Легендарные сто грамм

Фронтовые сто грамм, которые получили широкую известность как «наркомовские», ввели с 1 сентября 1941 года по личному распоряжению И. Сталина. Ситуация на фронте в то время складывалась катастрофическая и такая «допинговая» мера была вполне адекватна складывающейся ситуации. В тяжелейших условиях физических и психологических нагрузок выдача водки была вполне оправдана. Доза была рассчитана с привлечением советских медиков и не могла вызвать опьянения. К тому же сейчас забывают, что во время всей войны наркомовские сто грамм полагались только солдатам на передовой, тыловики водки ежедневно не получали.

В ходе войны нормативы по выдаче водки несколько раз пересматривались. Так 11 мая 1942 вышло постановление, которое предписывало выдавать водку только солдатам частей, ведущих наступательные действия. Выдача водки для всех передовых частей была восстановлена 12 ноября перед проведением Сталинградской наступательной операции. При этом для войск закавказского фронта 100 грамм водки было решено заменять 200 граммами крепкого или 300 граммами столового вина. 13 мая 1943 было принято постановление, которое опять разрешал выдачу фронтовых ста грамм только солдатам, наступающим частей. При этом, какие конкретно части и соединения должны быть обеспечены водкой, должно было решать руководство Военных советов фронта или отдельных армий. Это постановление просуществовало до конца войны. Неизменными днями выдачи водки для всех военнослужащих оставались лишь государственные праздники – всего 10 дней в год. Это была годовщина революции 7,8 ноября, день Конституции – 5 декабря, Новый год – 1 января, 23 февраля – день Красной армии, в дни международных майских праздников – 1,2 мая, удивительно, но водку выдавали 19 июля во Всесоюзный день физкультурника, 16 августа во Всесоюзный день авиации и в дату формирования соответствующей воинской части.

Название наркомовские 100 грамм закрепилось за суточным водочным довольствием, скорее всего, со времен финской войны. Тогда идея начать снабжать армию не только теплыми вещами и снарядами пришла в голову наркома К. Ворошилова. Красная армия в то время увязла в снегах Финляндии, стояли жуткие холода, и для поднятия боевого духа войск Ворошилов приказал выдавать солдатам и офицерам по 100 грамм водки в стуки, а летчикам 100 грамм коньяка.


Если смотреть глубже, практика выдачи водки солдатам была и в русской царской армии. Так называемое «хлебное вино» получали солдаты еще при Петре 1. А до 1908 года во время боевых действий строевые нижние чины должны были получать по три чарки (160 грамм) водки в неделю, нестроевые по 2 чарки. На праздничные даты в мирное время предусматривалась выдача 15 чарок в год. В дополнение к этому в армии существовала традиция, когда офицер награждал отличившихся бойцов за свой счет дополнительно.
Легендарные сто грамм

В настоящее время все больше споров возникает по вопросу, когда выдавались эти знаменитые наркомовские 100 грамм, до боя или после. С точки зрения обычного обывателя пить водку было логично перед моментом наивысшей опасности, то есть перед атакой. Приводятся доводы о том, что алкоголь ликвидирует чувство страха, неуверенности и тревоги. Большинство людей ощущает чувство эйфории, прилив умственной и физической энергии, становятся более деятельными и активными. При этом, как-то не учитывая то, что спиртное снижает остроту восприятия, внимания, снижает самоконтроль. Но все это применимо только к бытовой обстановке, бой же по своей сути является для человека жутким стрессом. Во время стрессовой ситуации происходит резкие изменения в обмене веществ, вследствие чего слегка выпивший человек моментально трезвеет, ну а сильно пьяному и в атаке делать нечего.

Поэтому приняв фронтовые сто грамм перед атакой боец не получал фактически ничего. Весь полученный организмом алкоголь будет разрушен еще до атаки гармонном норадреналин (гормон тревожного ожидания) или уже во время атаки выбросом адреналина (гормон активного действия) и активной мышечной работой. Если же перед атакой принять большую дозу – 250-300 грамм это приведет к состоянию обычного алкогольного опьянения, а от пьяного бойца толку мало, еще А. Суворов говорил: «до боя пить – убиту быть».

Совсем другое дело – принятие водки после окончания стрессовой ситуации, т.е. после атаки. Человек не должен хранить в себе длительное внутреннее напряжение без возможности выплеснуть накопившиеся эмоции наружу и как-то сжечь имеющуюся энергию действием. Именно в этой ситуации смена настроения, которую обеспечивает употребление алкоголя, подходит наилучшим образом. Беспричинная смешливость, легкая отвлекаемость, невозможность логически мыслить все эти признаки принятия алкоголя способны защитить человека изнутри. В данном случае алкоголь помогает сбросить накопившееся в ходе боя напряжение. Именно поэтому наркомовские 100 грамм чаще всего выдавались после боя тем, кто остался жив, по еще добоевым спискам численности подразделения.
Автор: Юферев Сергей
Первоисточник: http://topwar.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://topwar.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. антон 8 января 2011 23:39
    Ветеран Финской Войны Балахматов Т.Ф. 1917 г.р. рассказывал в 2005 г., что во-время боев на Карельском перешейке зимой 39-40 г.г. солдатам выдавали водку в 100 граммовых стеклянных бутылочках (шкаликах). Морозы были такие, что спирт,в виде шарика,висел в водяной "шуге" в центре бутылки. Приходилось отогревать водку на теле, прежде чем пить....
    антон

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня