Х-66 («изделие 66») – первая отечественная тактическая авиаракета

Х-66 («изделие 66») – первая отечественная тактическая авиаракетаКак известно, первым в Советском Союзе серийное выпуск ракет К-5 класса «воздух—воздух» освоил в середине 1950-х годов завод №455, находившийся в подмосковном Калининграде (теперь город Королев). Данный завод организовали в 1942 году на базе филиала куйбышевского завода № 145, который расположился на территории созданного в Подмосковье предприятия, затем эвакуированного в г. Кузнецк-Пензенский, еще в довоенные годы переключившегося с выпуска продукции для народного хозяйства на производство авиационных радиаторов и других комплектующих самолетов. На заводе №455 был начат к выпуску авиационного вооружения и агрегатов для самолетов. Начиная с 1955 года, на заводе впервые в СССР было начато изготовление управляемых ракет «воздух—воздух». Забегая вперед, скажем, что в 1966 году завод №455, как и другие предприятия оборонных промышленности, получил «открытое» название и именовался Калининградским машиностроительным заводом (КМЗ), позднее — КМЗ «Стрела».

С переходом в мае 1957 года на ракетную тематику при заводе организовали Специальное конструкторское бюро для технологического сопровождения а, при необходимости, и доводки серийной продукции. Но калининградские конструкторы, руководствуясь вполне понятными побуждениями, стремились к самостоятельным работам. Для начала в конце 50-х годов сотрудникам завода №455, руководителем которого в то время являлся Михаил Петрович Аржаков, поручили разработку модификации ракеты К-5 оснащенной тепловой ГСН. Данная ракета в дальнейшем получила название К-55. Работы по этой ракете к середине 60-х годов приближались к завершению. Проектом руководил заместитель начальника КБ Николай Титович Пикота.

Официально ракету К-55 приняли на вооружение под наименованием Р-55 21 января 1969 года. Она входила в состав системы вооружения самолетов Су-9. К-55 серийно выпускались на заводе №455 1967-1976 гг. как «изделие 67».


Однако дальнейшая разработка новых модификаций К-5, спроектированной в начале 1950-х годов и которая впитала в себя много признаков «первого блина», становилось бесперспективной. Кроме того, разработками ракет «воздух—воздух» на протяжении лет десяти занимались две мощные проектные организации — ОКБ-4 (позднее КБ «Молния») и КБ завода №134. Так что данная ниша оказалась занятой для подмосковных конструкторов. А вот ракетами «воздух—земля», напротив, никто серьезно не занимался.

В тех. предложении, которое было разработано сотрудниками «микояновской» фирмы под руководством начальника комплекса вооружения самолетов Вадима Георгиевича Коренькова, при участии ученых из НИИ-2 Минавиапрома (позднее ГосНИИАС) под руководством Р.Д. Кузьминским, предусматривалось создание весьма необходимой ракеты «воздух—земля». Ракета должна была изготавливаться по принципу «из кубиков», с применением ряда агрегатов и систем серийно выпускавшихся изделий. Материалы технического предложения, одобренные коллегией Минавиапрома, передали конструкторам завода №455. Новая разработка получила название «изделие 66», которое совпало с действительным обозначением Х-66.

Официально работы были начаты по приказу министра авиационной промышленности П.В. Дементьева от 12.03.1966. Этим же приказом при калининградском заводе сформировали ОКБ (опытное конструкторское бюро). В дальнейшем ОКБ стало называться КБ «Звезда» и работало то самостоятельно, то в составе КМЗ «Стрела». Главным конструктором назначили Юрия Николаевича Королева, первым замом — В.Г. Коренькова, переведенного в калининградское КБ из микояновской организации. Впрочем, и Королев до 1961 года также работал в ОКБ-155.

Так как к созданию элементов ракеты требовалось подключение и других министерств, организация разработки в целом определялось Решением Военно-промышленной комиссии от 22 мая 1966 г.

В части системы наведения и управления – важнейшего элемента для ракетного комплекса — за основу взяли ракету К-5 в модернизированной версии К-51. Система наведения по лучу РЛС, применявшаяся в ракете, обеспечивала ее пуск по любым целям. Это подтвердили в 1963 году четыре экспериментальных пуска ракет К-51 с самолетов МиГ-21 по наземным целям в режиме «закрепленного луча». При пусках использовался штатный коллиматорный прицел ПКИ. Но, как отмечалось в акте, составленном по результатам испытаний вооружения самолета МиГ-21ПФМ РС-2УС, штатное применение данных ракет в режиме «воздух—земля» перспективы не имело из-за недостаточной точности при маломощной 13-килограммовой боевой части.

К этому времени ракеты семейства К-5 стояли на вооружении не только устаревшие МиГ-19ПМ, МиГ-17ПФУ или перехватчиков ПВО Су-9, которые не имели к фронтовой авиации никакого отношения, но и на вооружении наиболее массово выпускаемых в 60-е годы МиГ-21 начиная с модификации МиГ-21ПФМ, оснащенной радиолокационной станцией РП-21 (ЦД-30Т).

Наведение на цель ракеты Х-66 осуществлялось по лучу самолетной РЛС РП-21, которая работала в режиме конического сканирования и создавала систему координат при помощи модулирования излучения. Система координат была необходима для управления ракетой. Аппаратура радиоуправления Х-66 представляла собой два независимых идентичных канала, обеспечивших выработку сигналов управления ее движением в двух перпендикулярных плоскостях. Бортовой аппаратурой ракеты осуществлялось управление и стабилизация в плоскостях управления и стабилизация по оси крена.

Х-66 («изделие 66») – первая отечественная тактическая авиаракета


В процессе атаки самолет летчиком пилотировался таким образом, что цель попадала на метку в центре прицела и, следовательно, зафиксированного луча бортовой радиолокационной станции. При достижении необходимой дальности производился пуск ракеты. До момента поражения цели необходимо было удерживать отметку цели от нее в центре прицела. Аппаратура ракеты в процессе наведения осуществляла прием сигналов радиолокационной станции, которая работала в режиме конического сканирования. В случае отхода ракеты от оси равносигнальной зоны менялась амплитуда сигнала в соответствии с отклонением. Модулирование сигнала самолетной радиолокационной станции давало возможность бортовой аппаратуре установленной на ракете определить направление отклонения от равносигнальной зоны («вправо-влево», «вверх-вниз»). Вырабатываемый приемной аппаратурой сигнал рассогласования передавался на элементы автопилота ракеты, в результате чего ракета возвращалась в равносигнальную зону.

Компоновочная схема Х-66 повторяла схему ракеты К-5, но в увеличенном в полтора раза масштабе. Конструкторами была использована аэродинамическая схему «утка». Крылья и рули имели Х-образное расположение. Крылья имели близкую к треугольной форму. Передняя кромка крыла имела 60-градусную положительную стреловидность, задняя — отрицательную. Как и в большинстве ракет, которые выполнены по схеме «утка», из-за момента «косой обдувки» обеспечить управление только дифференциальными отклонениями рулей оказалось невозможным. Рули расположенные в единой плоскости были закреплены на общей оси. Для стабилизации ракеты на крыльях установили элероны.

Конструктивно корпус Х-66 состоял из шести отсеков.

В первом отсеке, имеющим оживальную форму, размещалась пара датчиков линейных ускорений ДА-11. Две пары кинематически связанных рулей находились на поверхности второго отсека. Внутри отсека имеющего коническую форму располагались: пара блоков рулевых машинок, демпфирующие гироскопы Д-3СА и Д-2СА, пневмомеханические арретиры, стопорящие их в положении на пикирование, обеспечивая безопасный для носителя старт. Также во втором отсеке размещались система контактных датчиков подрыва и предохранительно-исполнительный механизм, которые взаимодействуют с боевой частью ракеты. Систему подрыва позаимствовали у неуправляемой авиаракеты С-24 ранее разработанной в НИИ-1.

Третий отсек ракеты представлял собой 103-килограммовую боевую часть, который содержит 51 килограмм взрывчатого вещества. Боевая часть по характеру воздействия относилась к кумулятивно-осколочно-фугасным. Это соответствовало разнообразию целей — кабин управления, самолетов, бронеобъектов, небольших судов и кораблей, инженерных сооружений.

Четвертый отсек являлся твердотопливным ракетным двигателем ПРД-204, разработанным на базе ПРД-25 ракеты К-8М класса «воздух—воздух». К-8М с конца 50-х годов выпускалась заводом №455. Основным отличием двигателя Х-66 от прототипа было применение двухсоплового блока вместо центрального сопла. Применение данной схемы двигателя в ракетах К-5 и Х-66, было обусловлено размещением в хвосте ракет блока радиооборудования.

Х-66 («изделие 66») – первая отечественная тактическая авиаракета


Двигатель снаряжался 61 килограммовым зарядом нитроглицеринового пороха НМФ-2, который имел вид цилиндрической шашки. Ее длина составляла 870 мм, диаметр 244 мм. Кроме того, она имела центральный канал диаметром 44 мм. Заряд не бронировался. Горение проходило по внутренней и наружной цилиндрическим поверхностям и с торцов. Номинальное время работы – около 6 секунд. На наружной поверхности корпуса двигателя устанавливались передний и пара задних узлов подвески к пусковой установке. Кроме того, здесь находились четыре кронштейна узлов крепления консолей крыльев. Пара контактов запуска двигателя также размещались снаружи корпуса двигателя.

Пятый отсек составляли передняя негерметичная и хвостовая герметичная части. Передняя часть вмещала пневмоблок состоящий из баллона, заполненного на заводе сжатым воздухом (до 400 атмосфер), воздушно-арматурного блока, штуцера заправки и редуктора. В хвостовой части размещались блок стабилизации по крену (применяется двухстепенный гироскоп ДА-1А), блок выработки сигнала компенсации силы тяжести, батарея электропитания. На наружной поверхности отсека размещалось по четыре кронштейна задних и передних узлов крепления консолей крыльев.

В шестом отсеке размещалась аппаратура радиоуправления, созданная на базе К-5И-1С входящего в состав ракеты К-5.

Длина Х-66 равнялась 3630 мм, а ее диаметр, равный 275 мм, определялся размером камеры сгорания двигателя, взятой от ракеты К-8М. Размах крыла равнялся 811 миллиметров. Стартовая масса составляла 278 кг. Масса соответствовала массе ракеты К-8М, которая несла в 2,5 раза меньшую боевую часть при практически одинаковом двигателе. Данное обстоятельство можно объяснить тем, что ракета класса «воздух—воздух» имела более тяжелую и относительно сложную головку самонаведения в сравнении с аппаратурой системы наведения по лучу, установленной на ракете Х-66. С другой стороны, меньшая средняя плотность аппаратуры в сравнении с плотно набитой взрывчатым веществом боевой частью ракеты Х-66 была причиной того, что длина К-8М была на 17% больше.

Данные отличия в «начинке» ракет, которые предназначены для поражения наземных и воздушных целей, определили нецелесообразность разработки Х-66 путем минимальных доработок близкой по габаритам К-8М. Калининградские конструкторы избрали оптимальное сочетание требующих минимальных доработок или готовых элементов ракеты К-8М, ракет К-5 и С-24.

Исключительная успешность, а также небольшие сроки разработки и испытаний ракеты Х-66 определялись ее широкой преемственностью по отношению к разработанной ранее технике — вновь создаваемыми основными элементами ракеты были только корпуса отсеков и боевая часть. Уже в 1966 году было создано две телеметрические и восемь боевых ракет. В 1967 г. МиГ-21ПФ №9400415 был переоборудован для летных испытаний начатых после осуществления трех пусков с использованием наземной пусковой установки. На этапе А завершенном в середине года с самолета было выполнено семь автономных пусков с пикирования и в горизонт. Начиная с сентября 1967 года, в рамках совместных летных испытаний, было осуществлено 25 запусков по наземным целям. Во время отработки устранили плохую стабилизацию по крену и ненадежность работы взрывателя. Испытания осуществляли летчики Г.Ф. Фастовец, Г.А. Горовой, М.М. Комаров и др.

Отличные результаты стрельб позволили рекомендовать данную ракету к принятию на вооружение. Это было сделано по Постановлению Правительства от 14 мая 1968 года и в соответствии с приказом главы Минобороны от 20 июня. Максимальная дальность ракеты, согласно этих официальных документов, достигала 8 километров при предельном отклонении от 2,5 до 5 метров. Вероятность поражения цели при залповом выстреле двух ракет оценивалась в 0,36—0,7. МиГ-21 комплектовался четырьмя ракетами Х-66. Их пуск осуществлялся с интервалом 0,4—0,6 с.

Опытные летчики, используя ракеты Х-66, уверенно поражали цели. Например, во время демонстрации новой техники правительственной комиссии В.Г. Плюшкин первой ракетой поразил цель — кабину РЛС.

В 1968 году изготовили несколько десятков Х-66, а в последующие выпуск «изделия 66» на калининградском заводе увеличился на порядок. В дальнейшем разрабатывавшиеся КБ « Звезда» ракеты осваивались в серийном производстве на КМЗ «Стрела». Это способствовало оперативному устранению нестыковок возникавших между проектной и технологической документацией, активной «обратной связи» между производством и конструкторским коллективом. Такое взаимодействие способствовало дальнейшему совершенствованию ракеты после официального принятия ее на вооружение.

В 1969— 1972 годах для варианта ракеты Х-66С разработали усовершенствованный блок питания МБП-66 «Молния-1» взамен БП-66. «Молния-1» имела новый ампульным источник тока. МБП-66 внедрили в серию вмести с прессованным воздушным аккумулятором. Позднее на Х-66 применялся двигатель ПРД-228М, взятый от Х-23.

Как отмечалось выше, наведение Х-66 обеспечивалось длительным (до 20 секунд) удержанием прицела а, следовательно, и фюзеляжа самолета в направлении цели. При маловысотном полете необходимом для поражения цели самолет подвергается значительным возмущениям, которые существенно снижали точность Х-66. В связи с этим в 1972— 1976 годах была разработана модификация радиолокатора РП-21МИ для самолета МиГ-21ПФМ имеющего систему демпфирования луча радиолокационной станции. По результатам испытаний, которые подтвердили повышение точности ракет в 1,8—2 раза, ее рекомендовали в серию, однако Х-66 в это время снимались с производства, а позднее и с вооружения.

Другая разработка, которая должна была расширить область применения ракет Х-66, также запоздала с реализацией. Данная ракета применялась исключительно с самолетов МиГ-21, однако в качестве основы фронтовой авиации рассматривались самолеты Су-7, а в дальнейшем — МиГ-23 и Су-17. В связи с этим в 1973 году разработали контейнерную систему «Луч», обеспечившую применение ракет Х-66 с любых носителей. В следующем году «Луч» прошел испытания на самолете МиГ-23М №608. Однако к этому моменту была завершена разработка радиокомандной ракеты Х-23, отрабатывалась Х-25 наводимая по лазерному лучу, а ракета Х-66 рассматривалась как неперспективная.

Однако именно Х-66 была первой отечественной тактической авиаракетой и стала непосредственной родоначальницей семейства изделий, совершенствование которых продолжается и по сей день.

Источник информации:
Журнал "Техника и вооружение", «ЗВЕЗДА» СИЯЛА В КОРОЛЕВЕ Ростислав Ангельский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. вард 27 марта 2012 11:26
    Статья очень познавательна и тщательно написана...плюс..
  2. Регион71 27 марта 2012 18:37
    Прочитал с интересом.Спасибо автору.Столько разработок которые стояли или стоят на вооружении ,а мы о них не знаем.
    Регион71
  3. скиф-абузяров в 2 июля 2014 23:11
    если кого-то интересует видео пусков ракет х-23, х-25 и х-29 загляните сюда http://www.youtube.com/watch?v=f-jnkHW8ngg
    так же там много пусков неуправляемых ракет, сброс бомб на цели и уничтожение цели прямым попаданием.
    сборка видео абсолютно новая, его вы ещё не видели.
    или зайдите сюда http://www.youtube.com/watch?v=NsyuWznVPxo
    скиф- абузяров владимир.
    скиф-абузяров в

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня