Реанимация военной медицины: пациент скорее жив?..

Если отвечать на вопрос о том, какими отраслями в России можно было гордиться в разные времена и можно гордиться сейчас помимо балета, космонавтики и хоккея, то можно говорить и о военной медицине. Уровень медицинского обслуживания и его эффективность в военных госпиталях нашей страны были высокими с тех самых пор, как только эти учреждения стали появляться в российских городах. Качество медицинских услуг, оказываемых военными специалистами, не подвергалось сомнению ни во времена существования Российской Империи, ни в советскую эпоху. Казалось бы, что если отрасль имеет столь славную историю и приносит очевидную пользу гражданам страны, то ее нужно всеми силами поддерживать и развивать. Однако термин «оптимизация» добрался и до военной медицины, а термин этот, как мы знаем, таков, что нередко провоцирует, скажем так, оперативное вмешательство в общественные организмы без какого-либо наркоза.

Оптимизация военно-медицинской сферы при прежнем составе руководства Министерства обороны свелась к тому, что вместо реализации программы по развитию отрасли, по совершенствованию системы подготовки специалистов и внедрения инновационных методов медицинского обслуживания начались массовые урезания всего того, что можно было урезать, да и того, что нельзя – тоже. Медицинские учреждения Министерства обороны одно за другими стали терять специалистов высокого класса, подпадая под оптимизационный пресс: меньше персонала – больше заработные платы у тех, кто остается на своих местах. Своеобразное повышение заработной платы за счет весьма масштабного увольнения коллег вызывало и продолжает вызывать явное недоумение у военных медиков.


В беседе с журналистом нашего издания бывший сотрудник военного медицинского учреждения МВО поделился информацией о том, что система сокращения кадрового состава военных госпиталей при бывшем министре обороны набрала такие обороты, что термин «оптимизация рабочих кадров» - это самое мягкое название, которым только можно было заменить реальное положение вещей.
40-летний военный хирург высшей категории попал под «оптимизационную» чистку, имея за плечами почти 20-летний опыт работы в военных медицинских учреждениях. Человек, который спасал жизни сотен военнослужащих, попадавших на операционный стол после боевых действий в Чеченской Республике, Дагестане, Ингушетии, после авиационных катастроф, ДТП и подрывов; человек, руки которого возвращали людей буквально с того света, сегодня вынужден работать… помощником слесаря в частной автомастерской! Почему вдруг российской военной медицине перестал быть необходим такой высококлассный специалист – загадка, которая кроется в хитросплетениях военной реформы, когда всех «лишних» можно отправить «на покой» в соответствии с формулировкой «оптимизация кадрового состава».

По понятным причинам, военные медики, да и все неравнодушные к ходу реформирования выразили удовлетворение шагами нового министра обороны, поминая действия министра предыдущего в плане реформирования военной медицины сильным словцом.
Сергей Шойгу после знакомства с теми шагами, которые были проведены его предшественником, пришел к выводу, что если с наболевшим вопросом не начать разбираться немедленно, то вся военная медицина может оказаться на грани выживания. Именно поэтому одним из первых распоряжений Сергея Шойгу была сначала приостановка, а затем и отмена решения о «переезде» Военно-медицинской Академии им.Кирова из Северной столицы в Ленинградскую область (поселок Горский). О таком переезде неоднократно писали различные российские СМИ, в том числе, и «Военное обозрение». Сотрудники медакадемии выражали недоумение тем, для чего понадобилось переводить учебное заведение, которое практикует и непосредственное медицинское обслуживания граждан, в область. После череды коррупционных скандалов, связанных с финансовыми махинациями с недвижимость в Минобороны, в прессе появились материалы о том, что, возможно, и здание Военной медакадемии кому-то из чиновников сильно «приглянулось», а потому могло быть реализовано как непрофильное. Можно себе представить, в каких масштабах кто-то мог нагреть руки на реализации исторического здания в Санкт-Петербурге…

Сергей Шойгу решил остановить «переезд» питерской медакадемии им. Кирова и дал поручение самым тщательным образом разобраться с целесообразностью расформирования около 30 военных учреждений медицинского профиля, оказывающих медицинские услуги тысячам военнослужащих и гражданских лиц. Если бы не распоряжение министра обороны, то эти медучреждения должны были бы прекратить свою деятельность уже до конца текущего года.

Сам Шойгу решил более детально разобрать с вопросами, связанными с процессом реформирования военной медицины, в подмосковном Красногорске. Здесь располагается знаменитый на всю страну Клинический госпиталь им.Вишневского, который относится к Министерству обороны Российской Федерации. Министр заявил о том, что сам процесс реформирования не может проходить безболезненно, но задача его самого (как министра), так и других ответственных за процесс реформирования должна быть связана с тем, чтобы реформа проводилась сбалансировано. В обновленном министерстве заявляют, что люди, которые оказываются без работы после расформирования военных медучреждений, должны быть обеспечены равноценной работой в соответствующей сфере, а пациенты не оставались бы один на один со своей болезнью после расформирования военных госпиталей.
Сергей Шойгу говорит:

«Мы должны отдавать себе отчет в последствиях этой тревожной тенденции. Нет специалистов - нет качественного обслуживания. Все обозначенные проблемы требуют повышенного внимания».


Очевидно, что в такой ситуации вопрос отдельно взятого военного хирурга, который в одночасье оказался за бортом реформы и вынужден зарабатывать на жизнь далеко не медицинской практикой, нужно решать применительно ко всем военным медикам, попавшим, без сомнения, в трудную ситуацию.

Итак, Сергей Шойгу поручает своим подчиненным прекратить пороть горячку, и приступить к осознанным действиям по анализу сложившейся ситуации в военно-медицинской отрасли. Очевидно, что министр не смог остаться равнодушным и после цифр, которые огласил и.о. Начальника Главное военного медуправления Министерства обороны Вячеслав Новиков.

Новиков объявил, о том, что положение военных медиков фактически началось ухудшаться еще в 2009 году, когда согласно одному из распоряжений категории штатно-должностного характера офицеров медицинской службы были понижены, минимум, на одну ступень. Естественно, это отразилось на уровне доходов большинства военных медиков. Повышать доходы офицеров медслужбы Минобороны взялось радикальным способом: сокращая численность медиков так, что сегодня даже Новиков не может назвать точной цифры этих сокращений. Однако даже сокращение численности военных медиков, почему-то, не привело к серьезному росту оплаты труда тех, кому посчастливилось остаться на своих рабочих местах. Дело в том, что уровень финансирования военно-медицинской отрасли из бюджета, как заявляет Вячеслав Новиков, упал более чем вдвое. Эта цифра косвенно дает понять реальные масштабы сокращений, которые были проведены в отрасли.

По информации корреспондентов Российской Газеты, около 17 российских регионов полностью лишились медицинских учреждений Министерства обороны. Это привело к тому, что около 400 тысяч (!) военнослужащих и военных пенсионеров теперь вынуждены обращаться в и без того переполненные пациентами гражданские медучреждения. Можно представить себе степень повышение нагрузки на гражданских медработников… И если в некоторых регионах Центральной России военный пенсионеры, чисто теоретически, без проблем могут себе позволить обратиться за медицинской помощью в гражданские поликлиники и больницы, то есть немало и таких регионов, где от места проживания человека до населенного пункта с ближайшей больницей не менее нескольких сотен километров. Якутия и Чукотка – тому яркие примеры.

После ознакомления с информацией столь негативного характера министр обороны незамедлительно распорядился выделить 1,4 млрд. рублей на закупку новой медтехники, произвести доукомплектацию военных госпиталей выпускниками медицинских вузов, разрешить вопрос о необходимости введения в эксплуатацию так называемых госпитальных судов, подробно проанализировать саму необходимость сокращения числа военных медучреждений в тех или иных регионах страны. Кроме того, Сергей Шойгу заявил, что ВМА им.Кирова в Санкт-Петербурге должна остаться на своем месте, для ее развития будут выделены дополнительные средства. Шойгу настоял на том, чтобы власти Северной столицы совместно с департаментом имущества Минобороны изыскали резервы городской недвижимости для расширения учебного заведения.

В Красногорске Сергей Шойгу объявил и о том, что наиболее успешным военным медицинским центрам уже в будущем году необходимо вернуть отобранный у них статус федеральных бюджетных учреждений, что ставило их в зависимость от местного финансового «микроклимата».


Такие распоряжения Сергея Шойгу не могут не радовать, ведь с каждым годом проведения военной реформы за военную медицину становилось всё более тревожно. Сегодня министр Шойгу переводит реформу на отдельно взятом участке фактически в режим ручного управления. После работы в МЧС решать подобные острые вопросы ему не привыкать, а потому будем ожидать позитивных результатов, и надеяться на то, что опытные военные специалисты вернутся с рынков и из гаражей к выполнению своих профессиональных обязанностей в хорошо оснащенных военных госпиталях и поликлиниках.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти