Русский Дальний Восток: китайцы впереди американцев

Русский Дальний Восток: китайцы впереди американцевМесяц тому назад прошло заседание АТЭС во Владивостоке, которое, по одному китайскому мнению, оказалось ареной столкновения интересов Китая и США. Дело в том, что американцы, как на то намекает китайская пресса, преследовали цель получить поддержку Москвы. Кремль должен был поддержать не Вашингтон с его известным стремлением господствовать в АТР, а Пекин, которому царствовать близ русского Дальнего Востока сам китайский бог велел.

Между тем Хиллари Клинтон, госсекретарь США, радостно заявила, что вступление России во Всемирную торговую организацию выгодно для США, мировой экономики и даже для самой России. Эта серьёзная дама сказала, что американо-российские торговые отношения теперь важны как никогда, и что поправка Джексона — Вэника 1974 года непременно будет отменена, и от этого всего американские фирмы смогут достойно конкурировать здесь… а с кем конкурировать? С китайцами?


Наверное, этот вопрос задал себе и товарищ Ху Цзиньтао, президент Китая. Важность сотрудничества Пекина и Москвы он объяснил лично товарищу Путину. А чтобы не быть голословным и отправить госпожу Клинтон в дипломатический нокаут, китайский президент ещё и предложил России сформировать механизм московско-пекинского сотрудничества в сфере безопасности — во всей Восточной Азии.

Вот это истинно восточная мудрость, один к одному смешанная с хитростью. Пока Клинтон про конкуренцию и отмену поправки, и ВТО, и тому подобное прочее и кота за хвост, товарищ Ху сразу взял быка за рога — и рассказал, что спит и видит, как его родной Китай и почти родная Россия вдвоём поддерживают стабильность и безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Да, третий здесь лишний; на троих здесь не сообразишь. Ху Цзиньтао переплюнул Америку с первой попытки — ибо представить, что Вашингтон станет крутить амуры в сфере безопасности в АТР с Москвой, значит полностью не врубаться в штатовскую идею «перезагрузки», которая в переводе с языка дипломатии означает «рестарт холодной войны».

Ху Цзиньтао, вероятно, полагая, что язык намёков и полунамёков остался в прошлом, подчеркнул в беседе с товарищем Путиным вопрос о важности координации между Пекином и Москвой, а Соединённые Штаты попросту не упомянул в разговоре.

А 8 сентября в интервью «Sydney Morning Herald» во Владивостоке президент России, как-то забыв о США, отметил, что Китай уже стал глобальным экономическим и политическим центром мира.

«Китай принял на себя эту новую ведущую роль не только в глазах России, но и в глазах всего мира», — вот что сказал он, нимало не интересуясь мнением американцев, которые по какой-то ошибке до сих пор мнят себя не только центром планеты, но и пупом Вселенной.

В Китае считают, что Россия отнюдь не пребывает в дружбе с США — особенно из-за сирийских и иранских вопросов. Поэтому Москва и Вашингтон вряд ли станут формировать совместные планы против Китая.

Тем не менее Россия кажется китайцем не вполне дружественной: рост китайского влияния в АТР с их стороны справедливо оценивается как проблема национальной безопасности России. Эксперты полагают, что именно опасаясь китайского роста, Россия продала современные истребители Индии и Вьетнаму, и отказалась от поставок КНР двигателя, необходимого для развития самолётов J-20 «Stealth Fighter». Также аналитикам представляется, что участие русского флота в военно-морских учениях RIMPAC близ Гавайских островов этим летом доказывает, что Москва не отдаст предпочтения ни Пекину, ни Вашингтону, то есть не выберет ни одного из них в качестве своего постоянного союзника в борьбе против другого.

Американцам представляется, что Россия собирается усиливать свои позиции на Дальнем Востоке в первую очередь экономически. Японии, рассказывает Дэвид Херценхорн из «Нью-Йорк Таймс», необходимо покупать новые огромные запасы энергии за рубежом, поэтому у России, богатой газом и нефтью, имеются отличные возможности по извлечению выгоды из азиатских возможностей, которые, в свою очередь, застрахуют Москву от рисков, возникающих из-за кризисного состояния экономик стран Запада, сокращающих экспорт.

Но и политически Путин кое-что собирается предпринять, считает американский журналист, — а именно он планирует и дальше укреплять связи с Пекином. Это доказывает хотя бы совместное вето двух стран в Совбезе ООН по Сирии.

Журналиста впечатляет и то, что русские потратили более $ 20 млрд. для обновления инфраструктуры Владивостока, где проходил саммит АТЭС — и теперь тут вам и новый аэропорт, и сотни километров восстановленных дорог и три новых моста.

Впрочем, без ложки дёгтя американец обойтись не мог. Существует вероятность того, пишет он, что, несмотря на амбиции мистера Путина, его экономические и политические цели есть выдача желаемого за действительное — особенно если учесть долгую историю недоверия и проблем между Россией и её соседями. К тому же внутренние критики говорят, что расходы на инфраструктуру, особенно на большой мост, который один стоил более $ 1 млрд., — совершенно бесполезный труд в стране, где процветает коррупция и бесхозяйственность, из-за которых проекты стоят вдвое дороже, чем было бы при нормальных условиях.


Обозреватель «Дипломата» Гейб Коллинз пугает россиян массовым нашествием китайцев на Дальний Восток: ведь Китай вложил несколько миллиардов долларов в русский регион. Экспансии Китая на Дальний Восток, по его мнению, могут помешать лишь русские националисты. Теперь же экономическое сотрудничество двух стран растёт, и Китай является одним из крупнейших торговых партнёров России.

На саммите во Владивостоке говорили и о планах совместного российско-китайского инвестиционного фонда, созданного усилиями RDIF (РФПИ) и China Investment Corp. Совместный фонд был официально запущен в июне 2012 года, когда Владимир Путин посетил Китай.

Деньги фонда, 4 миллиарда долларов, планируется использовать для реализации проектов в таких областях, как транспорт, сельское хозяйство, лесное хозяйство и лесозаготовки.

Кроме того, фонд будет также обращать внимание на совместные проекты в Китае.

От быстрого роста сотрудничества России с Китаем заокеанской Америке впору локти кусать.

Аналитик Ренс Ли, называя Дальний Восток «слабыми и недоразвитыми задворками» России (36% территории страны, 25 тысяч километров морского побережья — против 4,4% населения Россия и 5,6% вклада в ВВП), замечает, что этот регион находится «в неуютной близости к динамичным и амбициозным внешним центрам силы, из которых в первую очередь выделяется Китай».

В качестве составляющих стратегии Москвы на Дальнем Востоке товарищ Ли выделяет: 1) возросшее вмешательство государства в хозяйственную сферу указанных территорий; 2) движение к более тесной региональной интеграции со стремительно растущими экономиками АТР, особенно с Китаем.

Нынче Китай — крупнейший торговый партнёр приграничных провинций Дальнего Востока в России и второй крупнейший партнёр (после Южной Кореи) для всего российского Дальнего Востока. «Китай, — пишет аналитик, — это жизненно важный рынок для металлов, угля и леса ДВР, а также основной поставщик продовольственных товаров, одежды и потребительской электроники для жителей региона. Кроме того, население северо-востока Китая превышает по численности дальневосточное российское в отношении, как минимум, 16 к 1. Китайские капитальные вложения пока существенно уступают по значению торговле (момент, который будет рассмотрен позже), но со временем интерес КНР к инвестициям должен вырасти — по крайней мере, на это надеются российские руководители».

Отсюда проистекает и политическое партнёрство России и КНР, построенное в том числе на общих оценках в отношении Соединённых Штатов и вообще стран Запада. Фактически и Россия, и Китай одинаково оппонируют западному «доминированию» в АТР, да и не только в АТР: в вопросах по Сирии, Ирану и расширению НАТО. Китай и Россия разрешили свои пограничные споры, указывает Ли, пообещав «превратить границу между ними в границу вечного мира и дружбы». Политическая «идентичность» подчёркивается декларируемым официально приростом товарооборота: объём торговли между двумя странами будет увеличен с $83 миллиардов в 2011 году до $200 миллиардов в 2020-м. «Сотрудничество в энергетической сфере, — продолжает автор, — значительно продвинулось в результате $25-миллиардного кредита, выданного в 2009 году российским госкомпаниям «Транснефть» и «Роснефть» на строительство нефтепровода от Иркутска в Китай (и в конечном итоге, к Тихому океану), который должен обеспечить ежедневное снабжение КНР 300 тысячами баррелей неочищенной нефти в течение 20 лет».

Что касается экспансии китайцев на русский Дальний Восток, то не так уж много денег вложили туда китайские инвесторы, чтобы говорить о тотальном переселении китайских душ в Россию и установление там китайского полновластия, организованного примерно по сценарию Рюрика (на сей раз — восточного, а не норманнского).

А что же Штаты?

А вот они-то, согласно мнению товарища Ли, очень рвутся заботиться о безопасности АТР. Да и Япония могла бы оживиться рядышком с США, действуя в рамках экономической стратегии. Однако не может она действовать мудро подобно Китаю: ведь она спорит с Москвой из-за Курильских островов, на которые взял привычку ездить товарищ Медведев.

Американцы могли бы дать и инвестиции, и помочь технологиями России, которой трудно осваивать необъятную ресурсно-сырьевую базу своих восточных территорий. Но интереса пока не видно. А ведь две державы могли бы на этой почве сговориться против Китая с целью ограничить рост его влияния в АТР…

Очевидно, добавим от себя, Америка не хочет ни усиления Китая, ни усиления России — ни в регионе, ни вообще в мире. Америке нравится, когда все вокруг слабые, хилые и запуганные, а она ходит с нахальной физиономией и всех попинывает и постукивает. Чем это может кончиться? Тем, что те самые хилые и слабые, которых учит жизни распоясавшийся хулиган, объединятся и надают ему по роже.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

69 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти