Иван Безуглый: Ставка на казачество – спасение России

Иван Безуглый: Ставка на казачество – спасение РоссииО жизни современного казачества и его роли в происходящих процессах нашему корреспонденту рассказал атаман Таманского отдела Кубанского казачьего войска Иван Безуглый.

- Иван Васильевич, с чем связан возросший в последнее время интерес российской власти, как светской, так и церковной к казачеству?

- Во все века существования Российского Государства в те критические моменты, когда страна оказывалась у последней черты, во время великих войн и внутренних смут, она всегда обращалась к казачеству. Так было во времена Московского царства, во времена Империи и даже при Советах.


Как известно, с 1917 года казаки как народ уничтожались. Но началась Великая Отечественная война, и о них вновь вспомнили – с тали формировать казачьи полки, дивизии, корпуса. Когда во времена пресловутой перестройки само существование страны оказалось под вопросом, казаки вновь оказались востребованы. И они вновь восстали из пепла, удерживая своими мозолистыми руками страну на краю пропасти.

Следует учесть, что казаков уничтожали, как народ способный к самоорганизации. Вот мы и самоорганизовались, окрепли, и заявили: «Российскому государству быть!». На том и стоим.

Сейчас в России вновь ситуация непростая. Президент в своем интернет-обращении заявил, что обстановка сложная и изменить ее к лучшему пока что не получается. Он сказал об этом, обращаясь к нации. А мы и есть цвет российской нации, который может самоорганизоваться. И обратиться больше не к кому. Русский народ в целом, к которому мы относимся с уважением, к сожалению, сегодня пока не способен на то, на что способны казаки. И в этом смысле патриарх, президент делают правильный выбор.

- В чем заключается отличие традиционного казачьего уклада от уклада крестьян-великороссов, или, скажем, горожанина?

- Уклад, порядки, обычаи, традиции казаков, которые мы сегодня возрождаем и которых придерживаемся, составляют основу жизни казаков. Хотя, конечно, за годы геноцида и гонений что-то было утрачено, но многое удалось сохранить. Казачья община как сообщество равных, свободных людей всегда строилась на уважении друг к другу, солидарности и поддержке. Еще в годы моей молодости нельзя было пройти по станичной улице мимо старика, не поздоровавшись и не поклонившись ему. Уважение к старшему, уважение к женщине, готовность помочь слабому – все это основа казачьего менталитета. И, конечно, осознание того, что казак это, прежде всего воин, защитник. Именно на этом строилось воспитание казачьей молодежи раньше, строиться на этом и сейчас.

Тема воинского служения пронизывает все стороны казачьей жизни – все подчинено ему. В этом и заключается одно из отличий. Другое серьезное отличие заключается в инициативности казака, его готовности принять на себя ответственность за себя и своих близких. Он не ждет указаний сверху, а сам знает, что нужно делать – склонность к порядку и организации у него в крови. Казачий уклад особый, вытекающий из условий жизни и задач, решаемых казаками. Казачьи семьи растят, прежде всего, защитников Православия и Отечества. К сожалению, в других семьях мы этого не наблюдаем.

-Иван Васильевич, мы знаем из истории, что в наиболее критические моменты Руси по этому укладу начинал жить весь народ. Так было в Малороссии во времена национально-освободительной войны под руководством гетмана Хмельницкого, так было в Московском царстве в Смутное время XVII века, когда почти вся нация превратилась в казаков, в воинов…

- Я вам скажу, что это происходит и сейчас – люди идут к нам, к казакам. И даже недавняя трагедия в станице Кущевской может служить этому примером. Хотя в связи с происшедшим пытаются обвинить казаков, но для всех очевидно, что это перекладывание с больной головы на здоровую, что спрашивать нужно, прежде всего, с милиции, прокуратуры, администрации.

СМИ вопрошают: «Где же были казаки?». А казаки были на своем месте и занимались своими казачьими делами. Так же ясно, что если бы все станичники или хотя бы их большая часть состояли в казачьем обществе, то такой ситуации просто не могло бы быть. Мы никому не позволяем обижать наших лидеров, наших братьев, и тех, кто пришел к нам за помощью. И казаков там не трогали. С другой стороны, если исходить из реальной ситуации, сложившейся в Кущевке, местная община там не имела достаточных сил, чтобы в одиночку справиться с криминалом, сросшимся с администрацией и правоохранительными структурами – ведь в банде были и депутаты, и милиционеры.

Противостоять государственной машине сложно, сил хватало только на то, чтобы защитить своих. Но если бы станица была казачьей не только де-юре, но и де-факто, ситуация была бы иной. Поскольку казачья община – та форма самоорганизации и, если хотите, самообороны, способная по-настоящему противостоять внешним вызовам. Люди это поняли, и сейчас наблюдается приток в казачество и в Кущевской, и в других станицах. И это правильно, поскольку, на мой взгляд, это единственный эффективный способ навести в России порядок.

Президент сказал, что как древняя, так и современная Россия не возможна без казачества. А наш губернатор Александр Ткачев заявил, что возрождение казачества является национальной идеей Кубани. И если мы объединимся вокруг этой национальной идеи, не будет таких событий, как в Кущевской, мы сможем остановить тот вал коррупции, который захлестнул Россию и Кубань

- На Кубани казачьи атаманы имеют статус госслужащих, получают соответствующую зарплату. Некоторые получают спонсорскую помощь крупного капитала. Есть опасность, что казачество превратится в еше одну коррумпированную структуру?

- Общаясь с чиновниками всех уровней, я с гордостью говорю, что казаков можно обвинить в том что, они могут быть недостаточно грамотными, кто-то из них любит выпить лишнего, но нас нельзя обвинить ни во взяточничестве, ни в коррупции. Такова ситуация на Кубани, и, думаю, в целом по России. При этом могу сказать, что определенные опасения такого развития ситуации есть и у меня.

Но прямой опасности ни в Таманском отделе, ни в Кубанском войске в целом, я сейчас, слава Богу, не вижу. Атаманы, которых избирает казачество – это родовые казаки, которые не продаются, а служат за Веру и Отечество. В том числе и те, кто вошел сегодня во властные структуры. Мы отслеживаем, наблюдаем, делаем выводы – все это настоящие казаки.

В контексте вашего вопроса о казаках и власти хотелось бы особо сказать об атамане Кубанского войска. Я самый старый атаман на Кубани. Того, кто дольше меня был бы на этой должности, здесь нет. И когда избирали Николая Александровича Далуду, он, как известно, был вице-губернатором края. И многие атаманы бросились с размаху в объятия власти. А я первоначально отнесся к этому избранию с осторожностью, потому что человек пришел из властных структур, и мне было не ясно, куда он поведет войско. Если бы движение по казачьему пути прекратилось, то для меня это было бы не только страшным разочарованием, но и крушением всего того, что нам удалось достигнуть за годы тяжелой кропотливой работы. Но, присматриваясь, наблюдая за работой войскового атамана, я пришел к выводу, что это именно тот человек, который нужен сегодня Кубани. Работая с ним, я вижу что казачеством он занимается от души, а не просто выполняя поставленную, как уверяют некоторые, задачу.

Так же и остальные атаманы войска. Кто-то более талантлив как руководитель, кто-то работоспособнее, кто-то лучше образован, но все служат на благо казачеству. Есть общества, где атаманами являются главы местных администраций. В том случае, если это люди, преданные казачьему делу, это не вызывает опасений. Более того, это можно только приветствовать, поскольку органы самоуправления казачьего края должны возглавлять казаки, и мы к этому стремимся. Следует так же учесть, что любой атаман избран и поставлен казаками, и так или иначе он вынужден считаться с этим обстоятельством.

- Но многих людей, в том числе и самих казаков, волнует вот что. Не получается ли так, что настоящая казачья служба сейчас подменяется? То есть, казаки имеют средства от государства, но своими прямыми обязанностями – охраной границ, безопасностью, зашитой Родины занимаются, мягко говоря, далеко не все. А что будет, если государство прекратит субсидировать казачество?

- Когда казачество только начало возрождаться, все это происходило на энтузиазме, то ситуация была более однозначная и прочная. Однако после того как нам начали платить деньги за государственную службу (хотя, если быть по-настоящему откровенным, то, что есть, никак нельзя всерьез называть государственной службой). То, что сегодня мы делаем – участвуем в охране общественного порядка, охране границы, в работе МЧС, вырубаем кусты конопли, и получаем за это соответствующие денежные подачки – это, исходя из потенциала казаков, никакая не служба, а скорее занятие для пенсионеров.

И это меня тревожит. Потому, что если завтра прекратится финансирование, численность войска изменится. Те казаки, которые пришли за лампасами, сапогами, еще за чем-то, уйдут, нас станет значительно меньше. Но и это не так страшно, потому что останутся те, для кого казачество самоценно.

Я – старый человек, казачьему делу отданы 20 не самых худших лет моей жизни, и меня меньше всего интересуют какие-то посулы, для меня важны интересы казачьего народа и укрепление Государства Российского.

- В России немало русских людей, которые, не являясь этническими казаками, тем не менее, не только сочувствуют казачьей идеи, но и сами хотели бы влиться в ряды казачьего народа. Имеют ли они такую возможность?

- Да, такая возможность есть. Я часто поясняю и казакам и неказакам, что казаки – это особый народ, народ сильных духом. Сегодня нашему народу, восставшему из пепла, возрождающему свой уклад и традиции, очень непросто. Когда к нам приходят великороссы или малороссы, мы принимаем их в свое сообщество, и относимся к ним бережно, потому что понимаем, что им еще тяжелее.

Потому что для того чтобы взвалить на свои плечи неказаку, русскому, казачью ношу, нужно быть очень сильным человеком. Понести ее могут, только, как я говорил, сильные духом. Когда русские люди приходят к нам и становятся с нами в один строй, меня это радует. Я уверен, что со временем они станут настоящими казаками, будут знать все наши обычаи, и будут готовы по первому зову встать на защиту Веры и Отечества. За все те годы, что я атаман, ни разу не было случая, что из тех казаков, что мы отправили в Армию, кто-то дезертировал, или нечестно исполнял свои обязанности. И это несмотря на все то, что происходит сейчас в Армии. Потому что воинское служение, исполнение своего долга – в основе менталитета казаков.

И я надеюсь, что та молодежь, которая сегодня не в казачестве, если придет к нам, то станет похожей на нас, станет настоящими воинами. И это – в интересах государства и общества.

- Кроме казачьих обществ, состоящих в госреестре, есть и общественные казачьи организации. Многие опасались, что создание госреестра приведет к расколу в казачьей среде, противостоянию «общественников» и «реестровых». Сбылись ли эти прогнозы?

- В Таманском отделе я никогда не делил казаков на белых и красных, на реестровых и общественных, на левых и правых. Не так много казаков на Кубани и в России, чтобы их еще и делить. Я знаю, что подобных взглядов придерживается Николай Алексадрович Долуда, который, став войсковым атаманом, призвал нас к тесному взаимодействию со всеми общественными организациями казаков в интересах решения наших общих задач.

К сожалению, не везде по России придерживаются подобных взглядов. Я общался с общественными атаманами из других регионов, которые рассказывали мне, что реестровые атаманы наотрез отказываются с ними взаимодействовать и поддерживать какие бы то ни было контакты. Это абсолютно неправильно.

Но надо отметить, что абсолютное большинство казаков на Кубани входят в Кубанское казачье войско. С теми же, кто состоит в общественных организациях у нас полное взаимопонимание и тесные контакты. К сожалению, не везде в России так.

Те, кто воюет друг с другом, должны понимать, что эта вражда и разделение в интересах врагов России и казачества, которые действуют по принципу «разделяй и властвуй».

- Отношения со многими мусульманскими народами Северного Кавказа находятся в глубоком кризисе. Могут ли казаки внести вклад в их нормализацию и гармонизацию?

- Нормализовать эти отношения способны только казаки. Когда начинались войны на Кавказе, в том числе в Чечне, в разговоре в Москве с секретарем Совбеза (тогда это был Бордюжа), я сказал, что российское руководства не знает Кавказа. Российским политикам, военачальникам, руководителям спецслужб нужно учить историю кавказских войн.

Только казаки могли жить в мире и согласии с народами Кавказа. И если надо было кого-то поправлять, кому-то подсказывать правильное поведение, они всегда это делали успешно, и с минимальными людскими и материальными затратами. Если бы и сейчас была бы сделана ставка на казаков, Кавказ уже давно наслаждался миром и спокойствием. Не было бы ни Норд-Оста, ни Беслана. И о ситуациях, подобных происшедшему в Кандопоге и в Зеленокумске, не могло быть и речи. Только с опорой на казаков можно навести порядок на Кавказе.

- Какова на Ваш взгляд роль казаков в жизни современной России?

- Нам говорят, что в стране сегодня все в порядке, что она на подъеме, что ситуация стабилизируется, а государственная власть укрепляется. Но, к сожалению, это не так, все это только кажется. Центр уже мало чем управляет. Пол России сгорело – никто не может ничего сделать, пол России тонет – никто не может ничего сделать. Страну захлестывают межнациональные конфликты, никто не может ничего сделать.

Сегодня Россия в очень непростой ситуации – и на Кавказе, в том числе. И если руководство страны обопрется на казаков, то я убежден, что в России будет порядок, и всем будет жить хорошо и комфортно.

Русский народ расслаблен, он считает, что «нас много, и мы хозяева». Но русскому народу пора очнуться – ситуация в стране совсем иная – нас становится все меньше и меньше – и в городах, и в селах, и в станицах. И когда этот печальный факт будет осознан, ситуация изменится к лучшему. А пока русские люди спиваются, распадаются семьи, русские не участвуют в управлении государством, районами, станицами, областями. К власти приходят совсем не те, кто должен руководить нами.

И в сложившейся ситуации казачество, как главная самоорганизующаяся сила способна совместно с русским народом, с другими народами России добиться продвижения во власть людей отстаивающих интересы страны. Русскому народу необходимо осознать ситуацию и взяться за дело. А казачество со своим колоссальным опытом самоорганизации и самоуправления может быть в этом примером.
Первоисточник: http://segodnia.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://segodnia.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня