Письма с фронта

Письма с фронтаДень Победы миллионы людей отмечают уже 68 лет. Этот день будут помнить и будущие поколения. Ему предшествовали 1.418 дней и ночей смертельной битвы с захватчиками. Время фронтового лихолетья оставило страшный след практически в каждой российской семье, во всех республиках бывшего Советского Союза. И по-прежнему хранятся в домашних архивах безмолвные свидетели того трагического и героического времени – пожелтевшие, с выцветшим текстом треугольнички. Письма с фронта.

В начале 1990-х годов журналистами газеты «Красная звезда», главной военной газеты страны, которой через несколько месяцев исполнится 90 лет, были подготовлены и увидели свет пять томов под общим названием «Последние письма с фронта». В этих книгах бережно собраны и сохранены на века письма из таких вот семейных архивов. Их прислали читатели «Звёздочки», чтобы через десятилетия рассказать о ратной судьбе и славе своих родных и близких.

Вчитайтесь: даже за бесхитростными строчками о военном житье-бытье проступает светлый образ солдат-победителей, тех, кто разгромил врага, принёс мир на нашу землю. Это своеобразный срез жизни великого поколения. Сегодня предлагаем вниманию читателей письма из 1941 года. Их отправляли домой и кадровые командиры, и рядовые красноармейцы. Вчерашние рабочие, крестьяне, представители интеллигенции, взявшие в грозный для Родины час в руки оружие. Юноши, только вчера окончившие школу, женщины, ставшие в армейский строй, сыновья полков, лишённые войною детства.


«С приветом к вам
ваш сын и брат…»


Письма с фронта«Добрый день или вечер!

Здравствуйте, папа и мама, братья Миша, Ваня, Паня и Арсик, сестра Валя и крестница Надя! С приветом к вам ваш сын и брат Коля.В первых строках своего письма спешу послать вам свой сердечный привет и пожелать массу хороших пожеланий в делах и жизни вашей. Моя жизнь проходит пока по-старому, никаких изменений в делах и жизни нет. Погода сейчас здесь стоит жаркая, рубашка ни день, ни ночь не высыхает…

Со своими ребятами вижусь. Колька Русов-Пильниковский учится в школе на командира. Павлушка Орлов и Митька Байков – те вместе, в одном подразделении.

В море здесь вода солёная, но мы ходим купаться каждый день, а то без купания очень жарко.

Но опишу про вашу жизнь… Папа, если возьмёт крепкая нужда, то продавайте, что есть излишнего: гармошку, шапку. Сами знаете, как лучше прожить, – вас учить не приходится. Берегите своё здоровье. Оно ещё вам пригодится в будущем…

Валя… Работай, старайся, развивай свою профессию – она тебе пригодится. И спрашивай, советуйся с родителями – они тебя на плохое не наставят, они все годы наши пережили, узнали на практике. Я их вспоминаю много раз и не знаю, как их благодарить, вспоминая все советы родителей. Пословица говорит не зря: «Наперёд старших язык не высовывай». Пусть они живут в спокойных условиях, и без нас расстройства хватает.

Миша, ты парень спокойный – не ослушайся, слушайся папу и маму. Не учись курить и не шали, если ходишь на гулянья. А то будут осуждать и пакостить тебя по деревням. Не теряй авторитет – тебе тоже скоро придётся идти в армию, ещё напишут из сельсовета плохую характеристику в часть, где будешь служить.

Ваня тоже стал парень взрослый. Не учись хулиганить и не ослушайся папы и мамы – что говорят. Миша, слушайся и не ругайся.

Паня, что заставляют – делай. И не оставляй Надю с Арсиком, чтобы они не нашалили дома. Будь мальчиком послушным, чтобы они тебя не ругали.

Извините меня, что, может быть, чего написал лишнего.

Пока до свидания. Пишите ответ. Жду.

Ваш сын и брат Н. Комаров.
23.VI.41 года».


Это было первое и последнее письмо красноармейца Николая Степановича Комарова. Израненный в отступательных боях, он вскоре умер в госпитале, не дожив и до 20 лет…

Прислала это письмо его сестра Апполинария Степановна Сергеева. Рассказала, что для большой (8 человек детей!) и дружной их семьи извещение о гибели Николая стало потрясением. Желая отомстить врагу за брата, сестра Валя сразу добровольно ушла на фронт. В 1942-м взяли в армию Мишу. Он погиб в свои 18 лет в боях в январе 1943-го. В этом же году ушёл на фронт 16-летний Ваня, уцелевший в горниле войны…Только из этой семьи защищали Родину пятеро солдат.


«В бой вступил 22 числа в 8 часов утра…»

«Добрый день!

Пишу в далёкий родной край. Привет вам, дорогие папа, мама, сестра, тётя, племянники, от вашего сына и свояка фронтовика Валентина.

Во-первых, я вам сообщаю, что в бой вступил 22 числа в 8 часов утра. А бой начался в 4 часа, и, таким образом, успели принять всю тяжесть начального удара немецких фашистов. Несмотря на это, мы отходили в полном порядке до 24 июня. 25 числа из наших рядов вышел Александр Васильевич Осотов с другими его товарищами. Но куда они девались, неизвестно: или их убили, или они попали в плен… О других товарищах ничего не знаю.

25 числа нам, с моим орудием и отделением, пришлось отражать натиск танков, где мы их уничтожили около 10 штук, но 11-й не успели, и по нашему орудию открыли артиллерийскую стрельбу, и наше орудие было разбито, и 3 моих товарища былы ранены. Мне лично пришлось их вынести на безопасное место от танков, которые притесняли своим пулемётным, орудийным огнём и колёсами (вероятно, гусеницами. – Ред.). Перевязал раны и с большим трудом смог отправить в тыл, а сейчас где они, сам не знаю. Сейчас я совершенно оторван от всех близких, знакомых, и, после того как разбили моё орудие, мне пришлось включиться в стрелковую роту, которая была в обороне по борьбе с воздушным десантом, и действуем сейчас в районе города Могилёва. Где служил Масленников Яков…

Пока… нет никакой опасности для жизни. Я прекрасно понимаю, сколько всё это стоило забот для вас, чтобы узнать обо мне, и сколько было пролито слёз, но преждевременно не переживайте. Я жив. И чувствую себя вполне здоровым, крепким.

Ну, меня ждут, пока я пишу и отнесу письмо на почтовое отделение. Всего не напишешь. Придётся потом когда-нибудь. Итак, будьте здоровы. Живите покойно.

Всех целую и жму ваши руки. До свидания. Валентин.

P.S. Почерк фронтовой, лишь бы разобрали.
30 июня 1941 года».

Письма с фронтаЭта первая и последняя весточка с фронта в свою деревню Шудзялуд Тыловайского (ныне Дебесского) района Удмуртской АССР была написана на двух блокнотных листах в клеточку, торопливо и густо исписанных простым карандашом. Старший брат Валентина, Алексей, погиб на финской войне зимой 1940-го…

«Пожелай мне удачи»

«Эх, Соня, как всё изменилось! Какие планы были! Как хорошо было жить! А теперь война…

А я собиралась в летних лагерях варить варенье, там ягоды очень много, особенно земляники…

Пишу письмо под крылом самолёта. Вот-вот полечу на задание. Не беспокойся за меня. Кто из наших идёт на фронт?
Привет от Павлика. Ваша Катя».

Замкомэска 135-го бомбардировочного авиаполка старший лейтенант Екатерина Ивановна Зеленко написала это письмо своей сестре в один из первых месяцев войны. За два с небольшим месяца до гибели отважная лётчица (была сбита в воздушном бою под Ромнами) совершила сорок боевых вылетов. Её последний бой видели жители села Анастасьевка Сумской области. «Я не знаю другого случая, - писал о ней в своё время генерал-полковник авиации А. Рытов, - когда бы женщина-лётчица таранила вражеский самолёт. Это, пожалуй, единственный в истории авиации случай воздушного тарана, совершённого лётчицей».

«Желаю вам счастливо жить…»

«Дорогие мои Нюся, Эрик, все родные! Пишу вам с фронта.

Дорогая моя Нюсенька и мой дорогой малюсенький Эрик и все родные! Вот мы и заняли огневую позицию вблизи хутора Червоный Гай.

Посылаю тебе аттестат на 25 рублей. Писать нет времени. Живём фронтовой жизнью. Извини, буду жив – буду писать. Простите, моя дорогая Нюсенька и сыночек. Береги сына.

Желаю вам счастливо жить.

Твой Риза Шарафутдинов.

24 июня 1941 года».

Долгожданное письмо семья Шарафутдиновых, проживавшая в тогдашнем Куйбышеве, получила в конце первого месяца войны. Больше писем не было. Жена, Анна Николаевна, получила похоронку: 6 июля лейтенант Р.Ш. Шарафутдинов, командир 2-й батареи 321-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона 117-й стрелковой дивизии, пал смертью храбрых в бою за Родину под Жлобином.

«За меня краснеть не придётся…»

«Здравствуйте, дорогие мои мама и папа!

Собрался и я черкнуть несколько строк о себе, давно не писал, и, видимо, вы волнуетесь, особенно в связи с последними событиями.
Я жив, здоров, того и вам желаю. Мне придётся повоевать и основательно. Противник сильный, но мы его побьём, иначе не может быть. Пора проучить зарвавшихся фашистов, Гитлера с его компанией.

Хочется скорее в бой, показать, на что способен советский народ, пусть помнят фашисты, мало им не будет. Сейчас все горят желанием бить без пощады их так, чтобы разгромить эту клику Гитлера и освободить человечество от таких тиранов. Вы поймите, как велико возмущение всех такими подлыми методами, которые делают немцы – фашисты.

Обо мне не беспокойтесь, за меня краснеть не придётся, я честно буду драться за Родину, свою Родину, которая меня вырастила. Если надо будет, и жизни не пожалею, но дёшево её не отдам.

В бою ещё не был, но уже на фронте скоро и я буду воевать, видел уже воздушный бой, и бомбы рвались недалеко, даже привык к этой обстановке.
Слёз и уныния не надо, мама, всё будет хорошо. Миша, наверное, тоже скоро приедет сюда. Как Игорь? Наверное, уже призвали. Вова и Юра тоже, наверное, призовутся. Ну, ничего, вот разгромим этих гадов и опять соберёмся вместе все.

Пишите пока по старому адресу, будет новый – сообщу.

Ещё раз прошу – не беспокойтесь.
Целую всех крепко-крепко.

Ваш сын Борис.
29.06.41 г.»

Эту ставшую последней весточку от своего брата, уроженца города Саратова, Бориса Оскаровича Раушенбаха, тогда прислал в редакцию сборника ветеран Великой Отечественной войны Игорь Оскарович Раушенбах. Брат был старшим сержантом, наводчиком танкового орудия. Служил в 30-м танковом полку 15-й танковой бригады. Одновременно исполнял обязанности парторга и заместителя политрука танковой роты. В извещении, полученном родителями Бориса, указано, что он был убит на фронте 19 августа 1941 года и похоронен в селе Журбиницы Бердичевского района.

Если в ваших семьях хранится фронтовая корреспонденция, присылайте письма в копиях нам вместе с рассказом об этом близком и дорогом вам человеке. Мы постараемся подготовить их к печати, а затем передадим, как это делали уже не раз, на вечное хранение в Центральный музей Вооружённых Сил.
Автор: Ирина Павлюткина
Первоисточник: http://www.redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. Apollon 9 мая 2013 08:33
    письма с фронта

  2. ЖОРЖ 9 мая 2013 09:21
    Вот уж правда, нам за вас не стыдно.
    С Праздником Победы.
    Нашей Победы!!!
  3. Skuto 9 мая 2013 17:41
    Эх... немного не в тему, но в целом соответсвует
    http://www.youtube.com/watch?v=KJVRfMDEOkw
  4. Мирная Война 10 мая 2013 18:09
    Сейчас очень часто слышу, мол, люди воевали из-за того, что им просто промыли мозги советской идеологией и давали "выбор между двух пуль" расстрела и фронта. Дать бы почитать такие письма этим чистым, не промытым мозгам.
    Мирная Война
  5. Nadezhda 12 мая 2013 21:35
    Мой отец, как зеницу ока, хранил треугольники, присланные ему его первыми курсантами из-под Сталинграда. Он был старше их всего лишь на несколько лет. Страшно гордился тем, что свои первые письма они писали ему. Ведь жизнь солдата под Сталинградом исчислялась не месяцами, не неделями, а иногда лишь нескольким днями.
    Nadezhda
  6. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня