Почему российские власти не вводят разрешение на короткоствол-огнестрел?

На «Военном обозрении» уже поднималась тема законодательного разрешения на хранение гражданами России короткоствольного огнестрельного оружия. К одной из последних статей, касавшихся этой темы, был присовокуплен опрос на тему того, как наши читатели относятся к самому факту законодательного разрешения на самооборону с помощью огнестрела. Опрос показал, что ровно две трети высказавшихся читателей одобряют инициативу с разрешением, треть выступает против.

Почему российские власти не вводят разрешение на короткоствол-огнестрел?


Не станем в очередной раз муссировать тему того, хорошо или плохо было бы разрешить на законодательном уровне гражданам Российской Федерации обзавестись личным короткоствольным огнестрельным оружием, а поднимем на сей раз параллельный этой тематике вопрос: чего боятся представители власти, которые пока говорят своё твёрдое «нет!» принятию закона о реализации права на наличие оружия для самообороны. Это интересно хотя бы в связи с тем, что сам факт легализации короткоствола мог бы принести российской власти дополнительные электоральные бонусы, ведь, судя по опросам, большинство россиян продолжают выступать за разрешение оружия для самообороны.


Казалось бы, 66% «за» - осталось только быстро подготовить и принять закон, удовлетворяющий это большинство и всё – можно считать, что на очередных выборах поддержка действующему курсу власти будет обеспечена. Ведь, по мнению тех самых 66%, легализация огнестрельного короткоствола в России – это шаг к признанию властями здоровья общества и того, что этому обществу можно доверять. В этой связи уже слышаться слова о том, что «мы не бараны, и мы готовы нести личную ответственность за хранение и ношение огнестрельного оружия». Но почему же власть не хочет воспользоваться такой удивительной возможностью набрать для себя политических очков?..

На такой вопрос однозначного ответа, пожалуй, не найти, но есть, как минимум, несколько точек аккумуляции политических запретительных решений по судьбе легализации короткоствола в России.

Одна из таких точек раскрывает леность представителей власти. Леность даже не в плане факта разрешения или неразрешения на хранение оборонительного оружия, а в плане того, что в любом случае придётся поработать, засучив рукава. Ведь если законодатели захотят принять разрешительный закон, то придётся увязывать с ним определённые законодательные пертурбации, касающиеся судебной системы.

Здесь дело такое: даже если 66% россиян и почувствовали, что они готовы стать обладателями личного огнестрельного короткоствольного оружия, то это вовсе не означает, что после принятия соответствующего закона российские суды будут учитывать их «оружейную зрелость». Российские суды пока находятся в своеобразных рамках, согласно которым доказательная база по факту самообороны человека, имеющего все права на использованное оружие, априори подвергается поистине тотальным сомнениям. Человек, на которого напали в тёмном переулке, применяющий против преступников имеющееся у него (пусть даже травматическое) оружие чаще всего российским судом будет признан виновным в нанесении вреда здоровью. Тем самым суд (как одна из ветвей власти) как бы перестраховывается: мол, мы прекрасно понимаем ваши слова о том, что для хранения и ношения оружия вы давно созрели, но у нас свои принципы работы: если прозвучал выстрел, то работает неистребимый принцип «чем докажешь, что это была самооборона?» И то, что в качестве пострадавших в зале суда сидят фиксатые ребята с татуированными руками, а на скамье подсудимых – девушка, выстрелившая из «травматики» по их ногам, чтобы сохранить своё здоровье и жизнь, судья во внимание в большинстве случаев принимать не будет. Стрелял (стреляла) – значит, виновен (виновна). Нечего, мол, пистолетом размахивать. Надо было ребят обработать словесно – ночью в подворотне объяснить, что нападать на милых девушек не есть хорошо, не по-джентльменски… Да и вообще, зачем милым девушкам ходить ночами по таящему опасности городу…

Именно такой судебный принцип «стрелял – виновен» и является главной причиной общей законодательной лености. Ведь для его исправления придётся работать по настоящему (не декларативному) реформированию российской судебной системы. Придётся разъяснять практикующим юристам, находящимся на госслужбе в судах, что в делах такого типа нужно плясать от самой печки – разбирать первопричину того, почему тот или иной человек вообще нажимал на спусковой крючок. А кому ж это в современных-то судах нужно... Ведь это ж сколько времени на одно дело будет потрачено: снизятся показатели делопроизводства, а там и до лишения квартальных премий недалеко. В общем, к легализации огнестрела-короткоствола власть судебная точно не готова.

Выходит, что перед легализацией нужно перековать судебную власть. И это конечно монументальная идея… Только вот такая перековка по своим масштабам в России сегодня сродни петровским реформам или отмене крепостного права, а потому нужно какое-то поистине беспрецедентное событие, чтобы суды начали реформироваться в сторону реальной независимости своей работы. Но беспрецедентных событий, видимо, на сегодняшний день не было, вот потому работают суды так, как работали и 5, и 10 и 50 лет назад: выстрел был – добро пожаловать на нары…

Есть и другая причина того, почему в России сегодня не вводится законодательное разрешение на хранение и ношение гражданами огнестрельного короткоствольного оружия. Причина эта – коррупция. Среди 66% россиян, называющихся себя «созревшими» для возможности иметь собственное оружие, есть и определённый процент тех, кто явно выдаёт желаемое за действительное. Простите за возможно некорректное сравнение, но есть и душевнобольные люди, которые полностью уверены в том, что они здоровы, а наличие у них особой справки – это происки местных психиатров. Но только коррупция и проявляет себя так, что при особом желании даже местные психиатры могут неожиданно установить, что человек, который ещё вчера уклонялся от армии «по дурке», сегодня ими «вылечен» полностью, а потому имеет право на покупку огнестрельного короткоствола. Коррупция – вещь такая, которая легко превращает больного человека в здорового, а здорового – в больного. Бумага для справки всё стерпит…

Получается, что власть в России сегодня признаёт, что пока явно не в состоянии справиться даже с бытовой коррупцией, которая, кстати говоря, по совокупности наносит государству ущерба ничуть не меньше, нежели коррупция макромасштабов. Хочешь справку о том, что ты здоров и телом, и душой, и что тебе без огнестрела в этом мире прожить никак нельзя – пожалуйста… А уж кто будет разбираться, по какой причине справка была выдана, кем было дано соответствующее врачебное заключение – этот вопрос часто обходится стороной. Ведь если не обходить, то снова нужно засучивать законодательные рукава, выжигать коррупцию калёным железом, а у нас с этим пока наблюдаются большие проблемы.

Ну, а вопрос о том, нужно ли современному российскому государству наличие миллионов людей с личным оружием, стоит вообще особняком. Слова классика о висящем ружье, которое обязательно выстрелит, явно дают повод представителям властей тридцать раз подумать, прежде чем принять разрешительное решение. Власти понимают, что таким решением они сами могут вооружить россиян, определённая часть которых впоследствии будет готова использовать оружие для самообороны… от самой власти. Случай с полковником Квачковым все помнят… Этот пример наглядно демонстрирует, что 66% процентов россиян, решивших, что им можно доверить огнестрельное оружие для самообороны, в ближайшие годы право на него (оружие) точно не получат. Хорошо это или плохо – отдельный вопрос, но факт того, что не получат, вряд ли стоит подвергать сомнению.
Автор: Володин Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 431
Картина дня