Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Ядерный спецконтроль

Ядерный спецконтрольКакие испытательные ядерные взрывы на планете были зарегистрированы Российской Федерацией? Как в Советском Союзе решалась проблема их дальнего обнаружения? Насколько оперативной и полной была информация о параметрах недавних ядерных взрывов, произведённых в испытательных целях на Корейском полуострове?

Об этом и многом другом «Красной звезде» рассказывает начальник Службы специального контроля – заместитель начальника Главного управления Министерства обороны Российской Федерации полковник Александр ПОНКРАТОВ.

Ядерный спецконтрольВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА


Александр Дмитриевич Понкратов родился 6 декабря 1965 г. в Витебске, в семье служащих.

Окончил Серпуховское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск (1988 г.), Военную академию имени Ф.Э. Дзержинского (1997 г.).
Проходил службу на различных должностях в воинских частях Службы специального контроля в Среднеазиатском, Дальневосточном и Московском военных округах.

В мае 2011 г. приказом министра обороны РФ назначен на должность начальника Службы специального контроля – заместителя начальника Главного управления Министерства обороны Российской Федерации.


– Александр Дмитриевич, Служба специального контроля Министерства обороны РФ отметила своё
55-летие. К какому историческому событию приурочена эта дата?

– 13 мая 1958 года партийно-государственное руководство страны приняло решение о создании в Министерстве обороны СССР в 1958–1959 годах постоянно действующей Службы контроля за испытаниями ядерного оружия.

– А разве до этого времени вопрос о дальней регистрации ядерных взрывов не был актуален?

– Проблема дальней регистрации ядерных взрывов возникла одновременно с началом реализации советского атомного проекта и была вызвана в первую очередь поиском дополнительных источников информации о ядерном оружии США.

Как свидетельствуют документальные источники, впервые вопрос о возможности дальней регистрации ядерных взрывов встал ещё в 1946 году в преддверии американских ядерных испытаний на Тихоокеанском полигоне Эниветак-Бикини.

Для этого в июне-июле 1946 года на расстоянии примерно 3.000 км от тихоокеанского полигона была проведена регистрация колебаний почвы обычными сейсмографами и акустических волн – специально сконструированными высокочувствительными барографами. С помощью оптического прожекторного зондирования было организовано слежение за физическим состоянием тропосферы и стратосферы. Также было осуществлено наблюдение за возможными радиоволновыми эффектами. Кроме того, на возвышенных местах вдоль тихоокеанского побережья от Владивостока до Порт-Артура работали армейские звукометрические станции. Гидроакустические волны измерялись специально приспособленными эхолотами, установленными на трёх кораблях ВМФ.

Однако в 1946 году, несмотря на привлечение к работам видных учёных и крупных специализированных научных учреждений АН СССР, выявить на больших расстояниях какие-либо геофизические эффекты от атомных взрывов не удалось.

– Когда впервые советскими специалистами был зафиксирован факт дальней регистрации ядерных взрывов?

– При первом ядерном испытании в СССР. Как отмечалось в заключительном докладе Л.П. Берии И.В. Сталину «О результатах испытаний атомной бомбы», сейсмологическими наблюдениями взрыв ядерного устройства 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне был зарегистрирован как землетрясение на шести сейсмических станциях СССР, удалённых от эпицентра на расстояние от 180 до 1.600 км.

– А как решалась эта проблема в США?

– К началу реализации советского атомного проекта США значительно опережали СССР в практике регистрации ядерных взрывов, что позволило им первыми создать национальную сеть обнаружения ядерных взрывов, оперативно обнаружить первое испытание советской атомной бомбы.

По свидетельству американских источников, один из самолётов разведки погоды, оборудованный гондолами для забора радиоактивных проб воздуха, летавший восточнее Камчатки, собрал в начале сентября 1949 года пробы с повышенной радиоактивностью. Анализ отобранных аэрозолей показал их взрывное происхождение. Поскольку в тот год США не проводили ядерных испытаний, был сделан вывод о связи радиоактивности проб с первым советским ядерным испытанием. Заявление о первом в СССР ядерном испытании было сделано президентом США Трумэном 23 сентября 1949 года.

– Выяснение путей добывания американцами оперативной информации об испытаниях на Семипалатинском полигоне может рассматриваться в качестве одной из причин активизации работ в СССР по исследованию способов дальнего обнаружения ядерных взрывов?

– Одной, но не главной.

В сентябре 1952 года, стремясь получить данные предстоящего ядерного испытания в США на основе реакции синтеза изотопов водорода, Первое главное управление при Совете Министров СССР обратилось в правительство с предложением о привлечении военного ведомства к контролю радиоактивности атмосферы путём забора проб воздуха с самолётов, оборудованных специальными фильтрами.

Именно поиск дополнительных источников информации о ядерном оружии США привёл к активизации усилий по дальнему обнаружению ядерных взрывов, актуализировал исследования принципиально новых способов получения и использования данных о ядерных испытаниях США.

– То есть проблема дальнего обнаружения ядерных взрывов стала рассматриваться как важная составляющая реализации советской военной ядерной программы?

– То, что организацией работ по дальнему обнаружению ядерных взрывов стал заниматься научный руководитель атомного проекта академик И.В. Курчатов, позволяет так считать.

В 1953 году И.В. Курчатов поручил академику И.К. Кикоину возглавить исследования по разработке методов контроля ядерных испытаний, проводимых иностранными государствами, с целью изучения данных о ядерном потенциале и уровне развития ядерного оружия за рубежом.

Усилиями И.К. Кикоина при активной поддержке И.В. Курчатова и других руководителей советского атомного проекта к решению проблем дальнего обнаружения сигналов и веществ, связанных с основными физическими процессами, сопровождающими ядерные взрывы, были привлечены крупнейшие учёные и специалисты Академии наук СССР, министерств среднего машиностроения и обороны, Гидрометеослужбы и др.

Уже к концу 1954 года в СССР была создана первоначальная сеть дальнего обнаружения ядерных взрывов, включавшая несколько сейсмических станций и акустических постов Академии наук СССР, предусматривавшая отбор аэрозолей на метеостанциях Гидрометеослужбы и самолётами-зондировщиками. Данные этой сети поступали и анализировались в едином центре – отделе приборов теплового контроля лаборатории № 2 Академии наук СССР.

– А какова роль военного ведомства в создании системы дальнего обнаружения ядерных взрывов?

– Привлечение Министерства обороны СССР к проблеме дальней регистрации ядерных взрывов первоначально было связано главным образом с использованием самолётов ВВС для контроля радиоактивности верхних слоёв атмосферы, а с февраля 1954 года – с экспериментальной проверкой возможности регистрации ядерных взрывов в районе Эниветак-Бикини радиотехническим методом с использованием существующих средств связи.

Основная роль в эксперименте по регистрации американских ядерных испытаний радиотехническим методом принадлежала одному из Главных управлений Генерального штаба, которое для этой цели сформировало отделение специального наблюдения (начальник полковник А.И. Устюменко) и выделило четыре радиотехнических отряда, дислоцировавшихся на Дальнем Востоке.

Повышение военно-прикладной роли регистрации ядерных взрывов, а также активизация внешнеполитической деятельности СССР по ограничению и запрещению ядерных испытаний обусловили необходимость создания постоянно действующей системы контроля за испытаниями ядерного оружия.
Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 13 мая 1958 года создание такой структуры было возложено на Министерство обороны СССР.

К 1959 году в Министерстве обороны была создана организация нового типа – Служба специального контроля Министерства обороны СССР, принявшая на себя всю ответственность за организацию наблюдений за ядерными взрывами как радиотехническим, так и другими методами (инфразвуковым, сейсмическим, аэрозольным), что до этого осуществлялось Гидрометеослужбой, Академией наук СССР, Минсредмашем.

Основу службы составили воинские части – лаборатории специального контроля, регистрировавшие сигналы от ядерных взрывов с помощью аппаратуры различных методов обнаружения и передававшие результаты регистрации в научный вычислительно-обрабатывающий центр в Москве, где на основе собранных данных производились расчёты параметров источника сигналов и делался вывод о ядерном или неядерном его происхождении.

– Можно ли выделить наиболее значимые этапы в деятельности Службы специального контроля?

– Это сделать весьма трудно, так как во все периоды исторического пути службой решались значимые и ответственные задачи.
Возьмем, к примеру, этап становления Службы специального контроля, который по времени совпал с мораторием на ядерные испытания 1958—1961 годов и периодом наиболее интенсивных испытаний ядерного оружия в 1961—1963 годах, когда, к примеру, только в США было осуществлено 137 ядерных испытаний.

В эти годы была значительно расширена и технически модернизирована сеть контроля, налажена система централизованного сбора и обработки данных, что существенно повысило возможности службы в контроле атмосферных ядерных испытаний.

Вместе с тем в работе службы была выявлена серьёзная проблема по идентификации подземных ядерных взрывов, которые стали преобладать в ядерной программе США. Это обстоятельство, а также факт заключения в августе 1963 года большинством ядерных государств Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой повысили значимость сейсмического метода контроля – единственно эффективного при контроле подземных испытаний.

На пути создания и развития в 1960-х годах инфраструктуры сейсмического метода контроля ядерных взрывов был выполнен колоссальный объём работ. Это и поиск мест для наиболее эффективной регистрации, и строительство новых приборных шахт, и совершенствование сейсмоприёмных трактов, улучшение оперативно-технической работы, оснащение системы контроля новой высокочувствительной аппаратурой обнаружения и средствами автоматизированной обработки данных и т.д.

Благодаря принятым мерам возможности службы в регистрации подземных ядерных испытаний существенно повысились. Если в 1962 году было зарегистрировано лишь 12 процентов от общего числа проведённых на полигоне Невада взрывов, то в 1970 году этот показатель возрос до 77 процентов.

В 1970—1980-е годы наступил период напряжённой деятельности по повышению чувствительности и снижению порога обнаружения подземных ядерных взрывов. Во многом благодаря результатам деятельности службы в данный период стало возможным заключение Договора 1974 года между СССР и США о пороговом ограничении подземных ядерных испытаний, а также прогресс на Женевских переговорах о полном и всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия.

– Как служба справилась с трудностями, вызванными распадом СССР?

– В результате геополитических изменений, вызванных распадом Советского Союза, служба лишилась ряда эффективных станций и пунктов наблюдения на Украине, в Казахстане и Киргизии. Из 20 отдельных лабораторий и трёх автоматических сейсмических станций на территории бывших союзных республик оказались 9 лабораторий и 1 автоматическая сейсмическая станция.
В этой связи был взят курс на интеграцию службы с контрольными системами стран СНГ в части использования бывших лабораторий спецконтроля в своей системе. В результате консультаций и переговоров с Казахстаном, Украиной и Киргизией в 1993-1994 годах были заключены двусторонние договоры, позволившие на взаимовыгодной основе эксплуатировать находящиеся на их территории лаборатории и автономные сейсмические пункты в интересах контроля ядерных испытаний.

– Какие данные получили ваши специалисты об испытаниях в КНДР?

– Испытание было зарегистрировано техническими средствами лабораторий службы, дежурные смены обработали полученные данные и в установленные сроки доложили о параметрах ядерного взрыва руководству Вооружённых Сил и государства.

– Можете ли вы ещё на каких-то конкретных примерах проиллюстрировать результаты работы специалистов ССК за последнее десятилетие?

– С момента, когда в 1996 году был открыт для подписания Договор о ВЗЯИ, и по настоящее время службой зарегистрированы все испытательные ядерные взрывы, произведённые иностранными государствами (Индией и Пакистаном – в 1998 году, КНДР – в 2006, 2009 и 2013 годах). Таким образом, в течение последних 15 лет ССК обеспечивала достоверный, инструментально подтверждённый контроль за появлением новых государств – обладателей ядерных оружейных технологий.

– Модернизируется ли техническое оснащение Службы специального контроля?

– Служба специального контроля Министерства обороны РФ находится в состоянии постоянного технического совершенствования. К примеру, в настоящее время мы завершаем переход на цифровую широкополосную регистрацию информации, автоматизируем процесс сбора и передачи данных.
Автор: Дмитрий Андреев
Первоисточник: http://www.redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Ruslan67 25 мая 2013 15:30
    Приятно слышать что хоть какие то силы работают бесперебойно эффективно и постоянно совершенствуются good
    1. elmir15 25 мая 2013 16:09
      К примеру, в настоящее время мы завершаем переход на цифровую широкополосную регистрацию информации, автоматизируем процесс сбора и передачи данных.

      Похвально. Нужно как можно скорей модернизировать аналоговое оборудование на цифровое желательно 100 процент но Российского оборудоввания
  2. de Klermon 25 мая 2013 16:12
    Ну-у-у... Если бы и они еще работали как большинство остальных... Я думаю, что об их провалах мы бы все точно быстро услышали... Возможно, это было бы последнее, что бы мы услышали! lol
  3. Иллирия 25 мая 2013 17:22
    радует, что наши войска могут отследить все ядерные взрывы.
  4. v53993 25 мая 2013 17:29
    Спасибо за Вашу службу, она необходима. Но очень хотелось-бы работать на опережение, надеюсь Вы поняли о чем я говорю.
  5. gladysheff2010 25 мая 2013 19:18
    Без этого контроля было бы невозможно разговаривать с Западом,-разговор носил бы односторонний характер.Спасибо за Ваш труд,успехов в боевой и политической подготовке!
  6. ivanovbg 25 мая 2013 23:18
    А кто и из-за чего статью заминусовал??? Ну и живуть-же гады на свете!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня