11 февраля 1728 — Долгоруков, Иван Алексеевич, князь, обер-камергер и гвардии Преображенского полка майор[13]
            17 марта 1728 — Якобо Франциско, герцог де Лириа. Испанский в России посол и полномочный министр, он же герцог де Бервик. Умер в октябре 1738 года


            Кавалеры эпохи Анны Иоанновны

            14 февраля 1730 — Анна Иоанновна, императрица, приняла поднесённый ей орден сей
            22 марта 1730 — Черкасский, Алексей Михайлович, князь, действительный тайный советник, бывший потом член кабинета и великий канцлер
            30 марта 1730 — Салтыков, Семён Андреевич, генерал-аншеф, генерал-адъютант, лейб-гвардии Преображенского полка полковник и обер-гофмейстер
            26 апреля 1730 — Трубецкой, Иван Юрьевич, князь, генерал-фельдмаршал и сенатор
            17 мая 1730 — Вратислав фон Дмитрович, Франц Карл, граф, австрийско-цесарский в России полномочный министр. Умер в 1750 году
            19 июня 1730 — Бракель барон Казимир Христофор, действительный тайный советник и курляндский ланд-гофмейстер
            2 августа 1730 — Потоцкий, Антоний (польск. Antoni Michał Potocki), граф, литовский подстолий.
            1 октября 1730 — Бирон, Эрнст Иоганн, граф, обер-камергер (бывший потом курляндский герцог и регент Российской империи)[14]
            28 апреля 1731 — Миних, Бурхард Кристоф, граф, генерал-фельдцейхмейстер[15]
            28 апреля 1731 — Головкин, Михаил Гаврилович, граф, тайный советник и сенатор; бывший потом действительный тайный советник, а с 10 ноября 1740 года вице-канцлер[16]
            28 апреля 1731 — Левенвольде, Рейнгольд Густав фон, граф, обер-гофмаршал[17] Умер в 1758 году
            6 августа 1732 — Потоцкий, Франциск Игнатий, граф, польский бельский староста
            1733 — Раскурсен, граф, княжевич иллирийский, генерал-майор от кавалерии Табиантского полка, тайный советник российский и капитан гвардии Семёновского полка[18]
            1 сентября 1733 — Вейсбах, Иоганн Бернгард, граф, богемский генерал-аншеф в российской службе. Умер 24 августа 1735 года
            21 декабря 1733 — Левенвольде, Карл Густав фон, граф, генерал-поручик, генерал-адъютант и гвардии Измайловского полка полковник
            10 февраля 1734 — Людовик Вильгельм, принц Гессен-Гомбургский, генерал-лейтенант, гвардии майор, генерал-фельдцейхмейстер
            26 мая 1736 — Август III, король польский.
            26 мая 1736 — Сулковский, Александр Иосиф (польск. Aleksander Józef Sułkowski), граф, польско-саксонский кабинет-министр, потом имперский князь[19] Умер 25 мая 1762 года.
            26 мая 1736 — Брюль, Генрих фон, граф, польско-саксонский первый кабинет-министр[19]
            5 марта 1737 — Ласси, Пётр Петрович, генерал-фельдмаршал и лифляндский генерал-губернатор
            28 ноября 1738 — Антон Ульрих Брауншвейгский, с 1732 года в российской службе генерал-майор и гвардии майор
            19 июня 1739 — Боннак, Пьер Шризостем Дюссон де, маркиз, генерал-поручик французской службы[20]
            14 февраля 1740 — Бирон, Пётр Эрнст, принц курляндский, конной гвардии подполковник.[21] Умер в 1800 году.
            14 февраля 1740 — Бирон, Карл принц, бывший российской службы генерал-лейтенант[22]
            15 марта 1740 — Вильнёв, Людовик, маркиз, французский в Константинополе посол, к коему сей орден был послан с советником канцелярии Андреяном Неплюевым. Умер 28 июня 1747 года




            все мужчины,но такой расклад цветов по полам не соответствует законному -природному положению. Мужчинам свойственно иметь силу,заряд,энергию поэтому мужской цвет-красный,а женщинам свойственно быть скромными и сдержанными, поэтому женский цвет -синий. Но пётр перевернул всё с ног на голову,но память народа руского сохранила истинный смысл и суть человеческой природы и тех кто склонен к тии называют голубыми,что соответствует законному положению вещей.
    2. Розмысел 1 октября 2016 14:16
      Цитата: РПК
      Всё это интересное,но как впихнуть невпихуемое,Ольденбурских,которые были хозейвами как раз этого региона и в то же время.Вот загадка.


      традиционная история может быть интересной только, как объект исследования фальсификаций,договорились немцы между собой ,как разделить наследство великой империи и затеяли войнушку людишек прорядить ,да и границы поменять на заранее договорённые.
  2. parusnik 1 октября 2016 08:01
    Елизавета Петровна удачно провела войну...Петр III ,бездарно закончил...
    1. Проксима 1 октября 2016 11:52
      Цитата: parusnik
      Елизавета Петровна удачно провела войну...Петр III ,бездарно закончил...

      Семилетняя война - это целый пласт военной истории (и не только). Очень жаль, что отечественная историография уделяет (и уделяла) этому периоду очень мало внимания. Хотя там события были просто ЭПОХАЛЬНЫЕ. Например, взятие Берлина или сражение при Кунерфсдорфе, где Салтыков, как по нотам наголову разбил войска, возглавляемые лично Фридрихом Великим. Именно в Семилетней войне стал раскрываться талант Суворова. Или другой момент, когда немецкие историки- реваншисты в очередной раз вякают о возврате Калининграда, то можно вспомнить, что в середине восемнадцатого века он был русский (его жители присягнули Российской короне). Одним словом Семилетняя война - это "Эльдорадо" для наших историков.
      1. moskowit 1 октября 2016 19:34
        Читайте классиков. У Сергея Михайловича Соловьёва целый том посвящён окончанию царствования Елизаветы Петровны и в контексте изложения событий того времени, Семилетней войне...
        1. Никадонов 2 октября 2016 01:06
          Причём здесь классики уважаемый? Всё дело в массовом сознании. Даже школьник-двоечник вам может поведать про Бородино, Кутузова, Суворова и т.д., а вот про Кудерфсдорф и Салтыкова "вспомнить" могут только единицы. А между прочим этого полководца очень ценил Наполеон. Складывается такое впечатление, что наши историки как-то стесняются или стыдятся Семилетней войны. Или политического заказа просто никогда не было.
    2. Котище 1 октября 2016 14:59
      Рали отечественной политики?!
  3. V.ic 1 октября 2016 08:41
    "В отечественной историографии традиционно вина за начало Семилетней войны возлагается на Прусское королевство, чей экспансионизм привел к желанию нового передела границ. Безусловно, Фридрих II хотел новой войны — для того, чтобы уверенно занять место великой европейской державы,"

    "поэтому 29 августа 1756 года война началась вторжением прусской армии в Саксонию"

    Автор: Михаил Диунов

    Вот и всё! Незачем писать всё остальное. Главное-то сказано!
  4. Cartalon 1 октября 2016 09:21
    Политика Елизаветы в течении этих войн была абсолютно бездарной и не принесла стране ни какой выгоды.
    1. Алекст 1 октября 2016 14:17
      Кто знает, кто знает... Ослабление Австрии в пользу Пруссии было не выгодно России, как бы Австрия была основным союзником в борьбе против Турции, так же как и было не выгодно ослабление Пруссии, как противовес той же Австрии и Швеции. Отсюда, мне кажется, весь клубок противоречий политики России в этой войне. Добавьте сюда еще и польский вопрос.
  5. Стирбьорн 1 октября 2016 09:55
    Отжав маленькую Прусию, Россия получила бы на века себе врага у границ. Петр III все правильно сделал, закончив эту бессмысленную войну. Итогом стало, что до начала 20го столетия Прусия была всегда дружественным государством, и даже в Крымскую войну (по сути единственная из всех европейских держав)
    1. Котище 1 октября 2016 15:10
      Особенно в Крымскую, поведение Пруссии было хуже "предательства". Не лучше Пруссия себя вела в войнах России с Францией и Турцией. Именно после выкрутасов Германии Александр II сказал свою знаменитую фразу о союзниках России - ее армии и флоте.
      1. Cartalon 1 октября 2016 15:32
        Не второй а третий Александр сказал эту фразу, у политики Пруссии были свои основания, нет такого понятия как дружба в политике.
        1. Котище 1 октября 2016 20:07
          Вы правы. Описался.
  6. JääKorppi 12 октября 2016 12:34
    Всё хорошо, но вот говорить о завершении экспансии Франции - Великой революцией, как то неправильно! Наоборот молодая французская буржуазия, отразив интервенцию, под руководством Наполеона прыгнула в Европу!! Да и про общественное мнение в середине 18 века это как то смешно! Руководствоваться надо марксистской диалектикой, а не мифическими элитами и общественными мнениями!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня