Особые обстоятельства. Часть 1

Мы хотим рассказать о тактической специфике боев в особых условиях на Русском фронте Первой мировой – осложненных такими существенными обстоятельствами как населенный пункт или наличие лесной местности. Как это прописывалось в довоенных уставах и умели ли русские войска действовать в таких особых обстоятельствах?

Бой в населенных пунктах


Селения являются естественными опорными пунктами - с увеличением их размеров увеличивается и их тактическое значение. Но если превращать селения в главные участки боя, они быстро поглощают большие силы - часто без всякого влияния на участь боя. При наступлении главные силы рекомендовалось вести в обход селения, поручая его захват особым частям.

Но не всегда это бывало возможно – и тогда приходилось вести бои в населенном пункте. Пехота врывалась в селение одновременно с нескольких направлений - и холодным оружием, ручными гранатами, минометами и бомбометами пробивала себе дорогу до противоположной окраины. Ввод в дело артиллерии и минометов часто являлся необходимым - чтобы огнем облегчить атаку домов и дворов. Так, в Августовских лесах авангарду 20-го армейского корпуса (108-й пехотный Саратовский полк) 5-го февраля 1915 г. пришлось выбивать немецкую сторожевую роту, часть которой засела в небольшом каменном доме. Два 76-мм орудия, выдвинутые на опушку поляны шагов на 200 - 300 от дома, несколькими выстрелами вынудили противника оставить дом и поспешно отступить.

Гарнизон селения штыками отбрасывал ворвавшегося внутрь селения противника. Если это не удалось, то переходили к упорной обороне каждого дома, каждого квартала. Именно штык становился важнейшим оружием в борьбе за селение. Так, в период Лодзинской операции 1914 г. германский источник так передавал степень ожесточенности влоцлавского боя: «С наступлением темноты в западных предместьях Влоцлавска шел крайне ожесточенный бой, штыки и приклады делали свое дело» [Вульфен К. фон. Лодзинское сражение (прорыв у Брезин). Пб., 1921. С. 17.]. А в бою у Хелмно «…правый фланг 3 батальона, невзирая на убийственный огонь, подошел вплотную к Хелмно, достигнув окраины деревни. Ведя немногие остатки 10-й роты, первым из полка смело ворвался на улицы деревни лейтенант резерва Фромм. Под сильным градом пуль стрелки проникли в деревню. Но вот с диким криком из всех домов на храбрецов набрасываются русские» [Там же. С. 19].


1. Встреча русских и немецких пехотинцев в польской деревне. Рис. И. Владимирова. Нива. 1915. № 14.

Уже в самом начале войны происходили ожесточенные бои за населенные пункты. Так, 14 августа 1914 г., на фронте 2-й армии в Гогенштейне дело дошло до очень тяжелого боя внутри города: «Ужасный вид имел частью еще горевший город, в котором разыгрался кровавый уличный бой, Полуобгоревшие трупы массами лежали между дымящимися обломками; в одном доме сени и комната были завалены трупами, - здесь свирепствовал рукопашный бой».

Участник Галицийской битвы Б. М. Шапошников, передавая свои впечатления о тяжелом бое 72-го пехотного Тульского полка за г. Сандомир 30 - 31 августа 1914 г., вспоминал - как в ночной тиши полк развернулся в боевой порядок. 2 батальона шли в первой линии, охраняемые цепью дозоров, а по две роты третьего батальона направились в резерв - уступом за флангами 1-й линии. Подойдя к укрепленной позиции австрийцев, тульцы в полной тишине ринулись вперед - разбивая прикладами, лопатами, малыми топорами и растаскивая руками проволочные заграждения. В мгновение ока атакующие были в 1-й линии окопов - уничтожая не успевших прийти в себя австрийцев. Сметая все на пути, тульцы мощным ударом овладели 2-мя линиями окопов и, врываясь в город, вели бой у костела. Порыв был настолько силен, что неприятель почти не оказывал сопротивления, валясь под штыковыми ударами штурмующих. Но к 7 утра 31 августа резерва уже не было – он был введен в бой. Сосед слева - 8-я кавалерийская дивизия - вел лишь перестрелку с противником, сосед справа – пограничники – остались на месте. И раненный командир полка отдал приказ закрепиться на захваченной позиции. В это время австрийцы подтянули резервы и контратаковали левый фланг полка. В 8-м часу их густые цепи появились в рассеивающемся тумане. Отбиваясь винтовочно-пулеметным огнем, 72-й полк тщетно ждал огневой поддержки – но приданная полевая батарея опоздала, а артиллерия 8-й кавалерийской не открывала огня. Безнаказанный огонь вражеской артиллерии наносил большие потери, и тульцы стали отступать. Потеряв почти всех офицеров, остатки 72-го полка насчитывали лишь 600 бойцов - из 2200 человек, начавших атаку [Шапошников Б. М. Воспоминания. Военно-научные труды. М., 1982. С. 305-306.]. Т. о., результативная ночная атака не получила развития из-за отсутствия огневой поддержки.

В августе 1915 г. при обороне крепости Новогеоргиевск русские подразделения приспособили к обороне дер. Студянку. Части германского 10-го ландверного полка должны были несколько раз бросаться в штыковую атаку – и только когда обороняющиеся были охвачены с тыла, германцам удалось добиться успеха.

В ходе боев у Воли Шидловской в январе 1915 г. русским войскам также пришлось участвовать в боях за населенный пункт. Командир 6-го армейского корпуса генерал от кавалерии В. И. Гурко писал: «После продолжительного артиллерийского обстрела и ценой неоднократных атак на позиции двух моих дивизий на фронте протяженностью около шести километров германцам удалось всего лишь захватить усадебный дом и винокурню, вынудив наши части отступить не далее чем на тысячу шагов, образовав в линии обороны только неглубокий уступ. … мы поставили себя в крайне невыгодное положение, упорствуя при защите каменного винокуренного завода, капитальных амбаров и тому подобных строений, принадлежавших местному пану. Дело в том, что при этом наши солдаты получали многочисленные ранения не только от осколков снарядов, выпущенных из германских тяжелых орудий, но также и от многочисленных обломков камней и кирпича, вырываемых взрывами из стен. Напротив, положение германцев, занявших наши прежние позиции, было совершенно иным, поскольку в то время во всем моем корпусе не имелось ни единого тяжелого орудия, а легкая полевая артиллерия была слишком слаба для разрушения каменных зданий» [Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом. 1914-1917. М., 2007. С. 119.].

Комкор следующим образом отзывался о тяжести этих боев: «…германцам удалось скрытно установить на территории усадьбы большое количество новых пулеметов. Поместье, благодаря окружавшим его канавам, и без того напоминало естественный форт. Свои пулеметы они сконцентрировали в одном пункте … запас артиллерийских боеприпасов был у меня так скуден, что на позиции имело смысл выводить только малую часть прибывавшей с новыми дивизиями артиллерии. … батареи, стрелявшие по врагу были вынуждены строжайше экономить боеприпасы» [Там же. С. 120].

Классикой наступательного уличного боя является бой за дер. Куркау.

1-й Туркестанский армейский корпус в конце октября 1914 г. действовал на территории Восточной Пруссии. Готовясь к предстоящему наступлению, входившая в его состав 11-я сибирская стрелковая дивизия с 28-го октября завязала бои у г. Сольдау.

За рекой, в 2 км от города находилась большая дер. Куркау - сильно укрепленная противником и находившаяся на пути сибиряков. В ночь на 29 октября 43-й Сибирский стрелковый полк должен был ее взять.


В 3 часа ночи 1-й батальон под командованием подполковника Б. И. Толвинского, двинулся к деревне. Стрелковые роты шли так тихо, что были обнаружены противником лишь в 250 - 300 м от своих окопов, которые находились перед деревней. Полевые караулы, германцев столкнувшись с русскими дозорами и открыв беспорядочный огонь, быстро отступили к деревне. Через несколько минут сибирские стрелки были уже в 150-ти шагах от деревни: неприятель открыл по ним из окопов сильный огонь. Стрелки залегли и открыли ответный беглый огонь – целясь на вспышки немецких выстрелов. Через 5 минут прозвучала громкая команда батальонного командира «вперед», послышались свистки ротных командиров, прекращавших стрельбу, и вся масса стрелков, воодушевленная их примером, ринулась в атаку с громовым криком «ура». Психологический эффект от этой ночной атаки был настолько значителен, что германцы, занимавшие заблаговременно укрепленную сильную позицию из нескольких линий окопов, не смогли продержаться и четверти часа. Они были выбиты дружным штыковым ударом и бежали - частью через мост - к городу, но (в основном) в деревню – и засели в домах и сараях последней.

На плечах врага роты стрелков ворвались в деревню – на улицах и в домах завязался упорный бой. Германские пехотинцы оказывали ожесточенное сопротивление, открыв из домов убийственный, хотя и беспорядочный, огонь. При приближении русских солдат к домам германцы закидывали их ручными гранатами. Но остановить это стрелков не могло - при несмолкаемом «ура», штыками и гранатами они дружно выбивали противника, засевшего в деревне. Каждая хата, каждый двор и сарай скрывали по 2 - 3, а иногда и несколько десятков человек. В этом бою большим преимуществом русских стрелков было то обстоятельство, что группы германских пехотинцев действовали без общего руководства, разрозненно, и не могли оказать организованного сопротивления. Они храбро, но изолированно, защищались, и одна за другой гибли под натиском русских бойцов, направляемых опытной рукой. Русские стрелки действовали организованно, в составе рот и полурот, во главе с офицерами.

В ночном хаосе, среди стрельбы и грохота рвущихся гранат, в схватках у домов и сараев - на огромном пространстве свыше чем 50 дворов, русским подразделениям было легко перемешаться и разбрестись. В данной ситуации сказалась отличная боевая подготовка 43-го полка, прекрасная внутренняя дисциплина и влияние хладнокровной личности доблестного полкового командира полковника А. А. Березина - который лично руководил боем (менее чем через месяц полковник погибнет смертью храбрых все под тем же г. Сольдау и посмертно будет награжден мечами к ордену Св. Владимира 3-й степени). Каждая рота знала свое место в маневре полка и свою задачу.

Особые обстоятельства. Часть 1
2. А. А. Березин.

Левофланговая 2-я рота должна была овладеть южной частью деревни. В ходе штыковой схватки рота, несмотря на темноту и сопротивление противника, быстро выполнила боевую задачу: одна полурота энергично выбивала и уничтожала германцев в домах и сараях южной части деревни, а вторая преследовала немцев, отступавших из окопов к западу от деревни - к реке.

3-я рота под командованием капитана Савицкого преследовала противника вдоль Куркау, очищая среднюю часть деревни, а 1-я рота во главе с капитаном Вознесенским, действовала в северной части деревни, где неприятель оказывал наиболее сильное сопротивление. Оборона германцев постепенно ослабевала, все больше их сдавалось в плен. Так, в северной части деревни в одном из домов сдались сразу 2 офицера, растерянные, выпустившие из рук нити управления подчиненными.

Бойцы 1-й роты ворвались в один из домов, обнаружив в нем несколько десятков германских солдат во главе с майором. Последний с помощью переводчика потребовал старшего русского командира. Но разговор с подошедшим капитаном Вознесенским был очень краток.

Майор спросил – сколько здесь русских. Услышав, что один батальон, заявил, что немцев гораздо больше – и потому русские должны сдаться. На что Вознесенский сказал, что должны сдаться немцы – и без условий. Германцы схватились за оружие, но опоздали: меткий выстрел стрелка Пичугина убил майора, а находившийся рядом с последним германский солдат пал от пули Вознесенского. В начавшейся схватке были переколоты все остальные немцы, успевшие при этом ранить нескольких стрелков.

Куркау была захвачена, а остатки германской части так быстро бежали, что не успели уничтожить мост – и он сгодился для последующего наступления.

Бой за дер. Куркау имел очень важное тактическое значение. Ведь сибирским стрелкам удалось мощным ударом быстро выбить из укрепленного населенного пункта значительно превосходившего их в силах противника - причем с большими потерями для обороняющихся. Германцы оставили до 200 пленных и значительно большее количество убитых и раненых. Русские потеряли 8 человек убитыми и 19 ранеными (в т. ч. офицер).

Данный бой – пример того, как эффективно может действовать отличная боевая часть во главе с опытным командиром. Причем действовать в тактически одном из наиболее сложных видов боя – ночном уличном бою.


3. Сибирские стрелки. Великая война в образах и картинах. Вып. 3. Изд. Маковского Д. Я. М., 1915.


4. Великая война в образах и картинах. Вып. 8. М., 1915.

Ночной бой

Главное достоинство ночного боя в том, что: «Действия ночью способствуют нечаянному нападению и подходу к неприятелю без потерь от огня; лишают противника возможности судить о наших силах» [Устав полевой службы. С. 213.]. Ночной бой способствует скрытности действий, но и требует более высокого уровня организации со стороны командного состава и наличия особых навыков у нижних чинов.

Ведь «ночью войска крайне впечатлительны, руководить боем и ориентироваться трудно, маневрирование невозможно и содействие артиллерии атаке допустимо лишь в особых случаях и притом весьма ограничено» [Там же]. Совершенно справедливо отмечалось, что «план ночного боя должен быть простой и исполнение его тщательно подготовлено».

Ночью уменьшаются потери от огня обороняющегося, темнота обеспечивает внезапность и не дает противнику возможности легко определить направление главного удара, облегчает маскировку войск, усиливает моральное потрясение противника в ходе атаки, а в некоторых случаях уравновешивает соотношение сил и позволяет выйти из тяжелого положения.

Местность, на которой предстоит действовать, должна изучаться не только в дневных, но и в ночных условиях. Рекомендации и наставления советовали вести ночной бой небольшими силами, но если силы значительны, то в темноте необходимо сблизиться с противником, а атаковать - на рассвете. Особое внимание уделялось использованию прожекторов – прежде всего в оборонительном ночном бою. Но прожектор может быть полезен и в наступательном бою (высвечивая цель атаки), а также применяться для сигнализации. Прожекторы неприятеля рекомендовалось уничтожать артиллерийским огнем.

Главная роль в ночном бою принадлежит пехоте, конницу и артиллерию рекомендовано применять преимущественно на рассвете. Причем кавалерийские части смогут эффективно действовать на фланги и тыл противника.

При развертывании в боевой порядок и при движении войсками соблюдается полная тишина, сигналы не применяются, команды отдаются вполголоса, запрещено курить и зажигать огни. Если войска попадают под луч прожектора, предписывалось немедленно ложиться.

Боевой порядок пехоты в ночном бою - строй поротно на сближенных интервалах и дистанциях. Роты движутся в строе повзводно, во взводных колоннах или в развернутом строе.

Особое значение придавалось связности боевого порядка, резервам, охранению и службе дозоров. Причем, в состав застав и дозоров предписывалось включать людей, обладающих острым зрением и хорошим слухом.



Окончание следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти