Stratfor: геополитический прогноз на 2013 год. Восточная Азия и Китай

Stratfor: геополитический прогноз на 2013 год. Восточная Азия и Китай

В 2013 году три процесса будут влиять на повестку дня в Восточной Азии: старание Пекина сохранить социально-политическую стабильность на фоне спада его экспортоориентированной экономики; ускорение модернизации вооруженных сил Китая и его все возрастающая агрессивность в попытках защитить свои территориальные и экономические интересы в регионе; попытки других региональных игроков, в том числе и США, адаптироваться к изменениям, происходящим в Китае.

Китайская экономика в этом году продолжит постепенный и болезненный процесс перехода от высокого экспортного роста к модели, более устойчивой в долгосрочной перспективе. Китайский экспорт сократит свой рост на фоне спада европейского спроса.


Росту экспорта также будут препятствовать рост зарплат и производственных затрат в традиционных китайских экспортоориентированных прибрежных регионах, снижая экспортную конкурентоспособность Китая сравнительно с другими региональными экономиками таких стран, как Индонезия, Филиппины и Вьетнам.

Но с приближением второй волны глобального финансового кризиса, сравнимой в масштабах с кризисными 2008-2009 годами, прибрежная производственная экономика Китая рухнет не сразу. Снижение будет постепенным. В 2013 году еще больше заводов, особенно с низким уровнем конечной сборки с самой низкой нормой прибыли, покинут Китай. Другие производители, учитывая преимущества превосходной транспортной системы Китая, развитой инфраструктуры, налаженных цепочек поставок, а также его растущий потребительский рынок, останутся на месте или переместятся вглубь страны, где рабочая сила в изобилии, а заработная плата ниже.

Продолжающийся постепенный спад экономики в прибрежной зоне Китая, известной в качестве мирового центра производства, в течение ближайших нескольких лет приведет к росту безработицы и социальной напряженности, когда более 250 млн китайских трудовых мигрантов начнут возвращаться вглубь страны в поисках работы.

Поэтому Пекину придется продолжать балансировать во внутренних конфликтах весь 2013 год. Ему необходимо будет обеспечить высокий уровень производства и занятости в то время, когда прибрежные заводы и фабрики станут увольнять рабочих или вообще закрываться. Но Коммунистическая партия Китая не может себе позволить допустить дестабилизацию в стране, начиная с высокой инфляции и заканчивая лопанием пузыря недвижимость, поэтому, следует ожидать второго раунда правительственного стимулирования экономики, как это уже имело место быть ранее в 2009-2011 годах.

Поддержание общего уровня занятости будет достигнуто благодаря инвестированию в крупномасштабные инфраструктурные проекты (особенно в развитие транспорта и городского строительства во внутренних провинциях). Также следует ожидать постепенного ослабления контроля за рынком недвижимости. Пекин поддержит экономический баланс за счет стимуляции производственной активности во внутренних провинциях Китая, особенно в тех, что находятся вдоль реки Янцзи и граничащих с прибрежными производственными регионами.

В целях урбанизации внутренних территорий китайское правительство может пойти на ограниченные реформы системы регистрации граждан и прописки. Но приоритетная задача поддержания уровня занятости будет сдерживать любые попытки реальной реструктуризации экономики Китая в сторону большей эффективности, производительности и рентабельности. Государственное регулирование и монополия на инвестиции продолжит определять китайскую экономику и в 2013 году.

Со стороны представителей китайского экспорта раздается ропот, а в это время правительство пытается перенаправить инвестиционные потоки из сферы недвижимости в сторону более устойчивых проектов. Поэтому ему следует готовиться к защите от потенциальных угроз своей финансовой системы, особенно на фоне разрастания сектора теневого кредитования. «Серые» банки – отнюдь не новость в Китае.

Но проблема в том, что за последние несколько лет их роль и вес ощутимо выросли: если раньше это были географически изолированные неформальные ссудные кассы отдельных прибрежных городов, то сегодня это уже целая сложная сеть полу-юридических лиц, оперирующих от 12 до 30 триллионов юаней (от $1,9 трлн до $4,8 трлн) кредитных средств с процентными ставками от 20% до 36%, которые вкладываются в тысячи и тысячи мелких и средних бизнесов по всей стране.

Теневое кредитование, по сути, не является проблемой. Более того, оно необходимо в экономике, в которой официальное финансирование зачастую ограничивается лишь госкомпаниями. Но экспортный рост замедляется, а неограниченное денежное стимулирование (большинство из которого ушло на строительство, взвинтив внутрикитайский спрос на сталь, цемент, уголь и другие материалы в период между 2009 и 2011 годами до небес) также исчерпывает себя.

Это означает, что все больше и больше становится желающих получить «серые» кредиты. Пекин вполне способен погасить краткосрочные финансовые риски, если в 2013 году разразится кризис теневой банковской системы Китая. Тем не менее, сопутствующие эффекты от инфляции и безработицы до протестов со стороны инвесторов теневого банковского сектора (к которым принадлежат в том числе и миллионы простых китайских граждан) могут существенно обострить внутреннюю социальную и политическую стабильность Китая.

Задачи, стоящие перед Партией и правительством…

В 2013 году Коммунистической партии Китая придется что-то делать с огромными социально-экономическими переменами на фоне смены поколения своих лидеров, а также поработать над пересмотром и обновлением своего публичного имиджа, если уж ничего нельзя поделать с практиками.

Политические скандалы 2012 года сильно подорвали имидж КПК, но сама система пережила неспокойные времена. Смена поколения у власти может дать партии шанс перестроить свои фаланги и возобновить полный контроль во внутриполитических проблемах, таких как внутренняя безопасность, цензура и военно-бюрократический аппарат, но пока партия все же не может чувствовать себя в безопасности.

Растущее в КПК ощущение опасности – как внутрипартийной, так и общественной в связи с тяжелой экономической ситуацией – скорее всего скажется в ужесточении цензуры в онлайновых социальных платформах типа Weibo, в гонениях на религиозные и другие общественные группы, подозреваемые в оппозиционности и росте китайской военной мощи для защиты национальных интересов в Южно- и Восточно-Китайском морях и в Юго-Восточной Азии.

Влияние изменений в Китае на регион

Волновой эффект медленного перехода Китая от двух десятилетий царствования в качестве главного мирового поставщика недорогих товаров будет ощущаться в 2013 году сильнее всего в Восточной Азии. Снижение количества прибрежных сборочных производств в Китае предоставит огромные возможности странам Юго-Восточной Азии, таким как Индонезия, Вьетнам, Филиппины и, возможно, Мьянма: все они будут усиленно привлекать иностранные инвестиции, но не только в разработку своих природных ресурсов и сырьевых отраслей, но и под внедрение более эффективной городской, транспортной, энергетической и перерабатывающей инфраструктур и отраслей.

В то же время спад в Китае снизит общие темпы роста региона и станет его ближайшей проблемой в краткосрочной перспективе, так как китайское потребление сырья, от которого зависит большая часть Юго-Восточной Азии, стабилизируется после неустойчивого максимума 2010-2011 годов. Более развитые страны региона, такие как Южная Корея, Сингапур и Австралия, также сильно зависящие от спроса со стороны Китая, получат меньше выгоды от оттока иностранных инвестиций из прибрежного Китая и станут все более сильно стараться поддерживать рост экономики и уровень занятости.

Даже в случает структурных изменений в регионе вследствие замедления китайской экономики – и, как следствие, обострения региональной или глобальной экономической нестабильности – растущий военный потенциал и самоуверенность Пекина будут оказывать давление на другие страны Восточной Азии.

В Северо-Восточной Азии военная модернизация Китая будет подливать масла в огонь милитаризации Японии, которая в том числе предпримет новые усилия, чтобы снять конституционные ограничения на использование своих вооруженных сил. Это также может ускорить экспансию японского бизнеса и инвестиций из Китая в сторону развивающихся стран Юго-Восточной Азии, поскольку дипломатическая напряженность и территориальные споры все больше угрожают японским бизнес-интересам в Китае.

На Корейском полуострове, который оказался зажатым между китайской военной модернизацией и возможной японской ремилитаризацией, могут начаться процессы большего сближения двух Корей, особенно учитывая попытки КНДР постепенно уменьшить свою зависимость от китайской поддержки.

Между тем, Вьетнам и Филиппины, как наиболее последовательные конкуренты и оппоненты Китая в Юго-Восточной Азии, будут по-прежнему стремиться к более тесной интеграции в рамках АСЕАН и поддерживать американский бизнес и военное присутствие в регионе.

2013 будет решающим годом для Мьянмы, так как она работает над укреплением демократии и уменьшением зависимости от китайских инвестиций. Пекин, видя угрозу от роста инвестиций и влияния Запада в Мьянме своим собственным стратегическим и энергетическим интересам в Юго-Восточной Азии и бассейне Индийского океана, может сорвать демократический переходной процесс в Мьянме – либо через усиление своего экономического присутствия в этой стратегически важной стране, либо путем разжигания этнической напряженности вдоль китайско-мьянманской границы.

То, что произойдет в Мьянме в 2013 году, сформирует будущее Ассоциации стран Юго-Восточной Азии, а также повлияет на связи между АСЕАН и США.
Первоисточник:
http://hvylya.org
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти