Действия грузинской армии в Южной Осетии

Цели и задачи, поставленные перед грузинской армией

Основная цель – «установление конституционного порядка» в Южной Осетии, для того чтобы вернуть мятежную автономию в состав Грузии, а затем «навести конституционный порядок» в Абхазии.

Военная задача – разгромить армию «сепаратистов», одновременно нейтрализовав миротворческие силы РФ, в последующем перекрыть Рокский перевал. Проверить концепцию НАТО и США о ведение боевых действий в горной местности.


Политическая задача – изгнать осетинское население, которое не пожелает входить в состав Грузии. Начать переговоры о вступлении Грузии в блок НАТО. Начать переселение грузинских беженцев в Южную Осетию.

Геополитическая задач – уменьшить влияние РФ на государства Южного Кавказа. Предоставить авиации Израиля и США аэродромы подскока, в случае военных действий против Ирана. Ускорить строительство и прокладку очередного трубопровода.

Техническая задача – провести массовое испытание модернизированных систем вооружений в реальных условиях. Испытать на практике «центры организации огня», созданные с помощью израильских военных специалистов.

Операция «Чистое поле»

Данная операция была разработана Грузией совместно с сотрудниками компании Military Professional Resources Incorporates (MPRI) и была направлена против Южной Осетии. Именно компания MPRI, заключив контракт с Саакашвили, долгие годы занималась разработкой военных операции и боевой подготовкой личного состава войск Грузии. Консультантами этой компании были отставные генералы американской армии и ряд высокопоставленных «военных пенсионеров». Данные люди и по сей день занимают 4 этаж министерства обороны Грузии, куда закрыт вход грузинским военным.

Действия грузинской армии в Южной Осетии


Грузинскую армию общей численностью около 20 тыс. человек готовили американские инструкторы, расходы на ее создание составили 2 млрд. долларов. Армия постаралась по возможности отказаться от старой техники стран Варшавского договора и готовилась к ведению «локальных» войн, в первую очередь с сепаратистскими анклавами в границах Грузии, а также для использования в миротворческих операциях за ее пределами. Имея в наличии данные радиолокационной, воздушной и космической разведки, командование вооруженных сил Грузии располагало обширной информацией о структуре и боевых возможностях вооруженных сил Южной Осетии и России. Тактика грузинской армии была направлена на проведение блицкрига. За основу при подготовке были взяты уроки ближневосточных конфликтов Израиля, опыт Иракской и Афганских войн. Тактика использования пехотных бригад подразумевала создание и действие отдельных штурмовых групп и действия специальных снайперско-диверсионных групп из числа военнослужащих спецназа МВД «Гиа Гулуа» и «Омега». Структура штурмовых групп включала две мотострелковых роты, взвод танков и отделение саперов.

За основу плана военной операции против мятежного анклава была положена стратегия нанесения двух сходящихся ударов в направлении Цхинвала. Главный удар наносился с южного направления из района Гори основной группой войск, главная сила 4 мпбр. подразумевал глубокий полуохват Цхинвала с востока, рассекающий оборону Южной Осетии и выход в район населенного пункта Тамарашени. Другой удар наносился с Карельского направления с помощью 3 мпбр и подразумевал полуохват Цхинвала с запада и внутренний охват Цхинвала со всех сторон по внешнему рубежу окружения. Окруженную Цхинвальскую группировку планировалось сковать ударами РСЗО и авиации. Удары артиллерии должны были максимально ослабить противника, дезорганизовать его и вынудить сдать города.

Первый эшелон наступающих войск состоял и 3 и 4 грузинских мотопехотных бригад, во втором эшелоне оставалась 1 мпбр, поддержку наступающим войскам оказывали: отдельная артиллерийская бригада, дивизион РСЗО, отдельный танковый батальон и центр радиоэлектронной борьбы ВВС Грузии. В ходе операции планировалось максимально эффективно использовать снайперско-диверсионные группы численностью в 10-12 человек. В задачу этих «блуждающих рейнджеров» входило минирование дорог в тылу войск противника, дезорганизации и деморализация обороняющихся войск, наведение своей авиации и артиллерии на обнаруженные цели, а при выдвижении российской армии в зону конфликта они должны были переключиться на диверсии на ее узлах связи и коммуникациях.

Основную ставку грузинская армия делала на достижение максимального огня за короткий интервал времени. На первом этапе большая роль отводилась массированному применению ракетно-артиллерийского огня, корректируемому с помощью беспилотников и ударам авиации. По планам за 72 часа грузинская армия должна была захватить Цхинвал, Джаву и Рокский туннель, за 3-4 дня войска должны были захватить около 75% территории Южной Осетии и перенести усилия на Абхазское направление, где действия сухопутных войск были бы поддержаны морскими и воздушными десантами.

Грузинская сторона активно использовала военную хитрость: преднамеренно выводила войска из ранее занятых кварталов Цхинвала, с последующим артобстрелом и бомбардировкой при занятии их войсками противника.
Основное внимание Грузия уделяла ведению боевых действий в ночное время. Именно ночью грузинская армия получала преимущество над российскими войсками. Грузинские танки Т-72 SIM-1, которые прошли модернизацию в Израиле получили тепловизоры, систему опознавания «свой-чужой», GPS и наращивание брони.
Благодаря радиоразведке, радиолокации и пеленгации Грузия отслеживала сигналы сотовых телефонов и наносила по ним огневые удары. У грузинских артиллерийских наводчиков были найдены великолепные топографические карты и снимки высокого разрешения из космоса территории Южной Осетии и Цхинвала. При подготовке к войне Грузия старалась учесть сильные стороны российской армии: абсолютное превосходство в тяжелом вооружении, в воздухе, на мор и свои слабые стороны: недостаток активных средств для борьбы с авиацией противника на большей части своей территории и общую слабость ПВО. При этом армия имела обученные и прекрасно экипированные боевые части, имевшие на вооружение оружие турецкого, немецкого и израильского производства. И все-таки Грузия не верила, что Россия ответит на ее наступление в Южной Осетии, и была совершенно не готова к контратаке.

Действия грузинской армии в Южной Осетии


Для достижения эффекта стратегической и тактической внезапности президент Грузии в 8 часов вечера 7 августа объявил по телевидению о прекращении огня и не применении оружия войсками Грузии в зоне конфликта, уже зная, что первый массированный рактено-авиационный удар пройдет в 23:30.

Слабые стороны грузинской армии

К недостатком можно отнести отсутствие единого руководства. Каждой бригадой руководили два заместителя министра обороны и заместитель министра МВД. Армия оказалась неподготовлена к «бункерной» войне – захвату хорошо укрепленных позиций в южной части Цхинвала. Реактивные системы залпового огня «Град», которыми располагала Грузия, предназначены для работы по площадям и не пригодны для нанесения точечных ударов. Большинство танков Т-72 SIM-1 находилось во втором эшелоне, поскольку командование берегло наиболее модернизированные танки.

Не оправдала себя попытка перехода на цифровые технологии в управлении. Дала себя знать недостаточная подготовка специалистов «центров организации огня», созданных с помощью израильских военных. Данные центра должны были отвечать за координацию действий артиллерии и авиации со штурмовыми группами пехоты и танков. В реальных боевых условиях взаимодействие этих центров с войсками оказалось слабым, особенно это проявилось в эффективности поражения целей.

В ходе боев РСЗО и артиллерия в течение почти 14 часов вели огонь на поражение по Цхинвалу, в результате город получил серьезные повреждения, пострадали 70% зданий. Но результатом этого непрерывного огневого воздействия танковые части не смогли воспользоваться. Бои за город в чем-то повторили уроки, которые извлекла армия России из штурма Грозного: в условиях городской застройки применение танков малоэффективно и сопряжено с ощутимыми потерями от огня хорошо обученных групп гранатометчиков.

С 10 августа грузинская армия уже воевала только за счет «самоорганизации». Артиллерийская поддержка оказывалась войскам лишь в том случае, если командир лично знал мобильный телефон кого-то из артиллерийских офицеров. Провалилась работа тыловых служб, многие части вышли из боя, израсходовав боеприпасы. Из-за плохого взаимодействия грузинские войска не смогли избежать случаев «дружественного огня». Противовоздушная оборона, в условиях превосходства российской авиации, использовала тактику, похожую на тактику ПВО Югославии – временное очаговое включение средств ПВО, организация засад с использованием мобильных комплексов «Бук» на маршрутах предполагаемых полетов русской авиации.

К основным недостаткам относят так же отсутствие неподготовленных оборонительных рубежей и позиций. Руководство Грузии не верило в возможность контрудара со стороны России, тем более к бомбардировкам по своей территории. Солдат в ротах и батальонах не учили навыкам боев в обороне, действиям при окружении и отходе. В результате отступления грузинских войск превратилось в беспорядочное бегство.

Действия грузинской армии в Южной Осетии
Первоисточник: http://topwar.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://topwar.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. Анонимус 22 декабря 2010 13:19
    Откуда это все взято???
    Анонимус
  2. Ivan 22 декабря 2010 20:50
    Доблестная Россиская армия разгромила полчиша Грузинскои армий,
    так смешно аж плакат хочеться.
    Ivan
  3. Alex 23 декабря 2010 02:54
    Поплачь5s, может полегчает. Перефразируя классика: Что Ссака, помогли тебе твои Пиндосы???!! Грамматику учи Вано, пригодиться.
    Alex
  4. Alex55 14 января 2011 01:32
    не хороший человек ты,грузинский Вано!
    Alex55

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня