Мали: Запад никогда не победит?

Болтовня в Интернете о положении в Мали, статьи разных аналитиков, догадки экспертов, всевозможные отчёты и доклады, новости, которым несть числа, преимущественно сводятся к одному: несколько французских легионов, африканские войска и немножко ударов с воздуха изгонят исламистских фанатиков с карты мира. Не рассчитывайте на это, говорит журналист Морт Розенблюм, не раз бывавший в Мали.




В его новой статье в блоге «Рандеву» («Нью-Йорк Таймс») дана довольно резкая оценка очередному западному «блиц-кригу» против исламистов. Нет, он не против военной операции, но, видимо, считает, что Запад свои силы и возможности переоценивает.

Песчаная часть Мали, пишет журналист, по территории вдвое больше Франции. Пустыня, скалы, пещеры, через которые туареги путешествовали тысячу лет. Религиозный пыл и новейшая кампания «Аль-Каиды» — лишь небольшая часть здешней истории. Мали давно находится в состоянии войны с самим собою, кочевники севера воюют с оседлыми племенами юга.

Те туареги, что носят тюрбаны цвета индиго, — парни очень жёсткие, замечает автор материала. Их «новости», то есть победы и потери, отследить нелегко.

Верить тем гражданам, что сумели добраться до телефона или подключиться к сети и дать сообщение в «Твиттер», нельзя, считает автор. «Новости», которые в США и Европе строятся на подобной основе, вряд ли достоверны. Если где-то повстанцы были убиты, то это вовсе не значит, что они потерпели поражение. Здесь пустыня, здесь бездорожье.

На севере страны масса джихадистов подыскивала себе убежища задолго до того, как в Ливии пал Каддафи. К старой светской обиде туарегов был, таким образом, добавлен религиозный фанатизм «Аль-Каиды».

Многие из нас, продолжает Розенблюм, с утра включая компьютер, думают, что мир «начинается» с нажатия кнопки. В каждом кризисе мы видим начало и конец. Редко где так оно и есть, и, конечно, не на севере Мали.

Репортёру следует очень хорошо это знать, говорит журналист, прежде чем рассуждать о будущем и тем более о переменах в формах обществ в Западной Африке. Автор полагает, что потребуется очень долгое время, чтобы вернулось романтическое время Тимбукту и малийской музыки и чтобы эта страна вновь стала одним из лучших мест на Земле…

Бойцы из «Аль-Каиды», заметим, знали, что делали. Во-первых, в 2000-х годах понемножку перебираясь в пустыню, осваивая скалы и превращая пещеры в комфортабельные жилища, они скрывались в труднодоступных местах и набирали силу. Во-вторых, после падения Каддафи и они, и туареги получили доступ к ливийскому оружию — и не только к автоматам Калашникова. В-третьих, после того, как Каддафи, сделавшись мёртвым, перестал помогать материально туарегам, они крепко обиделись, а чуть позднее провозгласили собственное государство Азавад. А Тимбукту сделали его столицей. И всю эту мешанину из обид, религии, древней истории и пустынной географии французским бойцам, пусть даже с помощью бойцов африканских, не одолеть. Временные победы возможны, но победа абсолютная? Нет, поверить в это сложно. В таком случае почему американцы не одолели талибов? И ту же «Аль-Каиду»?



Правда, тут у нас впереди французы, а не американцы.

Но вот газета «Паризьен», пытаясь отслеживать военные действия в Мали, пишет, что среди малийских террористов проявились и соотечественники-французы. По мнению автора заметки, речь идёт не об известном бретонце Жиле Ле Гуене (он же Абдель Джелиль), который принял мусульманство и отправился в Мали биться с неверными во имя аллаха, а о ком-то другом, а, может быть, и о нескольких других. А газета «Либерасьон», ведя в редакционной статье разговор о Мали, пишет о тесных связях страны с Францией (колониальное наследие тут рассматривается как положительной фактор); о первых успешных (до определённого момента) шагах тамошней демократии; об опыте малийской нации, сумевшей объединить разные культуры и разные языки. Автор редакционной статьи оптимистично добавляет, что после войны Франция откроет двери университетов для молодого поколения жителей Мали. Именно Франция сформирует там элиту нации. Ведь именно отсутствие достойной элиты в стране — одна из причин, по которой ситуация там осложнилась из-за «весьма посредственного военного путча». Автор редакционной статьи в газете «Либерасьон» делает вывод: «Мали никогда не будет новым Афганистаном». Это фанфары.

Военные планы Франции весьма амбициозны. Не иначе, мсье Олланд, которому приходится ублажать секс-меньшинства (в соответствии с предвыборными обещаниями, но вопреки воле большинства населения), который не в ладах с богатыми гражданами своей страны и Конституционным советом из-за попытки незаконного введения 75%-ного подоходного налога, и которого передовых журналисты прямо противопоставляют де Голлю, решил чуток поднять своё реноме малийским блиц-кригом.

Французский министр обороны Жан-Ив Ле Дриан сообщил прессе: целью Парижа является «полное освобождение» Мали от исламистских боевиков. На меньшее Франция не согласится. Министр дал интервью французскому телевидению и подчеркнул, что французская армия не оставит в Мали ни одного очага сопротивления.

Какие подвижки на малийском фронте у Франции?

В понедельник совместными силами французского военного контингента и правительственной армии, проводящими контртеррористическую операцию «Сервал», были заняты два важных города в центральной части Мали: Диабали и Дуэнца. Как утверждают очевидцы, местные жители приветствуют войска. По мнению наблюдателей, успех, достигнутый французскими и малийскими частями в центральных районах, открывает им возможности для разворачивания наступления на северные регионы.

Сегодня уже десять государств, преимущественно западных, оказывают Парижу логистическую помощь. В Мали прибывают батальоны военнослужащих государств – членов Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС). Они поддержат армию Мали в борьбе с захватившими северные территории экстремистами.

Мали: Запад никогда не победит?


22 января стало известно, что французским войскам в Мали помогут британцы. Великобритания направит туда около 500 военнослужащих. Об этом сообщил на выступлении в парламенте премьер-министр U. K. Дэвид Кэмерон. Однако он открестился от прямых военных действий:

«Главная задача миссии — это обучение войск Западной Африки, которые хотят помочь стабилизировать обстановку в Мали. Это учебная, а не боевая миссия».


Позднее официальный представитель премьера подтвердил, что британские военнослужащие не будут участвовать в военных действиях против исламских экстремистов.

Ранее Лондон вообще не планировал отправлять в Мали вооружённый контингент. Говорилось только о предоставлении французам двух военно-транспортных самолётов «Boeing C-17 Globemaster» для доставки снаряжения.

Теперь, вероятно, надо ждать от Кэмерона заявления о том, что 500 человек всё же будут участвовать в военных действиях. Западные правители — они как женщины. Скажут одно, а потом сделают противоположное.

На канадском ресурсе «CBC News» появилась информация о том, что и Канада собирается помочь в малийской операции. Правительство начало устанавливать контакты с французской и американской сторонами по поводу кризиса в этой африканской стране ещё весной прошлого года. В настоящее время правительство предполагает помочь Франции одним тяжёлым транспортным самолётом C-17 (задача: перевозка французской военной техники). Однако канадские эксперты полагают, что операция в Мали нежелательна ввиду того, что в Мали мир получит второй выматывающий Афганистан.

Вечером 21 января правительство Мали продлило режим чрезвычайного положения в стране сроком на 3 месяца. Комментируя это решение, чиновники отметили, что военная операция по освобождению оккупированных исламистами территорий продвигается успешно, но страна нуждается в установлении мира. Режим ЧП запрещает проведение публичных собраний и митингов, а также устанавливает действие комендантского часа в некоторых городах и регионах. Режим ЧП был введён 11 января.

Египетский президент французской операцией недоволен. Он, как и многие эксперты, полагает, что военный конфликт ведёт к возникновению в мире новой «горячей точки». Выступая на саммите Лиги арабских государств в Эль-Рияде, Мухаммед Мурси заявил, что не одобряет прямого военного вмешательства Франции в военный конфликт на территории Мали.

По его словам, Египет не поддерживает проведение военной операции против исламистов французскими войсками, поскольку считает, что это приведет к возникновению «новой горячей точки», мало того, новый конфликт явится причиной «разделения» между странами Северной Африки и их южными соседями.

Заодно египетский президент призвал мировое сообщество поддержать правительство Алжира, столкнувшееся недавно с атакой террористов на газовом месторождении «Amenas». Нападение террористов как раз объясняется их местью за вмешательство Франции в малийский конфликт.



Что касается Алжира и Мали, то эксперты-международники опасаются возникновения военного конфликта между названными двумя странами. Заведующий Центром российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки Евгений Корендясов, бывший посол России в Мали, комментируя роль Алжира в развитии событий в регионе, оценил её как решающую. Ведь нынешнее восстание на территории Мали — четвёртое, а в достижении мирного исхода предыдущих трёх Алжир сыграл важнейшую роль.

Восстания, по мнению эксперта, есть привычный для туарегов способ отстаивать свои права. Из 1,5 млн. населения Мали туарегов наберётся около 400 тысяч. Однако туареги живут ещё в Алжире, Ливии, Нигере, Мавритании, Буркина-Фасо, и всего представителей этого народа примерно 1,2 миллиона. «Рулят» протестным движением нынче экстремисты, связанные с «Аль-Каидой». Корендясов считает, что её ячейки в регионе были созданы ещё в конце 90-х годов — именно как бастионы для атак на Европу. Решающую роль в нынешних событиях, по мнению товарища Корендясова, сыграл разгром Каддафи в Ливии: туареги, состоявшие в армии Каддафи, после разгрома возвратились в Сахару хорошо вооружёнными. Теперь эти люди составляют костяк военных группировок в регионе.

Операция оказалась не такой лёгкой, как вначале казалось французам.

Евгений Корендясов объяснил, что чувство недовольства не имеет ничего общего с той политикой, которую проводят оседлавшие туарегское движение алькаидовские, салафистские и другие исламистские организации. Сегодня ведут войну в основном алькаидовские ячейки, закрепившиеся на территории проживания туарегов в 2000-е годы. Они захватили руководство теми движениями, которые выдвигают требования в защиту интересов туарегского населения. Товарищ Корендясов говорит:

«Западу надо по-новому строить отношения с исламским миром. Не произносить речи в университете Каира, а практически менять свою политику.

Мали — пятая страна, подвергающаяся нашествию войск из европейско-американского сообщества. И у многих создаётся впечатление, что их единственная цель — уничтожить ислам, угнетать исламское население. Здесь надо менять политику.

Нынешнее обострение в Мали было спровоцировано недальновидным разгромом режима Каддафи. Если бы не был разгромлен этот режим, ничего бы не было. Алькаидовские силы в Мали и других странах не смогли бы организовать такое движение. Одним из его последствий стал уход крупных туарегских формирований, которые находились в составе ливийской армии. Многие из них спрятались в Сахаре.

Хорошо вооружённые, хорошо обученные, имеющие опыт, они ныне составляют костяк военных формирований этого движения в Мали».


Тем временем в Страсбурге заговорили о гуманитарной катастрофе.

21 января председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Жан-Клод Миньон выступил на пресс-конференции, посвящённой открытию зимней сессии этого крупнейшего политического форума Европы, и заявил:

«Я, как французский депутат, поддерживаю интервенцию Франции в Мали с целью восстановить территориальную целостность страны и остановить распространение терроризма. Малийский кризис может привести к тяжёлым гуманитарным последствиям».




По мнению мсье Миньона, из-за обострения конфликта в соседние с Мали страны, а также в южную часть Европы может хлынуть поток мигрантов.

Не осталась в стороне и Россия. Москва готова предоставить Франции транспортные средства для переброски в Мали военнослужащих и грузов. Об этом в эфире радио «Europe 1» сказал 20 января глава МИД Франции Лоран Фабиус. Он заметил, что транспорт предоставят африканцы, европейцы и канадцы. Кроме того, по его словам, предоставить транспортные средства «предложили и русские». Министр добавил, что численность контингента стран — участниц ЭКОВАС в Мали увеличится с 3,3 тыс. до 5,5 тыс. за счёт привлечения миротворцев из Чада. Французский же контингент возрастёт до 2,5 тысяч.

По данным газеты «Коммерсантъ», Париж выяснил позицию РФ ещё до начала операции в Мали. Фабиус спросил у главы МИД РФ Сергея Лаврова, не будет ли Россия возражать против операции. Российский министр дал ответ: Россия возражать не будет, так как тоже считает тамошних боевиков «отъявленными бандитами». Правда, товарищ Лавров напомнил своему коллеге, что в своё время Франция поддержала эти же силы в Ливии.

По сведениям французских СМИ, в операции в Мали на данный момент в общей сложности участвует 1,9 тыс. французских военнослужащих, из которых около тысячи находится на территории Мали. Задействованы около 40 БТРов, 12 истребителей «Рафаль» и «Мираж», пять самолётов-заправщиков, два разведывательных самолёта, один спутник. Французскими военными в городах Бамако и Мопти сформированы две тактические батальонные группы. Техническую поддержку операции в Мали на сегодня согласились оказывать следующие страны: США, Великобритания, Бельгия, Канада, Германия, Дания, Италия, Россия.

На тему помощи России экс-посол в Мали Евгений Корендясов говорит, что Россия — член антитеррористической коалиции и соответственно ведёт политику по сдерживанию террористических сил, «в каком бы обличии они ни выступали». К тому же дестабилизация в регионе, по словам эксперта, затрагивает экономические интересы России. Если не в Мали, то в соседних странах у российских бизнес-структур имеются крупные интересы: у «Газпрома» — в Нигерии; у «Северстали» — в Либерии, Буркина-Фасо и Гвинее; у «Росатома» — в Нигере; у «Лукойла» — в Кот-д'Ивуаре, Габоне и Сьерра-Леоне.

В настоящее время французы ожидают дополнительной поддержки от держав Запада. Как говорит Майкл Шуркин из корпорации «RAND», французы, вероятно, заинтересованы в дополнительных самолётах-шпионах, в том числе беспилотниках, которые могли бы обеспечить наблюдение на поле боя в режиме реального времени. Менее вероятно, по словам эксперта, что Франция попросит у США сухопутные войска, сказал он, потому что сама имеет войска, способные справиться с мятежниками. В любом случае, министр обороны Леон Панетта исключил отправку боевых частей в Мали.

Кстати, подход США к поддержке французов в Мали отлично иллюстрирует новую стратегию администрации Обамы. По мнению Энтони Кордесмана, эксперта по национальной безопасности из Центра стратегических и международных исследований, США отходят от ведущей роли в решении региональных кризисов. Разумеется, Вашингтон будет оказывать некоторые виды помощи (например, те же воздушные перевозки), но специальные миссии будут отвергнуты. Это связано с сокращением военного бюджета страны, переориентацией на АТР, выполнением операции в Афганистане и иранскими и северокорейскими «провокациями». На прочее у Америки просто нет средств. По словам Кордесмана, роль «глобального полицейского» толкала бы США в горнило любого конфликта. Ранее американские военные уже подготавливали малийских солдат для борьбы с исламскими мятежниками в северной части страны. И что? Эти усилия принесли результат, противоположный ожидаемому: именно подготовленные офицеры и свергли правительство.

Поэтому французы сегодня более склонны «нажимать» на своих европейских союзников: немцев, голландцев и итальянцев.

Однако с Германией у Франции не складывается.



В этом году Германия и Франция начали печатать марки, чеканить монеты и установили литературные премии в честь 50-летия исторического соглашения, положившего начало мирному сотрудничеству между двумя странами, ставшими врагами в результате развязанной немцами Второй мировой войны. Но празднования юбилейной даты оказались омрачёнными кризисом в Африке. По сути, операция в Мали, предпринятая Францией, явилась испытанием дружбы двух народов.

Если Франция направила свои войска в Мали, чтобы остановить исламистов, то Германия заявила, что не станет помогать своему союзнику. Мало того, Министерство обороны Германии подтвердило журналу «Der Spiegel», что Берлин сделает всё, чтобы убедиться в том, что французское оружие не загружается на немецкие самолёты, базирующиеся в Нидерландах.

В Германии действуют довольно строгие правила, требующие одобрения парламента для любых военных миссий за рубежом. Тем не менее, этот шаг является суровым напоминанием французам о явном нежелании Германии быть втянутыми в конфликт в Мали, даже если она рискует встать перед фактом обострения отношений со своим соседом. Берлин принял подобный подход ещё два года назад, когда французская коалиция начала миссию по свержению Каддафи.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд в понедельник сумели обойти вопрос о военной поддержке в Мали, когда пили шампанское в телевизионном зале заседаний в Берлине. Меркель сказала, что немецкие военные, мол, не очень-то опытны в Африке, а посему Германия постепенно, шаг за шагом, рассмотрит, может она тут что-либо сделать, или нет. Тут же она поторопилась добавить: «Но, конечно, мы не можем отказаться от друг друга, мы же партнёры». Тем не менее, ясно, что военной силой Германия французов не поддержит.

Немцы реализуют помощь иного рода, и вовсе не французам. Германия пообещала прислать два военных самолёта, чтобы помочь африканским войскам транспортироваться в Бамако. Также немцы предоставят 1 млн. € (1,3 млн. $) для оказания гуманитарной помощи Мали. Там, по данным Организации Объединённых Наций, из-за конфликта появилось почти 380 тысяч «перемещённых лиц».

Дело в том, что, в отличие от Франции, Германия не имеет стратегических интересов в богатой ресурсами Мали. И для госпожи Меркель, основная повестка дня для которой — кризис еврозоны и предстоящие национальные выборы, Мали является лишь нежелательным отвлекающим фактором.

Касательно ресурсов Мали кандидат политических наук Николай Малишевский напоминает, что в этой стране полно золота, алмазов, олова, бокситов, фосфатов, урана, лития, железной руды, марганца, полиметаллов (меди, свинца, цинка, серебра) и редкоземельных элементов (молибдена). Страна обладает и серьёзным гидроэнергетическим потенциалом.



«Французы, действуя по американской «антитеррористической» кальке, — пишет политолог, — проводят сейчас наземную операцию против исламистов, которых сами же вооружили ливийским оружием, захваченным после свержения Каддафи. НАТО уже приветствовала военную операцию французских войск, к которой сразу подключились (пусть и опосредованно) Великобритания и Германия. США также официально заявили о поддержке французской военной операции, ставшей логическим продолжением ливийской. По сути, это совместная операция Запада против экономической экспансии в Африку Китая, наладившего бартер золотом и хлопком из Мали и финансирующего инфраструктурные проекты более чем в 35 странах Африки…»


Некоторые западные эксперты тоже считают, что Мали — это «продолжение» Ливии.

Достоверную информацию об источниках оружия, которое сейчас используют исламистские повстанцы в Мали, получить нелегко. Однако на Западе многие аналитики сходятся в том, что большая часть его прибыла из Ливии. Питер Букерт из «Human Rights Watch» предупреждает западное сообщество насчёт больших рисков и упоминает то оружие, что «пропало без вести» в Ливии. Тут и ПЗРК, и противотанковые ракеты, и ракеты для «Градов», и миномёты, и тяжёлые пулемёты. Кое-что уже замечено в Мали. По сути, повстанческие силы в Мали вооружены до зубов — как и армия Ливии. Букерт говорит, что одно дело — бороться с мятежниками, вооружёнными АК-47, и совсем другое — воевать против целой армии, оснащённой ПЗРК и тяжёлыми вооружениями. По его словам, это «совершенно иной конфликт».

Но этот «иной» конфликт не пугает Францию. Не отпугивает её от ведения военных действий и нелояльность союзнической Германии. Олланду нужна победоносная войнушка — и он будет добиваться «полного освобождения» Мали от исламистов-мятежников. Цель благая, и Россия её поддерживает, замечая тем не менее, что картина в Ливии несколько отличалась от картины малийской. Здесь пока ясно одно: лёгкой прогулкой война в Мали для Франции не станет, и вовсе не факт, что французский экономический интерес к золоту, алмазам, олову, урану и прочим полезным ископаемым будет удовлетворён тотчас после победоносного блиц-крига. Весьма маловероятно, чтобы Германия и США оказали Франции помощь солдатами. Есть надежда только на дополнительные военные ресурсы от стран Африки. Поэтому скорее правы эксперты-пессимисты, нежели эксперты-оптимисты. Светлое демократическое будущее Мали, а заодно и триумф мсье Олланда — это видения столь же фантастические, сколь и внезапное падение талибов в Афганистане. Поэтому Олланду предстоит войти в историю как налоговику-неудачнику и соискателю дружбу геев, а война в Мали, где давно укрепились алькаидовцы, увы, будет столь же долгой, изматывающей и проигрышной, как и все войны, которые вёл Запад против радикальных исламистов.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

84 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти