После испытания на излом. Военные представительства надо вернуть на производство

После испытания на излом. Военные представительства надо вернуть на производствоПрослужив и проработав в системе военных представительств Министерства обороны СССР и РФ более 45 лет и последовательно занимая все офицерские должности от младшего военпреда до начальника военного представительства и уполномоченного начальника вооружения Военно-воздушных сил, я не мог спокойно смотреть на предпринимаемые Анатолием Сердюковым и генералом армии Николаем Макаровым попытки развала, как я считаю, хорошо налаженного механизма военного контроля за качеством вооружения и военной техники.

Искренне благодарен редакции еженедельника «Независимое военное обозрение», которая считала возможным размещать на страницах своего издания материалы о целенаправленном и планомерном развале механизма военного контроля за качеством вооружения и военной техники («НВО» № 26 от 31.07.09, «НВО» № 8 от 05.03.10) и другие материалы. В связи с отстранением от должности Сердюкова и увольнением Макарова и, что самое главное, в связи с назначением на должность министра обороны военного человека, генерала армии Сергея Шойгу появилась, как мне кажется, надежда на возрождение из пепла военных представительств. Хочется верить, что будут приняты необходимые меры для обеспечения надлежащего военного контроля за созданием и производством вооружения и военной техники и для воссоздания престижа службы и работы в системе военных представительств.


КАК УНИЧТОЖАЛИ КОНТРОЛЬ

Начиная с 2009 года Генеральный штаб Вооруженных сил РФ, выполняя указания министра обороны РФ, издал четыре директивы, предусматривающие проведение многочисленных организационно-штатных мероприятий в военных представительствах, следствием которых стали сокращение штатной численности военных представительств, снижение уровня военного контроля за качеством военной продукции и падение престижа службы и работы в системе военных представительств.

Согласно Директиве от 23 марта 2009 года № 314/9/1000, в военных представительствах первой и второй категорий должно было остаться по два офицера, в военных представительствах третьей категории – по одному офицеру с одновременным сокращением численности гражданского персонала. Нелепость упомянутой директивы была столь очевидна, что уже 27 марта, то есть через три дня после ее подписания, действие директивы было приостановлено.

Согласно Директиве от 27 ноября 2009 года № 314/9/5070, в военных представительствах были уменьшены должностные оклады и снижены воинские звания для всех офицерских должностей военных представительств. Надо отметить, что, согласно Конституции РФ, не допускается издание законов (а директива ГШ ВС РФ по отношению к военнослужащим имеет положение закона), умаляющих права и свободы граждан. Как следствие, ранее в Российской Федерации должностные оклады и воинские звания не уменьшались, а только неоднократно увеличивались.

Согласно Директиве от 25 декабря 2010 года № 314/9/1193, осуществлено переформирование всех военных представительств с содержанием их по новым штатам с сокращением численности военнослужащих и гражданского персонала. После реализации этой директивы принципиально изменилось правовое положение военных представительств. К наименованию немногих из них было добавлено слово «территориальное». Остальные военные представительства были включены (в количестве по 20 и более) в каждое из «территориальных» военных представительств в качестве «структурных подразделений» и фактически потеряли свою самостоятельность.

Согласно Директиве от 1 апреля 2011 года № 314/9/1547, ликвидированы (расформированы) сотни военных представительств с возложением военного контроля на малочисленные отделы (группы), включенные в штаты территориальных военных представительств. Одновременно по этой директиве были проведены организационные мероприятия, связанные с сокращением общей численности военнослужащих и гражданского персонала военных представительств и включенных в их штаты отделов (групп) в среднем в три раза.

После реализации всех этих директив и глобального сокращения численности военнослужащих и гражданского персонала выполнение задач по надлежащему военному контролю за созданием и производством вооружения и военной техники для многих военных представительств Минобороны России стало просто невозможным.

ДЛЯ КОГО УКАЗ НЕ ПРИКАЗ

В средствах массовой информации (в частности, и в еженедельнике «Независимое военное обозрение») неоднократно поднимался вопрос о необходимости предотвращения развала системы военного контроля за созданием и производством вооружения и военной техники. Но руководство Министерства обороны оставляло эти публикации без внимания.

В августе 2012 года президент РФ Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Совета Федерации, заявил, что необходимо вернуться назад и восстановить действовавшую ранее систему военных представительств. По мнению главы государства, это даст возможность обеспечить эффективное управление качеством продукции военного назначения. «Что касается военной приемки, ее просто ликвидировали почти как класс, что плохо», – сказал глава государства. «Ее нужно восстанавливать, потому что без эффективной, работающей, функционирующей военной приемки у нас будут большие проблемы с качеством военного оборудования», – подчеркнул президент. После таких заявлений главы государств в «Независимом военном обозрении» была опубликована статья «Возрождение из пепла. Минобороны вернет на предприятия военных представителей» («НВО» № 28 от 03.08. 12). Однако ни «гражданский» министр обороны Анатолий Сердюков, ни начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ «секретный» герой России Николай Макаров не предприняли никаких эффективных мер для восстановления военных представительств, фактически проигнорировав указания президента страны.

Лично я такими действиями высших должностных лиц Министерства обороны не удивлен. Ведь Сердюков, будучи не только гражданским человеком, но и не зная, как я уверен, процесс создания и изготовления вооружения и военной техники, просто не представлял и не понимал важности и необходимости военного контроля. Что касается начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ, то, как мне достоверно известно, Макаров, будучи еще первым заместителем министра обороны – начальником вооружения, однажды заявил: «Мой зампотех и без военпредов приедет и примет все что нужно».

В связи с назначением на должность министра обороны военного человека появилась надежда на восстановление эффективного военного контроля на прежнем высоком уровне. Как представляется мне, идеальным решением для этого было бы восстановление системы военного контроля за разработкой и производством военной продукции, которая приобрела свой окончательный облик и эффективно действовала в Советском Союзе. В то время в каждом виде и в большинстве родов Вооруженных сил имелись «свои» заказывающие управления, «свои» военные представительства, подчиненные тому или иному тематическому отделу заказывающих управлений, «свои» отделы (в ВВС – служба) контроля и кадров военных представительств.


РУССКИЙ ВОПРОС: ЧТО ДЕЛАТЬ?

Понимаю, что для реализации перечисленных предложений потребуются глубокая проработка, время и «генеральское» решение на самом высоком уровне. Поэтому наиболее реальными и первоочередными считал бы проведение следующих мероприятий.

1. Признание ошибочным издание и реализацию названных директив Генерального штаба Вооруженных сил РФ.

2. Восстановление, как это имело место ранее, самостоятельных военных представительств в конструкторских бюро (научно-исследовательских институтах), разрабатывающих вооружение и военную технику, и на предприятиях промышленности, изготавливающих вооружение и технику, вместо отделов (групп), входящих в штат территориальных военных представительств.

3. Переименование территориальных военных представительств в военные представительства с исключением из их штатов отделов (групп).

4. Увеличение численности военнослужащих и гражданского персонала военных представительств до уровня, существовавшего ранее, в пределах численности, установленной указом президента РФ от 22 апреля 2011 года № 504.

5. Возобновление практики дислокации на предприятиях – соисполнителях филиалов военных представительств с подчинением их головному военному представительству.

6. Рассмотрение вопроса о необходимости дислокации военных представительств на предприятиях, осуществляющих ремонт вооружения и военной техники, в первую очередь на авиаремонтных предприятиях.

7. Повышение воинских званий по офицерским должностям, в первую очередь по должностям начальников военных представительств. Предлагаю установить следующие воинские звания для начальников военных представительств (по аналогии с ранее существовавшими):

– для начальников головных военных представительств первой категории – «полковник»;

– для других начальников военных представительств первой категории и начальников военных представительств второй категории – «подполковник»;

– для начальников военных представительств третьей категории – «майор».

8. Признание нецелесообразным назначение на офицерские должности военных представительств гражданских лиц, работа которых будет регламентироваться Трудовым кодексом РФ. Наличие в военных представительствах военнослужащих гарантирует стабильность воинского коллектива и преемственность в их деятельности.

9. Возобновление практики заключения контрактов с наиболее достойными офицерами военных представительств после достижения ими предельного возраста состояния на военной службе. Считать положительным фактором многолетнюю службу военнослужащих в одном военном представительстве.

10. Назначение на должность начальника Управления военных представительств осуществлять только на конкурсной основе, как правило, из числа наиболее достойных начальников головных военных представительств, дислоцированных в конструкторских бюро, разрабатывающих комплексы вооружения и военной техники, и на головных предприятиях промышленности, изготавливающих эти комплексы.

11. Рассмотрение возможности установления тарифных разрядов по должностям военнослужащих военных представительств в размерах, действовавших до реализации выше перечисленных директив ГШ ВС РФ.

12. Решение в ближайшие месяцы вопроса об увеличении должностных окладов гражданского персонала военных представительств с целью сохранения стабильных трудовых коллективов. В настоящее время гражданский персонал военных представительств получает меньше, чем работники отделов технического контроля предприятий. После значительного увеличения с 1 января 2012 года окладов денежного содержания военнослужащих должностной оклад даже ведущего специалиста военного представительства первой категории (самая «высокая» должность для гражданского персонала), накопившего многолетний опыт работы, стал в два раза меньше, чем оклад денежного содержания юного лейтенанта, познающего азы военпредовских знаний. Низкие должностные оклады гражданского персонала военных представительств являются главной причиной текучести кадров и отсутствия кандидатов для приема на работу.

13. Включение в обязанности военных представительств рассмотрение и согласование ими при необходимости и по специальному указанию только трудоемкости разработки и изготовления контролируемой военной продукции. Считаю, что требовать от военных представительств рассмотрения и согласования ими стоимости разработки и изготовления контролируемой военной продукции в условиях рыночной экономики (то есть при отсутствии прейскурантных цен, в том числе на материалы, покупные изделия) нереально.

Хотелось бы надеяться, что в Министерстве обороны прислушаются к этим предложениям и примут меры для обеспечения надлежащего военного контроля за созданием и производством вооружения и военной техники.
Автор:
Николай Сергеевич Тархов
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти