России мешает идти вперёд советское прошлое: мнения журналиста и психиатра

«Страдая» от исторических «травм», российское общество отказывается исцеляться, считает журналист Иво Мийнсен. В итоге русские сами себе ставят палки в колёса и не могут создать образ будущего страны.


Жертва советских репрессий 1930-х гг. Ростовская область. Фото: http://www.globallookpress.com



Российское общество страдает от исторических травм, отказываясь при этом излечиться, цитирует сайт «ИноТВ» газету «Neue Zürcher Zeitung». Подавляя дурные воспоминания о чёрных страницах своей истории и веря в навязанный властью «героический эпос», русские сами себе мешают сформировать образ будущего.

Травмы советского прошлого мешают нынешней России двигаться вперёд, считает журналист Иво Мийнсен. В обращении с собственным прошлым российское общество ведёт себя подобно «травмированной жертве», полагает автор статьи в «Neue Zürcher Zeitung».

«С 1929 по 1953 гг., — отмечает он, — советская власть отправила в лагеря или изгнание порядка 24 млн. своих граждан, многие из них этого не пережили». Позднее жертв этого террора реабилитировали. Но, однако, воспоминания о событиях той эпохи продолжают подавляться в стране. Впрочем, в Москве открывают монумент памяти жертв политических репрессий. И большую часть расходов на создание памятника взяло на себя государство. Автор цитирует историка, члена «Яблока» Владимира Лукина: «Хорошо, что государство наконец-то этим занялось».

Между тем, не сомневается Иво Мийнсен, Россия всё-таки с трудом справляется с «жестоким прошлым». Он перечисляет трагические события в истории России: Первая мировая война, потом революция, за ней гражданская война, потом коллективизация, голод, «большой террор» и Вторая мировая война. Погибли миллионы. Наконец, крах СССР в 1991 году привёл к ещё одному кризису. И до сих пор русские не справились с этими травмами, убеждён Мийнсен. В качестве аргумента он приводит слова психиатра Юдит Херман: она уверена, что от травм может страдать не обязательно отдельный человек, но и всё общество. Люди переживают минувшее так, будто его события постоянно повторяются в настоящем. И у такой модели поведения могут быть политические последствия: скажем, правительство такой страны абсолютно иррационально реагирует на внешние угрозы (мнимые).

Другим «примером» в статье является одно из событий последних лет: «аннексия» Крыма. Вот она-то и выявила весь масштаб проблемы: Кремль объяснил присоединение полуострова «исторической принадлежностью». Мийнсен комментирует это так: «смелая выходка» сделала Путина популярным в России, но привела к международной изоляции страны, и сила превратилась в слабость!

Резюмируя, автор замечает: монумент памяти жертв политических репрессий — вселяющий надежду шаг на пути к примирению с прошлым. Правда, этого недостаточно: сталинизм и ностальгия по СССР до сих пор существуют.

Просвещённая Европа, добавим, уже готова ставить России клинический диагноз. Дистанционно. Уже и психиатра СМИ наняли. Впрочем, ранее европейские психиатры ставили диагнозы Дональду Трампу, а американские — Джорджу Бушу младшему. Любят на Западе психиатрию. Хобби такое.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

136 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти