1 год службы по призыву: оставить, как есть, или повысить срок? (Опрос)

Считаете ли Вы, что нужно повышать срок службы по призыву в российской армии?

Да, надо повышать, служить должны 1,5 года - 687 (19.74%)
19.74%
Да, надо повышать, служить должны 2 года - 1542 (44.31%)
44.31%
Нет, повышать не надо, одного года достаточно - 592 (17.01%)
17.01%
Срочная служба не нужна вообще, армия должна быть профессиональной, контрактной - 620 (17.82%)
17.82%
Другое, в комментариях - 39 (1.12%)
1.12%
Реформирование российской армии – вещь такая, которая в последнее время обсуждается, пожалуй, с куда большим ажиотажем, нежели реформы в других отраслях. Очевидно, к ходу реформирования армии общественный интерес подогрела резонансная отставка министра обороны Анатолия Сердюкова одновременно с проявлением миллиардных махинаций в военном ведомстве страны. Пост министра, как известно, занял Сергей Шойгу, получивший в наследство не только скандальные коррупционные заросли в Минобороны, но и саму незавершенную реформу, нуждающуюся либо в эффективном продолжении и эффектном завершении, либо в пересмотре некоторых ее позиций, которые видятся, мягко говоря, несколько сомнительными.




Одной из реформационных позиций, постоянно подвергающихся достаточно острой критике, является сокращения срока армейской службы до 12-ти месяцев. Такое решение было принято в начале 2008 года после достаточно продолжительного противостояния между теми, кто за такое снижения ратовал, и между теми, кто был явно не в восторге от этой идеи. Дело в том, что сама идея, которая позже стала одной из основ нового подхода к военной службе в рамках реформирования российской армии, имела, как часто бывает, благие цели. Авторы идеи, к которым, кстати говоря, относились и первые лица государства, заявляли о том, что именно такой срок службы позволит привлечь к выполнению своего конституционного долга подходящее количество молодых людей. Мысль о сокращении срока прохождения военной службы по призыву опиралась на необходимость снижения числа уклонистов, скажем так, благими намерениями. Мол, если кто-то не желает служить в рядах российской армии 2 года, считая такой срок слишком длительным, то государство готово пойти на достаточно основательные уступки и снизить продолжительность службы ровно вдвое. Намерения, конечно же, благи, но только вот всем известно, куда обычно ведет дорога, вымощенная такими намерениями. Об этом красноречиво свидетельствуют статистические показатели, опубликованные ГВП (Главной военной прокуратурой): если в 2007 году (перед введением новшества, связанного с уменьшением срока службы) армия уклонистов насчитывала около 130-140 тысяч человек, то вот в нынешнем (2012 году) число тех, кто «бегает» от военкомата, достигло 235 тысяч. Другими словами, рост числа уклонистов составил около 100 тысяч человек за последние 5 лет! Цифра поистине внушительная, и говорящая о том, что изменение продолжительности срока нахождения молодого человека в войсках в статусе военнослужащего-призывника не соотносится с привлекательностью службы для так называемых уклонистов.
Выходит, что главная задача снижения срока службы для призывников оказалась не выполненной (по крайней мере, на текущем этапе реализации программы по реформированию армии).

Не будем забывать, что снижение продолжительности службы для тех солдат, которые имели или имеют статус срочников, подразумевало поэтапный переход на увеличение процента контрактников в войсках. Для полноценного комплектования армии военнослужащими-контрактниками называлась цифра, составляющая около 430 тысяч военнослужащих. На сегодняшний день число военнослужащих, проходящих службу по контракту в российской армии, не превышает 200 тысяч человек (менее 47%). Получается, что и вторая подоплека снижения срока службы для призывников не срабатывает в полной мере.

В чем же дело? Где же произошел сбой в механизме модернизации армии? Не касаясь набивших за последнее время оскомину коррупционных составляющих в работе Министерства обороны, можно отметить одну из основных причин возникновения сложностей с комплектованием армейских подразделений. И причина эта – демография. Сегодня в армию призываются молодые люди, которые родились не позднее 1994 года. В 1994 году, по данным Росстата, в Российской Федерации родилось 1,408 млн. человек. Однако и этот показатель нельзя назвать демографическим дном. Дело в том, что такой уровень падал вплоть до 1999 года, и именно в 1999-м был зафиксирован рекордно низкий уровень рождаемости в России – 1,214 млн. человек. Получается, что, как минимум еще пять лет, российская армия будет ощущать явные негативные проявления демографического кризиса 90-х годов. А если армия будет эти проявления ощущать на себе всей своей, извините, шкурой, то и справиться с необходимостью постоянной ротации призывного состава ежегодно вряд ли удастся. Удалось бы в том случае, когда сработала задумка с кратным увеличением числа военнослужащих, проходящих службу по контракту. Но только вот с комплектацией в/ч контрактниками сегодня еще больше проблем, чем с комплектацией их срочниками.

Выходит те, кто инициировал законопроект о снижении срока службы в армии, не просчитывали вероятность существенного влияния демографических изменений в Россию на комплектацию Вооруженных сил. Если так, то это больше похоже на наш банальный «авось», когда желаемое выдаешь за действительное. Мол, да знали мы прекрасно, что с рождаемостью в 90-х была беда, но просто хотели как лучше…

В итоге такая беспечность сегодня приносит первые негативные плоды. Во многих подразделениях уровень комплектования не доходит и до 60% от нормы. Причем такое положение вещей не только в частях Министерства обороны, но и в частях МВД, Пограничных войсках ФСБ РФ, да и в других ведомствах, которые проводят комплектование на основе призывников (контрактников, кстати, тоже). Наблюдается интересная тенденция: чем ближе войсковая часть располагается к федеральному центру, тем больше проблем у ее командиров возникает с комплектованием отдельных подразделений контрактниками. Причина здесь в уровне финансирования, ведь во многих регионах России уровень денежного довольствия сержанта-контрактника в 20-25 тысяч рублей можно назвать вполне приемлемым, а вот в той же Москве далеко не у каждого молодого человека возникнет желание подписывать контракт на указанных условиях. Решить проблему с помощью военнослужащих, которых можно назвать внутрироссийскими мигрантами (к примеру, приехал из Ельца или Саратова, чтобы подписать контракт в Москве), тоже не просто. Компенсация одной только аренды московского жилья может вылиться для бюджета войсковой части в копеечку…

А ведь годичный срок службы по призыву в свое время оправдывался еще и тем, что теперь, дескать, наши солдаты будут избавлены от необходимости выполнения хозяйственных работ. Мол, если у кого-то есть сомнения, что за год можно овладеть боевой техникой и всеми военными премудростями, то такие сомнения эти люди должны непременно от себя гнать обеими руками, ведь теперь за солдат всю «грязную» работу будут делать аутсорсеры. То есть гражданские служащие, которые за солдата и казарму помоют, и картошки начистят, и даже БТР с танком починят. Мол, теперь-то за год службы срочники научатся побольше, чем те, кто в свое время служил 2-3 года, ведь год пойдет исключительно на тактическую, огневую и прочую военную подготовку без «распыления» на уборку территории, помывку техники в автопарке и затаривание овощехранилищ. Казалось бы, что тоже благо, которое должно сделать из современных призывников-срочников подготовленных и эффективных бойцов. Но, как всегда, гладко было на бумаге…

Аутсорсинг имеет место быть лишь в образцово-показательных частях, куда достаточно часто приглашают журналистов. Однако в большинстве российских войсковых частей солдаты, призванные на годичную службу, продолжают посвящать той самой «грязной» работе, от которой на бумаге они якобы освобождены, гораздо больше времени, чем военной подготовке.

Рассказывает рядовой запаса (призыв весна 2011) Никифоров Р. (19 лет), демобилизованный в мае 2012 года.

Службу проходил в одной из войсковых частей МО РФ в Тверской области. За все время службы в войсковой части гражданский персонал наблюдал лишь в столовой (повара и помощники поваров). При этом уборку территорий, парково-хозяйственные работы выполняются исключительно солдатами-срочниками. В ежедневном распорядке дня (за исключением выходного дня) присутствовали записи о занятиях с боевой техникой и оружием, изучение их материальной части, но на деле эти занятия проводились крайне редко. Да большинство солдат не особенно и стремились к изучению методов ведения боя и прочих военных премудростей.


Рассказывает рядовой запаса (призыв весна 2011) Пеньков А. (23 года), демобилизованный в мае 2012 года.

Службу начинал в учебном центре ВВ МВД РФ в Москве в/ч 3792 (командир – полковник Виктор Деркач). Личный состав занимался патрулированием московского метрополитена, улиц столицы. Гражданский персонал в в/ч работал на кухне, куда периодически направляли помощников из числа срочников. Уборка, работа по обслуживанию техники, ремонт помещений осуществлялся военнослужащими-срочниками. Сказать, что мы ежедневно занимались тактической подготовкой и упражнениями с оружием, особенностями работы с подозрительными личностями в метро или на улицах города, не могу. Кормили неплохо. О новой форме для ВВ только слышали…


Это два небольших примера того, что российские армейские структуры (а это ведь не только подразделения МО РФ) находятся в лучшем случае в переходном состоянии, когда далеко не все войсковые части получают достойное финансирование на использование аутсорсинговых компаний, которые должны были бы освободить время рядовому составу на профессиональную военную подготовку. Можно ведь говорить сколько угодно о том, что МВД отдельно, а МО отдельно, и что МВД, вроде как под армейскую реформу не вполне подпадает. Но в таком случае это глубокое заблуждение, ведь российская безопасность – это безопасность не только от внешнего врага. Война на Северном Кавказе продемонстрировала и то, что подразделения любых силовых структур должны быть готовы в любой момент решить поставленную перед ними задачу. И здесь уже было бы странно начинать делить призывников на тех, кому боевая подготовка во время прохождения службы нужна больше, а кому меньше…


Вот и выходит, что обозначенное благо годичной службы явно не становится благом в плане боеспособности самой армии, эффективности всех ее структур и подразделений. Мало того, срок службы по призыву на уровне 12 месяцев приводит командиров воинских частей к постоянной необходимости ломать голову над тем, кем он будет, простите, затыкать образовавшуюся брешь после увольнения на «дембель» очередной группы призывников. Ведь часто случается и так, что приходится «оптимизировать» варианты работы, а, говоря проще, расширять круг обязанностей каждого из военнослужащих в условиях тотального недокомплекта личного состава. Да и из своих карманов платить аутсорсинговым фирмам за то, чтобы те вывезли мусор или очистили плац от снега, тоже не каждому захочется.
В общем, год службы для самого призывника – это, конечно, неплохо, но пока сама российская действительность, к сожалению (или, к счастью, - для кого как), выступает против этого. Ведь и в таком случае чаще всего написанные наверху сценарии на белоснежной бумаге не в состоянии охватить всех нюансов армейской службы. Бумага-то она все стерпит, а вот в реальности все далеко не так радужно, как описано в планах модернизации обороноспособности страны.

Именно поэтому сегодня все чаще появляются идеи о том, что пора увеличивать срок службы хотя бы до 1,5 лет (если и 1,5 года что-то решат в условиях негативного демографического эха 90-х). Только вот если даже допустить, что наши руководители примут решение о прибавке к имеющимся временным рамках службы еще хотя бы полгода, то это может вызвать огромный резонанс в обществе. Ведь снижать – это одно, а вот увеличивать – совсем другое. Решение будет крайне непопулярных среди подавляющего большинства населения, которое, по большому счету, вряд ли волнуют кадровые недокомплекты контрактниками и несоблюдение режима аутсорсинга войсках. Именно поэтому государство вряд ли захочет именно сегодня заговаривать о возвращении к «старым» срокам службы, что уже и подтверждается сообщениями из Кремля. Никому не хочется идти на столь резонансное решение, даже если все причины необходимости принятия такого решения разложить по полочкам и заставить допризывников заучивать их перед сном.

В общем, многие понимают, что повышать срок службы по призыву необходимо для самой армии, но вот загнать такую идею в законодательные рамки и хочется, и колется, и мама не велит…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

295 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти