Зерно объединяющее. Россия, Украина, Казахстан и Белоруссия как гаранты мировой продовольственной безопасности

28 января 2013 года в Берлине завершилась 78-я «Зеленая неделя» - Международная выставка (ярмарка) сельскохозяйственной, лесной, перерабатывающей промышленности. В столицу Германии съехались сотни производителей самой разнообразной продукции со всего мира, и каждый старался привлечь повышенное внимание именно к своему стенду. В выставке-ярмарке на сей раз принимали участие 1624 предприятия из 56 государств мира. За 10 дней проведения «Зеленой недели» ее посетили более 420 тысяч человек, которые имели возможность не просто посмотреть на готовую продукцию, но и попробовать некоторые, скажем так, экспонаты на вкус: выпить бокал вина или стакан чая и даже оценить крокодилий шашлык или яичницу из страусиных яиц.

Однако далеко не шашлыки с вином являются главной темой этого международного форума производителей. Больной темой многих лет проведения «Зеленой недели» является продовольственная безопасность в современном мире. Под этим абстрактным термином стоит понимать вполне конкретные вещи.


Сегодня на Земле более миллиарда человек (каждый седьмой) голодают. Связано это с целой серией причин, которые лежат в самых разных плоскостях: от экономических показателей тех или иных страны мира до производственной активности компаний в плане создания продуктов питания. Очевидно, что продовольственная проблема со временем может стать главной проблемой человеческой цивилизации, а войны за продовольственные ресурсы – объективной реальностью, а не околонаучной фантастикой. По большому счету, эти войны проявляются и сейчас в разных регионах мира, например, в Африке.

При затрагивании темы непосредственного производства и экспорта продуктов питания невозможно обходить стороной вопросы развития производственных секторов таких стран, которые в течение длительного времени насыщают мировой рынок сельскохозяйственной продукцией. К таким странам относится и Россия. И именно о России на 78-й «Зеленой неделе» в Берлине шла особая речь как о стране, которая способна наращивать свои сельскохозяйственные потенциалы и в ближайшие 8-10 лет повысить экспорт одних только зерновых на 30-40%. Самое интересное заключается в том, что слова о российских производственных потенциалах начали звучать вовсе не из уст российских представителей, а из уст европейских и мировых экспертов.

В рамках симпозиума по аграрным потенциалам стран СНГ обсуждались вопросы того, насколько современный мир нуждается в наращивании производственных потенциалов России в плане выпуска ею качественных продуктов питания и сельхозпродукции. В ходе симпозиума ведущий эксперт по аграрной политике так называемого Восточного комитета экономики Германии госпожа Зауэр заявила, что роль России в плане насыщения мирового рынка зерновыми трудно переоценить. Всех собравшихся она попросила особое внимание обратить на те годы, когда Россия была вынуждена сворачивать экспорт зерновых за рубеж по причине сильнейшей засухи на территории самой Российской Федерации. Зауэр говорит, что именно на это время пришелся самый мощный рост цен на зерновые за последнее десятилетие. Даже низкая урожайность сои и кукурузы в 2012 году с Северной Америке не привела к таким тяжелым последствиям для мировой системы продовольственной безопасности как климатические неурядицы в России. К тяжелым последствиям Зауэр относит участившиеся случаи самых настоящих голодных бунтов буквально по всеми миру: от Южной Америки и Африки до Южной и Восточной Азии. Исходя из этого, - подытоживает немецкий специалист, - Россия сегодня является одним из мощнейших регуляторов мирового продовольственного рынка, от которого зависит будущее всей продовольственной безопасности.

Можно ли называть слова Герлинды Зауэр преувеличением? Вероятнее всего, нет. Почему? Для ответа на этот вопрос достаточно посмотреть на цифры производства зерновых и цифры их экспорта.

В 2012 году Российская Федерация произвела около 73 миллионов тонн зерна. При этом были достигнуты договоренности о том, что в период с июля 2012 по июль 2013 года экспорт зерна из России будет находиться на уровне 15-16 миллионов тонн. 73 миллиона тонн – это ниже тех прогнозов, которые в начале прошлого года приводил Минсельхоз - погода в целом ряде российских сельскохозяйственных центров снова внесла свои коррективы. Однако за период времени с 2010-2011 года Российская Федерация сумела нарастить свои внутренние резервы до приемлемых значений в результате введения запрета на экспорт зерновых.

Если говорить об урожае зерновых в России за последние 10 лет, то данные будут выглядеть следующим образом:

2003 год – 72 миллиона тонн;
2004 год – 82 млн. т.;
2005 год – 78 млн. т.;
2006 год – 78 млн. т.;
2007 год – 82 млн. т.;
2008 год – 108 млн. т. (рекордное значение);
2009 год – 101 млн. т.;
2010 год – 60,9 млн. т.
2011 год – 93 млн. т.;
2012 год – 73 млн. т.

В среднем 82,8 миллиона тонн в год.

Это 4-й показатель в мире после США, Китая и Индии. Только если Китай и Индия сегодня даже при высокой производительности с трудом насыщают зерном внутренние рынки, то Россия имеет возможность наращивать экспорт. Российские зерновые закупают такие страны как Египет, Турция, Индия, Тунис, Израиль, Италия, Греция, Азербайджан, Саудовская Аравия, Япония, Кувейт, ОАЭ, Сирия и ряд других.

Экспорт зерна со стороны России за последние 12 лет возрос более чем вдвое. Если учесть, что в 90-е Россия была вынуждена закупать (как некогда Советский Союз) зерновые в других странах (преимущественно в США и Канаде), то, начиная с 2001 года, Россия вошла в число стран-экспортеров пшеницы, ячменя и других зерновых. При этом к нынешнему году Россия вошла в число стран-лидеров не только по производству, но и по экспорту зерна. Очевидно, что дальнейшее развитие аграрного сектора в стране может привести ее к более значительным подвижкам, однако чтобы такое развитие состоялось, необходимо использовать модернизационные механизмы и новые логистические методы.

Таким логистическим механизмом, по мнению одного из выступавших (немецкого эксперта Роберта Клооса – статс-секретаря Федерального министерства сельского хозяйства и продовольствия) на упомянутом симпозиуме, выглядит как возможное объединение производственных потенциалов сразу нескольких государств в рамках СНГ: России, Казахстана и Украины. По его мнению, именно такая аграрная интеграция упомянутых государств сможет позволить решить проблему глобальной продовольственной безопасности.

Действительно, если Москва, Астана, Киев и, к примеру, Минск (сюда вполне можно внести и Белоруссию как достаточно мощного сельхозпроизводителя) пойдут по пути наращивания аграрных ресурсов с их одновременным объединением, то уже можно будет говорить о появлении на мировом рынке одного из крупнейших игроков в плане производства и экспорта зерновых. Чтобы объединение потенциалов привело к большей эффективности, рекомендуется использовать так называемый кластерный принцип. Он, по версии экспертов в аграрной отрасли, будет заключаться в том, чтобы на территории упомянутых 4-х государств создавались производственных кластеры, которые бы не учитывали наличие государственных границ: к примеру, один из вероятных кластеров – области и края юга России объединяются в аграрный кластер с несколькими областями востока Украины.

Уже сейчас аграрное объединение может выражаться в весьма значимых цифрах: объединяя среднегодовые урожаи зерновых России, Белоруссии, Украины и Казахстана, получается 175-185 млн. тонн. Конечно, это пока не США с их более чем 400 миллионами тонн в год, однако и потенциал у той же России с ее 10% пахотных земель от общепланетарного значения может сыграть свою роль.
К 2020 году, Москва запланировала вплотную подойти к годовой цифре экспорта в 35 миллионов тонн. Если эти амбициозные планы воплотятся в жизнь, то Россия вместе со своими ближайшими соседями станет настоящей общемировой житницей, от позитивной ситуации в которой будут явно зависеть не только цены на продовольствие, но и мировая продовольственная безопасность.

Интеграционные процессы 4-х государств СНГ в аграрном плане – это, безусловно, отлично. Однако для такой интеграции существует несколько препятствий, о которых говорят как в Москве, так и в других столицах. Причина номер один заключается в том, что Украина сегодня не находится в том экономическом пространстве, которое объединяет Россию, Белоруссию и Казахстан (речь, естественно, о Таможенном союзе). Получается, что сегодня даже западные эксперты говорят украинскому президенту о том, чтобы тот больше внимания обратил на экономические возможности при интеграции в ТС, а не ждал непременных благ от евроинтеграции. Но Виктор Янукович по-прежнему находится в «глубоких раздумьях» по поводу того, куда же ему повернуть руль управления Украиной.

Причина вторая. Даже если Украина и решится на аграрную интеграцию с Таможенным союзом, то вырисовывается инфраструктурная закавыка, о которой в свое время заявлял президент зерновой ассоциации Украины господин Клименко. По его мнению, для процесса налаживания работы кластерных производственных объединений, Киеву придется вложить в свою инфраструктуру не менее 6 миллиардов долларов. Эти деньги должны пойти на строительство новых элеваторов, транспортной системы, пропускных пунктов и многого другого. Насколько эта проблема является реальной, а не надуманной, говорить сложно. Однако сегодня Украина входит в число 12 крупнейших производителей зерна в мире и около трети своего урожая отправляет на экспорт, не особенно размышляя о том, в каком состоянии находятся элеваторы… Получается, что проблема инфраструктурных объектов, если она действительно имеет место быть на территории Украины, может быть достаточно быстро решена с помощью гибких инвестиционных механизмов (со стороны Таможенного союза, к примеру).

Причина вторая. На сей раз особого позитива в интеграции для наращивания объемов производства сельскохозяйственной продукции не видит российская сторона, точнее, один из ее представителей – вице-президент зернового союза России Александр Корбут. Он заявляет, что российским аграриям не выгодно до бесконечности наращивать производство зерновых. Причина тому – глубокая интеграция России в глобальный экономический процесс.

По его мнению, чем больше будет Россия зерна производить, тем ниже на него будут мировые цены. Это приведет к парадоксальной ситуации, когда аграрий больше работает, но меньше зарабатывает… Правда, описав такую ситуацию, Александр Корбут почему-то не упоминает американского опыта, когда рост производства зерна и его экспорта Соединенными Штатами вовсе не ударяет по тамошним фермерам, а приносит и им, и государству ощутимый доход. По всей вероятности, Корбут опасается механизмов ВТО, от действий которых Россия может повторить не самый радужный опыт соседней Украины, когда выращивать собственную сельхозпродукцию стало менее выгодно, чем закупать ее за рубежом. Если так, то опасения Александра Корбута понять можно, ведь ВТО лишь внешне представлена как организация, уравнивающая права субъектов мировой торговли, а на самом деле обслуживающая интересы совсем небольшого числа крупных игроков.

Получается, что если Россия собирается позиционировать себя как большой мировой производитель аграрной продукции, то помимо производственного объединения со своими ближайшими соседями будет необходимо совместно с ними выстроить действенный механизм поддержки внутреннего производителя, способного активно влиять на мировые цены на продукты питания. В противном случае мы рискуем остаться страной с огромными пахотными площадями, нецелевое использование которых вкупе с пагубной зависимостью от иностранных продуктов питания поставит крест на развитии сельского хозяйства и на всей мировой продовольственной безопасности.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти