Поле битвы - язык: как победа над Наполеоном остановила "языковую смуту"

Поле битвы - язык: как победа над Наполеоном остановила "языковую смуту"

Языковая сторона наполеоновской эпопеи в России была отражением более общего, более важного конфликта, который продолжается в русской жизни до сих пор и вспышку которого мы недавно в очередной раз пережили. Образ России как "догоняющей цивилизации", столь любезный покойному Егору Тимуровичу Гайдару, возник, естественно, не в перестроечные годы – он восходит к восемнадцатому веку. А у догоняющей цивилизации и язык должен быть соответствующий – следующий вслед за лидером.

"Догоняющий" язык

Логика тут простая: раз Россия догоняет Запад, то вполне логично брать у этого самого Запада слова, обозначающие вещи, которых в России пока просто нет. А поскольку Россия – страна большая и Запад догнать сразу не может, то вполне естественно, что наиболее приблизившаяся к Западу часть ее общества ("креативный класс") говорит на особом языке, отличающемся от языка отстающей части. При Петре Первом этих предположительно отстающих людей называли пошлыми, то есть увязшими в прошлом; теперь "креативный класс" величает их по-польски быдлом, то есть скотом. Такой взгляд предполагает, что язык элиты должен быть ближе к западноевропейским, и его-то и следует объявить литературным, то есть правильным. Язык же отстающей части общества стоит потихоньку теснить в ряд лингвистических гетто: церковнославянские слова записать в архаизмы, выражения деревенских жителей или мещан – в просторечие и т.д.


Вплоть до наполеоновского вторжения эта "европоцентричная" идеология доминировала в России – по крайней мере, в образованной части общества. Культ французского языка сочетался у части дворянства с хоть и не официальным, но мощным культом Наполеона и французской революции. Хранимый дома бюст французского императора и несколько кодовых слов типа упоминаемого в "Войне и мире" contrat social Монтескье помогали "зафрендить" сливки общества приблизительно так же, как теперь брошенная в "Фейсбуке" фраза "я был на Болотной и пойду еще".

Германизмы и галлицизмы

Кстати, не стоит сводить царившую тогда в правящих классах языковую смуту к одним лишь галлицизмам. "Двунадесять языков" пришли раньше говорившей на них армии Наполеона. В восемнадцатом веке по России прошлись германизмы, пришедшие к нам через польский язык, а потому получившие окончание –ия (польское -ja). Как отмечает знаменитый филолог Виктор Виноградов, значительная часть еще не объединившейся Германии представляла тогда собой образец полицейского государства, а потому и в России полонизированные германизмы стали обозначать явления, связанные с государственным принуждением и бюрократической иерархией: полиция, экзекуция, ранг, штраф, формуляр. Привыкшие к человеческим, а не бюрократическим, отношениям русские люди часто нуждались в переводе этих, как правило, неприятных выражений (так же, как сегодня некоторым еще надо объяснять, что прячется за словами с невинными латинскими корнями – например, за "оптимизацией" или "монетизацией"). Поэтому еще при Петре Первом наблюдается так называемая двойственность словоупотребления – сразу же за иностранным словом писался его перевод.

Вот несколько милых примеров из "Полного собрания законов Российской империи" и морского устава: "економу (домоуправителю)"; "визитацию" (или осмотрение) учинить"; "аркибузированы (расстреляны)"; "банизированы (или прокляты)". Интересно, какой большой путь прошел французский глагол bannir (изгонять, запрещать появление) через английское to ban к сегодняшнему слову "забанить", в современной Сети очень близкому к померещившемуся петровскому переводчику проклятию.

Галльский петух оказывается жареным

Впрочем, и креативный класс александровской эпохи очень быстро вспомнил "пошлый" русский язык, когда любимая им Европа (или, вернее, наполеоновский аналог сегодняшнего Евросоюза) повернулась к России той самой стороной, которой имеет обыкновение поворачиваться в моменты ослабления российского государства. А именно – самой некрасивой. Контакт народа (а не элиты) с галлами отметился с французской стороны наполеоновскими грабежами, издевательствами, презрительно-агрессивным отношением к якобы недостаточно европейским культурным ценностям, вплоть до попытки подрыва колокольни Ивана Великого в оккупированной Москве.

Поле битвы - язык: как победа над Наполеоном остановила "языковую смуту"Портрет Д.В.Давыдова

При виде всех этих бесчинств языковая пропасть между сословиями стала быстро затягиваться. Вот интересный отрывок из воспоминаний "дворянского партизана" Дениса Давыдова об атмосфере той эпохи:
"К каждому селению один из нас вынужден был подъезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним и на защиту православныя церкви. Часто ответом нам был выстрел или пущенный с размаху топор… Принимали за неприятеля от нечистого произношения русского языка… Едва сомнение уступало место уверенности, что мы русские, как хлеб, пиво, пироги подносимы были солдатам. Сколько раз я спрашивал жителей по заключении между нами мира: "Отчего вы полагали нас французами?" Каждый раз отвечали они мне: "Да вишь, родимый (показывая на гусарский мой ментик), это, бают, на их одежу схожо". – "Да разве я не русским языком говорю?" - "Да ведь у них всякого сбора люди!" Тогда я на опыте узнал, что в Народной войне должно не только говорить языком черни, но приноравливаться к ней в обычаях и в одежде. Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена святой Анны повесил образ святого Николая и заговорил с ними языком народным".

Славянизмы церковные и нецерковные

Интересно, что в это самое время адмирал Александр Шишков смело вводит церковнославянские слова в военные манифесты Александра Первого, которые ему было поручено писать. Язык возрождается снизу и сверху, из гетто выходят и народный говор, и таинственный слог церковных книг: "Мнение о непреодолимом искусстве Наполеоновом уничтожено. Обладавший умами страх исчез. Уста злонамеренных заграждаются",- пишет Шишков. Интересно и то, что в конце жизни академик Дмитрий Лихачев в интервью журналисту Дмитрию Шеварову отметил синхронизм двух процессов: ухода из нашей речи церковнославянских слов и наступления мата.

Кстати, "всякого сбора люди" в воспоминаниях Давыдова – это, естественно, поляки, литвины и другие славяне, взятые в армию Наполеона и говорившие на языках, еще более близких русскому, чем теперь (чем дальше в прошлое – тем глубже пласт общего "праславянского" языка). Поляки воевали очень мотивированно – сказывалась обида за екатерининский раздел Польши и вера в Наполеона, на самом деле принесшего Польше одни страдания. Впрочем, после разгрома Наполеона в России вдруг оказалось, что на самом деле у нас в Европе есть и союзники, в том числе и, так сказать, лингвистические.

Поле битвы - язык: как победа над Наполеоном остановила "языковую смуту""Краткие записки" адмирала А. Шишкова

Адмирал Шишков в своих воспоминаниях рассказывает, как чехи с приходом к ним русской армии вдруг выяснили, что учить русский им намного легче, чем французский. Если верить социологическим опросам, и теперь те чешские родители, что отдают детей в классы с изучением русского, а не английского языка, делают это, чтобы дитя, не мучаясь, получало пятерки.

Конец галломании

В России война привела к росту самоуважения народа, но не вызвала галлофобии: уехавшие было французские балетмейстеры, стоявшие у истоков русского балета, вернулись сразу же после войны. Тем не менее стало ясно: воспитание элиты надо менять, тотальная галломания конца восемнадцатого века уже никогда не вернется в российскую педагогику, находя поздний отклик только в американизированном воспитании детей сегодняшних хозяев жизни. Может быть, поэтому пушкинское поколение так резко отличалось от поколения Тургенева и Достоевского, осознававшего разницу России и остальной Европы намного глубже и трагичнее.

Значило ли это, что Тургенев и Достоевский считали Францию или Англию чужими? Нет. Они знали языки этих стран, но при этом не были билингвами в худшем смысле этого слова, они не назвали бы банковское дело "банкингом", а переписывание газетных текстов на западный лад каким-нибудь "рирайтом" (старая добрая "цензура" была бы для этого процесса куда более честным названием). Они переводили с французского целые романы, но при этом избегали переносить готовые синтаксические конструкции из французского в русский.

Шишков, будучи зачинателем тех изменений в педагогике, которые и положили пропасть между поколениями Пушкина и Тургенева, не стал великим филологом – найти правильный баланс между заимствованиями и преемственностью ему мешала обида на галломанов, вполне объяснимая тем, что ему пришлось пережить в 1812 году. Зато догадки Шишкова сумел потрясающе развить филолог Александр Матвеевич Пешковский (1873-1933), в своей книге "Русский синтаксис в научном освещении" защищавший "консерватизм литературного наречия". Зачем нужен этот консерватизм? Да затем, чтобы "объединяя века и поколения, создать возможность единой мощной многовековой национальной литературы". Сказано точно – на века. Написав свою книгу через сто лет после победы над Наполеоном, Пешковский чувствовал себя солдатом, передающим нам настоящую "боевую диспозицию" от предков. Вот она: "Притягивая ребенка, посредством нормирования его языка, к национальному центру – Москве, школьный учитель охраняет внутреннее, духовное единство нации, как солдат на фронте охраняет территориальное единство ее. И насколько эта охрана еще важнее военной, ясно из того, что территориальное распадение не исключает возможности последующего слияния, а духовное распадение – навеки".

Это точно. Наверное, недаром в словаре Владимира Даля слово "консерватор" обозначается как "сохранитель и охранитель". Охранять нам, благодаря в том числе и языковой победе 1812 года, есть что.
Автор: Дмитрий Бабич
Первоисточник: http://www.ria.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13
  1. Astrey 17 октября 2012 09:59
    Пасибки давним охранителям великого языка, нашему поколению осталось огласить технологию "начинки" нашего всеобщего языкового и культурного пространства производными от мата и другой табуированной лексики мемовирусами.

    Ведь предупреждён - значит, готов защитить свой дух и культурную идентичность как самоуважаемого народа а не "быдла".
  2. omsbon 17 октября 2012 10:54
    Когда слышу от так называемого "креативного класса", определение не согласных с ними как "быдла", то лично у меня почему-то пропадает умение спорить, аргументировать и т.п., а возникает непреодолимое желание дать в морду. Должен заметить, что результаты изумительны.
    Я понимаю, что кулаками ничего не докажешь, но спорить нет желания !
    1. xan 17 октября 2012 15:48
      ну вот - варвар, монголо-, я нацистская морда,, мордорец, ну и т.д.
      у меня аналогично.
      xan
  3. Goldmitro 17 октября 2012 11:28
    <<Притягивая ребенка, посредством нормирования его языка, к национальному центру – Москве, школьный учитель охраняет внутреннее, духовное единство нации, как солдат на фронте охраняет территориальное единство ее. И насколько эта охрана еще важнее военной, ясно из того, что территориальное распадение не исключает возможности последующего слияния, а духовное распадение – навеки">
    Это дейсвительно так! Поэтому мы видим бешенные атаки "свидомых" на руссий язык на Украине, стремящихся украинизировать русских на украине, уничтожить их связи с Россией. Да и в России не прекращаются попытки наглосаксонизировать русский язык всякими "банкингами, скальпингами" и пр. забугорной хренью с той же целью - всё русское тихой сапой на свалку!!
    1. Astrey 17 октября 2012 11:54
      Goldmitro,
      Цитата: Goldmitro
      Поэтому мы видим бешенные атаки "свидомых" на руссий язык на Украине, стремящихся украинизировать русских на украине, уничтожить их связи с Россией.


      Вот тут Вы попали пальцем в небо. В Украине на государственном уровне, таких тенденций давно не стало. Сейчас главная тенденция - навязать русский язык под видом регионального как второй государственный. Такая "тенденция" превратила "азиатскую Швейцарию", страну-курорт Афганистан в то, чем он есть уже 50 лет - ареалом гражданской войны. В данном случае, полагаю, языковый вопрос - единственный из пяти национальномасштабных державообразующих вопросов Украины - стоит оставить закрытым до решения остальных четырёх: земельного, производственного, "человек и закон" и "человек и оружие".
    2. Дядька 17 октября 2012 16:47
      Цитата: Goldmitro
      всё русское тихой сапой на свалку!!

      Не идёт ни на какую свалку, я , как и любой православный, читаю на славянском языке. Русский слабее его будет по глубине мысли и передачи эмоции.
  4. badboy453 17 октября 2012 17:04
    Вот она: "Притягивая ребенка, посредством нормирования его языка, к национальному центру – Москве, школьный учитель охраняет внутреннее, духовное единство нации, как солдат на фронте охраняет территориальное единство ее. И насколько эта охрана еще важнее военной, ясно из того, что территориальное распадение не исключает возможности последующего слияния, а духовное распадение – навеки".


    Извините за лирическое отступление, зарегистрировался на сайте только из-за этой цитаты, хотя давно читаю многие статьи...

    Скоро 2 года играю в игру, которая рекламируется на сайте и для себя (на основании игрового чата) сделал вывод:
    Меньше всего, сейчас, русский язык знают россияне и вообще никак - в Москве!!!
    Не знаю, на что тут ровняться: на "очень хорошее" школьное обучение или на наплевательское отношение к родному языку, но... поверьте, мне в Беларуси стыдно за "вседержателей" великого языка!(
    badboy453
    1. Наполеон I 17 октября 2012 18:06
      Вам надо не по играм лазить, не среди геймеров, и вы увидите, как пишут и говорят остальные. Думаю, вы увидите грамотных людей.
      Наполеон I
      1. badboy453 18 октября 2012 10:17
        Не лажу, уважаемый, это единственная игра в которую начал играть из-за её реалистичности и тяги к оружейной тематике сохраненной ещё с молодости и армии...
        Пример из игры - это просто последняя капля, поверьте, хватает и другого жизненного опыта.
        Есть грамотные люди, но вот как-то процент в последнее время стремится к нулю.(
        badboy453
        1. Astrey 18 октября 2012 11:04
          Цитата: badboy453
          Есть грамотные люди, но вот как-то процент в последнее время стремится к нулю.(


          Всё не так печально, как может показаться на поверхностный взгляд. Ведь подавляющее большинство населения училось в школах-техникумах-вузах и вполне способно изъясняться на русском языке, а изредка, и в письменном виде. Большинство не пишет хуету на заборах, не устраивает срач на форумах, избегает грубости... НО! Погоду делают не они...

          В глаза бросаются крайности. От того и обращаем внимание на предательство национальных элит, трындящих на рабском пиджин-инглише, презирающих свой народ и вводящих в оборот вредные примеры внеэтических отношений в обществе.
    2. Сотник 17 октября 2012 18:55
      Цитата: badboy453
      зарегистрировался на сайте только из-за этой цитаты,

      А когда регистрировался чем думал? Настоящий русский никогда не напишет свой логин латиницей.
      1. badboy453 18 октября 2012 10:10
        Согласен, но...
        1. Я не прячусь под разными именами и это мой единый логин в инете уже очень давно!
        2. И я не совсем русский: украинец, живущий в Беларуси и всю жизнь говорящий на русском языке!
        badboy453
  5. nnz226 18 октября 2012 18:17
    Война с Наполеоном обогатила русский язык словом "шаромыжник" (оборванные французские солдаты, попав в плен к русским, которые их обогревали и давали поесть, благодарили русских называя "шер ами" - "дорогой друг" - вот теперь оборвыши на Руси и имеют название.
    А французский язык пополнился словом "бистро" от русского "Быстро". Когда казаки в Париже забегая в лавчонку просили быстро налить выпить.
    Судя по значениям слов - Россия более благотворно повлияла на европу...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня