Куда идешь, флот?

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что для развития любого начинания требуется четкая стратегия. Не является исключением из этого правила и военно-морской флот. Так, например, вскоре после смерти Петра I его наследники не уделяли должного внимания Балтийскому флоту, из-за чего в считанные годы боеспособность резко упала. Новые корабли почти не строились, а старые буквально гнили. Кроме того, флоту не хватало финансирования – выдача обмундирования, выплата жалований, а иногда даже и снабжение провиантом задерживались не на один день. Согласитесь, что-то подобное будет и позже, а начнется оно году так в 1990-м.

Первые несколько лет после распада Советского Союза оказались, мягко говоря, неблагоприятными для отечественного ВМФ. Позже ситуация понемногу начала улучшаться, но подобные военные вопросы похожи на спортивную форму – потерять легко, а набирать заново приходится очень долго. Но кроме времени для восстановления военной «спортивной» формы нужно еще и финансирование. А в этом аспекте у любого государства вполне понятное есть желание сэкономить. Самый удобный способ сделать это – тщательно проработать план требуемых мероприятий. В свою очередь, для создания нормального плана требуется учесть текущую ситуацию, свои возможности и, наконец, свои желания и нужды.


На данный момент основными задачами военно-морского флота можно считать следующие направления:
- непосредственная защита морских границ страны;
- патрулирование и, если нужно, защита торговых морских путей;
- участие в ядерной триаде и сдерживании потенциального противника.

Для прикрытия морских границ государства обычно применяются сравнительно небольшие корабли – пограничные катера, фрегаты или сторожевики. Одновременно с ними противостоять угрозе с моря может и авиация флота.

Патрулирование важных районов дело более трудное. Во-первых, оно зачастую связано с действиями на большом удалении от базы, во-вторых, для постоянного присутствия в районе требуется посменная работа большого количества кораблей. Следовательно, такая задача под силу только хорошо оснащенному флоту. Причем требуется не только соответствующий плавсостав, но и базы в зарубежных странах.

Из всех видов боевых кораблей флота нести ядерное оружие могут только подводные лодки. При всех возможностях по скрытому перемещению, подводные лодки со стратегическими ракетами все же могут быть обнаружены. Таким образом, они тоже нуждаются в прикрытии от противолодочных кораблей и самолетов. Для осуществления такой защиты, в том числе, можно применять и авианосные группы. Однако стратегические подлодки, если позволяет ситуация, могут действовать и на небольшом удалении от базы.

Как видим, для всех задач требуется флот, обладающий хорошей численностью. Одни вопросы, ставящиеся перед флотом, требуют большего количества кораблей, другие (такие как защита границ) меньше. Однако в тех условиях, в которых находится Россия – почти 38 тыс. километров морских границ – даже «простые» задачи не выглядят таковыми. Что же до защиты морских путей, то здесь красной нитью проходит банальная целесообразность. Современному российскому торговому флоту по тоннажу очень далеко до советского, точно так же упали и морские перевозки. Иными словами, наш военно-морской флот может набраться сил для дежурства, например, в Аденском заливе. Но большая часть судов, проходящих через этот пиратский район, ходит не под нашим триколором. Стоит ли тратить свои силы на защиту чужих судов и перевозок? Логично было бы отдать прикрытие маршрутов тем странам, которые сами активно ими пользуются. Но тут не все так просто – достаточно вспомнить нынешние споры между США и Ираном относительно Ормузского пролива. Никто не даст гарантий, что в будущем в подобной конфронтации на месте Штатов и Исламской республики не окажутся другие страны, в том числе и Россия. К тому же у нашей страны, похоже, есть недавний опыт «дележки» – некоторые политологи называли главной причиной споров вокруг косы Тузла желание Украины целиком заполучить Керченский пролив. Возможно, реальная причина была другая, но осадок, как говорится, остался.

Патрулирование в удаленных акваториях, в том числе и океанских. В частности, это может быть противостояние корабельным группировкам потенциального противника. Однако на данный момент серьезный океанский флот есть только у США, а наш, будем честны, не может тягаться с ним, как минимум, по количеству. Считается, что эффективно противодействовать авианосной ударной группе (АУГ) может только сопоставимая по мощи АУГ. В распоряжении Пентагона сейчас имеется 11 АУГ. Что же у нас? Недавно в очередной раз околовоенная общественность обсуждала этот вопрос. Но главной темой на этот раз был вопрос: «Кто сильнее, российская группа с «Адмиралом Кузнецовым» или американская с USS George H.W. Bush?». Среди прочих доводов в этом споре часто приводился количественный аргумент. Может быть, авианесущий крейсер и лучше простого авианосца, но такой корабль в ВМФ РФ только один. Следовательно, можно сформировать всего лишь одну АУГ в классическом понимании этого слова. Альтернатива авианосной группе – соединение, возглавляемое тяжелым ракетным крейсером. Но тут все упирается в качественный аспект, ведь те же крейсера проекта 1144 были разработаны более 30 лет назад. В то же время, не стоит забывать один вполне очевидный факт, который можно рассматривать и как положительную сторону дела – в ближайшее время не намечается крупной войны между большими странами.

Так что, сводя возможности и желания, пока что можно поддерживать текущее состояние материальной части и понемногу начинать ее улучшение. Однако в таком случае на некоторое время придется забыть о постоянном дежурстве в отдаленных районах. Как минимум, до тех пор, пока количественные показатели соответствующей части флота не достигнут должного значения. Таким образом, можно с определенной долей вероятности предположить, что основная работа нашего Военно-Морского Флота в ближайшее время будет проходить на небольшом удалении от берега – 1500-2000 километров, а более дальние походы по-прежнему будут проходить регулярно, но нечасто.

Но это только в ближайшей перспективе. О более далеком времени пока говорить не приходится. Хотя бы потому, что материальная часть флота будет устаревать и, как следствие, требовать замены. А в этом случае понадобится четкий план перевооружения флота в соответствии с текущими концепциями, взглядами на роль ВМФ и т.д. Несмотря на то, что это перевооружение будет не через год и не через два, уже сейчас соответствующие организации должны начать работу над планами. Есть ли у вас мысли на этот счет, товарищи командующие?
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти