Москва и НАТО - перелом

Москва и НАТО - переломНа субботнем саммите Россия—НАТО в отношениях сторон произошел перелом, после которого идея вступления Москвы в альянс уже не кажется столь фантастической. В принятой стратегической концепции НАТО записано, что этот блок не представляет угрозы для РФ и настроен на стратегическое партнерство с российской стороной. С сенсационной инициативой выступил и президент РФ Дмитрий Медведев. Он, как выяснил "Ъ", предложил НАТО создать такую систему ПРО, при которой Россия прикроет Европу от возможных ракетных угроз в обмен на аналогичные обязательства Запада. В случае успеха этот проект станет первым в истории примером реальной интеграции военных потенциалов ранее враждовавших сторон.

Москва и Североатлантический альянс, враждовавшие в прошлом веке и часто конфликтовавшие в последние годы, в минувшую субботу решились на небывалое сближение. И дело не только в том, что, как и предсказывал "Ъ" (см. номер от 10 ноября), лиссабонский саммит Россия—НАТО закончился подписанием соглашений, появления которых еще недавно невозможно было и представить. Договор об обратном транзите нелетальных грузов НАТО из Афганистана через Россию, который, как было условлено в Лиссабоне, заработает уже с 1 декабря, а также решение расширить подготовку кадров для борьбы с наркотрафиком из того же Афганистана, стран Центральной Азии и Пакистана по сравнению с остальными договоренностями являются скорее техническими.

Кроме того, в конце минувшей недели страны НАТО наконец приняли решение о создании трастового фонда по "вертолетному пакету" (закупка альянсом для нужд Кабула российских Ми-17 в военном оснащении). Из него также будут финансироваться создание ремонтной базы и центра обучения афганских пилотов, поставки топлива, запчастей, вооружений. Размер фонда будет определен после того, как страны НАТО внесут в него персональные взносы.


Политические же итоги встречи, как признавались и российские, и западные дипломаты, вообще превзошли все ожидания. Во-первых, в утвержденной в Португалии новой стратегической концепции НАТО записано, что эта организация "не представляет собой угрозы для России" и хочет выйти на уровень "истинного стратегического партнерства" с Москвой. Во-вторых, в ключевом политическом документе саммита Россия—НАТО — "Совместном обзоре общих вызовов безопасности ХХI века", подписанном руководством альянса и президентом РФ Дмитрием Медведевым, констатируется совпадение позиций по всем указанным в нем угрозам. Таковыми и Москва, и Брюссель считают международный терроризм, Афганистан, пиратство, защиту жизненно важной инфраструктуры, а также нераспространение оружия массового уничтожения, в том числе ракетных технологий. Стороны зафиксировали особые позиции лишь в отношении ракетных угроз, по которым они пока не договорились. Но даже это в российской делегации сочли достижением. "Мы решили, что, если есть объективно различные взгляды, сформированные разными фобиями, нужно не затушевывать их, а честно указать",— сказал "Ъ" постпред РФ при НАТО Дмитрий Рогозин.

Впрочем, гораздо больший резонанс получила российская инициатива о создании вместе с НАТО так называемой секторальной системы противоракетной обороны. До лиссабонской встречи о ней в прессу не просочилось ни слова. Да и на итоговой пресс-конференции Дмитрий Медведев лишь сухо обмолвился об этом предложении, не раскрыв его содержания. Между тем именно эта идея в случае ее реализации может стать первым реальным интеграционным проектом РФ и альянса. Как выяснил "Ъ", речь идет о том, чтобы Россия и Запад создали единый периметр противоракетной безопасности с элементами ПРО и ПВО, ориентированными вовне. По словам собеседников "Ъ" в российской делегации, на закрытой встрече с лидерами стран—членов НАТО господин Медведев объявил о готовности России закрыть свой сектор, обеспечив безопасность европейских стран со своего направления.

"Инициативу Медведева коротко можно изложить так: Москва готова сбить любую болванку, которая полетит в направлении Европы через нашу территорию или наш сектор ответственности. То есть буквально защищать страны, расположенные западнее от России,— рассказал "Ъ" высокопоставленный российский дипломат.— В равной степени НАТО должно взять на себя аналогичные обязательства по своему сектору или секторам, которые будут прикрывать входящие в альянс страны: если кто-то вздумает ударить по нам через Европу — все, что полетит, должно быть сбито американцами или натовцами. Такое взаимное прикрытие, при котором радиусы действия наших и натовских ракет-перехватчиков могут пересекаться и выходить за рамки государственных границ".

Актуальность этого предложения в российском руководстве объясняют тем, что сейчас ни НАТО, ни Россия не готовы допускать к своим системам ПРО и ПВО посторонних, желая сохранить над ними суверенный контроль. "Другое дело, если весь инструментарий — сенсоры, радары, ракеты-перехватчики — будет ориентирован на внешнее пространство и не будет находиться на линии разграничения РФ и альянса. Если это произойдет, у нас появится уверенность в том, что европейская ПРО не покушается на сектор действия российских стратегических ядерных сил",— говорят в российском МИДе.

Этот компромиссный, с точки зрения Москвы, вариант придумали в Минобороны, и как сказал "Ъ" глава МИД России Сергей Лавров, руководство НАТО и лидеры стран альянса выразили готовность это обсуждать. "Реакция была позитивной, а большего мы и не ждали. Восторженной она быть не могла, но и негатива не было. Так что почва для работы создана",— сказал "Ъ" помощник президента РФ Сергей Приходько.

Приступить к предметному обсуждению российской инициативы стороны намерены уже в декабре. По словам Дмитрия Рогозина, тянуть не имеет смысла, поскольку контуры европейской ПРО должны быть определены к марту 2011 года. Постпред также сообщил, что уже запросил у президента Медведева подкрепление в виде переговорщиков, которые усилят миссию РФ при НАТО. Предполагается, что к этому процессу будет привлечен и глава департамента МИД РФ по вопросам безопасности и разоружения Анатолий Антонов. "Открылось реальное окно возможностей. И работа на этом направлении послужит снижению уровня военной опасности. Это принципиально важно — теперь на западном направлении впервые в истории обстановка складывается так, что забрезжила перспектива длительного, если не вечного мира в Европе",— отметил господин Рогозин.

Судя по выступлению президента Медведева на итоговой пресс-конференции, он тоже остался доволен проделанной работой. "Мои коллеги не скупились на определения. И, наверное, это неплохо. Я и сам использовал термин "исторический", имея в виду то, что мы проделали большой путь от неких иллюзий, которые, может быть, были в 90-е годы, к продуктивному сотрудничеству,— заявил он.— Все говорили, что нужно развивать партнерские отношения, развивать альянс. Употреблялся даже термин "союз". Это эмоциональные вещи, конечно, они пока ни в какие документы не входят, но это отражает ход дискуссии, даже несмотря на трудности и противоречия, которые существуют".

Столь лестных оценок отношениям с НАТО российские политики не давали давно. Последний раз похожие высказывания прозвучали десять лет назад из уст Владимира Путина, который в 2000 году заявил, что он не исключает вступления России в альянс. Однако затем начался долгий период противостояния из-за планов НАТО принять в свои ряды Украину и Грузию, которое достигло кульминации в 2008 году. После войны в Южной Осетии стороны полностью заморозили сотрудничество. Теперь в Москве и на Западе говорят, что все это осталось в прошлом.

"После двух лет паузы мой друг и партнер президент Медведев участвовал в саммите Совета Россия—НАТО,— заявил в Лиссабоне президент США Барак Обама.— Мы смогли перезапустить отношения России и США, а теперь мы перезапустили отношения России и НАТО". Ему вторил господин Медведев: "Период охлаждения и претензий завершился. Мы с оптимизмом смотрим в будущее и стараемся развивать отношения по всем направлениям. Надеюсь, сближение наших подходов по всем позициям будет продолжено. В этом плане после этого саммита я больший оптимист, чем был до него".

Способна ли российская инициатива действительно сблизить Россию и НАТО, станет ясно уже в следующем году. Пока же эксперты говорят о беспрецедентно удачном для Дмитрия Медведева раунде переговоров с альянсом. "На мой взгляд, это был успешный саммит. Окажется он историческим или нет, покажет время,— говорит глава московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.— Медведев пытается выстроить прочные отношения в сфере безопасности. Попытки Ельцина, а затем Путина сделать это в свое время оказались неудачными". По словам господина Тренина, и первый, и второй президенты России начинали работать с альянсом в хорошей атмосфере, которая затем неизменно портилась: "У Медведева отношения с НАТО, напротив, начались с дурной ноты — с войны в Грузии. Как знать, может такая последовательность будет способствовать успеху. Главным критерием я считаю сотрудничество в области ПРО. И оно началось".
Автор: Владимир Соловьев
Первоисточник: http://www.kommersant.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.kommersant.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня