Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Верховный Главнокомандующий очень высоко оценил нашу деятельность

Верховный Главнокомандующий очень высоко оценил нашу деятельностьГенерал-майор Леонид ИВАНОВ:
«Верховный Главнокомандующий
очень высоко оценил нашу деятельность»


- Леонид Георгиевич, оборона Крыма, Сталинградская операция – каждая из этих страниц вашей боевой биографии заслуживает отдельного рассказа. Но сегодня, в день вашего профессионального праздника, мне бы хотелось поподробнее поговорить с вами о военной контрразведке «Смерш», которой в наступающем году исполнится 70 лет…


- Да, 19 апреля 1943 года были ликвидированы особые отделы и созданы органы контрразведки «Смерш» Наркомата обороны. Такое постановление подписал Верховный Главнокомандующий.


Визитная карточка

Леонид Георгиевич Иванов родился 18 августа 1918 г. в с. Чернавка Тамбовской губернии. В 1937 г. поступил в Академию связи, переведён на службу в НКВД; в 1940 г. окончил школу НКВД, служил в территориальных органах. Участник Великой Отечественной войны с первого и до последнего её дня – службу проходил в органах военной контрразведки; участник обороны Одессы и Крыма, Сталинградской битвы, освобождения Украины и Польши, взятия Берлина. Войну закончил начальником отделения отдела контрразведки «Смерш» 5-й ударной армии в звании майора; в 1952 – 1959 годах – на различных должностях в аппарате 3-го Главного управления КГБ при СМ СССР (МГБ, МВД), затем возглавлял особые отделы КГБ по Прибалтийскому, Киевскому и Московскому (1978 - 1980 гг.) военным округам, в Южной группе войск. В 1980 - 1986 гг. - в представительстве КГБ СССР при МВД Болгарии. Генерал-майор в отставке.


- Как было воспринято вами и вашими товарищами это необычное название – «Смерш»?
- Хорошее название, боевое…
- Как конкретно происходило это преобразование? Что-нибудь в вашей жизни сразу изменилось?
- Поначалу немногое. Просто мой начальник сказал, что мы теперь не особый отдел НКВД, а военная контрразведка «Смерш» в составе НКО и теперь у нас не спецзвания, а звания военные…
- А по службе что было нового?
- Скажу честно, что в тот период для нас, тех работников, кто был на переднем крае, в прифронтовой полосе, никаких совещаний, чтоб задачи определить, не было. Но мы сами понимали, что раз мы теперь работники Наркомата обороны, то мы такие же офицеры, как все, и все приказы наркома Сталина на нас распространяются. Связь с войсковым командованием мы поддерживали, как и ранее... Задачи наши были общеизвестные: борьба с агентурой противника, с изменой Родине, с дезертирством, членовредительством, зафронтовая работа, оперативные игры, информирование командования о моральном состоянии…
- То есть получается, что как бы «сменили вывеску» - и всё?
- Нет, совсем не так! Просто многое приходилось делать, как говорится, «с колёс». Вскоре почти все заместители генерал-лейтенанта Виктора Семёновича Абакумова, начальника Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР, разъехались по фронтам, чтобы побеседовать с работниками, которые работали в боевой обстановке, и с учётом их опыта создать новую инструкцию, новое положение о правах и обязанностях контрразведки.
К нам в начале июня приехали генерал-лейтенант Николай Николаевич Селивановский, 1-й зам. Абакумова, и генерал-майор Николай Кузьмич Ковальчук, начальник управления контрразведки Южного фронта. Я был в это время старшим оперуполномоченным отдела контрразведки «Смерш» 51-й армии – в 3-м отделении, которое руководило всеми отделами контрразведки бригад, дивизий и корпусов армии.
Со мной они дольше всех беседовали – часа два, и чувствую, что мною заинтересовались. Потом Селивановский говорит начальнику контрразведки нашей армии: «Товарищ Никифоров, подпишите приказ о назначении майора Иванова зам. нач. 3-го отделения». Никифоров: «Товарищ генерал, он не майор, он капитан!»
Селивановский: «Товарищ Ковальчук, подпиши приказ о присвоении капитану Иванову звания майора». Ковальчук говорит: «Будет исполнено!» А мне: «Считайте, что вы уже майор, нацепите майорские погоны!» В общем, я стал сразу и майором, и зам. нач. отделения…
Работа нашей военной контрразведки совершенствовалась, но и противник на месте не стоял. Поначалу немцы не очень большое внимание уделяли разведке – надеялись на блицкриг, агентов забрасывали к нам без особой подготовки, без серьёзных «легенд». А тут они уже хватились. Были созданы разведорганы, школы, набирали туда из изменников, из пленных. Обучали! И документы подделывали очень хорошо - классно, прямо скажем. «Легенды» были продуманные: чаще всего якобы возвращались из госпиталей, а таких «излечившихся» на самом деле были многие тысячи; забрасывали в основном самолётами – на большую глубину.
Помню, как шла подготовка к Ясско-Кишинёвской операции, это август 1944 года. Командующий 5-й ударной армией генерал-лейтенант Николай Эрастович Берзарин, он меня знал хорошо лично, ставит задачу: «Ребята, сделайте всё, чтобы противник ничего не узнал о подготовке к наступлению!»
И вдруг один пастух сообщает, что в районе Фрунзевки были выброшены с парашютами пять человек.
- Немецкая разведка?
- А кто же ещё? Представьте, известно время и место выброски – и никаких данных, ни фамилий, ничего! Я возглавлял группу, и за восемь дней мы их всех выявили!
- В Ясско-Кишинёвской операции участвовали войска 2-го и 3-го Украинских фронтов – порядка миллиона двухсот пятидесяти тысяч человек. И среди них найти пятерых, о которых вы ничего не знали?!
- Я с группой работников выехал в район Фрунзевки. Нашли пастуха: «Дед, а тебе не приснилось? Вдруг мы тут впустую работать будем?» Клянется, божится – видел! Хорошо, поехали на место. «Где ты стоял?» - «Вот тут». - «Где они были?» Показывает, что примерно метрах в 800 приземлились. Едем туда. Мы знали, что когда они приземлялись, то парашюты зарывали. Начинаем искать, где разрыхлённая свежая земля, тыкаем её щупами. На второй день нашли - пять парашютов, такие красивые, шёлковые. Значит, точно, – выброска состоялась. А как искать, если ни фамилий, ни примет - ничего нет?
Тогда я направил двух своих работников на север, двух – на юг, на запад и на восток. Опрашивать местных жителей, кого они видели подозрительных. Особенно в форме.
И ведь как повезло! Один мужик, который косил траву, говорит: «Вчера ко мне подошли два солдата. Я удивился – форма у них такая свежая, чистенькая. «Откуда идёте?» – «Из Глинова!» И рукой махнули. А Глиново-то там!» Спросил он у солдат закурить – те ему сигарету предложили. А ведь солдатам давали махорку! Это немцы сигареты курили! Потом, говорит косарь, появилась машина с военными – те двое переглянулись и пошли быстро-быстро.
Он молодец – ещё и заметил на одном вещмешке цифру «23»! Мешки-то одинаковые, и солдаты, чтобы не попутать, писали или фамилию, или цифру. Мы дали команду во все отделы контрразведки искать солдата, особенно прибывшего в последний день, у которого на вещмешке было бы написано «23».
- Да уж, сюжет у вас получается, пожалуй, покруче, чем в классическом «В августе 44-го…». Хотя время – то же самое!
- Вот именно… Особое внимание мы обратили на запасной 194-й полк. Обычно туда приходило пополнение, их там обучали, а потом маршевыми ротами направляли в боевые части. Начальник там был Степанов – докладывает: «Нашёл солдата – “23”!» Я срочно выехал в полк. Встречаемся. «Ты откуда прибыл?» - «Из Тамбова».
- Так вы же сам тамбовский!
- Ну да, так повезло! Спрашиваю: «Куда ранен?» - «В ногу». – «Покажи рану». Рана есть, но не очень серьёзная рана. Расспрашиваю: «На какой улице лежал? В каком отделении? Как сестру звать? Как врача?» Он сказал. Позвонили по ВЧ в Тамбов – ничего не подтвердилось… И города он не знает! Всё понятно!
«Дай твою книжку!» Немцы наши солдатские книжки здорово подделывали: цвет, буквы – всё точно! Но у нас скрепка была железная, солдатик поносит – справа и слева от ржавчины следы. А у них – никелированная, никаких следов. Книжку посмотрел – никелированная скрепка.
Но он не колется, как говорится! Тогда вызвали косаря, с которым он встречался, – он, как косаря увидел, упал на колени: «Ой, я решил явиться с повинной!» - «С какой повинной? Мы тут второй день с тобой говорим, ты всё не признаёшься!» В общем, выдал он и второго солдата, который был с ним в этом полку, и ещё одного, который был в форме капитана. Сказал: «Мы его не видели, он был накрыт какой-то палаткой, но знаем, что капитан и имя его – Михаил».
- Этих данных оказалось достаточно, чтобы разыскать?
- Если знать, как ими распорядиться, то достаточно. Мы отправились в отдел кадров нашей 5-й ударной армии: «Да, - подтвердили нам, - капитан Михаил такой-то…» - и приметы назвали, добавив: «Часа два назад он уехал к месту назначения!» Оказалось, его назначили офицером в оперативный отдел 32-го корпуса! Там он вполне мог получить данные о предстоящем наступлении – сроки, силы и т.д., потом выехать на передний край под видом рекогносцировки и перейти линию фронта. Мы туда, к штабу корпуса – смотрим, он едет на подножке… Ну и схватили его! А двоих оставшихся, это были диверсанты, взяли в засаде в районе важного стратегического объекта. Они отстреливались, одного мы ранили и захватили обоих. Вот так, всего за восемь дней! Командующему доложили – он меня наградил орденом Отечественной войны I степени. Сам пришёл в отдел, вручил, расцеловал, поздравил, чуть-чуть отметили…
- Леонид Георгиевич, вопрос к вам, как к руководителю высокого ранга, очень авторитетному в органах госбезопасности человеку. Как вы оцениваете ту роль, которую сыграла военная контрразведка в годы Великой Отечественной войны?
- Она провела громадную работу! Задача военной контрразведки – своими специфическими средствами помочь командованию обеспечить победу над врагом. То есть бороться с агентурой, с изменой, добывать информацию о противнике и т.д. Я считаю, что если бы не было активной, эффективной работы «Смерша», то Победы именно в мае 1945-го могло и не быть. Она бы была, но, видимо, позже и с большими, гораздо большими потерями.
Недаром Верховный Главнокомандующий очень высоко оценил деятельность военной контрразведки. После войны он объявил благодарность всему личному составу органов «Смерш». Устно, правда, но объявил.
- К тому же многие из руководителей военной контрразведки вскоре были назначены на высокие должности…
- Да, Виктор Семёнович Абакумов стал министром госбезопасности. На повышение пошли многие начальники управлений «Смерш» фронтов. Пять начальников военной контрразведки армий, по штату полковники, в июне месяце получили звание генералов. Ну и, как вы знаете, многие фронтовики, сотрудники «Смерша», успешно продолжали службу в органах военной контрразведки и госбезопасности нашей страны.
- Спасибо вам большое, Леонид Георгиевич! От имени редакции и читателей «Красной звезды» поздравляю вас, а в вашем лице всех ветеранов военной контрразведки с вашим профессиональным праздником!
Автор: Александр Бондаренко
Первоисточник: http://www.redstar.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. Леха е-мое 18 декабря 2012 11:36
    ЭФФЕКТИВНО работали парни в СМЕРШ недаром наши враги их так боялись.
    Басни нынешней ЛИБЕРАСТИИ ПРО КРОВАВУЮ ГЭБНЮ только убеждают меня ЧТО НАШИ ПРЕДКИ правильно все делали для разгрома ВРАГА..
    Леха е-мое
  2. fenix57 18 декабря 2012 11:52
    Офицеры "Смерш" делали свою работу.Ведь кому-то её нужно было делать.
    fenix57
  3. baltika-18 18 декабря 2012 11:58
    Интересно.Статье однозначный плюс.Много читал раньше про "СМЕРШ",немцы действительно очень часто на мелочах прокалывались.
  4. сашка 18 декабря 2012 12:08
    Как может полковник ФСБ "оценивать" работу Генерал-майоров от Армии ??? В Армии своих мало ? Что-бы стать Президентами и Оценивать ? Ведь сейчас ВСЁ зависит от Армии..Вся Страна..А тут на тебе..Дилетанты .оценивают" (((
    сашка
    1. с1н7т 18 декабря 2012 17:29
      Цитата: сашка
      Как может полковник ФСБ "оценивать" работу Генерал-майоров от Армии ???

      Только негативно. Из личного опыта общения.
      А "Смерш"-то, выходит, наш был, а не ГэБэшный, не знал, однако.
      с1н7т
  5. сашка 18 декабря 2012 12:50
    Когда и Депутаты и Правительство ведут себя так как будто-бы кроме них в Стране никого больше нет..Есть нефть и газ..Остальное по барабану..Как можно относиться к "Президенту" этой КОМПАНИИ ??? НЕ ДУМАЮ ЧТО ВАРИАНТОВ ДВА..
    сашка
  6. taseka 18 декабря 2012 13:17
    Раньше бандитов брали на крыше, а сейчас к огорчению многие крышей стали! Смершу спасибо за вклад в нашу Победу!
  7. rocketman 18 декабря 2012 17:00
    Цитата: taseka
    Как может полковник ФСБ "оценивать" работу Генерал-майоров от Армии

    Вот смехота! Может, конечно... Можно подумать, что генерал-майоры от армии - вторые после Бога. как видно, вы слова депутаты и правительство пишете с большой буквы, но пред этим преклоняетесь перед генералами. Поверьте, они обычные люди и далеко не семи пядей во лбу.
    rocketman
  8. мамба 18 декабря 2012 17:16
    Мой дед во время войны служил в военной конрразведке, которая с 19.04.43 стала называться «Смерш». Дослужился до капитанского чина. Во время бомбёжек Саратова ловил диверсантов, шпионов и «ракетчиков», которые своими сигнальными ракетами указывали немецким лётчикам направление на цели. Наиболее интенсивные бомбёжки Саратова были в период Сталинградской битвы. Во время одной из зимних засад на Казачьем острове, через который ходили «ракетчики», сильно простудился и заболел двусторонним воспалением лёгких, которое потом перешло в открытую форму двустороннего туберкулёза. Долго болел и чудом выжил. Службу пришлось оставить и он вернулся к довоенной работе в областном управлении Заготзерно.
    От войны у него осталась большая коллекция фашистских наград, значков и знаков отличия, которая потом как-то незаметно разошлась по моим малолетним друзьям.
    Военная контрразведка блестяще отработала во время ВОВ. А вот во время чеченских войн что-то не было слышно о её победах. И это в условиях, когда предательство на разных уровнях позволяло бандитам заранее знать всё о наших планах. Сколько жизней из-за этого было потеряно!
    мамба
    1. с1н7т 18 декабря 2012 17:36
      Вашему деду - спасибо за вклад в Победу!
      Мой отец воевал с 43-го, я от него ни одного плохого слова про "Смерш" не слышал, а вот "особистов" 50-70 г.г. он почему-то сильно не любил.
      с1н7т
  9. Горчаков 18 декабря 2012 18:36
    Спасибо автору за статью...Уважаю....
    Горчаков
  10. valokordin 18 декабря 2012 23:26
    Статья хорошая, а вот про Виктора Семёновича Абакумова мало что сказано, а ведь настоящий самородок с 7 классным образованием из воронежских. Ведь его- министра госбезопасности в 1954 году Хрущ расстрелял заодно с Берией, хотя он никакого отношения к политическим репрессиям не имел.
  11. Чёный 19 декабря 2012 23:31
    Не надо смешивать Смерш и Гэбню
    Цитата: Леха е-мое
    Басни нынешней ЛИБЕРАСТИИ ПРО КРОВАВУЮ ГЭБНЮ

    Один и тот же мог быть прекрасным офицером -смершевцем в годы войны и отвратительным гэбистом в мирное время. Я был знаком с одним из таких.
  12. Кэптен45 20 декабря 2012 18:40
    Вот тут по ссылке о работе "Смерш" и НКГБ после освобождения Крыма http://images.km.ru/news/picture/080516.htm и ещё отрывок из статьи Бондаренко к 69 летию "Смерш" с сайта "Родина -СССР",кто служил в "Смерш":"...Живёт в Москве такой замечательный человек – Олег Генрихович Ивановский. Ещё недавно он был так «засекречен», что дальше, пожалуй, и некуда. Ведь это – ведущий конструктор космического корабля «Восток»! Достаточно сказать, что 12 апреля 1961 года он самолично закрыл люк за Юрием Гагариным. Олег Генрихович – почётный член Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, отмечен многими государственными наградами. Однако заслуги Ивановского в деле освоения космоса были рассекречены раньше, нежели тот факт, что... с 1942 года он служил в военной контрразведке – был оперработником «Смерш» в гвардейском кавалерийском казачьем полку, закончил войну в Чехословакии. В 1946-м Олег Генрихович в звании старшего лейтенанта был уволен в запас по инвалидности – вследствие фронтовых ран. Медицинский вердикт гласил: «Годен для работы в гражданских учреждениях при пониженном рабочем дне без тяжёлой физической и умственной нагрузки». А Ивановский, вопреки всем запретам, сумел подняться до самого космоса!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня