Военно-техническое сотрудничество между Россией и Израилем

Редактор Jane’s Defence Industry Гай Эндерсон (Guy Anderson) разразился в Jane’s Defence Weekly солидным отчетом о текущей ситуации на треке ВТС Россия-Израиль. По мнению аналитика, налицо преизрядные перспективы, хотя для их реализации и требуется преодолеть ряд препятствий и разрешить некоторые противоречия. Публикуется перевод британского материала.

Россия и Израиль 6 сентября подписали долгосрочное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, которое, по словам министра обороны России, придает «новый импульс двусторонним отношениям».

Соглашение было подписано в Москве в рамках визита коллеги Сердюкова, министра обороны Израиля (и экс-премьера) Эхуда Барака. Детали соглашения не разглашаются, за небольшим исключением.


Так, известно, что обсуждалась закупка Россией 36 БПЛА на сумму порядка 100 млн долл., которая станет продолжением предыдущих договоров. Соглашение стало рамочным документом, определяющим основные направления дальнейшего сотрудничества и, как выразился представитель министерства обороны России, краеугольным его камнем.

Очевидно, что подписанный документ предполагает заключение дополнительных соглашений в дальнейшем. Эхуд Барак упомянул вопрос борьбы с терроризмом, включающей и применение БПЛА.

Кроме того, в ходе своего визита в Москву Эхуд Барак встречался с премьер-министром России Владимиром Путиным и выразил озабоченность Израиля по поводу планируемых поставок противокорабельных ракетных комплексов в Сирию и непрекращающихся попыток Ирана заполучить системы ПВО С-300.

Напомним, что Россия согласилась поставить Сирии береговой противокорабельный ракетный комплекс Бастион, оснащенный противокорабельными ракетами Яхонт, развивающих скорость 2 Маха, и способный создать серьезную угрозу кораблям израильских ВМС в случае попадания в руки движения Хезболла.

Тем временем израильский корреспондент Jane’s со ссылкой на представителей оборонного ведомства Израиля уточняет, что даже возможная сделка по продаже 36 БПЛА еще должна пройти проверку министерства обороны Израиля, а затем получить одобрение комитета безопасности.

«Мы не станем рисковать нашей собственной безопасностью, передавая БПЛА и боевое снаряжение, которые могли бы попасть в третьи страны», - заявил израильский источник. Кроме того, для заключение сделки Израилю необходимо получить разрешение от США — ближайшего союзника и основного поставщика оружия этой страны.

Jane’s все же полагает, что дальнейшее, более интенсивное развитие военно-технического сотрудничества между Россией и Израилем в интересующем Москву направлении создания в России производства израильского оборудования по лицензии возможно и соответствует тенденции создания СП с такими странами как Франция и Италия для реализации продукции на внешних рынках.

В свете состоявшегося подписания соглашения Jane’s анализирует его предпосылки и потенциальные барьеры для дальнейшего сближения.

Как это было

В июне 2009 г. стало известно, что Россия собирается приобрести 12 БПЛА в Израиле с целью изучения технологий и производства в будущем собственных дронов. Контракт на сумму 53 млн долл. включал закупку тактических БПЛА ближнего радиуса действия I-View Mk 150 и многоцелевые БПЛА с большой продолжительностью полета Searcher II производства Israel Aerospace Industries (IAI). Это был первый в своем роде контракт между Россией и Израилем. Российская сторона заявила тогда, что «получит их (технологии) и применит на практике».

В апреле 2010 г. было объявлено о готовящемся создании IAI и «Ростехнологиями» СП в области беспилотных технологий общей стоимостью 300 млн долл. Россия тогда выражала заинтересованность в развертывании производства некоторых наиболее продвинутых платформ IAI, особенно средневысотных БПЛА с большой продолжительностью полета Heron MALE и высотных БПЛА с большой продолжительностью полета Heron TP.

В июне 2010 г. переговоры зашли в тупик. Причиной стали опасения израильской стороны по поводу передачи Москве чувствительных технологий в процессе совместного производства БПЛА на российской территории. По мнению Jane’s, трудности, возникшие в ходе переговоров, очень много говорят об основных стимулах российско-израильского сотрудничества.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Израилем


Интересы Израиля

Израиль стремится к сближению с Россией, чтобы удержать ее от расширения сотрудничества с ближневосточными странами. Россия — крупнейший поставщик оружия в Иран (за что, по мнению Jane’s, подверглась санкциям со стороны США), но особенно Израиль беспокоит вопрос продажи Тегерану систем ПВО С-300ПМУ-1, до сих пор остающийся открытым. Договор с Ираном был подписан в 2007 г. после двух лет переговоров. Сейчас реализация договора заморожена, а Израиль и США активно воздействуют на Москву, чтобы предотвратить продажу.

Комплекс С-300 способен защитить ядерные мощности Ирана от возможных атак с воздуха. Jane’s полагает логичным, что Израиль рассматривает поставки БПЛА и развитие ВТС с Россией как средство повлиять на Москву в этом вопросе.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Израилем


Проникновение России на ближневосточный рынок ПВН также могло парадоксальным образом стимулировать Израиль к развитию диалога в области ВТС с Россией. В 2009 г. Израиль согласился продать Москве устаревшие платформы, в создании которых использованы технологии, которые вряд ли могут представлять серьезную угрозу интересам Израиля при попадании в третьи страны (к противникам Израиля на ближнем Востоке), что и является фактором, сдерживающим израильский энтузиазм по поводу развития ВТС с Россией.

Тем не менее, Москва заинтересована в совместном производстве именно стратегически важных систем, таких как Heron, что существенно усложняет ситуацию.

Россия со своей стороны стремится увеличить продажи своей ПВН таким странам, как ОАЭ, Саудовская Аравия и Сирия (вышеупомянутые противокорабельные ракеты Бастион). Это стремление соответствует двум важным стратегиям: компенсация сокращения продаж на ключевых оружейных рынках (Индия и Китай) и укрепление связей с ключевыми игроками на энергетических ранках.

Российский интерес

Слабость России в беспилотных технологиях проявила себя во время конфликта с Грузией в августе 2008 г.

Грузия к началу военных действий имела на вооружении средневысотные БПЛА с большой продолжительностью полета Hermes 450 производства израильской компании Elbit Systems, а также обученный израильтянами личный состав и израильскую техническую поддержку.

На решение проблемы обеспечения российских ВС современными БПЛА направлены ряд программ, однако в короткие сроки такую технологическую дыру заткнуть не представляется возможным.

Понимая это, в Москве решили и в этой области пойти по пути сотрудничества, успешно реализуемого с Италией и Францией. СП с этими технологически развитыми странами были созданы в целях восполнения технологического дефицита (из которого Россия не делает секрета), сформировавшегося в 1990-е гг., когда затраты на НИОКР были сведены к минимуму.

В случае с Францией совместные программы НИОКР были запущены между российскими государственными компаниями и французскими DCNS, Thales и Safran. За счет оснащения самолетов собственного производства новейшей французской авионикой Россия смогла сохранить свое место на международном рынке (в 2009 г. Россия обеспокоилась риском «скатиться до уровня поставщика железа»). К примеру, около половины истребителей марки «Сухой», произведенных на экспорт, оборудованы авионикой Thales.

Проводя подобные аналогии, Jane’s полагает весьма вероятным развитие сотрудничества с Израилем по БПЛА по тому же сценарию.

Во-первых, Израиль, в отличие от Франции, находится в состоянии конфликтов разной степени интенсивности со всеми своими соседями, в руки которых, по мнению Тель-Авива, через Россию могли бы попасть чувствительные технологии. Во-вторых, БПЛА нужны России, прежде всего, для своих собственных ВС.

Видимо, Израиль и дальше будет добиваться от России существенных уступок на арабском и иранском направлениях, прежде чем пойдет на передачу действительно чувствительных технологий. Об этом недвусмысленно высказалась на днях экс-посол Израиля в России Анна Азари в интервью газете «Коммерсантъ»: «Голубая мечта Израиля, чтобы на Ближнем Востоке оружие не продавали никому, кроме нас».

Стоит ли России идти по пути удовлетворения прихотей Израиля? Можно ведь организовать СП с той же Францией. Кроме того, нет уверенности в исключительном качестве именно израильских беспилотных технологий. А вот амбиции Тель-Авива, в отличие от предлагаемых им перспектив, гораздо более очевидны. И скромными их не назовешь.
Автор: Полина Темерина
Первоисточник: http://periscope2.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://periscope2.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. vylvyn 2 марта 2012 13:24
    Цитата - Израиль стремится к сближению с Россией - особенно после того, как наши евреи поделили 4 миллиарда с их евреями. Название темы немного сократили. Надо было так - Военно-техническое сотрудничество между Россией и Израилем в области растила бабок.
    vylvyn

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня