Штурм "кавказского Измаила"

В 1781 году на месте поселения Анапа на восточном побережье Чёрного моря турки под руководством французских инженеров начали строить мощную крепость. Анапа должна была обеспечить влияние Османской империи на мусульманские народы Северного Кавказа и стать базой для будущих операций против России на Кубани, на Дону, а также в Крыму. В ходе начавшейся в 1787 году очередной русско-турецкой войны значение Анапы резко усилилось. Русское военное командование хорошо понимало значение Анапы и уже в 1788 году для взятия крепости выделили отряд под командованием генерал-аншефа П. А. Текели, но его поход к Анапе завершился неудачно: после ожесточенной схватки под стенами твердыни пришлось отказаться от штурма. Второй Анапский поход в феврале-марте 1790 года отряда генерал-поручика Ю. Б. Бибикова вообще завершился тяжёлым поражением - при неудачном штурме крепости и отступлении под ударами горцев его силы потеряли более половины своего состава. Одновременно активизировались горцы, их нападения на русские поселения стали происходить намного чаще.

В это время главнокомандующим Кубанским и Кавказским корпусами, Кавказской укреплённой линией был назначен генерал-аншеф Иван Васильевич Гудович (1741 — 1820). Это был опытный военачальник. Гудович происходил из рода польских шляхтичей, которые перешли на русскую службу ещё в 17 столетии. Благодаря состоятельному отцу – малороссийскому помещику, он получил разностороннее образование, учился в высших учебных заведениях Кёнигсберга, Галле, Лейпцига. На военную службу поступил поздно – в 19 лет стал прапорщиком инженерного корпуса. Имевшего отличное образование офицера уже через год берёт к себе флигель-адъютантом влиятельнейший вельможа граф Пётр Шувалов. Затем уже подполковником Гудович становится адъютантом генерал-фельдмаршала Андрея Шувалова. Такой стремительный рост объясняется просто – его брат Андрей Гудович был генерал-адъютантом императора Петра III. После дворцового переворота, когда власть захватила Екатерина II, Гудович попал под трёхнедельный арест, но затем его отправили командовать Астраханским пехотным полком. В 1763 году он был повышен до полковника. Полк был направлен в Польшу, где следил за порядком – шли выборы короля, в 1765 году вернулся в Россию. Гудович успешно воевал в русско-турецкой войне 1768—1774 годов, он отличился в сражении под Хотином (11.7.1769), Ларгском (7.07.1770), Кагульском сражениях (21.07.1770) и ряде других битв. Был повышен до бригадира. После завершения войны стал командиром дивизии на Украине в районе Очакова и на реке Южный Буг, затем в Херсоне. В 1785 году назначен генерал-губернатором Рязанским и Тамбовским и одновременно инспектором кавалерии и инфантерии (пехоте), напрямую подчиняясь всесильному фавориту императрицы Г. Потёмкину. Когда началась новая война с Турцией – в 1887 году, попросился на фронт и был назначен командиром корпуса. Под его командованием русские войска взяли Хаджибей (14.9.1789) и крепость Килия (18.10.1790).

Получив назначение на Северный Кавказ, Гудович имел указание Потёмкина укрепить Кавказскую линию. Эта укреплённая линия имела огромное значение для обороны Юга России. Порта старалась восстанавливать против России северокавказские народности, чтобы сохранить свои позиции в регионе. Уже более двух столетий этот рубеж был местом постоянных стычек и войн. В 1783 году Кавказская линия делилась на две части: Моздокскую – на левом берегу Терека (3 крепости и 9 казачьих станиц), по Кубанской степи (9 полевых крепостей), и Кубанскую – по правому берегу реки Кубань (8 крепостей и 19 укреплений). После присоединения к России Крыма стало очевидно, что необходимо усилить оборону по Кубани. Турция могла нанести удар из крепостей черноморского побережья Кавказа и поднять для вспомогательного удара горцев. Григорий Потёмкин получил указание строить укрепления по линии станица Екатеринодарская – река Малка – река Лаба (она впадала в Кубань). На реке Малке напротив Большой Кабарды построили два форпоста и три казачьих станицы. Между Малкой и Кубанью возвели Константиногорскую крепость и 5 укреплений. По правому берегу Кубани построили три крепости, 9 укреплений и одну станицу. Эти работы были проделаны в период с 1783 по 1791 годы.


Анапа. Подготовка к походу

Штаб-квартира русских войск на Кавказе в это время располагалась в небольшой крепости посередине Кавказской линии – Георгиевске. Гудович сразу провёл инспекцию вверенных ему сил и укреплений. И понял, что главная опасность исходит от Анапы. Это была мощная крепость с большим гарнизоном, которая имела возможность получать подкрепления и вооружение морем, к тому же располагалась в опасной близи от Керченского пролива. Через Анапу турки могли подстрекать горские народы против России. Гудович решил выкорчевать эту «занозу» у русской границы, благо шла война и имелись соответствующие указания Потёмкина.

Турецкая крепость была основана на месте древнего поселения синдов – Синдской гавани (Синдики), которое появилось ещё до нашей эры. После присоединения к Боспорскому царству называлась Горгиппия, с 13 столетия нашей эры – колония генуэзцев Мапа. Принадлежала туркам с 1475 года, в 1781—1782 годах там были построены мощные укрепления. В Стамбуле понимали важность положения Анапы и не пожалели значительных денег на строительство сильных укреплений под руководством французских инженеров. При турках Анапа стала одним из крупнейших центров работорговли в бассейне Чёрного моря. Надо отметить, что работорговля была одной из важнейших и прибыльных отраслей экономики Османской империи. Были ориентированы на эту деятельность и горцы, особенно адыгские феодалы. После того, как в 1787 и 1790 годах провалились две русские экспедиции на Анапу, турки уверились в неприступности твердыни. Анапа вместе с Измаилом считалась стратегической крепостью.

Гудович два месяца посвятил подготовке похода на Анапу. Из различных крепостей и укреплений свозилась полевая артиллерия, готовили арбы (повозки), собирали вьючных животных. Для сбора войск были определены два сборных пункта – к кубанскому пограничному посту Темижбек стягивали части Кавказского корпуса; к Ейскому укреплению на азовском побережье шли войска Кубанского корпуса под командованием генерал-майора Загряжского (от Воронежа). В тоже время на Кавказской линии оставили достаточно сил, чтобы пресечь возможный набег горцев.

4 мая у Темижбека стояло 11 батальонов пехоты, 24 эскадрона кавалерии и 20 пушек. Пехота экспедиции состояла из неполных (в них было около 1 тыс. человек) Тифлисского, Казанского, Воронежского и Владимирского полков. Из Кавказского егерского корпуса выделили три батальона отлично подготовленных и закалённых в боях стрелков. Кавалерия состояла из четырёх эскадронов Ростовского, трёх – Нарвского, одного – Каргопольского карабинерских полков; по восемь эскадронов было в Астраханском и Таганрогском драгунских полках. Кавалерийские соединения также были неполного состава. В поход также выступили Хопёрский, Волгский, донские Кошкина и Луковкина полки. Плюс две сотни гребенских и полторы сотни терских казаков.

10 мая в Ейском укреплении были сконцентрированы и силы Кубанского корпуса - Нижегородский и Ладожский мушкетёрские, Владимирский и Нижегородский драгунские, и два Донских казачьих полка, при 16 пушках. Всего в походе участвовало до 15 тыс. человек, учитывая охрану тыловых коммуникаций, которая оставалась в небольших укреплениях по пути следования отряда.

Штурм "кавказского Измаила"

Картина «Турецкая крепость Анапа». Художник Юрий Ковальчук.

Поход и осада крепости

Боевой дух экспедиции был высок, солдат и офицеров не смущал факт провала двух прежних походов. У всех на слуху были известия о русских победах на Дунае, в том числе и блестящей победе в Измаиле. Солдаты и офицеры хотели прославить русское оружие и на Кавказском фронте. 22 мая части Кавказского корпуса подошли к Талызинской переправе, через два дня к ним присоединились войска Кубанского корпуса. Сразу начали возводить понтонную переправу и полевое предмостное укрепление на случай нападения врага. По пути к Талызинской переправе Гудович оставлял небольшие гарнизоны в укреплённых постах и редутах, чтобы обезопасить тыл и коммуникации. Так, по дороге в Ейское укрепление построили шесть земляных редутов.

29 мая войска без проблем перешли на другой берег Кубани. Правда, горцы пытались разрушить переправу, спуская по реке брёвна больших деревьев, но диверсия не удалась. В одном переходе от Анапы к основным силам присоединился отряд из Таврического корпуса (располагался в Крыму) под командованием генерал-майора Шица - 3 батальона, 10 эскадронов, 3 сотни казаков при 14 орудиях. Они привезли с собой 90 штурмовых лестниц.

Успех экспедиции во многом мог быть связан с отношением горцев к русскому корпусу. Горцы могли резко осложнить боевую операцию. Поэтому Гудович проявил талант дипломата, сообщив местным феодалам, что русские планируют воевать с турками, а не горцами. Он приказал отпускать пленных черкесов, которые нападали на обозы, фуражиров, не обижать местных жителей, не травить посевы.

Турецкая разведка следила за передвижением русского корпуса, но дать бой до крепости анапский паша не решился. Только у самой крепости отряд из нескольких тысяч турок и горцев занял господствующие высоты у реки Нарпсухо и попытался остановить русский авангард. Но русские передовые части под командованием бригадира Поликарпова с ходу форсировали реку и решительно пошли в атаку, Гудович поддержал авангард несколькими эскадронами драгун. Турки и черкесы не приняли боя и почти сразу обратились в бегство. 10 июня русские части подошли к Анапе, началась осада и подготовка к штурму.

Турки значительно укрепили крепость к приходу русских войск. Обновили и углубили ров, мощный крепостной вал упиравшийся концам в море усилили палисадом. Гарнизон насчитывал до 25 тыс. человек (10 тыс. турецкой пехоты и 15 тыс. горцев и крымских татар), при 95 пушках и мортирах. На рейде стояло несколько кораблей, с которых можно было снять дополнительные орудия. Кроме того, гарнизон можно было усилить перебросив морем подкрепления. Не было надежды вынудить турков к сдаче – морем легко подвозили боеприпасы и продовольствие. У России ещё не было мощного флота, который бы смог блокировать Анапу с моря. Командовал крепостью опытный Мустафа-паша, его помощником был Батал-бей (он в своё время пытался прорвать Кавказскую линию и поднять северокавказские народности против России). В Анапе также находился военный, религиозный и политический лидер кавказских горцев, чеченец Шейх Мансур. Он был «пророком», предшественником идей мюридизма – выступал против работорговли, феодалов, кровной мести, считая, что горские обычаи надо заменить на мусульманские законы шариата. Поднял горцев на «священную войну» против России, его идеи имели популярность не только среди чеченцев, но и адыгов и дагестанцев. Имел ряд частных успехов, но был в итоге разбит и остатками своих сил укрылся в Анапе.

Гудович отрезал крепость от гор, чтобы ей не пришли на помощь – в ходе осады противник несколько раз пытался пробиться к Анапе, но был отражён. Левый фланг перерезал дорогу к крепости Суджук-Кале (на месте современного Новороссийска). Основные силы встали на левом берегу реки Бугру, отряд Шица на правом берегу. В ночь на 13 июня поставили первую осадную батарею. Утром турки открыли сильную пальбу и выслали 1,5 тыс. отряд, чтобы разрушить батарею. Охранявшие батарею две сотни егерей под командованием Загряжского встретили противника дружным залпом, а затем ударили в штыки. Турецкий отряд был опрокинут и в панике бежал, русские егеря преследовали врага до ворот крепости.

К 18 июня было возведено ещё несколько осадных батарей. Они в этот день начали бомбардировку крепости. Турки первоначально активно отвечали, они имели преимущество в количестве и мощи орудий. Завязалась артиллерийская дуэль, в которой победили русские артиллеристы. Вскоре огонь турецкой артиллерии стал стихать, ночью Анапу озарил огромный пожар – горел дворец паши, провиантский магазин гарнизона и другие здания. На следующий день турецкие батареи почти не отвечали, подавленные огнем русских артиллеристов. Турецкое командование совершило большую ошибку, имея в руках значительные силы, оно отказалось от вылазок. Гарнизон пал духом. Гудович предложил почётную капитуляцию, с выходом из Анапы всех турецких войск. Мустафа-паша был готов капитулировать, но против выступил Шейх Мансур. Он оказался более влиятельной фигурой, и турки отказались сдать крепость.

Штурм "кавказского Измаила"


Штурм

Гудович принял весьма рискованное решение – взять Анапу штурмом. Он решился штурмовать мощную крепость с 25 тыс. гарнизоном имея всего 12 тыс. человек. Но другого выхода не было – с моря могли прибыть сильные подкрепления, это могло изменить ситуацию в пользу турков; в ближайшем тылу было до 8 тыс. черкесов и турков, которые постоянно беспокоили русские посты, мешали поиску продовольствия и корма для лошадей. Правильную осаду русское командование организовать не могло, так как не хватало крупнокалиберной артиллерии и инженеров. Пришло письмо о появлении мощного турецкого флота у Днестра, это означало, что в любой момент могли появиться вражеские корабли с подкреплениями и орудиями для крепости.

Главный удар Гудович решил нанести по юго-восточной части крепостной стены. Было сформировано 5 ударных колонн: четыре основные колонны по 500 человек в каждой должны были нанести удар в южной части крепости, общее командование осуществляли генерал-майоры Булгаков и Депрерадович. За ними были резервы, которые должны были усилить колонны в случае провала первого штурма или использоваться для развития успеха. Был и общий резерв под командованием бригадира Поликарпова, он должен был среагировать на изменение ситуации в любом из направлений. Пятая штурмовая колонна из 1300 человек под командованием полковника Апраксина должна была совершить отвлекающий манёвр с задачей прорваться в город вдоль побережья моря. Кроме того, учитывая опасность удара с тыла, был выделен 4 тыс. отряд под командованием Загряжского, который был должен блокировать возможный удар противника извне. Походный вагенбург (передвижное полевое укрепление), охраняло три сотни стрелков с 7 пушками. В результате в штурме приняли участие не более 6,4 тыс. человек, из 12 тыс. русского войска.

В ночь на 21-22 июня штурмовые колонны и все части заняли свои позиции. Передвигались скрытно, стараясь не испугать врага. Ровно в полночь батареи начали бомбардировку крепости. Под гул орудий и взрывов штурмовики приблизились ещё ближе к укреплениям. Через час-два канонады русские батареи затихли. Турки постепенно успокоились, оставив на стенах только караульных и орудийные расчёты. Турецкое командование видимо не ожидало, что русские так скоро пойдут на штурм, за стенами не было даже дозоров. Только перед главными воротами выставили засаду из 200 человек. Но турки вели себя беспечно, легли спать, русские егеря подкрались к ним и в одно мгновение всех перекололи, без единого выстрела.

За полчаса до рассвета русские батареи нанесли ещё один огневой удар и штурмовые колонны молча пошли в атаку. Русские войска смогли без противодействия добраться до рва и начали приступ. Турки ответили ожесточённой пальбой. Первой на вал, а затем и в крепостные стены ворвалась левофланговая колонна под командованием полковника Чемоданова, были захвачены турецкие батареи. Сам полковник Чемоданов получил три ранения и сдал командование подполковнику Лебедеву, который привёл подкрепление.

Вторая штурмовая колонна под командованием полковника Муханова, она была из спешенных драгун, также сломив ожесточённое сопротивление врага, пробилась на вал. Драгуны захватили вражескую батарею, с приходом подкрепления захватили ещё один участок вала, шаг за шагом отвоёвывая укрепление. Затем спустились в город и завязали бой в самой Анапе.

Более тяжёлая ситуация сложилась на участке третей штурмовой колонны полковника Келлера – она атаковала самое сильное вражеское укрепление - бастион у средних городских ворот. Штурмующие не смогли сразу ворваться на вал, неся большие потери. Келлер был тяжело ранен, его сменил майор Верёвкин, который привел подкрепление. Надо сказать, что такие потери среди командиров были в то время обычным делом – со времён Петра I было заведено, что командиры были в первых рядах воинских частей. Вскоре третья колонна смогла прорваться на вал, к тому же её поддержала четвёртая колонна полковника Самарина.

Наименее успешно действовала пятая колонна Апраксина, которая действовала у побережья. Турки успели приготовиться и расстроили колонну ружейными и орудийными залпами. Апраксин отвел солдат и стал готовить отряд к новой атаке.

Гудович бросил в бой часть общего резерва под командованием Поликарпова – шесть сотен пехотинцев и три эскадрона драгун. Драгуны подскакали к воротам, спешились и ворвались в крепость (стрелки опустили подъёмный мост). Драгуны смогли прорваться до центральных кварталов, Мустафа-паша бросил против них всех людей, которые оказались под рукой – в центре Анапы завязалась кровавая рукопашная схватка. Драгуны дрались практически в окружении, слишком далеко удалившись от основных сил. Гудович опять пошёл на риск и бросил в бой оставшуюся в резерве кавалерию – конная атака получилась просто блистательной. Эскадроны с ходу ворвались в город: одна группа захватила вражескую батарею и открыла огонь по густым рядам противника, другая прорубила себе дорогу до моря. В это же время Гудович направил в город пятую колонну, часть её продолжила очищать укрепления, другие стали захватывать городские улицы. Усилили натиск все остальные колонны, турки стали бежать к морю. Чтобы окончательно сломить сопротивление врага. Гудович ввел в бой последний резерв – четыре сотни егерей. Это стало последней каплей, враг стал толпами бросать оружие и просить пощады. Последних защитников загнали в море, где они стали сдаваться. Сбежало всего человек сто-двести (на судах). Экипажи кораблей и судов не стали подбирать людей и в панике бежали.

Надо отметить, не только решительность Гудовича, но и его осторожность. Он не зря оставил в тылу мощную группировку под командованием Загряжского, которая не приняла участие в штурме. Турки и горцы, которые ждали своего часа в горах и лесах решили ударить и если бы не тыловое охранение, битва могла закончиться весьма печально. Ещё ночью противник попробовал захватить вагенбург, но стрелки охраны отбили нападение. Утром, видя, что в крепости идёт бой, 8 тыс. отряд противника пошёл в атаку. Первыми удар приняли терские и гребенские казаки, они выдержали натиск и рубились практически в окружении. Русское командование быстро среагировало – пехота и кавалерия пришли на выручку казакам. Совместными усилиями противника отбросили в лес. Враг ещё несколько раз храбро шёл в атаку, но всюду был отбит и понёс большие потери – сказывалось превосходство русских войск в вооружении и выучке.

Штурм "кавказского Измаила"

«Русские ворота» (местные жители зовут их «Турецкие») - остатки крепости, памятник османской архитектуры 18 века, так они выглядели в 1956 году.
Штурм "кавказского Измаила"

После реконструкции в 1996 году.

Итоги

- Турки и горцы потеряли только убитыми до 8 тыс. человек, значительное количество утонуло в море, 13,5 тыс. попали в плен. В том числе турецкое командование и Шейх Мансур. Было захвачено 130 знамён, все орудия (часть погибла в бою), тысячи единиц огнестрельного и холодного оружия. Целыми русскому войску достались – большой пороховой склад и гарнизонный боезапас. Русская армия потеряла 3,7 тыс. убитыми и ранеными (по другим данным – 2,9 тыс.).

- Шейха Мансура доставили пред очи императрицы в Петербург, а затем в почётную ссылку на Белое море, где он и умер.

- Русские войска в очередной раз подтвердили свой высочайший уровень боевой подготовки и морального духа, захватив сильную крепость – «кавказский Измаил», хотя штурмующих было в 4 раза меньше, чем защитников. Гудович проявил себя в этом походе как блестящий полководец. Этот удар станет для Порты мощнейшим потрясением после падения Измаила.

- Тот факт, что Гудович принял правильное решение, не стал ждать, подтвердил приход через два дня турецкого флота. Гудович устроил засаду, и русские смогли захватить одно судно, которое первым подошло к берегу. Турки, вскоре узнали о падении крепости по сотням трупов, это были люди, которые утонули во время бегства или были брошены в море мёртвыми (такое огромное количество убитых просто не могли захоронить), запаниковали. Экипажи и солдаты десанта отказывались идти в бой - командующий хотел бомбардировать Анапу и возможно, высадить десант. Турецкие командиры были вынуждены увести корабли в открытое море.

- Гудович развил успех - к рядом расположенной турецкой крепости Суджук-Кале (на месте современного Новороссийска) из Анапы был отправлен отдельный отряд. При его подходе противник сжёг укрепления и сбежал в горы или на судах в море, бросив 25 орудий.

- Анапу по Ясскому миру 1791 года вернули туркам, но все укрепления уничтожили, население (до 14 тыс. человек) увели на поселение в Таврию (Крымская область). Окончательно Анапа вошла в состав России по Адрианопольскому мирному договору 1829 года.

Штурм "кавказского Измаила"

Памятник генералу Ивану Гудовичу в Анапе.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 17
  1. Dmitriy69 7 марта 2012 09:56
    Спасибо! Отдохнул душой от политических тем. Побольше нужно таких статей!+++
  2. Lux 7 марта 2012 10:04
    Слава Русскому оружию!
    Вечная память героям России!
    Lux
  3. Sibiryak 7 марта 2012 10:40
    Прекрасная позновательная статья! Александру большой плюс!
  4. 755962 7 марта 2012 11:09
    Отчаянные ребята были.Смелости не занимать.
    755962
  5. GUR 7 марта 2012 11:14
    Яркий пример " не числом а умением", а то тут не которые "друзья" с братской Украины, все песни поют о том что мы вечно всех трупами заваливаем.
    GUR
  6. Eugene 7 марта 2012 13:48
    А мне четстно-говоря жалко архитектуру города... по обыкнговению сравняли с землей... А крпеость могла бы ныне привлекать отдыхающих, мечети гармонично смотрелись....

    В Калининграде та же ерунда... на територии области было около 60 замком...в нормальном состоянии штук 40 точно, до войны. сейчас осталось то ли 2 то ли 3 хоть в каком-то виде.. остальное в руинах. Древние стены тевтонских рыцарей и магистров лежат в руинах... Разрушена Бальга и многие другие замки.

    Бальга во времена расцвета:



    Сейчас:

    Eugene
    1. Игарр 7 марта 2012 18:16
      Значит, стоит до сих Бальга.
      Знатно строили курляндцы...Точь в точь, как присягу Ивану Грозному приносили - на века.
      В 1976-1981гг точно также выглядела.
  7. vylvyn 7 марта 2012 14:20
    Всегда радует, когда призом служит такой куш как целая крепость со всей артиллерией и полным боезапасом. Деды, кто погиб, не зря головы сложили. Только вот царский двор не оценил. Сдали за понюшку табака всё что навоевали обратно.
    vylvyn
  8. Жук-А 7 марта 2012 14:20
    выставили засаду из 200 человек. Но турки вели себя беспечно, легли спать, русские егеря подкрались к ним и в одно мгновение всех перекололи, без единого выстрела.
    Ой, не простые там егеря были, ой не простые. Перерезать 200 человек без шума... Современный спецназ отдыхает. Наверняка, эти "егеря" и нинзей при случае на нож бы насадили.
    Вот про такие события нужно фильмы снимать, а не крутить голливудскую хренотень.
    Жук-А
    1. wrungel 7 марта 2012 14:49
      Есть такие фильмы, называются "Неизвестные битвы России" студии "Prima Nota", показывали на канале "365". В интернете есть. Рекомендую.
      На счет егерей, станица Пластуновская легендарная сталица таких егерей. Эти люди воевали практически постоянно, передавая свои навыки молодым воинам.
      wrungel
    2. Космос-1869 9 марта 2012 12:21
      Не помню, здесь или в другом месте встречал такой вот текст:
      "Летопись караульного времён русско-японской войны 1904-1905 гг.
      "Обходя периметры привала, старшина Сидорчук обнаружил японца, одетого во все чёрное (ниндзя), издающего какие-то вопли и резко размахивающего ладонями, от удара Сидорчука в ухо упавшего на землю и вскоре умершего. " "
  9. wrungel 7 марта 2012 14:43
    У этой истории есть не менее интересное продолжение. 4 июля, вечером к Анапе на подмогу пришла турецкая эскадра из 30 судов под командованием адмирала Капутан-паши. Так как город горел, адмирал понял штурм был, но кто победил? Он отправил на разведку 3 легких судна. Одно из них, услышав приветствия от Мустафы-паши, пришвартовалась и тут же было захвачено. Решив что «утро вечера мудренее» адмирал пошел спать. Гудович тем временем понимал, что штурм турецкой эскадры он не выдержит. Да еще черкесы в горах никуда не ушли. И он принял решение, которое заставило отступить турецкую эскадру. Он приказал всех убитых османских солдат сбросить в море. Всю ночь русские и пленные турки занимались этим. И когда взошло солнце, турецкую эскадру охватил панический ужас. Вся бухта была заполнена плавающими трупами. Опасаясь бунта, Капутан-паша принял решение отступить.
    О ценности Анапы говорит тот факт, за неё по Ясскому мирному договору 1791 года, турки отдали всё северное Причерноморье, включая Крым.
    И ещё «А мне четстно-говоря жалко архитектуру города... по обыкновению сравняли с землей... А крепость могла бы ныне привлекать отдыхающих, мечети гармонично смотрелись....» человек наверно не внимательно читал, это была мощная крепость, которую удержать с такими силами вряд ли удалось. А оставить ее целой было преступлением. Впоследствии её так и не восстановили, что позволило сохранить жизни не одной тысячи русских солдат.
    wrungel
    1. wrungel 7 марта 2012 15:11
      Оказывается это описано, сам был невнимателен request
      wrungel
  10. Vlaleks48 7 марта 2012 17:01
    Слава русскому оружию и богатырям его умело применявшим!
    А пластуны - это отдельная поэма.С малолетства воспитывались воины,почти как в древней Спарте.
    Слава Героям земли Русской!
    1. Сотник 26 декабря 2012 19:14
      Цитата: Vlaleks48
      А пластуны - это отдельная поэма.С малолетства воспитывались воины,почти как в древней Спарте.

      Вновь созданное, из переселённых украинских казаков, Черноморское казачье войско оказалось в самом горниле начавшейся Кавказской войны. На новом театре военных действий грозная и легендарная запорожская пехота превратилась в новый выдающийся род казачьих войск – черноморских пластунов, этакий казачий спецназ.
      Боевая подготовка пластунов изумляла не только современников, но и потомков. Выполняя задачи охраны, обороны станиц, куреней и кордонов они способны были сутками в любую погоду скрытно, без движения и незримо для врага, находиться в секретах и засадах (лежать пластом), незамеченными и без потерь перемещаться на поле боя (ползать и делать перебежки по-пластунски), неслышно подбираться к вражеским постам (ходить по-кошачьи), бесшумно снимать охрану (броском рыси), неделями совершать скрытные охотничьи рейды в глубокий тыл противника (пасть волка и хвост лисицы). Во время рейдов групп пластунов они через кунаков узнавали о готовившихся набегах и пресекали их. Великолепные стрелки, они первыми в русской армии, ещё в начале XIX века, получили нарезные винтовки – штуцеры, оружие в ту пору дорогое и дифицитное. Будучи выслеженными они уходили в лесные завалы и метким огнём принуждали погоню отказаться от преследования. А их способ атаки черкесских позиций под прикрытием повозок с сеном вошёл в классику наступательного боя. Их усилиями была обеспечена безопасность казачьих поселений и ликвидированы многие активные абреки, организаторы набегов.
      Великие воины той поры высоко ценили ратный труд пластунов. А.В.Суворов именно на кубанском фронте складывался как выдающийся полевой командир. Он многие годы успешно командовал там своим любимым детищем - Фанагорийским укреплённым районом, затем дивизией и корпусом. Он называл приданные ему черноморские пластунские сотни «глазами и ушами своей армии».
      На рисунке черноморские пластуны времён Кавказской войны
  11. Игарр 7 марта 2012 18:10
    Нашим молодцам честь и память..
    А на меня огромное впечатление произвел расчет войск при штурме..и по итогам штурма.

    Какой бы дипломат ни был Гудович - атака с тыла горцев была? Была.. значит, шпиены свою задачу выполняли. Тем не менее штаб четко отработал ситуацию нападения с тыла.
    Уровень потерь - 3,5 тыс. наших и 8 тыс. не наших..примем как установленное. Тут видна великолепная работа по "политико-моральной" подготовке, так сказать... два предыдущих штурма закончились печально для нас...а тут бились до победы. И победили. А ведь потерь - половина от состава атакующих.
    Молодец Гудович, молодцы его штабные - исключительно грамотно проведенная операция.
    Если бы и сейчас планировщики и командующие - хоть иногда в атаку поднимались...с братвой...
    Все было бы по другому.
    Слава русскому оружию!
    1. iva12936 27 октября 2013 13:46
      Согласен полностью!!!!!!!!!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня