Дагестан: мэрский семейный подряд

Магомедсалам Амиров – председатель Кировского райсуда дагестанской столицы, брат Саида Амирова.

Магомед Амиров, депутат дагестанского Национального собрания (Парламент Республики), сын Саида Амирова.


Далгат Амиров – руководитель службы судебных приставов Республики Дагестан, сын Саида Амирова.

Юсуп Джапаров – заммэра Каспийска, племянник Саида Амирова.

Перзияд Багандова – депутат дагестанского Национального собрания, сестра жены господина Амирова.

Магомедкади Гасанов – депутат Государственной Думы от «Единой России», племянник Саида Амирова.

Джамаладин Гасанов - депутат Государственной Думы от «Справедливой России», племянник Саида Амирова.

Хорошая работа, Саид Джапарович. Так постараться, чтобы устроить своих родственников на хлебные посты при наличии в Республике Дагестан огромных проблем с безработицей! За одно это махачкалинскому мэру, который любил в своём доме с наличием особого помещения в виде бункера смотреть футбольные встречи любимой команды, нужно стоя поаплодировать. А ведь это ещё далеко не полный список всех трудоустроенных родственников, в том числе, и не самых близких, в судьбе которых Саид Амиров принял самое непосредственное участие. Расставил своих людей во всех властных системах, наладил контроль над бизнесом, и с чувством выполненного перед народом республики долга предавался созерцанию комбинационной игры (и на футбольном, и на политическом, и на экономическом полях).



Но на сей раз комбинации своего развития не получили. К Саиду Амирову в дом, мягко говоря, постучали. Стук раздался после того, как над местом действия стал кружить вертолёт, а на прилегающих улицах появилась бронетехника. Вежливо постучали бойцы спецназа… Они первыми и попали в дом человека, который по итогам 2012 года был признан, ни много, ни мало, лучшим российским мэром.

Встреча лучшего мэра с посетителями при всей её масштабности прошла на удивление спокойно. Спокойствие мэра, в принципе, объяснимо. Ну, к чему паниковать человеку, который пережил покушений столько, сколько хватило бы сразу, к примеру, на несколько Римских Пап... Одно из таких покушений привело к тому, что Амиров лишился возможности передвигаться самостоятельно, пересел на инвалидную коляску, после чего в республике получил прозвище Рузвельт. Взрывали, обстреливали их автоматического оружия и даже гранатомётов – всё пережил Саид Джапарович, а тут, понимаешь, какой-то спецназ ФСБ – стоит ли волноваться…

Большого числа вопросов «Рузвельт» задавать оперативникам не стал. Единственное что его интересовало, так это «кто посмел?» Кто поставил свои подписи на документе о его аресте по обвинению в организации посягательства на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование? Этим самым лицом был Арсен Гаджибеков – следователь, подчинённые которого «осмелились» в ходе расследования дел о целой серии террористических актов в Дагестане провести обыски в здании у «папы» - в здании Администрации городской администрации Махачкалы.

В том, что вопрос в стиле «кто посмел» для господина Амирова был главным, нет ничего удивительного. Дело в том, что сам Саид Джапарович и целая россыпь его высокопоставленных родственников, по всей видимости, за последние несколько лет сумели сделать так, чтобы в республике было всё схвачено: что называется, мышь не проползёт без разрешения. Как пелось в одной советской детской песенке: «Даже курица несётся по веленью твоему». Так вот это самое веленье, видимо, настолько опьянило Амирова за время нахождения в кресле махачкалинского мэра (с 1998 года), что он искренне не понимал, как кто-то мог посметь выдать ордер на его арест.

Амирова в срочном порядке этапировали в Москву, причём это этапирование напоминало сюжет одного из блокбастеров: вертолёты, бронемашины, люди в масках и бронежилетах. Теперь у Саида Джапаровича есть много времени, для того чтобы хорошенько подумать, кто же тот самый человек, который дал отмашку на то, чтобы «всенародно любимого» мэра отправили под охраной за решётку. Хотя для понимания этого Амирову много времени явно не понадобится. Он ведь должен прекрасно помнить слова исполняющего обязанности главы Дагестана о том, что в республике теперь начнётся непримиримая борьба с экстремизмом, даже если главные укрыватели и пособники терроризма и радикализма находятся в высших эшелонах республиканской власти. Такие слова Рамазан Абдулатипов произнёс на встрече с президентом, которая состоялась относительно недавно.


Именно после той встречи Абдулатипов, вероятно, и заручился поддержкой президента в вопросах реального наведения порядка в Дагестане. Но если так, то возникает вопрос: почему одним из первых «внимания» со стороны столичных оперативных групп удостоился Саид Амиров, который в своё время сам формировал отряды ополченцев, выступивших против чеченских боевиков в 1999 году? Почему именно Саид Амиров, если в старых сводках информагентств его называли одним из главных врагов Басаева и Хаттаба? Почему именно Саид Амиров, если это именно он был одним из первых активистов «Единой России» в регионе?

Ответ может быть простым: прежние заслуги уже не в счёт! Ведь эти самые прошлые заслуги успели изрядно потускнеть от дальнейшей деятельности казавшегося бессменным и неприкосновенным мэра Махачкалы. А определённый свет на эту самую деятельность, по некоторым данным, успел пролить Сиражудин Гучучалиев, до задержания являвшийся главой махачкалинской группы боевиков. Этот самый Гучучалиев явно раскрыл определённые карты, после чего и началось серьёзное движение в захлебнувшейся от террористической активности северокавказской республике. Первым «пошёл» заммэра Каспийска – тот самый Джапаров, приходящийся Амирову кровным племянником. За Джапаровым – ещё несколько высокопоставленных региональных чиновников. Ну, а потом колесо докатилось и до самого Амирова. При этом представители следственных органов заявили, что «вёлся» ими махачкалинский мэр около двух лет, и всё это время собирались неопровержимые доказательства причастности Саида Амирова к дагестанскому бандподполью.

По всей видимости, эти доказательства были собраны с лихвою, после чего лучшего мэра и погрузили в «воронок», при этом не оставляя на территории Дагестана, чтобы не спровоцировать возможных выступлений его главных сторонников. А среди этих сторонников есть господа с весьма сомнительным родом деятельности, разработка которых сегодня, по сообщениям следственных органов, тоже ведётся.

Теперь другой вопрос: мог ли человек, занимавший полтора десятка лет пост главного градоначальника одного из самых неспокойных регионов России, оставаться вне преступного поля? Могли ли оперативники, как говорится, схватить не того? Теоретически конечно могли, но только вероятность того, что Амиров исключительно белый и пушистый даже по внешним граням этой истории, остаётся крайне минимальной.

Во-первых, если слова о двухлетнем наблюдении за Амировым – правда, то за такой период времени просто невозможно не собрать доказательную базу, если таковая имеется. Другое дело, какой ценой сбор этой доказательной базы обошёлся: многочисленные теракты, убийства сотрудников МВД, духовных лидеров, влиятельных бизнесменов, простых людей, ставших невинными жертвами, миллиарды отмытых рублей и многое другое. Цена крайне высока, а потому хочется верить, что осиное гнездо, из которого распространялась главная угроза в Дагестане, точно разрушено и восстановлению не подлежит.

Во-вторых, тот список высокопоставленных родственников Саида Амирова, который приведён в начале статьи, тоже косвенно говорит о том, что работа махачкалинского мэра явно отличалась направлением на семейное благополучие. А такое благополучие на фоне массового раздрая во всём Дагестане выглядит странным… Это и есть самый явный пример той клановости, которая пустила свои корни по всему Северном Кавказу (в целом) и по Дагестану (в частности).

Видимо, обвинение Амирова лишь в организации покушения, в результате которого погиб Арсен Гаджибеков, не окажется единственным. У следствия есть данные связи Саида Амирова с так называемой бандой Колхозника (Тракториста).
Колхозником называют в Дагестане такого человека как Магомед Абдулгалимов. Это бывший помощник кизлярского прокурора, являющийся очередным родственников Амирова. На счету банды десятки убийств и покушений на убийства (дагестанские прокуроры, члены СК, главы дагестанских компаний). Если все эти факты будут доказаны, то лучший мэр вполне может провести остаток жизни за решёткой, как и многие из подельников.

Остаётся надеяться, что работа в регионе будет доведена до конца, и дагестанский многолетний пожар будет потушен. А задача эта для того же Рамазана Абдулатипова выглядит, пожалуй, сложнее чем очистка Авгиевых конюшен. Идти против выстраивавшейся годами системы тотальной круговой поруки в одиночку – смертельно опасно, и это для Дагестана не пустые слова. Решающее слово – за центральной властью и за дагестанским народом, который явно устал от превращения республики определёнными силами в большую пороховую бочку и экономическую чёрную дыру.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти