Теория без практических рекомендаций

Необходимо совершенствовать методологию создания и применения высокоточных артиллерийских боеприпасов

Теория без практических рекомендаций
Самоходное орудие "Мста-C" – одна из основных артсистем Российской армии

Недавно в военно-теоретическом журнале «Военная мысль» (№ 2, 2010) была опубликована статья докторов технических наук Юрия Фесенко и Николая Золотова «О задачах стрельбы и степенях поражения объектов при применении высокоточного оружия», в аннотации которой сообщается, что «рассмотрены теоретические проблемы применения высокоточного оружия в бою и предложены некоторые варианты их решения».


ДОСАДНЫЕ УПУЩЕНИЯ

По каким-то причинам авторы статьи, не обратив внимания на боевые возможности имеющихся на вооружении полевой артиллерии отечественных высокоточных боеприпасов, а также на их отставание от зарубежных образцов, а сразу приступили к рассмотрению «теоретических проблем» без привязки своих исследований к конкретным характеристикам боеприпасов и объектов поражения. Одновременно авторы не использовали современные методы оценки эффективности стрельбы и не проявили интереса к совершенствованию системы исходных данных по характеристикам уязвимости типовых самоходных бронированных целей применительно к поражающему действию высокоточных боеприпасов.

Вместе с тем авторы ограничили область рассматриваемых проблем высокоточными боеприпасами полевой артиллерии при стрельбе с закрытых огневых позиций. Термин «закрытая огневая позиция» характеризует положение своих орудий, которые во время ведения огня укрыты от наземного наблюдения противника. Но не менее важными являются условия стрельбы по визуально наблюдаемым и ненаблюдаемым целям. Для поражения только наблюдаемых целей (танков, БМП, САУ и др.) имеются комплексы артиллерийского вооружения «Сантиметр», «Смельчак», «Краснополь», «Китолов-2М», созданных по тактико-техническим требованиям (ТТТ) 30-летней давности. Серьезный недостаток этих боеприпасов – необходимость подсветки цели лазерным лучом, что позволяет противнику противодействовать процессу наведения с помощью систем активной защиты и постановки
аэрозольных маскирующих завес.

Возможности нашей артиллерии для поражения высокоточными боеприпасами ненаблюдаемых бронированных целей выглядят весьма скромно. Эту роль выполняет РСЗО «Смерч» с кассетным реактивным снарядом 9М55К1, оснащенным самоприцеливающимися боевыми элементами «Мотив-3М» (дальность стрельбы – 70 км). Все перечисленные высокоточные боеприпасы созданы в Советском Союзе и их достоинства и недостатки неоднократно обсуждались в СМИ (НВО № 43, 1999; № 10, 2000; № 1, 2003).

В своей статье авторы оценивают возможность применения высокоточных боеприпасов для решения задач подавления и уничтожения. Такая постановка задачи не вяжется с заявлением бывшего начальника управления РВиА генерал-полковника Владимира Зарицкого: «Массированное применение высокоточного оружия позволит перейти к одноразовому и гарантированному поражению наиболее важных объектов до вступления в бой общевойсковых группировок». Здесь наблюдается неувязка – вместо одноразового и гарантированного поражения наши ученые-артиллеристы тянут назад, рассматривая даже подавление противника высокоточными боеприпасами, при котором цель временно лишается боеспособности. Правда, авторы статьи признают, что «с точки зрения экономии сил и средств при наличии высокоточных боеприпасов более целесообразно уничтожать важный объект, нежели неоднократно воздействовать на него с целью подавления».

НЕКОРРЕКТНО ПОСТАВЛЕННЫЕ ЗАДАЧИ

Основой статьи служит анализ результатов моделирования стрельбы полевой артиллерии на уничтожение батареи самоходных бронированных орудий (СБО). Подобная задача решалась 39 лет тому назад в книге «Стрельба на поражение батарей» (М.: Воениздат, 1971) авторов генерал-майора артиллерии Александра Матвеева и полковника Евгения Малаховского. Применительно к тому времени представленные исследования выполнены на достаточно приличном уровне. Особое внимание уделено американским самоходным бронированным орудиям М108 и М109 как объектам поражения. Опытным путем установлены характеристики поражающего действия снарядов (мин) при поражении батарей СБО. Определены нормы расхода снарядов при уничтожении СБО применительно к стрельбе с помощью пушек, гаубиц, гаубиц-пушек (калибр – 85, 100, 130, 122, 152 мм), с использованием минометов (калибр – 120, 160, 240 мм) и реактивной артиллерии.

По сравнению с работой Матвеева и Малаховского статья Фисенко и Золотова носит абстрактный характер. Так, авторы статьи не указали конкретный тип СБО, составляющих батарею при ее уничтожении. Например, об американской гаубице М109А5 известно, что ее ранние модификации состоят на вооружении 15 стран. Сварные корпус и башня из алюминиевого сплава обеспечивают защиту от пуль и мелких осколков. В этой машине установлен автомат заряжания и автоматизированная система управления огнем. М109А5 обладает достаточной маневренностью, чтобы не попасть под огонь артиллерии противника. М109А5 армий НАТО ведут стрельбу по правилу «выстрелил – уехал». После нескольких выстрелов необходимо сменить позицию, чтобы не попасть под ответный огонь артиллерии противника.

К сожалению, в статье не указано, какие исходные данные по боевым характеристикам кассетных самоприцеливающихся (СПБЭ) и самонаводящихся (СНБЭ) боевых элементов использовались при моделировании. Напомним, что на вооружении российской полевой артиллерии имеется снаряд с СПБЭ «Мотив-3М», предназначенный для поражения ненаблюдаемых бронированных целей. СНБЭ в боекомплектах отечественной полевой артиллерии до сих пор отсутствуют. Остается загадкой состав батареи и характеристики уязвимости самоходных бронированных орудий противника. Вместе с тем малоэффективное высокоточное оружие, которое используется авторами и, судя по повреждениям, вряд ли имеет право на существование.

В статье Фисенко и Золотова представлена структура повреждений, получаемых самоходными бронированными орудиями, составляющими батарею при ее уничтожении. Следует обратить внимание на перечень повреждений, полученных орудиями в результате воздействия осколочно-фугасных снарядов (ОФС), СПБЭ, СНБЭ: очень сильные (обеспечивающие выход орудия из строя на семь суток); тяжелые (одни сутки); средние (3 часа); не менее средних (не менее 3 часов); легкие (30 минут). Трудно согласиться с такой номенклатурой повреждений. Используемое понятие «очень сильные» повреждения и другие не подкреплены конкретным состоянием СБО.

Самоходное бронированное орудие обладает двумя важными свойствами – вести огонь и маневрировать, что обеспечивается комплексом агрегатов и наличием боезапаса. Из боевого опыта известны последствия взрыва снарядов и воспламенения пороха в гильзах в объектах легкобронированной техники, что ведет к безвозвратным потерям. Поэтому безвозвратные потери как-то не соответствуют предлагаемым «очень сильным» и «тяжелым» повреждениям в результате действия СПБЭ и СНБЭ.

Бездоказательно представлены в статье доли орудий (в составе батареи), получивших «очень сильные» повреждения, которые составляют для ОФС 5–10%; для СПБЭ – 10–20% и для СНБЭ – 35–45%. Эти данные свидетельствуют о якобы большей эффективности СНБЭ. Но так ли это будет в действительности?

Известно, что самоприцеливающиеся боевые элементы образуют при пробитии броневого корпуса мощный осколочный поток массой в несколько килограммов, эффективно поражающий внутренние агрегаты СБО. Данная ситуация требует привлечения конкретных данных по запреградному действию СПБЭ и СНБЭ. В свою очередь, степень поражения применительно к СНБЭ, обеспечивающих 35–45% «очень сильных» повреждений, получаемых СБО при уничтожении батареи, требует пояснений.

Авторы статьи, сравнивая структуру поражений, наносимых высокоточными боеприпасами с ОФС, оставили без внимания 152-мм выстрел с кассетным снарядом 3-О-23 с кумулятивно-осколочными боевыми элементами. Этот снаряд содержит 40 шт. боевых элементов и предназначен для поражения бронетанковой техники и живой силы. Следовало бы определить его место в системе боеприпасов для поражения объектов противника, включая самоходные бронированные орудия.

Сложно отнести к значимым достижениям теоретического плана рассматриваемой статьи следующие положения.

Структура повреждений, наносимых орудиям при поражении батареи высокоточными боеприпасами, смещается в область более тяжелых повреждений, уменьшая число орудий, получающих легкие повреждения, и увеличивая число неповрежденных орудий и орудий с повреждениями, не связанными с выходом из строя.

Учитывая особенности поражающего действия высокоточных боеприпасов – тяжесть наносимых ими поражений, время выхода объекта из строя может значительно превосходить значения, принятые для осколочно-фугасных боеприпасов.

Теория без практических рекомендацийСнаряд «Китолов-2М» – замены ему, увы, пока нет

НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Авторы статьи отмечают, что имеющиеся в настоящее время характеристики поражающего действия боеприпасов, в том числе и высокоточных, не дают возможности оценить долю выхода из строя экипажей при поражении техники. Далее они утверждают, что при проведении научных исследований задача определения характеристик поражающего действия боеприпасов была возложена только на видовые институты ВС РФ, что привело к монополизму в оценке механизмов поражающего действия боеприпасов. Эти утверждения свидетельствуют о том, что авторы в своих воззрениях отстали лет на тридцать. Следует отметить, что для оценки эффективности противотанковых средств с учетом выхода из строя экипажей применялась методика, которая использовалась в в/ч 42261, ЦНИИТочМаш, ВНИИТрансМаш, Конструкторском бюро приборостроения, Центральном научно-исследовательском институте химии и механики, Научно-исследовательском машиностроительном институте и др. Применительно к данной методике была создана система исходных данных по характеристикам уязвимости типовых элементарных наземных бронированных целей и поражающего действия противотанковых боеприпасов. Данная методика может применяться для оценки эффективности поражающего действия СНБЭ и СПБЭ при наличии исходных данных по характеристикам уязвимости самоходных бронированных орудий.

Основой методики является программа компьютерного моделирования, «проигрывающая» взаимодействие боеприпаса с бронированной целью, позволяющая решать вопросы как по выбору оптимальных параметров бронеобъектов, так и по обоснованию характеристик перспективных противотанковых средств. Имитационное моделирование обеспечивает квазиэкспериментальные условия изучения процесса. Значения переменных, характеризующих состояние системы «боеприпас – цель», могут изменяться в широких пределах. Имитационная модель процесса воздействия противотанковых боеприпасов на бронированную цель учитывает его основные факторы и достаточно полно отображает этапы процесса поражения цели.

Исходными данными являются: характеристики боеприпаса (способность преодоления динамической и активной защиты, бронепробивная способность при взаимодействии с многослойными, разнесенными преградами, параметры заброневого действия); особенности бронецели (оснащенность динамической и активной защиты, уровень стойкости и структура пассивной бронезащиты); внутренняя компоновка и уязвимость внутренних агрегатов бронецели; схема функционирования цели (влияние выхода из строя каждого агрегата цели на снижение ее боевых свойств); условия воздействия боеприпаса на бронецель (дальность и точность стрельбы, распределение курсовых углов обстрела цели, характеризующее возможность и условия попадания боеприпаса в бронезащиту).

На основе исходных данных моделируются этапы процесса поражения: стрельба, взаимодействие боеприпаса с бронезащитой, заброневое действие. На этапе взаимодействия с бронезащитой определяются условия попадания в нее боеприпаса, а также учитывается возможность поражения этим боеприпасом наружного оборудования. Заброневое действие включает оценку воздействия остаточной части кумулятивной струи либо корпуса бронебойного снаряда (ударного ядра) и осколков брони на экипаж и внутреннее оборудование бронецели. Внутренние агрегаты представляются в виде прямоугольных параллелепипедов, задаваемых значениями толщин эквивалентов, характеризующих их уязвимость и экранирующие свойства по отношению к действию проникающей внутрь бронецели остаточной части кумулятивной струи или бронебойного снаряда.

Для количественной оценки влияния поражения различных внутренних уязвимых агрегатов на боевые свойства бронецели используется функциональная схема, отражающая связь между агрегатами, обеспечивающими эти свойства. Огневая мощь, например, представляется функциональной схемой, в которую входят элементы заряжания, наведения, управления стрельбой, а также командир, наводчик и т.д. Функциональная схема, определяющая подвижность бронецели, может включать: водителя, его приборы наблюдения, рулевую колонку, привод тормоза, электросистему, силовую установку, топливную систему, систему смазки, гидросистему, ходовую часть.

Следует заметить, что использование имитационной модели поражения бронеобъектов позволяет определять внутренние агрегаты, за счет которых достигается тот или иной тип поражения.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

В аннотации статьи авторы претендуют на варианты решения теоретических проблем применения высокоточного оружия. Попробуем разобраться, насколько это им удалось.

В настоящее время основная ставка делается на глубокое огневое поражение и радиоэлектронное подавление до ввода в сражение своих сухопутных группировок (Сапожинский В.А. «Современные взгляды на систему поражения противника в операции», Военная мысль № 1, 2008). Другими словами, надо стремиться инициативно и в упреждающем режиме наносить поражение, максимально воздействовать дальнобойными средствами (ударами ракетных войск и артиллерии, авиации) на важные объекты в глубине группировки противника. Исходя из этого, одной из важнейших проблем является создание номенклатуры высокоточных средств, определение их количественного и качественного состава в системе поражения противника.

Уместно заметить, что Юрий Фисенко и Николай Золотов даже не упоминают о радиоэлектронном подавлении, в то время как за рубежом активно ведутся работы по созданию систем для снижения эффективности функционирования головок самонаведения высокоточного оружия противника. При этом большое внимание уделяется созданию средств защиты наземных боевых машин от высокоточного оружия с инфракрасными и радиолокационными системами наведения. Развитие средств разведки и систем самонаведения высокоточного оружия обусловили ситуацию, при которой результат боевых действий будет зависеть от превосходства в этой области. В этом случае непросто обеспечить помехозащищенность датчиков цели и головок самонаведения СПБЭ и СНБЭ. Повышение потенциала помехозащищенности систем наведения высокоточного оружия должно обеспечить радиоэлектронное подавление или поражение, которое выводит из строя средства оптоэлектронного противодействия противника.

Можно полагать, что разработчики российского высокоточного оружия совместно с институтами Минобороны, исходя из анализа номенклатуры поражаемых целей в будущих военных конфликтах, определили состав носителей данного вида вооружений и обеспечили создание перспективных разведывательных комплексов. При этом уже решено, сколько и каких именно нужно создавать высокоточных боеприпасов для артиллерии, РСЗО, тактических ракет, авиации и т.д. Попутно следует отметить, что в настоящее время порядка четырех российских организаций ведут разработку кассетных боеприпасов. В этой ситуации очень важно, чтобы применительно к РВ и А, авиации и др. разрабатываемые образцы соответствовали широкой блочно-модульной унификации, позволяющей добиться универсализации применения боевых высокоточных элементов на различных носителях.

Не менее важной проблемой является точность разведки по определению местоположения целей противника для нанесения удара высокоточным оружием. В этом случае система кассетного оружия должна обеспечивать рациональное рассеивание СПБЭ и СНБЭ для достижения максимальной эффективности поражения противника.

Говоря о проблемах применения высокоточного оружия и некоторых вариантах их решения, необходимо признать, что авторы затронули лишь некоторые «теоретические предпосылки», а практические рекомендации желают быть более убедительными.
Автор: Михаил Михайлович Растопшин - кандидат технических наук


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. dred 1 декабря 2011 11:32
    По больше бы нам ракетных танков.
    dred

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня