Корабль-арсенал против авианосца

Корабль-арсенал против авианосца


ЧАСТЬ 1. КОРАБЛЬ - АРСЕНАЛ



Кровавая нефть

14 января 1991 года в Красное море входит ударная группировка ВМС США, в составе которой 2 новейших боевых корабля типа «Арсенал». Группировка занимает позицию на траверзе н.п. Эль-Ваджх (Саудовская Аравия) в 1000 км от границы с Ираком. 17 января, в полночь по Гринвичу (в 3 часа ночи по багдадскому времени), военная машина многонациональных сил приводится в действие – начинается операция «Буря в пустыне».

…Индикаторы состояния систем оружия зажглись кроваво-красными огнями. Командир и старший офицер корабля повернули пусковые ключи - ракеты встали на боевой взвод. Проснулись системы наведения всех 500 "Томагавков", в их бортовые ЭВМ потекли координаты точки старта (координаты целей и цифровые «картины» предварительно отснятых районов местности по маршруту полета вводятся в память «Тогмагавков» заранее).

- Пуск! - сотни ракет, одна за другой, взмывают вверх, всполохи факелов их двигателей адскими вполохами отражаются на поверхности Красного моря. Стартовые ускорители поднимают «Томагавки» на трехсотметровую высоту. Там, на нисходящей ветви стартового участка длиной 4 км, раскрываются консоли крыльев, выдвигаются воздухозаборники, включаются маршевые двигатели. Крылатые ракеты, ведомые полуинерциальной системой наведения, ложатся на заданный курс.

Вот и побережье Саудовской Аравии. На высоте 20 метров при скорости 880 км/ч «Томагавки» входят в первый район коррекции. Оживают бортовые радиолокаторы, роботы-камикадзе сверяют полученные данные с заложенными в их память спутниковыми «картинками» подстилающего рельефа.
…Стаи «Боевых топоров» с гулом проносятся над безлюдными каменными пустошами пустыни Большой Нефуд. Саудовская ПВО периодически видит всполохи на экранах радаров, но установить устойчивый контакт с низколетящими целями не удается. Саудиты предупреждены о предстоящей атаке и любезно открыли свое воздушное пространство для пролета крылатых ракет.

…40 минут полета, под крылом территория Ирака. Топливные баки опустели наполовину – скорость порядком полегчавших «Томагавков» переваливает за 1000 км/ч. Ракетные стаи разделяются, и «Томагавки», неуязвимые для иракской ВПО, поодиночке следуют к своим целям.

Основную опасность для Коалиции представляют радиолокационные станции системы ПВО Ирака, пусковые установки зенитных ракет, центры по производству ядерного и химического оружия; аэродромы и военные базы, склады ГСМ, пусковые позиции тактических ракет «Скад». Ракетные удары, нанесенные по командным центрам и узлам коммуникации, разрушили систему управления иракской армией. Саддам Хусейн и его генералы потеряли контроль над ситуацией.

Последующие волны «Томагавков» обрушились на важные иракские промышленные объекты, снесли электростанции и подожгли нефтяные скважины…Через неделю «ракетного блицкрига» Ирак согласился выполнить все требования резолюции ООН, войска Саддама Хусейна покинули территорию Кувейта…

Разумеется, все это лишь пародия на «Войну в заливе», ничего подобного в реальности НЕ БЫЛО и НЕ МОГЛО случиться зимой 1991 года. Боевых кораблей типа «Арсенал» не существует. Тем не менее, именно операция «Буря в пустыне» вновь навеяла мечты о подобной системе ракетного оружия.

Arsenal-ship project

Достоверно известно, что работы в данном направлении велись в СССР с начала 70-х годов. На пыльных полках архива Невского ПКБ были обнаружены чертежи ракетного крейсера пр. 1080 – своеобразной попытки создания аналога американских авианосных ударных группировок как средства силового решения политических задач в зонах локальных конфликтов.




На советском крейсере предполагалось разместить 200 оперативно-тактических ракет «Эльбрус-М» в четырех 50-зарядных вертикальных пусковых установках (важно не запутаться - знаменитая жидкостная баллистическая ракета Р-17 «Эльбрус», Индекс ГРАУ 8К14 не имеет к пр. 1080 никакого отношения). В результате корабль имел необычную архитектуру с двумя разнесенными в нос и корму надстройками и гладкой палубой в середине. В комплекс вооружения пр. 1080 входили 2 артиллерийские системы АК-726 калибра 76 мм, зенитно-ракетный комплекс самообороны «Кинжал» и две батареи «металлорезок» АК-630. В кормовой части планировали разместить вертолетный ангар и ВПП. При полном водоизмещении 16 000 тонн скорость хода достигала 32 узлов. Единственная загвоздка – оперативно-тактического комплекса «Эльбрус-М» с дальностью полета 1700 км не существовало. Это была всего лишь мечта.

В середине 90-х годов головы американских адмиралов внезапно посетила идея создания дешевого корабля с чудовищной ударной мощью. При создании «кораблей-арсеналов» американцы пошли еще дальше советских конструкторов : «К черту все лишние системы! Единственная боевая задача – нанесение ракетных ударов по берегу».
По иезуитскому замыслу своих создателей, самый важный и дорогой элемент «корабля-арсенала» – его ракетное оружие. Как только корабль расстреляет весь свой боекомплект «Томагавков», он теряет боевую ценность, превращаясь в самоходную баржу, что делает его последующее уничтожение бессмысленным для противника. Гениально? Оценив перспективы такого подхода, инженеры стали развивать идею:

Во-первых, было решено не оснащать «корабль-арсенал» сложнейшей боевой информационно-управляющей системой «Иджис» - целеуказание корабль должен был получать от внешних источников – самолетов ДРЛО и космических спутников. Помимо радикального снижения стоимости всей системы, это позволяло отказаться от развитой надстройки с громоздкими антенными устройствами, что делало корпус «корабля-арсенала» предельно низким и плоским.

Во-вторых, исходя из п.1, при проектировании была сделана ставка на малозаметность. Стелс-технологии, в основе которых лежат элементарные технические решения (ведь все гениальное - просто) позволяли создать корабль-«невидимку». «Гладкая» палуба, на которой осталось лишь самое необходимое оборудование, широкая и низкая надстройка «от борта до борта», зазоры, имеющие «пилообразную» форму, параллельность большинства поверхностей и линий корпуса, радиопоглощающие покрытия, известные еще с 50-х годов задолго до появления программы «Стелс».

Кое-кто из разработчиков пошел еще дальше, предложив такие действительно оригинальные идеи, как нос-«волнорез» (что позволяло «кораблю-арсеналу» не подниматься на гребни волн), заваленный «внутрь» борта (в результате радиоволны отражались в небо, а не на водную поверхность, что в обычных условиях дает сложную интерференционную картину, демаскирующую корабль). Все это, по идее, делало «корабль-арсенал» практически неразличимым на границе двух сред.



В третьих, в соответствии с концепцией радикального снижения стоимости, «корабль-арсенал» вооружался исключительно крылатыми ракетами (всего в вертикальных пусковых установках находилось 500 «Томагавков»). Размещение какого-либо другого оружия не предполагалось!
Благодаря «упрощениям» и высокой автоматизации всех систем экипаж «корабля-арсенала» по расчетам не превышал 20 человек.

Совокупная стоимость данной морской пусковой платформы была в пределах 1,5 миллиардов долл., причем стоимость непосредственно корабля не превышала 800 миллионов, остальные 700…800 миллионов приходились на ракеты «Томагавк».

Так что же в результате? Военно-морские силы США получили уникальный корабль, которому нет равных по огневой мощи? А создатели «корабля-арсенала» были награждены Медалью Конгресса за выдающийся вклад в обороноспособность страны?

24 октября 1997 года при планировании бюджета на 1998 финансовый год проекту "Арсенал" было отказано в финансировании. Группу разработчиков разогнали, а результаты их исследований, стоившие бюджету 35 миллионов долларов (не слишком большая сумма по меркам Пентагона), передали корпорациям «Bath Iron Works» и «Northrop Grumman Shipbuilding», занимающимся разработкой эсминца нового поколения по проекту DD-21 («Zumwalt»).

Так в чем же причина столь бесславного краха гениального проекта? Недоценили? Или «Арсенал» стал жертовой подковёрных интриг в Пентагоне? В чем же ошибались разработчики? Постараемся сегодня ответить на эти вопросы.




ЧАСТЬ 2. АВИАНОСЕЦ


Кровавая нефть. Реальность

14 января 1991 года в Красное море входит авианосное ударное соединение ВМС США, в составе 2 АУГ: CVN-71 «Теодор Рузвельт» и CV-66 «Америка». Группировка занимает позицию на траверзе н.п. Эль-Ваджх (Саудовская Аравия) в 1000 км от границы с Ираком. 17 января, в полночь по Гринвичу (в 3 часа ночи по багдадскому времени), военная машина многонациональных сил приводится в действие – начинается операция «Буря в пустыне».

В первый день войны авиация многонациональных сил выполнила 1300 боевых вылетов; количество выпущенных в первый день «Томагавков» - 114 единиц.
Всего за период 30-дневной кампании авиация выполнила более 70 000 боевых вылетов (из них 12 000 боевых вылетов пришлось на палубные самолеты). За то же время количество запусков «Томагавков» по разным данным колеблется от 700 до 1000 штук. (всего 1% от действий авиации)!
Вот другие удивительные цифры: масса боевой части «Томагавка» составляет 450 кг. Т.е. за 30 дней крылатые ракеты доставили к целям 0,45 х 1000 = 450 тонн боеприпасов. В то же время палубное авиакрыло одного авианосца в среднем за сутки выгружало на головы иракцев 1700 тонн бомб и высокоточного оружия!

Другими словами, участие «умных и страшных» крылатых ракет в операции «Буря в пустыне» было почти символическим. Сложные и дорогие «Томагавки» могут применяться для ударов по ключевым постам ПВО, а также по самым важным военным объектам, хорошо защищенным от ударов с воздуха. Возлагать на них все задачи авиации – слишком дорого, не эффективно и ненадежно.

Ключевые ошибки разработчиков «корабля-арсенала»

Внимательные читатели наверняка уже догадались, к чему я клоню разговор: стоимость «дешевого» корабля-арсенала при внимательном рассмотрении становится просто колоссальной.

Стоимость крылатой ракеты «Томагавк» составляет 1 500 000 долларов. Да, именно 1,5 миллиона. Боевая часть – 450 кг, может быть представлена в полубронебойном, осколочно-фугасном, кассетном или даже ядерном исполнении.
В то же время, стоимость одного часа полета палубного штурмовика, в зависимости от типа машины, составляет от 10 до 15 тысяч долларов. А стоимость часа полета маленького F-16 Block 52 еще меньше – около 7000 долл.
Мы что-то не учли? Стоимость самого самолета иногда бывает очень велика – 55 миллионов долл. для F/А-18 «СуперХорнет». Но F/А-18 расчитан на 2000 посадок на палубу. Отсюда легко посчитать, что амортизация за каждый вылет штурмовика составлет 55 млн. / 2000 = 27500 долл. Вполне приличная сумма.

Ниже приведены стоимости самых распространенных боеприпасов:
- Вот 227 кг корректируемая авиабомба с лазерным наведением GBU-12 Paveway II. Малышка стоит 19 000 долл.
- Куда более серьезный боеприпас – тяжелая 900 кг управляемая бомба GBU-24 – стоит 55 000 долл.
- Один из самых дорогих авиационных боеприпасов для «локальных войн» – тактическая планирующая бомба AGM-154 Joint Standoff Weapon. Сброшенный с большой высоты, 700 кг робот, выполненный по технологии «стелс», может пролететь 60 миль. Боевая часть содержит 450 кг взрывчатки. Стоимость вещицы колеблется от 280 000 до 700 000 долларов, в зависмости от «начинки». Но! Это все равно в несколько раз меньше стоимости «Томагавка».

Разумеется, наши расчеты весьма приблизительны, но легко угадывается общая тенденция – использование крылатых ракет, подобных «Томагавку», оправдано только в исключительных случаях. Запуск ракеты обходится на порядок дороже боевого вылета самолета.
Кто-то может добавить, что дорогие самолеты имеют свойство падать и разбиваться, а пилоты иногда промахиваются мимо целей. Что же, ракета «Томагавк» тоже не отличается умом и сообразительностью.

Следующий важный момент – авиация имеет куда большю гибкость применения, для боевых самолетов есть сотни комбинаций боевой нагрузки. Наконец, авиация может наносить удары из положения «дежурство в воздухе», что категорически невозможно для одноразовой крылатой ракеты.

Наконец, объективные недостатки «кораблей-арсеналов»:
- 500 крылатых ракет – слишком мало для «локальной войны»
- «корабль-арсенал» беззащитен перед любыми средствами поражения, а попытка оснастить его мощными системами самообороны приводит к потере смысла «корабля-арсенала», превращая его в дорогой тяжелый ракетный крейсер
- предельно низкая живучесть, 500 огромных ракет ничем не защищены, а 20 человек экипажа вряд ли смогут своими силами справиться с аварийной ситуацией



Посчитав все «за» и «против», американские адмиралы с ужасом и отвращением отшатнулись от проекта «корабля-арсенала»: чудовищно дорогого, не эффективного и крайне уязвимого средства для нанесения ударов по берегу.

Тем не менее, в настоящее время существуют несколько типов боевых кораблей, которые с натяжкой можно назвать «корабль-арсенал». Например, российский тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». Увы, он реализует совсем другую концепцию – гигантских размеров крейсер «под завязку» насыщен огневыми средствами и радиоэлектронными системами, оснащен атомными реакторами и имеет экипаж в 6 сотен человек. Вместо крылатых ракет единственного типа – на палубах «Петра» сосредоточен весь спектр вооружений нашего ВМФ.

Другой похожий случай – модернизированные подводные лодки типа «Огайо». 22 ракетные шахты вместо БРПЛ занимают 154 «Томагавка». Все равно, это отнюдь не похоже на «корабль-арсенал» с 500 ракетами на борту, тем более модернизированные «Огайо» позиционируются как многофункциональные АПЛ: с торпедным оружием и модулем для боевых пловцов. Подобная модернизация «Огайо» - вынужденная мера, 4 стратегических подводных ракетоносца «не вписались» в договор СНВ.

Чем-то напоминают «корабль-арсенал» Иджис-крейсеры «Тайкондерога» и Иджис-эсминцы «Орли Берк». Увы, при ближайшем рассмотрении у них больше отличий, чем сходств. Из 90 пусковых ячеек эсминца лишь 7 восьмизарядных модулей могут заряжаться «Томагавками» (не более 56 крылатых ракет). Более того, приоритетная задача этих кораблей – ПВО, отсюда стандартный боекомплект эсминцев выглядит так: 74 ЗУР «Стандард», 8 противолодочных ракето-торпед и всего 8 «Томагавков».

Простые ответы на сложные вопросы

Наверное, я утомил читателей своими цифрами, поэтому позволю сейчас немного лирики. Само название АУГ – авианосная ударная группировка – плод фантазии советских переводчиков. Оригинальное название данной структуры – carrier battle group (боевая группа, имеющая в своем составе авианосец) без расстановки каких либо акцентов – “ударная» или «оборонительная». Действительно, АУГ многофункциональна, она обладает огромным ударным и оборонительным потенциалом, имеет высокую мобильность и способна контролировать морскую и воздушную обстановку в сотнях миль от своего ордера.

Единственный уникальный компонент АУГ – авианесущий корабль, а все входящие в ее состав эсминцы, крейсеры и подводные лодки являются стандартными компонентами любого военно-морского флота, поэтому вопрос «Сколько стоит АУГ?» - некорректен. Правильнее говорить об увеличении расходов ВМФ при включении в его состав авианосцев.
АУГ – это всего лишь тактика, результат тесного взаимодействия входящих в нее кораблей. АУГ суммирует возможности всех входящих в ее состав надводных и подводных кораблей, при этом все входящие в состав АУГ компоненты получают новые свойства и многократно увеличивают свои боевые качества. Корабли и палубная авиация прикрывают друг друга, создавая глубоко эшелонированную оборону по всем направлениям.

Отсюда же следует ответ на другой вопрос – зачем вместе с «непобедимым» авианосцем повсюду ходит многочисленный эскорт (4-5 эсминцев и крейсеров УРО, а также несколько многоцелевых АПЛ). Слабость авианесущего корабля?
Отнюдь. ВМС США работают только в «связке», и действительно – зачем же кораблям ходить по-одиночке, если можно сформировать приличную эскадру? От этого выигрывают все. Авианосец получает усиление ПВО и ПЛО в ближней зоне, а корабли эскорта – прикрытие палубной авиацией. Как гласит русская пословица: «Один в поле не воин».

Возможно, с развитием средств ПВО в недалеком будущем станет слишком рискованно появляться над полем боя в кабине самолета. Предполагает ли это снижение роли авиации?
Тенденция хорошо прослеживается уже сейчас – все чаще задачи пилотируемой авиации дублируют беспилотные летательные аппараты. Примитивный RQ-1 Predator уже 10 лет принимает участие в операциях на территории Афганистана и Ирака. «Предейтор» начинал карьеру с простеньких разведывательных миссий, но сейчас новые модификации MQ-1 уже безжалостно лупят талибов «Хеллфайрами».


Беспилотник RQ-4 Global Hawk. Предполетная подготовка


2 июля 2011 года истребитель-бомбардировщик F/A-18 «Хорнет» приземлился на палубу авианосца «Эйзенхауэр» в беспилотном режиме.
Напоследок, не забывайте, что 70% населения Земли проживает не далее чем за 500 км от береговой черты.

Русский путь

Если Россия захочет стать «владычицей морскою», контролируя обстановку во всех 5 океанах. Если Россия захочет стать «мировым полицейским», проецируя свою силу в любую точку Земного шара.
Если возникнет необходимость постоянного слежения за авианосными группировками ВМС США в Мировом океане (как это было в советские годы) – во всех этих случаях будет необходимо строительство океанского флота, становым хребтом которого станут авианосцы. Все другие варианты и «ассиметричные ответы» заведомо проигрышны. Хороши были советские ракеты П-700 «Гранит», но … для них нужна Морская космическая система разведки и целеуказания, эксплуатация которой требует пол миллиарда долларов в год (в идеале), в реальности вполне могла зашкалить за 1 миллиард!
Подробнее об этой проблеме - http://topwar.ru/12712-sravnenie-stoimosti-avianoscev-i-raketno-kosmicheskih-sistem-protivodeystviya.html

Если Россия готова ограничиться своей «оборонительной» концепцией развития Вооруженных Сил, то простит меня читатель за крамольную мысль, но, может быть, ВМФ России вообще не нужно столь мощное средство как авианосец? Строительство 1-2 авианесущих кораблей бессмысленно, у Америки их 12 единиц, несоизмеримо больше. Более того, в таком случае теряется весь смысл океанского флота, без авианосца это чистая профанация. Отпадает необходимость строительства крейсеров и др. крупных кораблей. Для демонстрации флага и поддержки Мирового сообщества в борьбе с пиратством достаточно нескольких кораблей классов «фрегат» и «эсминец», а для обеспечения Стратегического ядерного сдерживания – дюжины подводных ракетоносцев типа «Борей».
В конце-концов, хотят ли русские войны? Ответом всегда было громогласное – «Нет!»
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

111 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти