От Ф-22 до «Гадюки»

Конец 1920-х гг. в СССР ознаменовался оздоровление» промышленности, дo того пребывавшей и спячке, вызванной последствиями четырехлетнего междоусобъя и глобальною раздела имущества бывшей Российской империи.

В 1927-29 гг., в рамках начавшегося «оздоровления промышленности» и индустриализации страны, создаются новые конструкторские коллективы, занимающиеся разработкой новых систем вооружения. И уже в 1927 г. Артиллерийское Управление [АУ] Красной Армии дает распоряжение по разработке новых артиллерийских систем, «отвечающих условиям ведения войны к новых условиях». Выполняя данное распоряжение, специальная комиссия Артуправления под председательством Грендаля при участии Орджоникидзе и Тухачевского, выдвинула требовании к артиллерийским системам «нового типа». Согласно выдвинутым требованиям, в первую очередь была признана устаревшей состоявшая на вооружении РККА, дивизионная пушка обр. 1902г.


Причинами не соответствия пушки новым требованиям считались:
1. Недостаточная дальность стрельбы
2. Недостаточное могущество 76-мм гранаты против полевых фортификационных сооружений
3. Невозможность стрельбы под большими углами возвышения, необходимыми при поражении укреплений и уничтожения живой силы, расположенными за закрытиями. Для преодоления указанных недостатков и оснащения дивизионной артиллерии современной матчастью предлагалось принять на вооружение РККА модернизированную трехдюймовую пушку с длиной ствола не менее 40 калибров или универсальное орудие - пушку-гаубицу калибром 76-102 мм с длиной Ствола 30-50 калибров.

Для исследования особенностей такой пушки-гаубицы в 1929 т. было изготовлено «опытное орудие», в котором использовался лафет от 48-линейной гаубицы и пушечный ствол от «трехдюймовки» длиной 30 и 40 калибров. Орудие подверглось многочисленным испытаниям, однако, но мнению мобуправления РККА, было признано чрезмерно дорогим для массового производства при недостаточных боевых характеристиках. Несмотря на то, что в планах АУ была разработка нового ствола калибром 85-мм. работы над ним были прекращены.

Однако в 1930 г., в СССР по разным каналам был получена информация о том, что Германия, Франция и Чехословакия предполагают совершенно отказаться в дивизионной артиллерии от 75-мм пушек и заменить их легкими гаубицами и пушками-гаубицами калибром 83-. или даже 105 МП Этот факт, в очередной раз разбудил у мобуправления интерес к созданию отечественной дивизионной пушки-гаубицы. И вскоре КБ Пермского завода предложило вниманию Артуправления «универсальную» и пушку (пушку-гаубицу) конструкции В.Сидоренко. Она отличалась от предыдущей тем, что получила более длинный ствол (30 калибров), размещенный опять-таки на лафете 48-линейной гаубицы обр. 1910 г. Несмотря на заключение о недостаточной мощности 70,2-мм гранаты и требования увеличения калибра, эта пушка-гаубица с подачи М.Тухачевского была принята на вооружение «как есть» под названием «универсальная дивизионная пушка обр. 1933 г.» и предназначалась для стрельбы боеприпасом от пушки обр. 1902 г. с последующим освоением для него специального «фугасного выстрела повышенной мощности». Однако эта пушка была принята на вооружение лишь временно «вплоть до разработки новой дивизионной универсальной дальнобойной пушки». Серийным производством пушки должен был заниматься горьковский завод «Новое Сормово», который после некоторых доработок присвоил ей индекс Ф-19-1.

Дивизионная пушка обр. 1936 г. Ф-22 во дворе горько вс ко го завода № 92. Лето 1939 г.


Государственные испытания 76,2-мм пушки Ф-22. Орудие в положении максимального угла возвышения. Обратите внимание на металлические колеса с грузошинами «немецкого типа».


Конструкторская группа завода «Новое Сормово» (более известным. как носящий помер 92] под руководством В.Грабина занималась освоением серийного выпуска этого орудия и в 1934 г. предложила Мобуправлению свой проект универсальной дивизионной пушки. Следует заметить, что в те годы слово «универсальная» относилось именно к пушкам-гаубицам, как обладавшим свойством «гаубичности». О возможности зенитной стрельбы из дивизионных пушек сначала не задумывались. Однако в 1934 г. по требованию АУ и лично М.Тухачевского данный способ стрельбы был включен в перечень обязательных для дивизионной артиллерии и вскоре последний потребовал доработать его конструкцию, чтобы данное орудие могло вести заградительный зенитный огонь. Пушка, о которой идет речь, теперь стала именоваться «универсальная с возможностью ведения зенитной стрельбы», а в 1937 г. была пере классифицирована в «полууниверсальную». В Марте, 1935 г. завод «Новое Сормово» должен был представить первые три орудия для испытания стрельбой.

Пушка имела для своего времени революционную конструкцию с клиновым затвором, полуавтоматикой механическою (позже, копирного типа] и раздвижными станинами, позволяющими осуществить быстрый маневр огнем. Согласно требованиям АУ орудие сначала было рассчитано на использование «дальнобойных» патронов зенитной пушки «типа Рейнметалл» обр. 1931 г. (ЗК), для которого группа боеприпасов должна была в срок не более 3-х месяцев, разработать также усиленную осколочно-фугасную гранату массой 7,4 кг. Причем для использования патронов обр. 1931 г., пушке требовался дульный тормоз.

В марте 1935 г. три орудия Ф-22 были готовы к испытаниям. Два из них имели складные станины «немецкого типа», а один - цельные. Полигонные испытания опытных образцов Ф-22 прошли в июне-июле 1935 г. Уже в ходе испытаний заказчик внес коррективы в ТТТ на орудие, согласие которым применение дульного тормоза было сочтено неприемлемым. К тому же предписывалось отказаться в питании пушки от применения патронов орудия обр. 1931 г. в пользу патронов «трехдюймовки» обр. 1902 г.

Вообще с патронами для орудии постоянно были какие-то неувязки. Дело в том, что требование гаубизации пушки и превращения ее в универсальную пушку-гаубицу было выполнено, однако никаких особых преимуществ ее использование по гаубичному не давало. Ведь гаубица имела раздельное заряжание, позволяющее варьировать величиной заряда и крутизной траектории. В унитарном же пушечном выстреле такой подбор практически исключался. А отказ от унитарного заряжания резко снижал скорострельность 76-мм артсистемы, что для дивизионной артиллерии считалось неприемлемым. Однако с принятием решения об использовании в пушке патрона обр. 1900/1902 г. стало возможным использовать в Ф-22 в качестве «гаубичного с уменьшенным зарядом» выстрел от полковой пушки обр. 1927 г., хорошо освоенный промышленностью, что несколько разрядило ситуацию и породило ряд восторженных писем на самых разных уровнях. Поэтому, несмотря на то, что подобная «гаубизация» стала половинчатой, она устраивала руководство РККА, списывая часть головной боли без особых затрат.

По окончании первого этапа испытаний, 6 июля 1935 г. завод №92 получил заказ на изготовление серии из 10 пушек с учетом пожеланий заказчика. Первая батарея серийных пушек поступила на полигон в начале марта 1936 г. А 11 мая 1936 г. «76-мм универсальная усовершенствованная дивизионная пушка обр. 1936 г.» была принята на вооружение, причем согласно постановлению правительства № OK 110/сс уже в 1936 г. предполагалась сдача армии не менее 500 новых артсистем. Изготовлением пушек должны были заниматься завод №92 «Новое Сормово» и «Кировский завод» и ожидалось, что вскоре они заполонят Красную армию. Однако пушка оказалась довольно сложной для обоих предприятий в то Время и в течение трех лет планы ее выпуска стабильно не выполнялись.

Выпуск дивизионных пушек Ф-22 в 1У36-1940 гг.
19361937193819301940
план 5050025001500-
выпуск 16437100015003
приемка 1041710021505-



Это объяснялось многими факторами, в том числе недостаточной квалификацией конструкторов, недостаточным опытом технологов, недостатком металлорежущих станков, инструмента, электроэнергии, недостатками организации производства. Намного сложнее, чем ожидалось, оказался и уход за пушкой в армии. Да и не очень подходила она для лошадиной запряжки с шестеркой лошадей, имея массу больше полутора тонн.

Всевозможные доработки конструкции, направленные на удешевление производства, также добавили пушке вес. Так, введение в конструкцию пушек «полуторной» и «второй» очереди литого нижнего станка вместо клепано-сварного, усиление прочности казенника и упрочнение механизма автоматики утяжелили систему по документам на 75 кг. А некоторые пушки, согласно паспортам приемки, имели массу даже более 1800 кг.

Интересно, что долгое время пушку совершенно не испытывали в качестве зенитной, так как до 1937 г. для нее не был разработан ПУАЗО. Но в конце 1937 г. Ф-22 была направлена на НИЗенП, где показала себя негодной к ведению зенитного огня, и следовательно, не соответствующая классу «полууниверсальной наземно-зенитной дивизионной пушки».

Пушки Ф-22 на первомайском параде 1938 г.


Батарея лейтенанта Струпынского ведет огонь по финнам. Район Выборга, март 1940 г.


Трофейная Ф-22 на испытания в финской армии. Лето 1940 г.


Служба пушки в Красной армии длилась недолго, так как в 1940 г. она была сочтена «чрезмерно сложной, тяжелой и технически ненадежной для массового оснащения армии». Поэтому с поступлением в войска 76,2-мм дивизионных пушек обр. 1939 г., их предшественницы должны были быть сданы на военные склады. Этот процесс начался весной 1940 г., по окончании советско-финской войны, где некоторое количество Ф-22 было утрачено (что позволило финнам к июлю 1940 г. ввести в состав своей армии 36 исправных пушек), а также пушки опять продемонстрировали некоторые недостатки, вызванные преимущественно их работой в условиях низких температур.

Однако поголовной сдаче пушек Ф-22 на заводы на склады помешала ... французская кампания. Дело в том, что по агентурным данным (как выяснилось, впоследствии - ошибочным) в ходе французской кампании немцы применили толстобронные танки, «которым нестрашны современные противотанковые средства Британии и Франции», Нужно было что-то срочно делать. Многие артиллерийские конструкторы занялись разработкой бронебойных средств нового поколения, а командующие озаботились созданием специальных противотанковых формирований.

Ф-22 в положении угла максимального возвышения. Рис. из «Руководства по эксплуатации», 1946 г.


Весной 1941г. в СССР началось формирование 10 противотанковых артиллерийских бригад, в каждую из которых должны были войти но 48 орудий Ф-22. Тогда же наркомат боеприпасов получил задание по отработке усиленного бронебойного выстрела для 76-мм противотанковой (именно так она была наречена в некоторых документах) и зенитной пушек с большой длиной ствола. Тогда же НИИ-13 (поскольку ОКБ-92 занималось спешным освоением 57-мм противотанковой пушки), словно вспоминая хорошо забытое старое, предложил усовершенствовать Ф-22 до ypoвня «противотанковой пушки большой мощности». Суть предложения заключалась в возврате к использованию выстрела 76-мм зенитной пушки 3 К и добавлению в конструкцию Ф-22 дульного тормоза, а также облегчению лафета. Это предложение было рассмотрено в мае 1941 г. и принято решение об изготовлении в третьем квартале опытного образца такого «усиленного противотанкового орудии Ф-22» и проведении его испытания. Но планы эти выполнены не были. Началась война.

От Ф-22 до «Гадюки»
Советская батарея после атаки немецких танков. Июнь, 1941 г.


Трофеи немецкой армии. Слева-внизу - пушка Ф-22.


Пушка PaK 36(r) во дворе Ленинградского Музея Артиллерии, Инженерных войск и войск связи.


Немецкие артиллеристы на отдыхе между боями. Лето, 1942 г.


Согласно отчетам округов на 1-15 июня 1941г. в войсках Западного направления имелось 2300 пушек Ф-22, из которых 131 шт, требовали большого или капитального ремонта в условиях артиллерийского завода (см. табл). Главной проблемой для использования этик пушек в войсках было отсутствие для них было отсутствие средств тяги по прежнему острым дефицитом того времени в дивизионной артиллерии были трактор СТЗ-3 «НАТИ» и грузовые автомобили ЗИС-6.

МВОПрибВОЗапВОКОВО

ОдВО

Итого
2093006298102562300


Как не прискорбно говорить, не меньшим дефицитом в Красной Армии летом-осенью 1941 г. были и бронебойные снаряды, так как на 1 нюня 1941 г. в распоряжении АУ РККА имелось лишь чуть более 24 ООО выстрелов, или фактически по 10 шт. на каждую Ф-22. не говоря о других орудиях дивизионной, полковой, танковой и зенитной артиллерии, использовавшей 76-мм выстрелы обр. 1902/30 гг. и обр. 1931 г. Это притом, что по предвоенным нормам мобилизационный запас бронебойных боеприпасов для неспециализированных дивизионных пушек должен был составлять no 200 выстрелов на ствол (по прикидкам наркомата боеприпасов — не менее 100 выстрелов на ствол), а для противотанковых — не менее 500 выстрелов на ствол.

Немецкая колонна после нападения советской танковой части. На прицепах RSO - противотанковые пушки РаК 36(г) Волховский фронт, зима 1942/43 гг.


Орудие старшего Сержанта Турсунходжиева перед боями. Орловское направление, лето 1943 г.


«Двойной трофей» — экс - Ф-22, экс-РаК 36(г) батареи кап. Хисного в боях. Май, 1944 г.


Этим во многом объясняется тот факт, что командиры батарей, поставленных в ПТО, часто докладывая об уничтоженных танках, писали примерно так:
"«... таким образом, в дневном бою, вторая батарея подбила 5 вражеских танков, которые противник эвакуировал с наступлением темноты... Этот итог мог быть иным, если бы у нас были бронебойные снаряды...» (из донесения командира батареи, старшего лейтенанта Дудина, август 1941).


В ходе боев лета-осени 1941 г. почти все орудия Ф-22 войск Западного направления были утрачены в боях или при отступлении, По разным источникам, в ходе боев лета 1941 г. немцам досталось не менее 1000 шт. исправных Ф-22, часть из которых они начали использовать, что называется, не отходя от кассы». Испытания трофейных орудий, проведенные в августе 1941г., показали, что пушка может применяться в качестве мощного противотанкового средства. Уже в сентябре 1941 г. не переделанная трофейная Ф-22 принимается ими на вооружение мод названием 7,62-sm PaK 36 (r) и сразу начинается выпуск дли нее нового бронебойного снаряда PzGr, а чуть позднее — улучшенный PzGr 39. В октябре-ноябре к боекомплект РаК 36 (г) вводится также подкалиберный снаряд PzGr 40. Выстрелы с осколочно-фугасной гранатой использовались первоначально советские. В таком виде экс Ф-22 пошли в Северную Африку, где очень требовались артсистемы для борьбы с английскими пехотными танками. Однако, бронепробиваемость столь тяжелого орудия но отзывам немецких специалистов была все же недостаточной.

Правда, в октябре 1941 г, для Ф-22, УВС и полковой пушки обр. 1927 г. немцы принимают на вооружение несколько видов кумулятивных снарядов, но капитальная модернизация Ф-22, что называется, назрела. Исследования специалистов фирмы «Рейнметалл» показали, что конструкция казенной части орудия и ствола позволяет увеличить в нем пороховой заряд более чем вдвое, правда при этом придется дополнить орудие дульным тормозом. Специально для усиленного орудия был разработан выстрел с гильзой длиной 716-мм (той же самой, что пошла на 75-м.м пушку РаК 40) против старых, имевших длину всего 385-мм. В пушке до размеров новой гильзы расточили зарядную камору и установили двухкамерный дульный тормоз. Для облегчения наводки у орудия был уменьшен угол вертикального наведения до 18 Град,, а маховик подъемного механизма перенесен с правой стороны тела орудия налево. В ввиду ненужности немецкие конструкторы заблокировали механизм переменною отката, обрезали по высоте щит.

Артиллеристы африканского корпуса вермахта ведут огонь из 76-мм трофейной советской дивизионной пушки Ф-22 (7,62-cm Feldkanone 296 (r)


Немецкие артиллеристы у орудия FK 296 (r) на позиции в Ливии


САУ Marder II с трофейной советской пушкой (полное название 7,62 cm PaK(r) auf PzKpfw ll Ausf D Marder II (SdKfz 132)


Захваченная союзниками в Африке немецкая противотанковая самоходная артиллерийская установка Marder III (Sd.Kfz.139) на шасси танка PzKpfw 38(t) с 76,2-мм пушкой PaK 36(r) (глубокая модернизация трофейной советской дивизионной пушки Ф-22)


В таком виде, сохранив прежнее название 7,62-cm РаК 36 (г), бывшая советская Ф-22 пошла на фронт уже более массово. Чтобы избежать путаницы, все не переделанные Ф-22 получили в немецкой армии индекс F.К. 296-1 (г) или реже F.K. 36 [г],

Помимо буксируемых пушек немцы разработали также установку РаК 30(г) на шасси своих легких танков PzKpfw II ausf D и PzKpfw 38(1). Такие установки получили собственное имя «Marder» (куница), причем Ф-22 yа шасси PzKpfw 11 окрестились, как «Marder II», а yf шасси PzKpfw 38(t), как «Marder III». Именно в таком варианте трофейной пушке, подвергшейся переделкам, и получившей к названию маленькое дополнение РаК Зб(r) fur sfl (для самоходных лафетов) отдавался наивысший приоритет.

Переделка советской дивизионной пушки в противотанковую велась большей частью в 1942- 43 гг., но отгрузка армия продолжалась и в 1944 (ремонтные).

Производство противотанковых 76,2-мм пушек РаК 36 и боеприпасов к ним по годам:
Пушки1942 1943 19441945
Производство423 127-
Отгрузка РaК 36(г)358 169 44-
РаК 36(г) auf sfl671 223-
Снаряды, тыс. шт.:
SprGi (Оск-Фуг|769,4 1071,3 957.714,3
PzGr/PzGr 39(ВрБ)359,4 597,3 437,3


Кроме уже отмеченных буксируемой и самоходной пушек, в немецкой армии было, по крайней мере, пять самоходных установок из пушек Ф-22, установленных в бронированном кузове пятитонных тягачей и использовавшихся в Африке.

Таким образом, начиная с 1942 г., значительная часть Ф-22, включилась к активную борьбу со своими бывшими хозяевами. Несмотря на некоторую перегрузку, пушка была удачной и до широкого выпуска РаК 40, считалась самой мощной немецкой противотанковой пушкой. В советских войсках онемеченный вариант пушки получил название «гадюка» или «кобра». В начале 1943 г.. после Сталинграда, эти пушки, буде они захвачены в плен, рекомендовалось сводить к противотанковые батареи и дивизионы большой мощности. Но иногда ими доукомплектовывали и обычные артполки дивизионной артиллерии.

Интересно отметить, что эвакуированный завод. №8 к 1943г. изучал вопрос о возобновлении серийного выпуска Ф-22, доработанной для использования выстрела 76-мм пушки ЗК большой мощности, на упрощенном лафете по чертежам ЦАКБ, но дальше изучения вопроса дело не сдвинулось.

Батарея 76-мм дивизионных пушек образца 1939 года (Ф-22 УСВ), буксируемые грузовиками Интернэшнл Харвестер KR8 (International Harvester) американского производства, совершает марш для смены позиции. На щите орудия на переднем плане имеется надпись: «Враг будет разбит».


Артиллеристы батареи 76-мм дивизионных пушек образца 1939 года Ф-22 УСВ, перед выездом на боевые позиции
Автор:
Михаил Свирин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти