Алеет атомный восток...

Алеет атомный восток...Как ковался ракетно-ядерный щит поднебесной

Сегодня Китайская Народная Республика располагает широким спектром ядерного оружия наземного, воздушного и морского базирования с носителями стратегического и оперативно-тактического назначения. Ракетно-ядерный арсенал КНР согласно справочнику Military Balance 2010 включает 66 межконтинентальных баллистических ракет, 118 баллистических ракет средней дальности, 204 оперативно-тактические баллистические ракеты и 54 крылатые ракеты большой дальности наземного базирования. Кроме того, развернутыми считаются 36 баллистических ракет атомных подводных лодок. Китай стал второй после России ядерной державой, создавшей мобильные грунтовые стратегические комплексы баллистических ракет: «Дунфын-21» с дальностью полета 1700-1800 километров и «Дунфын-31», способные преодолеть 8 тысяч километров.

Общее количество боевых ядерных зарядов, произведенных в Поднебесной к началу XXI века, оценивается экспертами в 750 единиц - часть из них, надо полагать, уже демонтировали.


Алеет атомный восток...Потенциал, казалось бы, довольно скромный в сравнении со стратегическими ядерными силами США и России. Но вполне достаточный, чтобы уверенно ощущать себя великой во всех отношениях страной. И что немаловажно - гипотетически позволяющий в режиме готовности нанести неприемлемый ущерб в ответном ударе Народно-освободительной армии Китая и вести широкомасштабные боевые действия против вооруженных сил любой ядерной державы. А дальнейший научно-технический и экономический рост КНР обеспечит ее СЯС возможность нанесения ответно-встречного и встречного ракетно-ядерных ударов. Так что новое качество китайской военной машины не за горами...

УГРОЗА ИЗ-ЗА ОКЕАНА

Стремление Поднебесной обзавестись собственным ядерным потенциалом восходит к Корейской войне, когда США не раз пытались припугнуть китайцев атомной бомбой.

В самом начале той трехлетней кампании, в июле 1950 года, американский президент Гарри Трумэн приказал разместить на тихоокеанских базах десяток тяжелых бомбардировщиков B-29, модифицированных для применения ядерного оружия. Он заявил, что Соединенные Штаты предпримут «все необходимые меры» для пресечения интервенции коммунистического Китая в Корею и связанный с этим вопрос о возможном использовании ядерного оружия «активно обсуждается» в Вашингтоне. Впрочем, осенью того же года 200 тысяч «китайских народных добровольцев», невзирая на этот демарш Белого дома, вступили в бой, дабы спасти Корейскую Народно-Демократическую Республику от окончательного разгрома. Очевидно, что сдерживающим фактором в осуществлении американских угроз была военная мощь Советского Союза, который сам ввязался в войну в Корее, направив для защиты Северо-Восточного Китая свою истребительную авиацию. Она приняла непосредственное участие в воздушных сражениях над Корейским полуостровом, показав янки во всей его убийственной красе легендарный МиГ-15.

Алеет атомный восток...


Тем не менее вновь избранный президент США Дуайт Эйзенхауэр в 1952 году публично намекнул, что прикажет подвергнуть китайцев атомной бомбардировке, если переговоры по корейской проблеме зайдут в тупик. А уже после окончания войны, в 1954-м, командующий стратегической авиацией ВВС США генерал Кертис Лимэй также высказался за применение ядерного оружия, если КНР возобновит военные действия в Корее. Причем угроза Лимэя прозвучала и в адрес СССР: «В Корее нет целей, достойных нанесения стратегических авиаударов. Но я был бы не прочь сбросить несколько бомб на подходящие объекты в Китае, в частности в Маньчжурии, и на юго-востоке России...» В следующем году обрушить ядерную дубину на Китай, «если он вторгнется в Южную Корею», пообещал воинственный американский адмирал Рэдфорд.

Такого рода заявления способствовали не только гонке ядерных вооружений между США и СССР, но и подключению к этому опасному процессу самой Поднебесной.

БЛАГОДАРЯ БРАТСКОЙ ПОМОЩИ

История создания ядерного оружия в КНР весьма напоминает советский атомный проект. То же колоссальное напряжение ограниченных научно-технических и экономических сил, тяжкие лишения, выпавшие на долю миллионов и миллионов людей... Но лидеры народного Китая руководствовались небезызвестным лозунгом «Останемся без штанов, но будем с атомной бомбой», и ничто не должно было остановить КНР в стремлении наполнить свой статус великой державы еще и ядерным содержанием. И Пекин получил бомбу. В огромной степени благодаря помощи, оказанной в 50-е годы Советским Союзом.

Начало этому в 1951 году положило подписание между СССР и КНР секретного соглашения об оказании научно-технической помощи китайцам в области ядерных исследований в обмен на поставки ими урановой руды. Такие исследования, публично объявленные носящими исключительно мирный характер, стартовали в 1953 году. Считается, что решение о курсе на создание национальных ядерных сил было принято в Пекине не позднее 1956 года. Во всяком случае национальное Министерство атомной промышленности, официально названное Третьим министерством машиностроения, появилось еще в 1954-м. Это был китайский аналог советского Министерства среднего машиностроения.

Работы в этом направлении форсировались в рамках обширного плана развития науки и техники, представленного в 1956 году на VIII съезде Коммунистической партии Китая. Существенным моментом здесь было и подписанное в 1957-м соглашение с СССР о передаче Поднебесной ряда советских военных технологий, в том числе ракетных.

Не следует думать, что речь шла о каком-то устаревшем оружии. Москва щедро делилась с тогдашним союзником самыми новейшими оборонными разработками за исключением ракет межконтинентальной дальности и тяжелых стратегических бомбардировщиков. Некоторые западные источники утверждают: СССР даже вроде бы согласился передать Китаю образец ядерного боеприпаса и технологию его производства, но в 1959 году отказался от такого обязательства, чем очень обидел китайских товарищей.

Как бы то ни было, но именно при советской помощи начались ядерные исследования в Пекинском институте физики и атомной энергии и строительство газодиффузионного завода по обогащению урана в Ланьчжоу. Важным этапом в китайской ядерной программе явился пуск на заводе № 601 в столице КНР поставленного Советским Союзом экспериментального тяжеловодного ядерного реактора тепловой мощностью 7 мегаватт и циклотрона.

Рождению и становлению атомной отрасли Поднебесной помогали более тысячи наших специалистов, значительное число китайских студентов штудировали необходимые для данной сферы научные дисциплины в вузах СССР. В 1958 году под покровом строжайшей секретности развернулось обустройство ядерного полигона в районе озера Лобнор в Синьцзян-Уйгурском автономном округе.

Не позабыли в СССР и о средствах доставки, а также о документации на них. Китай получил оперативно-тактические баллистические ракеты Р-2 (усовершенствованная Сергеем Королевым немецкая Фау-2) и Р-11, которые в Советском Союзе уже оснащались ядерными боеголовками. Р-2 китайцы запустили в серийное производство под названием «Дунфын-1», или «тип 1059» («Дунфын» - «Восточный ветер»), что явилось первым шагом на пути создания мощной ракетостроительной промышленности. Именно эти ракеты послужили материальной основой для нового отдельного рода войск НОАК - ракетных, или, по китайской терминологии, второй артиллерии. Первым их соединением стала учебная бригада с советскими Р-2, сформированная в 1957 году, а боевой ракетный дивизион, громко названный стратегическим, появился в 1960-м. К 1961 году Народно-освободительная армия Китая уже имела 20 полков, оснащенных ракетами «Дунфын-1» и Р-11 (китайское обозначение «тип 1060»). Снаряжены они были обычными фугасными боевыми частями, но зато в стране начали пестовать кадры ракетчиков.

Кроме того, Поднебесная приобрела технологию производства реактивных бомбардировщиков - фронтовых Ил-28 (в Китае «Хун-5») и дальних Ту-16 («Хун-6»), которые в СССР выполняли задачи носителей ядерных бомб. Еще раньше Советский Союз отправил в КНР большое количество Ил-28, а также 25 тяжелых поршневых бомбардировщиков Ту-4 - не следует забывать, что их американский прототип В-29 сбросил атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Алеет атомный восток...


Видимо, ухудшение китайско-советских отношений, вызванное ХХ съездом КПСС с лукавым развенчанием Никитой Хрущевым сталинизма, удержало Кремль от передачи КНР самих ядерных боеприпасов. Окончательно и надолго рассорившись на рубеже 50-60-х годов, Москва и Пекин прервали всякое военное сотрудничество. Это, кстати, отразилось на начале выпуска в Китае «ядерных» бомбардировщиков Ил-28 и Ту-16 - запустить их серийное производство удалось только в 1967 и 1968 годах соответственно. К тому времени данные машины, особенно Ил-28, успели изрядно устареть. Хотя, как сказать, - Ту-16 даже на момент распада СССР составлял более трети парка его морской ракетоносной авиации, а ровесницу Ил-28, английскую «Канберру», в ЮАР еще в 80-е годы рассматривали как носитель создаваемой там собственной атомной бомбы.

Несмотря на разрыв добрососедских отношений с СССР, чувствительно отразившийся на китайской ядерной программе, она все же, хотя и с существенными трудностями, продолжалась. Ведь «советский задел» в атомную промышленность и науку КНР оказался для этого достаточным. К конструированию собственно ядерного боеприпаса Пекинский научно-исследовательский институт ядерного оружия (так называемое Девятое бюро) приступил в 1960 году. В 1962-м китайское руководство, озабоченное возникшими проволочками в программе, приняло решение об ускорении работ по строительству завода ядерных боезарядов в провинции Цинхай («База 20») с целью сборки первой китайской атомной бомбы уже в 1963 году. Обогащение урана на Ланьчжоуском газодиффузионном заводе (завод № 504) началось в 1962 году, а в 1964-м Цзюцюаньский комплекс атомной промышленности изготовил узлы, необходимые для сборки атомной бомбы.

А со штанами и прочим ширпотребом в Поднебесной действительно наблюдались в ту пору некоторые проблемы, усугубленные экономической авантюрой «большого скачка». Впрочем, примерно такие же, что и в СССР в период осуществления его атомного проекта.

ОНИ СДЕЛАЛИ ЭТО

В период 1960-1964 годов китайские физики провели более тысячи натурных экспериментов в области физики взрыва, моделируя подрыв ядерного боеприпаса.

Летом 1964 года первые три собранных китайцами ядерных взрывных устройства были доставлены на полигон Лобнор. Они получили кодовое обозначение «59-6», и в это был вложен большой смысл. Ведь именно в июне 1959-го Никита Хрущев отказал Мао Цзэдуну в передаче советского ядерного оружия. Вспомним в этой связи, что для обозначения первых советских ядерных зарядов была выбрана остроумная аббревиатура РДС - «Россия делает сама». Вот и в КНР захотели показать, что и они «сами с ядерными усами».

Ядерные заряды «59-6» были имплозивного типа - китайцы выбрали эту схему как более совершенную, нежели заряды пушечного типа, и к тому же требующую меньше делящегося материала. Масса взрывного устройства «59-6» достигала 1550 кг, в качестве ядерной «взрывчатки» был использован уран-235. Плутониевые технологии в Поднебесной тогда еще не освоили.

Первое ядерное испытание с подрывом устройства «59-6», установленного на специальной башне, состоялось 16 октября 1964 года. Мощность взрыва в тротиловом эквиваленте равнялась 22 килотоннам, то есть удалось достичь «хиросимского» показателя.

Через семь месяцев китайцы провели испытание первого боевого образца ядерного оружия - авиабомбы. Тяжелый бомбардировщик Ту-4, он же «Хун-4», сбросил 14 мая 1965 года 35-килотонную урановую бомбу, которая взорвалась на высоте 500 м над полигоном. Вообще нужно сказать, что трудившийся в фирме «Боинг» великий болгарин Асен Йорданов - «отец» американского тяжелого бомбардировщика В-29 «Суперфортресс» («Сверхкрепость») - сконструировал воистину историческую машину. В-29, скопированный в СССР по личному приказанию Сталина как Ту-4, стал первым средством доставки ядерного оружия последовательно в трех странах - США, Советском Союзе и Китае. Эдакая крылатая «ядерная повивальная бабка». Китайцы постарались модернизировать Ту-4, заменив его поршневые моторы на турбовинтовые двигатели.

А 27 октября 1966 года 12-килотонный урановый боезаряд на дальность 894 км доставила первая китайская стратегическая баллистическая ракета «Дунфын-2», разработанная на основе советской Р-5М образца 1956 года. Документацию на нее в Поднебесной все-таки успели получить. Этот успех был серьезным достижением «оборонки» страны: ей впервые удалось создать полноценное ракетно-ядерное оружие! Старт ракеты осуществлялся с наземного пускового стола. Для ретроспективного сравнения следует сказать, что советскую Р-5М испытали стрельбой в ядерном снаряжении за 10 лет до этого.

Реально развертывание китайских ракет в серийном варианте «Дунфын-2А» (DF-2A) началось в 1970-м. Они предназначались главным образом для поражения целей на территории советского Дальнего Востока и американских военных баз в Японии, поскольку дальность DF-2A, как и Р-5М, была невелика - всего 1250 км. В течение 1979-1988 годов ракеты DF-2A постепенно сняли с боевого дежурства и заскладировали. Всего промышленность КНР выпустила до 100 ракет DF-2A, из них развернули примерно 50.

Алеет атомный восток...


17 июня 1967 года с борта опытного дальнего бомбардировщика «Хун-6» (Ту-16) - еще не серийного, а собранного в 1959-м из советских узлов, была сброшена первая китайская водородная авиабомба. Двухфазный заряд на основе урана-235, урана-238, лития-6 и дейтерия взорвался на высоте 2960 м, показав мощность 3,3 мегатонны. Китай овладел и термоядерным оружием. А боевой водородный заряд с тротиловым эквивалентом 3 мегатонны, в котором китайцы впервые использовали плутоний (для инициации термоядерного синтеза), был испытан в виде тактической авиабомбы 27 декабря 1968 года путем сброса с фронтового бомбардировщика «Хун-5» (Ил-28).

В строевые части ВВС НОАК «атомные» бомбардировщики поступали в исполнении «Хун-5А» и «Хун-6А».

Прошло несколько лет, и китайцы продемонстрировали достижения в миниатюризации ядерных боеприпасов. 7 января 1972 года штурмовик «Цян-5» поразил условную цель 8-килотонной ядерной бомбой, лихо сброшенной с кабрирования, то есть при крутом наборе высоты. Кстати, простой и надежный «Цян-5» разработали на основе имевшего хорошие резервы модернизации истребителя МиГ-19, серийно выпускавшегося в КНР (J-6). Эти резервы так и не были полностью использованы в СССР, хотя у нас тоже имелся вариант МиГ-19 под тактическую ядерную авиабомбу 244Н.

Интересно и то, что промежуток времени между созданием в Китае атомного и водородного оружия оказался меньшим, чем в США, СССР, Великобритании и Франции.

А 29 сентября 1988 года в КНР осуществили подземный взрыв нейтронного ядерного заряда с повышенным выходом радиации. Предполагается, что Китай использовал разведывательную информацию об американском нейтронном боеприпасе W70. В западных источниках также сообщалось, что Поднебесная якобы смогла добыть и другие американские ядерные оружейные секреты, включая документацию на одну из самых совершенных боеголовок W88, предназначенную для баллистической ракеты подводных лодок «Трайдент-II».

И можно предположить, что китайский шпионаж в ядерной сфере одними Соединенными Штатами не ограничивается...
Автор: Константин ЧУПРИН


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. sad32wqesadf 5 января 2013 11:23
    Этого просто не может быть!!! ФСБ создала эту http://zipurl.ws/sngbaza базу данных про любого жителя России, Украины и других стран СНГ. Реально была очень напугана,
    вить про меня там много интересного (адреса, номера телефонов, даже мои фото разного характера) – удивляюсь, где они это откопали. Вообще, есть и хорошие стороны - эту
    информация можно удалить из сайта.
    Советую поторопиться, вить мало ли кто там шарит...
    sad32wqesadf
  2. BISMARCK94 5 января 2013 12:30
    Хорошая статья! Много чего нового узнал. Автор молодец.
  3. старый ракетчик 5 января 2013 14:24
    Для себя ничего нового не узнал,но очень подробный,хороший обзор +
  4. Аскет 5 января 2013 14:34
    Стратегические ядерные силы Китая
    Военный эксперт Константин Макиенко и старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин о китайской армии и китайских РВСН.

  5. Nechai 5 января 2013 15:38
    "Интересно и то, что промежуток времени между созданием в Китае атомного и водородного оружия оказался меньшим, чем в США, СССР, Великобритании и Франции."
    Да нет ни чего удивительного. Ибо не искали сами, а повторяли по шпаргалкам. Единственное замечание, автор полностью избежал освещения роли Запада в китайском атомном проекте. А ведь достаточно сопоставить даты разрыва с Союзом и начала стремительных успехов КНР в создании ядерной дубинки. Простой вопрос - сколько этнических китайцев работало в атомной промышленности США и когда они возвернулись на Родину предков?Да научные кадры для Китая готовились у нас, НО к тематике военного аспекта ядерной физики, радиохимии и т.д. их и близко НЕ ПОДПУСКАЛИ.
    И ещё одно обстоятельство, до хруща КНР и не нужно было собственное ЯО. Ибо СССР являлся гарантом безопасности в этом вопросе. США было об этом прекрасно известно.
    Nechai
  6. JackTheRipper 5 января 2013 16:41
    Китайское испытание термоядерного бомбы:

  7. smprofi 6 января 2013 00:00
    Атомная бомба — это бумажный тигр. © Мао Цзэдун

    smprofi

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня