О черепе на рукаве и голове

Ну кто не знает эту знаменитую эмблему? Пожалуй, знает каждый. «Мертвая голова» — это некий даже символ. Вот только символ чего?




Вообще, с удивлением обнаружил, что символ, в общем, весьма старый. И применялся, скажем так, более чем оригинально, а вот при Третьем рейхе с ним обошлись… Да, как обычно у нацистов, когда притягивали за уши все подряд и натягивали на глобус все, что только имело более-менее подходящий диаметр.

Потому говорить о «Мертвой голове» начнем с времен, весьма далеко отстоящих по времени от Третьего рейха. Со Средних веков.

Был такой германский поэт Гарнье фон Зустерен. Жил в XV веке в Бремене и прославился довольно пространными балладами с примесью мистики.

Видишь, там стоит рыцарь.
Его латы чёрного цвета.
Его шлем украшен черепом.
Его знамя запятнано кровью.


Ну, в целом готика, но ясно, что некоторые уже в XV веке черепа использовали в качестве украшения по полной программе. И как некое свидетельство доблести, если именно так понимать «знамя, запятнанное кровью».

Чуть позже, в 1740 году, вышитым серебряной нитью черепом с двумя скрещёнными костями были украшены чёрные предметы, использованные во время похорон короля Пруссии Фридриха-Вильгельма I. Черное с серебром – вполне для королевских похорон, но Фридрих-Вильгельм канул в историю, а вот черепа остались.

Ну и чтобы память о короле хранилась подольше, были сформированы 1-й и 2-й лейб-гусарские полки, которые в своей форме унаследовали элементы погребального одеяния прусского монарха.

О черепе на рукаве и голове


Чуть позже из этих гусар сформировали 5-й гусарский полк, который и назвали не заморачиваясь: «Черные гусары» или «Гусары смерти». Народ туда отбирали лихой донельзя, и на деле вышло подразделение, отличавшееся особой храбростью и жестокостью к врагам.

А на мирлитоне (это головной убор) пугала врагов та самая «мертвая голова».




Между прочим, она присутствовала и на головных уборах вполне себе русских военных. Вот вам головной убор гусар 5-го Александрийского полка. Из музея полка что в Самаре. Вполне приличный полк был, кстати. Слабаков члены императорской семьи на шефство не брали.



И нагрудный знак тоже был своеобразный.



Подчеркиваю жирно: «мертвая голова» являлась отличительным знаком русских гусар Александрийского 5-го гусарского Её Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка. Как и прозвище «бессмертные гусары».



Так что, видите, и русским "мертвая голова" в качестве символа доблести была совершенно не чужда…

Вернемся, однако, в Германию. А там существовала еще одна «мертвая голова», брауншвейгская. Брауншвейгская «мёртвая голова» несколько отличалась от прусской — череп был повёрнут лицом прямо вперёд, а кости располагались непосредственно под ним.



И парадная аттила "Черных гусар":



Вот, кстати, еще одно интересное фото: принцесса прусская Виктория-Луиза, шеф того самого полка «Черных гусар». 1909 год вроде бы. Вполне нормальное явление, принцесса – шеф полка, носит форму своего подразделения.



И это было вполне нормально, поскольку великий прусский полководец, фельдмаршал Гебхард Леберехт фон Блюхер, начинал службу в 8-м гусарском, и тоже носил черную форму своего полка. В чем его едва ли можно упрекнуть, поскольку у полка была богатая история и ею вполне можно было гордиться.



В годы Первой мировой войны «мёртвая голова» стала эмблемой ударных частей германской армии, в первую очередь штурмовиков, огнемётчиков и танкистов. То есть новосозданных видов войск, служба в которых требовала недюжинной храбрости и отваги.

Ну и расход личного состава там был соответствующий. Потому и требовались героические знаки. Дабы не уменьшался приток. Ну и уважение соответствующее было.

В 1918 году, после окончания войны, «мёртвая голова» снова появилась в России. Теперь её использовали бойцы Добровольческого корпуса и Добровольческие батальоны смерти. На знамёнах, броневиках, кокардах рисовали череп со скрещёнными костями под ним, что означало готовность сражаться до самой смерти.

По-разному они сражались, но тут что было – то было.

В целом же «мёртвая голова» стала символом храбрости, элитарности и готовности к самопожертвованию. Это был почетный знак, как у нас «Гвардия».



Но вот после войны началась откровенная фигня. Я имею в виду Германию.

Конечно, поражение Германии в Первой мировой войне сыграло не последнюю роль, породив реваншистские движения по всей стране. Неудивительно, что граждане Германии, которую весьма так неплохо прибрали к рукам победители, очень хотели жить «как раньше» и реально были готовы на многое ради этого.

«Мертвая голова» стала этаким символом национал-реваншизма. Ее носили не только в качестве кокарды — она появилась на перстнях, манжетах, галстучных булавках и других деталях одежды.



Ну и неудивительно, что штурмовики Рэма и Штрассера (а позднее и Гитлера) избрали в 1923 году «мёртвую голову» своей эмблемой.

Первое время коричневые носили кокарды, оставшиеся ещё со времён войны. Затем нацисты заказали на мюнхенской фирме Дешлера большую партию «мёртвых голов», выполненных именно в прусском стиле, без нижней челюсти.

Сначала мёртвую голову носили все штурмовики, потом, когда отряды SA стали историей в «ночь длинных ножей», эмблема осталась только у эсэсовцев.

Вообще, что-то такое было в этом. Конечно, эсэсманам нравилась некая преемственность. «Черные гусары» были гвардией прусских королей, а эсэсовцы… Ну тоже были по сути гвардией.

Ну и в целом все так и пошло. Преемственность, реваншизм, традиции…

В 1934 году произошел небольшой переворот в форме. Прусскую «мёртвую голову» в качестве эмблемы получили первые танковые части, созданные на базе кавалерийских частей. А в СС отправили «мертвую голову» нового образца, с нижней челюстью.

«Мёртвая голова» образца 1934 года выпускалась аж в трёх вариантах: повёрнутая налево, направо и прямо. Её носили в качестве кокарды все члены СС.

А вообще ее начали лепить повсюду. На петлицы, кинжалы, горжеты, выходные и парадные кителя, барабаны, горны и некоторые награды.

Да, говоря о наградах стоит упомянуть и кольцо «Мертвая голова» или Totenkopfring — персональный наградной знак, выдаваемый лично Генрихом Гиммлером членам СС.



Первоначально кольцом награждались старшие офицеры «старой гвардии» (их было менее 5 000 человек), которые продемонстрировали выдающееся мужество и лидерские качества в бою. Но в дальнейшем правила получения кольца упростились, и уже к 1939 году практически каждый офицер СС, прослуживший более 3 лет, мог иметь такую награду.

Награда была прижизненная. В случае смерти владельца или же его ухода из СС серебряное кольцо с черепушкой надо было сдавать Гиммлеру для возвращения его в замок Вевельсбург в качестве памяти о владельце. Если владелец кольца погибал в бою, его соратники должны были предпринять максимум усилий для возврата кольца и предотвращения его попадания в руки врагов. К январю 1945 года 64 % из 14 500 колец были возвращены Гиммлеру, что свидетельствует о весьма четкой работе как советских войск, так и союзников.

Весной 1945 года все кольца, хранившиеся в Вевельсбурге, по указанию Гиммлера были захоронены под искусственно вызванной лавиной. Они не найдены до сих пор.

Кроме СС, «мертвую голову» узурпировали некоторые службы Данцига, где квартировали «Черные гусары». Выглядит эта преемственность более чем странно, но снова ничего не попишешь: «мёртвую голову» выбрало в качестве эмблемы ополчение Данцига (Heimwehr Danzig), а также данцигская полиция и пожарная служба.

Кроме этого, «мертвая голова» служила эмблемой некоторым частям германских вооружённых сил еще со времен Первой мировой войны. Это 5-й кавалерийский полк, 17-й пехотный полк, отряд береговой обороны «Данциг» и боевые группы ВВС Schleppgruppe 4 и Kampfgruppe 54.

Понимаем, что «мёртвая голова» была реальным символом элитарности, и право носить её уже само по себе было высокой наградой. Ну и она должна была напоминать носящему ее о том, что он должен был готов умереть во имя. Просто во имя.

Теперь переходим четко к Третьему рейху и СС.

Если посмотреть внимательно и вдумчиво, наверное, ни с одним именем собственным Третьего рейха не связано столько небылиц, сколько с «Мертвой головой». Умышленно пишу теперь с большой буквы, потому что это имя отличалось от предыдущего. Ведь речь пойдет о подразделении, точнее, о нескольких.

Первый, и, собственно, самый зловещий. Это отряды «Мёртвая голова», они же SS-Totenkopfverbände, SS-TV. Подразделение СС, отвечавшее за охрану концентрационных лагерей Третьего рейха.

Само название SS-Totenkopfverbände, на русский язык удачно перевести сложно. Я позволю себе трактовать слово verbände как «союз, ассоциация». С Totenkopf все понятно. То есть на выходе имеем «Союз «Мертвой головы». И действительно, молодчики активно таскали «мертвую голову» всюду, куда только могли прицепить.

Естественно, раз эти господа занимались охраной концлагерей, то ручонки были по локоть в крови у всех. Это как бы неоспариваемое дело. Понятно, что изображениями этих отрядов пачкать статью не стоит, надеюсь, это понятно.

Отличить военнослужащих отрядов «мертвоглавцев» от обычных эсэсовцев можно было по петлицам. На них вместо традиционных для войск СС двух рун, которые мы привыкли именовать «молниями», помещалась эмблема «Мертвой головы»: череп и скрещенные кости. С нижней челюстью. Создали эти отряды… правильно, в 1933 году, именно тогда, когда SS Гиммлера заняло почетное место штурмовиков SA Рэма и Штрассера.

И да, «мертвоглавцы» до последнего носили ту самую черную форму, от которой фактически отказались во всей остальной СС. Причины простые – кто воевал на фронте, реально мог прожить чуть подольше, поскольку к черной форме СС у нас питали весьма «нежные чувства». Поэтому (об этом уже неоднократно писали) чем ближе к фронту, тем черной формы было меньше. А по тылам вполне можно было кантоваться.

И вот эти носители «мертвой головы» вполне так спокойно прозверствовали по лагерям, и, кстати, в основном отделались легким испугом в конце. Хотя некоторая часть получила по заслугам.

А вот вторые носители «мертвой головы» были более известны.

Речь идет о 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова». Сформировали дивизию, как становится понятно, от излишнего рвения. Тем не менее, в ноябре 1939 года в учебном лагере СС в Дахау эта часть как появилась дивизия моторизованной пехоты.



Основу составили охранники из лагерных отрядов СС, офицеры частей усиления СС и Данцигский хаймвер (ополчение) СС. Первым командиром стал основатель «Мертвой головы», инспектор концлагерей Теодор Эйке.

В общем, набрали палачей (кому интересно, почитайте об ополчении Данцига) и пошли воевать.

Тут стоит сказать о слухах. Слухам очень помогли мемуары и воспоминания, в том числе и с нашей стороны. Если собрать все книги и фильмы советского времени, где упоминается «Мёртвая голова», то получается, что воевала она на всех участках Восточного фронта, причем многократно уничтожалась полностью.

Пожалуй, не найти более-менее крупного партизанского отряда, который не вступал в противостояние с «Мертвой головой» и не побеждал.

На самом деле, конечно, все было не так. Но и таких «побед», к которым привыкли «мертвоглавцы» в концлагерях, тоже не получилось.



Дивизия начала свой боевой путь 2 июля 1941 года в районе Даугавпилса, а уже 9 июля ее пришлось менять 290-й пехотной дивизией и выводить для пополнения. Поработали 21-й мехкорпус будущего генерала армии и Дважды Героя Советского Союза Д. Д. Лелюшенко и 42-я танковая дивизия. Плюху «Мертвой голове» выписали просто оглушительную, дивизия навоевалась фактически за неделю.

Странно для июля 1941-го, когда РККА якобы били в хвост и в гриву, правда?

И в дальнейшем «Мертвая голова» ковырялась под Ленинградом без особых успехов. Но все самое интересное было впереди. А впереди был Демянск и вторая оплеуха, в результате которой за период с января по октябрь «Мертвая голова» оставила в нашей земле 80% личного состава, и в итоге остатки были выведены на переформирование и «почетный» отдых во Францию.



Дальше было и третье возвращение на Восточный фронт, и в нем дивизия вела себя в принципе весьма достойно. Однако на общей картине это не отразилось, и вместо того, чтобы героически погибнуть за Третий рейх, весной 1945 года остатки дивизии совершили марш из Венгрии в Австрию, где и капитулировали перед союзниками.

Надо сказать, что особых подвигов за «Мертвой головой» как бы не числится. Воевали, да, воевали неплохо, но не так, чтобы было на устах. Единственное, что в истории явно приписано, – это контрпартизанские действия. Реально, тут у 3-й дивизии жесткое алиби: дивизия фактически не вылезала с фронта, а если и вылезала, то в таком состоянии, что явно не до борьбы с партизанами было.

Однако есть и нюансик один. До самого конца войны происходила ротация кадрами между дивизией и отрядами в лагерях. После ранений солдаты дивизии отправлялись типа на отдых. В концлагеря, где несли охрану.

В общем, если подходить просто, то стрелять надо было каждому «мертвоглавцу». В голову. Равно как и любому эсэсовцу. Так, на всякий случай.

Но, по сути, «мертвая голова», то есть черепушка с костями, на самом деле штука довольно старая. И не такая уж и противная, как становится ясно при рассмотрении в упор. Просто знак отличия, не более того.

Правда, так уж у нас повелось, что при желании можно испохабить все что угодно. Так что не удивительно, что довольно древний знак доблести был низведен нацистами.



Рекомендую почитать:
Константин Залесский. «СС. Охранные отряды НСДАП».
Александр Симаков. «Разгром дивизии «Мертвая голова». Демянская катастрофа эсэсовцев».
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

159 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти