Танк, который полностью соответствовал идее «Молниеносной войны»

Танк, который полностью соответствовал идее «Молниеносной войны»
Начало танкостроения в Германии обычно связывают с приходом к власти нацистов. Это не совсем верно. Еще в 1931 году инспектор автомобильных войск рейхсвера генерал-майор Освальд Луц выдвинул идею формирования крупных танковых соединений, оценив при этом достигнутые к тому времени результаты разработки танков в Веймарской республике как неудовлетворительные. Находясь под сильным влиянием начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, он отдал указание приступить к проектированию бронированной машины массой 5000 килограммов для использования ее в учебных целях (единственная поблажка Версальского договора). До сих пор для этого в войсках применялись деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях и даже на велосипедах.

«СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ТЯГАЧ»

Заказы на создание танка получили сразу четыре фирмы: Daimlez-Benz, Rheinmetall-Borsig, Maschinenfabrik Augsburg-Nurnberg (MAN) и Krupp. У последней уже имелся готовый проект «малого трактора» LKA, авторами которого являлись инженеры Хогельлох и Воельферт. В целях дезинформации танку присвоили название LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper - «сельскохозяйственный тягач»). Первый его прототип появился в июле 1932 года.


Следует отметить, что выбор именно крупповской машины определялся отнюдь не ее тактико-техническими характеристиками, а возможностью быстрого воплощения проекта в металле и малыми затратами при освоении серийного производства.

Строительство опытных образцов «сельскохозяйственных тягачей» 1 LaS Krupp было поручено фирме Henschel, которая летом 1933 года отправила первые пять прототипов на полигон в Куммерсдорфе. Проведенные здесь испытания показали низкую надежность конструкции танка, особенно трансмиссии и ходовой части. Их доработка была направлена главным образом на повышение прочности. В результате три опорных катка вместе с ленивцем скрепили общей балкой и добавили три поддерживающих катка на сторону.

Корпус и башню танка проектировали на фирме Daimler-Benz, которая впервые применила для них клепано-сварную конструкцию. Следующая предсерийная партия из 15 машин собиралась уже на пяти заводах: Krupp-Gruson, Daimler-Benz, Henschel, Rheinmetall-Borsig и MAN (по три машины на каждом). Это было сделано с целью привлечения дополнительных подрядчиков и подготовки этих предприятий для будущего массового производства танков и приобретения ими опыта в создании новых боевых машин.

Первые серийные шасси изготовили в декабре 1933 года на заводе Krupp-Gruson. Следующую партию в феврале 1934-го выпустила фирма Henschel (первая машина покинула предприятие 3 февраля), а к концу апреля были полностью готовы 15 танков. В сентябре их передали трем ротам Kraftlehr Kommando Zossen (учебное подразделение автомобильных войск в Цоссене). Месяц спустя Kraftlehr Kommando преобразовали в 1-й танковый полк, а на базе аналогичной части в Ордурфе сформировали 2-й танковый полк. Таким образом было положено начало развертыванию панцерваффе. Летом 1935 года машины обоих полков приняли участие в учениях близ Мунстера.

Вскоре танк 1 LaS Krupp сменил название на Pz.Kpfw.I Ausf.A. В это же время была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств вермахта - Kraftfahrzeuge Nummersustem der Wermacht. По этой системе танк Pz.I и его последующие модификации имели номера от Sd.Kfz.101 до Sd.Kfz.120 (Sd.Kfz. - Sonderkraftfahrzeug - машина особого назначения, спецмашина), а командирский вариант - Sd.Kfz.265.

Всего выпущено 477 танков Pz.Kpfwl Ausf.A (349 - на заводах Henschel и 128 - на заводах MAN).

Танк, который полностью соответствовал идее «Молниеносной войны»


КОМАНДИРСКИЕ МАШИНЫ

Эксплуатация показала, что танки версии «А» нуждаются в модернизации, главным образом в замене силового агрегата. Стало очевидным, что мощности 57-сильного двигателя Krupp М305 недостаточно. Не помогло и оснащение в опытном порядке Pz.I Ausf.A дизельным двигателем Krupp М601 мощностью 60 л. с. при 2200 об/мин. Проблему удалось решить после установки на танк шестицилиндрового бензинового мотора Maybach NL 38TR мощностью 100 л. с.

Поскольку этот силовой агрегат оказался заметно больше прежнего двигателя, пришлось удлинить корпус на 400 мм. В результате в ходовой части появилась еще одна пара опорных катков, а ленивец был немного приподнят над уровнем земли. Кроме того, изменились задняя стенка и крыша моторно-трансмиссионного отделения. Выхлопную трубу вывели через задний борт в отличие от Pz.I Ausf.A, имевшего две выхлопные трубы по бортам.

На машинах первых серий использовались пулеметы MG13, которые позже заменили на более современные MG34. С 1936 года боезапас увеличили до 90 магазинов. Танк получил новую приемопередающую радиостанцию Fu5. Запас топлива увеличился на 2 л. При этом его расход по сравнению с Pz.I Ausf.A возрос со 100 до 125 л на 100 км. Во всем остальном обе модификации были практически идентичными.

Производство танков модификации «В» велось на заводах Henschel, Krupp-Gruson в Магдебурге, а с 1936 года и на заводах MAN в Нюрнберге и Wegmann в Касселе. Их выпуск продолжался до середины 1937-го. За это время предприятия передали вермахту 1016 танков Pz.I Ausf.B, а фирма Wegmann в 1938 году изготовила еще 22 корпуса.

На шасси модификации «А» и «В» было создано большое количество специальных машин, в том числе самая распространенная и, наверное, самая известная - Kleiner Panzerbefehlswagen (малая бронированная командирская машина). Она выпускалась как на шасси «А», так и на шасси «В», имела обозначение Kl.Pz.Bf.Wg. (модификации 1KlA, 2KlB и 3KlB) или Sd.Kfz.265.

В конце 1935 года фирма Daimler-Benz изготовила шесть командирских машин на шасси Pz.IA, две или три из которых в сентябре 1936 года отправили в Испанию. Башня у них отсутствовала, а высота корпуса была увеличена на 250 мм. Экипаж стал больше на одного человека - появился радиотелеграфист. Сначала эти машины выпускались без вооружения, затем в передней части корпуса разместили пулемет MG13. Радиооборудование - приемопередающая радиостанция Fu6 с дальностью действия 13-16 км и приемная радиостанция Fu2.

С 1936 по 1938 год фирма Daimler-Benz произвела двумя сериями машины на шасси Ausf.В. Танки 2KIB вооружались одним пулеметом MG34, установленным в амбразуре. Высокая командирская башенка на них иногда отсутствовала. Толщина лобовой брони по сравнению с 1KlA возросла с 13 до 14,5 мм. На 3KlB бронирование было увеличено до 19 мм. Пулемет размещался в шаровой установке. Высокую командирскую башенку заменили на низкую с двухстворчатым люком. В 1939-1940 годах несколько десятков машин получили новую радиостанцию Fu8 с большей, чем у Fu6, дальностью действия. Первоначально командирские машины имели жесткую антенную мачту на деревянной раме, которую вскоре сменила рамочная антенна шириной 2000 мм. С 1939 года монтировалась более практичная гибкая штыревая антенна.

В танковом батальоне по штату полагалось иметь два Kl.Pz.Bf.Wg., в танковой роте - одну машину (ее называли Kompanie Chefpanzer - танк командира роты), в управлении танкового полка - три. По мере поступления в войска командирских танков новых типов машины старого образца привлекались к выполнению вспомогательных функций.

Танк, который полностью соответствовал идее «Молниеносной войны»


БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ В ИСПАНИИ

Panzer I стал первым немецким танком, поступившим на вооружение вермахта. Несмотря на то, что эта машина предназначалась для подготовки кадров панцерваффе, довольно долго ей суждено было составлять основу германского танкового парка. С середины 1934 года параллельно с поставкой боевых машин в армию началось и развертывание танковых частей. Интенсификации этого процесса способствовало назначение военным министром Третьего рейха генерала Бломберга, а начальником канцелярии военного министерства - генерала Рейхенау, придерживавшихся современных взглядов на роль танковых войск в будущей войне.

К этому следует добавить, что сам Гитлер проявлял большой интерес к моторизации армии. Вот что пишет по этому поводу в своих «Воспоминаниях солдата» Гейнц Гудериан, получивший в конце 1934 года приглашение продемонстрировать перед рейхсканцлером в Куммерсдорфе действия подразделений мотомеханизированных войск: «Я показал Гитлеру мотоциклетный взвод, противотанковый взвод, взвод учебных танков Т-1, взвод легких бронемашин и взвод тяжелых бронемашин. Большое впечатление на Гитлера произвели быстрота и точность, проявленные нашими подразделениями во время их движения, и он воскликнул: «Вот это мне и нужно!».

И дело пошло! К 15 октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии: 1-й, дислоцировавшейся в Веймаре, командовал генерал Вейхс, 2-й, размещавшейся в Вюрцбурге, - полковник Гудериан, 3-й, местом расположения которой стал Берлин, - генерал Фессман. Эти соединения по большей части укомплектовывались танками Pz.I, так как других боевых машин в распоряжении панцерваффе практически не имелось. Компанию «единичке» мог составить только Pz.II, но производство этого танка в 1935 году лишь начиналось.

Боевое крещение Panzer I получил в Испании. Принятие Гитлером решения о помощи генералу Франко привело к созданию легиона «Кондор», в который входили части ВВС и сухопутных войск.

Первые девять Pz.I Ausf.A поступили в легион в октябре 1936 года, за ними последовали еще 32 боевые машины этой модификации. Часть «Кондора», вооруженная танками, получила название танковая группа «Дроне» (Panzergruppe Drohne). Ее командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Поначалу группа имела следующую организацию: штаб и две танковые роты по три секции в каждой. В секции имелось пять танков плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки включали противотанковое артиллерийское, огнеметное и транспортное отделения, а также полевую ремонтную мастерскую. Личный состав насчитывал 180 солдат и офицеров - военнослужащих 6-го танкового полка германской армии, прибывших в Испанию под видом туристов. Предполагалось, что группа «Дроне» будет главным образом заниматься подготовкой испанских танкистов, а не воевать. Впрочем, фон Тома сразу же убедился, что «испанцы быстро учатся, но столь же быстро забывают то, что выучили», поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы выполняли немцы.

Первое столкновение с поставленными республиканцам из СССР Т-26 произошло 28 октября 1936 года. Pz.IA в этом бою поддерживали кавалерию франкистов и оказались совершенно бессильными перед пушечными танками республиканцев. Прибытие в декабре первой партии из 19 Pz.IB никак не улучшило ситуацию. Однако ничего другого у франкистов не было и группу «Дроне» перебросили под Мадрид.

Чтобы хоть как-то повысить огневую мощь немецких танков, в немного увеличенной по высоте башне Pz.IA установили 20-мм пушку Breda mod.35. Сколько машин модернизировали таким образом, сказать трудно. Обычно сообщается, что несколько. Однако как в отечественной, так и в зарубежной литературе публикуется единственная фотография тех лет с одним переделанным танком. Не встречаются эти машины и на более поздних снимках.

В марте 1937 года в состав группы «Дроне» включили танковую роту, вооруженную трофейными советскими Т-26, а с августа началось переформирование группы в испанскую часть. Этот процесс завершился в марте 1938-го созданием Bandera de Carros de Combate de la Legion, организационно вошедшей в состав Испанского иностранного легиона. «Бандера» состояла из двух батальонов: один имел немецкие танки Pz.I Ausf.A и Ausf.B, другой - советские Т-26. Оба батальона (1. и 2. Agrupacione de Carros) участвовали в боях под Тэруэлем и Брунете, в Басконии, в битве над Эбро и в операциях в Каталонии в 1939-м. В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили семь человек. Их участие в гражданской войне в Испании завершилось парадом в Мадриде 19 мая 1939 года. После этого «туристы» вернулись в Германию. Танки же Pz.I эксплуатировались в испанской армии еще почти 10 лет, до конца 40-х годов.

Танк, который полностью соответствовал идее «Молниеносной войны»


«ЕДИНИЧКИ» НА ВТОРОЙ МИРОВОЙ

В марте 1938 года танки Pz.I приняли участие в аншлюсе Австрии. 2-я танковая дивизия генерала Гудериана за двое суток совершила 420-километровый марш-бросок. При этом до 38% машин вышли из строя из-за недостаточной надежности и были оставлены на обочинах дорог. После этого «похода» Гудериан остро поставил вопрос об улучшении системы эвакуации и ремонта танков. При оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года ситуация значительно улучшилась. К оперативным зонам танки Panzer I и Panzer II доставляли на грузовиках, чтобы хоть как-то сохранить мизерный ресурс гусениц.

К началу Второй мировой войны 1 сентября 1939 года в вермахте насчитывалось 1445 Pz.I, что составляло 46,4% всех боевых машин панцерваффе. Количество же их в танковых дивизиях существенно различалось. Скажем, в наиболее оснащенной средними танками 1-й танковой дивизии было только 85 Pz.I всех модификаций, включая командирские, во 2 и 3-й - заметно больше, по 153, в 5-й танковой - 150. В 10-й танковой дивизии и танковой группе «Кемпф», имевших однополковой состав, числилось 73 и 78 Pz.I соответственно. Меньше всего «единичек» насчитывалось в легких дивизиях: в 1-й - 54, 2-й - 47, 3-й - 47, 4-й - 41.

Броня Pz.I легко пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. Так, при прорыве позиций Волынской кавалерийской бригады под Мокрой, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии вермахта потерял 11 Pz.I, против которых поляки успешно применяли даже танкетки. Пулеметный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с танками 7ТР «единичке» и вовсе приходилось туго. Так, 5 сентября во время контрудара польских войск под Петркув-Трыбунальским танки 7ТР 2-го батальона легких танков уничтожили пять Pz.I.

К концу Польской кампании из строя выбыло 320 Pz.I, 89 из них оказалось потеряно безвозвратно.

Для боевых действий в Дании и Норвегии на базе 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии был сформирован 40-й батальон специального назначения (40.Pz.Abt.z.B.v.), материальную часть его в основном составляли Pz.I.

К началу наступления на западе 10 мая 1940 года панцерваффе располагали 1214 танками Pz.I, 523 из них находились в боеготовом состоянии. Количество машин этого типа в танковых соединениях вермахта заметно уменьшилось. Больше всего - по 106 единиц - их имелось в 3 и 4-й танковых дивизиях, в остальных соединениях - от 35 до 86.

Наиболее крупный бой с участием Pz.I произошел у бельгийского города Намюра. 12 и 13 мая 1940 года 3 и 4-я немецкие танковые дивизии лишились там 64 Pz.I. У «единичек» не было шансов при столкновении с французскими танками - толстобронными и вооруженными пусть слабыми, но все-таки пушками. Поэтому несмотря на то, что во время Западной кампании танковые бои носили эпизодический характер, панцерваффе понесли весьма существенный урон: 182 Pz.I.

В операциях на Балканах в апреле 1941 года принимали участие «единички» 2, 5 и 11-й танковых дивизий. Стоит также упомянуть, что 25 Pz.I в составе 5-й легкой дивизии Африканского корпуса воевали в Северной Африке.

На 22 июня 1941 года в вермахте насчитывалось 410 исправных Pz.I, причем танковые части первой линии имели только 74 такие машины. Еще 245 танков находилось в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.I - 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались и за весь следующий 1942 год Красная армия уничтожила лишь 92 Pz.I. В этом же году «единички» сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортеры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии - для подготовки и обучения танкистов.

Созданные в начале 30-х годов (в первую очередь для учебных целей) легкие немецкие танки Pz.I имели ограниченную боеспособность. С одной стороны, это обусловливалось чисто пулеметным вооружением, бесперспективность которого была очевидна уже в то время и полностью подтвердилась в ходе войны в Испании, с другой - слабой конструктивной отработкой и наиболее низкой по сравнению с другими немецкими танками технической надежностью, особенно в ходовой части и силовой установке.

Круговое бронирование толщиной 13 мм спасало только от огня легкого стрелкового оружия. При испытаниях трофейного образца в Англии башню и маску пулеметов часто заклинивало при стрельбе, особенно залповой, а воздухозаборник двигателя как будто специально был создан для забрасывания его гранатами. Во время войны в Испании его закрыли дополнительным листом. К тому же машина показала очень плохую проходимость в условиях бездорожья.

Вместе с тем эти быстроходные и маневренные танки полностью соответствовали самой идее блицкрига - «молниеносной войны». Именно высокая динамичность и передовая тактика позволили немецким танковым войскам, наполовину и даже более состоящим из легких танков, добиваться быстрого успеха в операциях 1939-1941 годов. Не превосходя (кроме кампаний в Польше и на Балканах) противника по количеству и качеству боевых машин, они переигрывали его тактически.
Автор: Михаил БАРЯТИНСКИЙ
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня