Никарагуанский канал: есть ли у проекта будущее?

Западные СМИ делают вид, что проекта Никарагуанского канала не существует. Ни в одной из крупных газет США, Британии, Германии нельзя найти материалов на эту тему. Нет, не то чтобы совсем их нет: попадаются маленькие заметки — скажем, о том, что какие-то инвесторы проявили интерес к Никарагуанскому каналу, но ещё будут думать, долго и напряжённо думать… А дальше следует намёк на то, что и думать-то нечего: есть же Панамский канал.

Никарагуанский канал: есть ли у проекта будущее?



Никаких вам заголовков с восклицательными знаками: «Проект века!» или «Возьмёмся за руки, друзья!»

Вот именно — друзья. А друзей у проекта немного.

Западные государства не числятся не только в друзьях Никарагуа, но и в партнёрах. Очень уж независим товарищ Ортега, стоящий в этой стране у руля. С Чавесом за руку здоровается. И с Кастро. И вообще социалист. Указания Вашингтона этот товарищ постоянно игнорирует, будто его, то есть Вашингтона, и вовсе не существует. Ну, а Вашингтон, в точном соответствии с Ветхим Заветом, отвечает Ортеге по древней заповеди — по той, в которой говорится про око, зуб и перелом.

Вот они и игнорируют друг друга, пока товарищ Ортега капиталы ищет. Ищет, как замечают мимоходом в «Хаффингтон Пост», ведь у Никарагуа на такой проект денег не хватит, поэтому стране придётся искать внимания международных инвесторов.

30 октября президент Никарагуа подтвердил, что в строительстве межокеанского канала, соединяющего Тихий и Атлантический океаны, будут принимать активное участие российские компании. Он сказал, что с возвращением к власти Сандинистского фронта национального освобождения Никарагуа в 2007 году возобновились давние отношения с Россией, и это сотрудничество во всех областях никарагуанский народ очень ценит.

Закон о строительстве через территорию Никарагуа канала между Атлантическим и Тихим океанами был подписан Ортегой ещё в июле. Ранее грандиозный проект был одобрен парламентом страны. Предполагается, что канал будет шире и глубже панамского аналога. (Кстати, Панамский канал с его заторами, «пробками» — суда ждут по неделе, чтобы пройти через канал, — проходит реконструкцию, которая должна увеличить его пропускную способность).

Стоимость строительства Никарагуанского канала, согласно расчётам, составит более 30 млрд. долларов. При этом предполагается, что у правительства Никарагуа будет 51% акций совместного предприятия по строительству канала, а 49% будут принадлежать странам или компаниям, которые выиграют конкурс.

Но только вот мало кто рвётся его выигрывать.

Информацию о проекте распространяют сегодня очень немногие СМИ. Если не говорить о никарагуанских, это немногочисленные СМИ некоторых стран Латинской Америки. На Кубе о канале с энтузиазмом пишет «Prensa Latina». В России проект освещается в самых разных СМИ — от бумажных до электронных, в т. ч. на англ. языках о нём пишут «Фонд стратегической культуры», «Russian Today», «Голос России».

Ещё за месяц подписания закона президентом директор проекта Эден Пастора сказал, что правительством Никарагуа проведены переговоры с потенциальными зарубежными партнёрами, в число которых входят Япония, Китай, Россия, Венесуэла, Бразилия и Южная Корея.

Западом и не пахнет.

30 миллиардов — это не так и много. Местность благоприятствует строительству канала: на территории нет высоких возвышенностей, и есть возможность воспользоваться озером Никарагуа.

«Важно и то, — пишет Алексей Пилько, — что осуществление столь грандиозного проекта позволит, наконец, выдвинуть на повестку дня международного сообщества, измученного в последнее время поиском выхода из всевозможных конфликтов и кризисов, по-настоящему созидательный проект, который благотворно скажется на развитии мировой экономики. Понятно, что сама Никарагуа будет не в силах «потянуть» строительство канала ни в финансовом плане, ни в инженерном плане. Поэтому деньги, если реализация проекта начнется на практике, будут давать международные инвесторы».


Новая трансокеанская артерия станет в полном смысле слова международной и нейтральной. Это нельзя сказать о Панамском канале: до 1999 года он оставался под контролем «мирового гегемона».

Нил Никандров («Фонд стратегической культуры») замечает, что с точки зрения Госдепартамента, Пентагона и американских спецслужб потребность в альтернативном канале между океанами назрела: Панамский канал функционирует на пределе возможностей. Но вот беда: никарагуанский президент воспринимается в Вашингтоне как политик из враждебного лагеря, сотрудничество с которым невозможно.

Ортега, пишет аналитик, проводит самостоятельную политику, игнорируя окрики Вашингтона о «недопустимости» тех или иных действий. Реализация проекта по прокладке канала укрепила бы позиции сандинистов в стране и расширила влияние блока ALBA (Альянса народов Латинской Америки). Президент Никарагуа не устаёт повторять, что строительство канала должно стать общим делом для стран Центральной Америки.

«Возьмёмся за руки, друзья?»

Нет, не возьмёмся. Канал — угроза интересам США. Слишком много у Ортеги самостоятельности. Слишком много тут латиноамериканской и даже международной — ещё более опасной — дружбы. А заодно и много выгоды. Нет, нет и ещё раз нет.

«…В мае 2012 года… в Манагуа прибыла Филлис Пауэрс… Её дипломатическая карьера была динамичной: служила в России, Польше, Перу, Колумбии, Панаме. <…> Именно панамский опыт определил её направление на должность посла в Никарагуа. Строительство межокеанского канала является приоритетной темой для посольства США в Манагуа. Задачи поставлены конкретные: сбор информации, выработка рекомендаций по недопущению реализации проекта, а также подготовка тезисов пропагандистской кампании в отношении его «неперспективности».

Эти тезисы уже широко циркулируют в масс-медиа. Мол, правительство Ортеги из «тактических соображений» занижает объём инвестиций, необходимых для реализации проекта: затраты составят 50-60 млрд. долларов. После завершения строительства потребуется несколько десятилетий, чтобы окупить расходы, если их вообще удастся окупить. Никарагуа претендует на 51% акций будущего консорциума, оставляя инвесторам всего 49. Потенциальные участники строительства (Бразилия, Китай, Япония, Венесуэла, Южная Корея и другие) должны серьёзно взвесить рентабельность проекта. Нет никаких гарантий, что Никарагуанский канал будет загружен работой, поскольку Панамский после модернизации сохранит большую часть своих традиционных клиентов. России лучше всего воздержаться от никарагуанского проекта, потому что для неё важнее активизация Северного морского пути и модернизация Транссиба».


Проект Никарагуанского канала поистине грандиозен. При его строительстве предполагается извлечь 2,7 млрд. куб. м почвы. Его протяженность составит 286 км (для сравнения: длина Суэцкого канала — 171 км, а Панамского — 82 км), глубина — 22 м (Суэцкого — 13 м, Панамского — 12,5 м), максимальная ширина фарватера — 114 м (у Суэцкого — 60 м, у Панамского — 150 м).

Благодаря описанным параметрам никарагуанским водным коридором смогли бы пользоваться крупнотоннажные морские суда грузоподъёмностью до 270 тыс. т (панамский конкурент может пропустить транспорты дедвейтом не более 70 тыс. т, а после модернизации, которая должна быть завершена к 2015 году, — не более 130 тыс. т).

Нынче в мире всего 900 судов дедвейтом более 130 тыс. т. Члены никарагуанской комиссии считают, что к 2019 году — времени «запуска» канала — их станет втрое больше.

Проект канала в нескольких вариантах составляется сейчас двумя голландскими компаниями. Стоимость проектирования — 720 тысяч долларов. В начале 2013 года он будет готов.

Есть мнение, что ради строительства канала и заодно сокращения безработицы в Никарагуа правительство Даниэля Ортеги может пойти на сделку со злейшими своими врагами — американцами. Американские инвесторы будто бы готовы вложить чуть ли не половину нужных средств, а другую половину дадут Япония, Бразилия, Южная Корея, возможно, Россия и (почти бесспорно) Китай.

Для того чтобы получить хоть какой-то ответ на «американский» вопрос, послушаем первоисточник.

Управляющий строительством Большого межокеанского канала Никарагуа, сопредседатель Российско-Никарагуанской Межправкомиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству Мануэль Коронель Каутс в ноябре дал интервью журналу «Международная жизнь», в котором рассказал, кто предположительно примет участие в грандиозном строительстве века:

«Мы провели переговоры с Россией, Бразилией, Венесуэлой, Китаем и Японией. Есть предварительная договорённость и с рядом других государств. Но они должны будут проявить политическую волю, оказать экономическую поддержку проекту, приобрести акции и стать хозяевами части созданного консорциума. Предполагаем, что каждая акция будет стоить одну тысячу долларов. Акционером сможет стать также любое частное лицо…»


Мануэль Коронель Каутс указал, что строительство даст работу примерно миллиону никарагуанцев. Также он заметил:

«…А с Соединёнными Штатами у нас никаких проблем нет. Есть американские компании, которые готовы участвовать в проекте. Часть акций мы разместим на бирже США, примерно 2 миллиона 200 тысяч акций — на Нью-йоркской бирже. К тому же мы намерены нанять по конкурсу управляющую фирму — американскую или российскую. В неё могут войти техники и ученые. Она будет управлять всем процессом строительства. На сегодняшний день наш проект по своему размаху не имеет себе равных в мире. Это поистине проект века. И мы полны решимости его осуществить».


Таким образом, политическая игра — это одно, а экономический проект — другое. Если американское правительство считает нужным ставить палки в колёса Ортеге, то частный американский капитал может иметь собственное мнение. Ортега, как и его друг Уго Чавес, пока ещё не попал в список международных террористов.

Впрочем, возможно, пылкие товарищи Ортега и Каутс переоценивают внимание частных американских подрядчиков. Акции можно разместить, но главное — их продать.

«…Можно предположить, — пишет обозреватель Александр Моисеев, — что лет через десять, когда Большой межокеанский канал Никарагуа вступит в строй, и по нему из Атлантического в Тихий и наоборот пройдут первые большегрузные суда, новый водный путь получит имя Аугусто Сесара Сандино, который в свое время мечтал о свободе и независимости своей родины, мечтал о канале, боролся и отдал за это свою жизнь. Он мечтал и о сооружении межокеанского канала. Поэтому вполне логично было бы появиться на карте мира «Каналу имени Сандино». Но решение на сей счёт принимать только самим никарагуанцам».


Сложно, конечно, представить, что канал, названный именем «отца антиимпериалистической народно-демократической революции», будут строить американские подрядчики…

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти