Трудовая миграция - Гордиев узел России

Одна из крайне острых проблем российской действительности на днях стала с оживлением обсуждаться в связи с посланием президента Путина. Проблема эта – иммиграционные потоки в Россию, которые достигли практически полной бесконтрольности. Такой бесконтрольности, что даже чиновники Федеральной миграционной службы не могут в точности сказать, сколько же иностранных мигрантов сейчас в России находится. По оценкам одних служб, это количество чуть более 8 миллионов человек, по другим – все пятнадцать миллионов. Как видно, разброс существенный. И если учесть, что само значение в 15 миллионов душ, большинство из которых не поддаются учету и контролю – это более 10% суммарного российского населения , то проблема внешней миграции в Россию превращается в самый настоящий Гордиев узел.




И, как все мы прекрасно знаем, развязать такой узел возможным не представляется. Единственный выход – его разрубить. Однако любое действие, согласующееся с радикальным решением миграционного вопроса, определенному кругу лиц могло показаться прямо-таки проявлением российской «империалистичности» и пресловутым нарушением прав иностранных граждан, прибывающих в Россию в поисках работы. Люди, которые говорили о подобных вещах, по сути, сами становились заложниками все более усугубляющейся ситуации, связанной с притоком иностранных трудовых мигрантов.

Во многих крупных российских городах уже успели сформироваться целые сообщества, представляющие собой довольно обширные группы выходцев из других государств, прибывших в Российскую Федерацию для решения своих экономических проблем. Первоначально наличие сотен, потом тысяч гастарбайтеров в российских населенных пунктах вызывало иронические высказывания со стороны граждан России, но когда количество желающих поправить свое материальное положение за счет российских перспектив (в том числе, и при использовании криминальных путей) стало исчисляться миллионами, то все увидели не только верхушку айсберга. Оказалось, что этот иммиграционный айсберг настолько велик, что способен распороть экономику любого государства (и государство российское здесь не исключение), не оставляя ей никаких шансов.

Именно такое положение вещей и послужило причиной для того, что Владимир Путин в ходе своего послания Федеральному Собранию решил затронуть миграционную тематику. Да причем затронуть так, что многие собравшиеся в зале (и не только в зале) поняли, что президент фактически дает отмашку на разрубание того самого Гордиева узла. Дело в том, что Путин не стал касаться темы вскользь, а привел вполне осознанную позицию решения наболевшего вопроса. Глава государства, очевидно, дал понять, что Россия вовсе не находится в масштабной зависимости от миллионов внешних трудовых мигрантов, как нам пытались представить отдельные политики.

Путин заявил, что один из путей решения проблемы притока неквалифицированных рабочих кадров из сопредельных государств может выглядеть как переход на учет иммигрантов исключительно по заграничным паспортам. Другими словами, въехать на территорию Российской Федерации иностранный гражданин сможет лишь в том случае, если у него есть заграничный паспорт (не путать с необходимостью наличия визы в таком паспорте).

Здесь стоит напомнить, что сегодня граждане стран СНГ могут въезжать в Россию по внутренним паспортам, что усложняет процесс контроля над иммигрантами. Человек может прибыть в Россию, при пересечении границы заполнив миграционную карту, а затем отправить эту карту в топку и проживать в стране столько времени, сколько ему захочется. Захочет – будет работать легально, не захочет – уйдет в прибыльный криминал. И если вдруг у него возникнет желание выехать обратно (повидать родственников или съездить (слетать) за новой «партией» родных, близких, друзей или соседей по аулу), то он может в той же Москве обратиться в контору, где ему быстро состряпают нужную бумажонку в виде миграционной карточки, ну, или на принтере в съемной квартире сам напечатает столько бумажек, сколько ему будет нужно.

Очевидно, что введение регистрации по наличию загранпаспорта – мера вполне здравая. Однако тут же может возникнуть вполне справедливый вопрос: а как же быть, к примеру, с гражданами Белоруссии или Казахстана? Но здесь всё решается еще проще. Ведь Россия, Казахстан и Республика Беларусь состоят в Таможенном союзе, который автоматически дает гражданам любой из трех стран право на пересечение границ внутри союза. Кому-то такой вариант «более близких» и «менее близких» может показаться странным, но на самом деле здесь всё совершенно прозрачно. По сути, российский президент дает понять лидерам иностранных государств (в первую очередь – государств СНГ): либо вы вместе с нами, либо будьте любезны работать по международным правилам как независимые государства.

Безусловно, такой шаг России может поставить ребром вопрос о том, в какую сторону ориентированы некоторые соседние государства. И лидерам стран, из которых поток трудовых мигрантов в сторону Российской Федерации идет непрерывно и очень мощно, придется серьезно задуматься над тем, что пора бы уже сделать однозначный выбор.

В первую очередь такой выбор, возможно, придется сделать руководству Украины. По сути, от реакции Януковича на прозвучавшее предложение Владимира Путина будет зависеть его позиция: готов ли Виктор Фёдорович повести свою страну в Таможенный союз, или же будет продолжать лелеять призрачные надежды на успех от евроинтеграции (если таковая для Украины вообще реальна).

Теперь стоит подумать над тем, а что произойдет, если Виктор Янукович решит проигнорировать своеобразное предложение своего российского коллеги. Ведь президент Украины – личность весьма неоднозначная, и вероятность проявления четких и однозначных шагов с его стороны крайне мала. Тогда может получиться так, что Россия со введением регистрации по загранпаспортам фактически пытается отгородиться от десятков миллионов русских и русскоязычных граждан Украины. По всей видимости, Виктор Фёдорович решит разыграть именно эту карту. И тогда, как принято говорить, мяч снова окажется на нашей половине поля, а руководство Украины попеняет России на то, что Владимир Путин пытается провести размежевание братских народов. Ситуация рисуется крайне сложной. Ведь с одной стороны – вступление Украины в ТС с одновременным решением всех пограничных и миграционных проблем, а с другой стороны – попытки представить это как давление на Украину. Откровенно не хочется, чтобы от таких разночтений страдали граждане наших стран, которые являлись и являются, по сути, единым народом, разделенным искусственными границами.

Возможно, в случае с Украиной Москве придется пойти на определенные уступки, ведь все-таки необходимо понимать, что даже при наличии большого количества украинских граждан на территории России, занимающихся трудовой деятельностью, они не вызывают у населения какого-либо негатива, чего не скажешь, к примеру, о гражданах центрально-азиатских республик. И дело ведь здесь далеко не только (и даже не столько) в экономике. Здесь ведь даже и разделения на «это русский, а это украинец» как такового не может быть по определению. Суть положения вещей заключается в духовной близости народов, культур, языка, нравственных ценностей (аналогично, как и в случае с гражданами Белоруссии).

Но если учесть, что в послании Владимира Путина одной из основных являлась идея формирования единого русского культурного пространства, то в случае с по-настоящему братскими народами речи о размежевании, очевидно, идти не может. Путин фактически напрямую говорит, что пора отбрасывать слова о том, что есть некие надуманные этнические единицы (к примеру, россияне, украинцы, белорусы и прочие). Вместо них есть единое русское этнокультурное поле, в котором нельзя делать попыток культивации националистических проявлений. Президент заявляет, что Россия появилась не в 1917 и не в 1991 году. Россия имеет тысячелетнюю историю, которая как нельзя лучше говорит о необходимости единения. Ведь русский – это не только тот, кто родился в России и у кого русские родители, это еще и тот, кто ощущает себя частью уникальной русской (в широком смысле этого слова) культуры. Попытки же разделить единое поле часто приводят к очевидным нелепостям: к примеру, не так давно лидер одного из среднеазиатских государств решил блеснуть эрудицией и заявил, что некоторые писатели России, например, Аксаков – не русские, а тюрки… Именно для таких «эрудитов» Владимир Путин и приводит слова о широком понимании значения «русский». Ведь если и дальше делать попытки этнического дробления, то определенные силы будут только «за», если у нас вдруг появятся такие нации как «воронежец» или «калининградец». Осознание общей культуры – вот почва для единения.

В этой связи хочется воспользоваться оборотом из программы «Реакция Вассермана»: а ощущают ли себя частью такой культуры граждане, к примеру, государств Средней Азии, которые многотысячными армиями прибывают в Россию?


И, действительно, большинство из тех лиц, которые въезжают в Россию из того же Узбекистана или Таджикистана с целью найти свое место под солнцем в самую последнюю очередь думают о необходимости хоть какого-нибудь соответствия традициям России, как меньше всего думают и об элементарной необходимости знать русский язык. Зато нередки попытки создания самых настоящих национальных анклавов на территории России, в которых уже к самим российским гражданам предъявляются многочисленные требования. Люди прибывают в Россию часто уже не только для того, чтобы поправить свое материальное положение, но и для того, чтобы сформировать здесь «филиал» того или иного государства, живущий по своим нормам. А слова «Россия – это наша вторая родина» в таком случае есть отличное прикрытие, позволяющее решать свои задачи.

В таком случае предложение президента Путина о возможном решении вопроса бесконтрольного въезда в Россию низкоквалифицированной рабочей силы с помощью использования заграничных паспортов выглядит здраво. Использование таких документов – неплохой фильтр, который позволит, по крайней мере, выйти на более эффективный уровень регулирования въезда трудовых мигрантов. А там, где есть регулируемый въезд, там и проще создавать качественную законодательную базу, регламентирующую правила проживания и работы иностранных граждан на территории Российской Федерации. Только здесь нельзя рассматривать загранпаспорт как панацею от настоящего нашествия гастарбайтеров. Это лишь одна из мер, с которой тоже придется обходиться достаточно гибко, чтобы Россия не отсекала саму возможность притока по-настоящему квалифицированных рабочих кадров, а также русских и русскоязычных граждан иностранных государств. Гибкость – ключевое слово в вопросе регламентирования внешней миграции.

Вот только не совсем понятно, что нужно будет предпринимать, если вдруг и Киргизия, и Таджикистан, и Узбекистан окажутся в Таможенном союзе, а ведь, по крайней мере, в случае с Бишкеком, такие разговоры активно ведутся… Не получится ли, что в таком случае придется вводить определенные барьеры уже внутри самого ТС?..

В общем, внешняя трудовая миграция и сейчас оставляет больше вопросов, нежели ответов, что говорит о необходимости переходить от слов по поводу решения этой проблемы к реальному делу.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

153 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти