Катар передался по наследству. Новый монарх будет еще более активно свергать Башара Асада


Эмир Катара шейх Хамад бен Халифа аль-Тани покинул трон после 18-летнего правления, передав власть своему сыну, наследному принцу шейху Тамиму бен Хамаду аль-Тани. Редкое для монархий Персидского залива добровольное отречение от престола ряд аналитиков расценили как попытку избежать "арабской весны", приведя к власти молодого реформатора. Однако опрошенные "Ъ" эксперты уверены: революция богатому нефтегазовыми ресурсами эмирату не грозит. По их мнению, приход к власти шейха Тамима связан с плохим здоровьем отца. От нового эмира ждут более активной внешней политики по утверждению регионального лидерства Катара и ужесточению курса на свержение сирийского президента Башара Асада.

Свое беспрецедентное решение добровольно оставить престол 61-летний эмир Катара шейх Хамад бен Халифа аль-Тани обнародовал во вчерашнем телеобращении к нации. В своей семиминутной речи уходящий монарх призвал подданных "готовиться к вступлению в новую эру", требующую прихода к власти "нового поколения, берущего на себя ответственность, вооруженного новой энергией и инновационными идеями".


Сообщив о решении передать власть сыну, 33-летнему Тамиму бен Хамаду аль-Тани, монарх выразил уверенность, что престолонаследник "имеет все качества для руководства страной" и сможет продолжить политику отца, сделав своим приоритетом интересы нации.

Крошечное государство Персидского залива, в котором живут всего около 2 млн человек, сегодняшний Катар с его огромными запасами углеводородов и золотовалютными резервами, превышающими $100 млрд, остается влиятельным игроком в региональной и глобальной политике. При этом своим нынешним весом и влиянием в мире Катар обязан покинувшему трон монарху, который находился у власти 18 лет.

Шейх Хамад бен Халифа аль-Тани пришел к власти в 1995 году в результате бескровного дворцового переворота, свергнув своего отца, который в это время находился в Швейцарии. Создавать катарское "экономическое чудо" новому эмиру пришлось с нуля — казна тогда была пуста. Однако сделанная им ставка на разработку газовых месторождений (третьи по величине в мире) себя оправдала. В 2010 году производство сжиженного газа в Катаре достигло 77 млн тонн, при этом страна вышла на первое место в мире по доходу на душу населения — $86 440 в год. Впрочем, благами экономического чуда в полной мере пользуются далеко не все жители Катара, а лишь подданные эмирата (около 250 тыс. человек).

Несмотря на то что до последнего времени в тихом благополучном Катаре не наблюдалось каких-либо признаков общественного недовольства или протестной активности, ряд аналитиков и СМИ усмотрели в неожиданном отречении монарха попытку сыграть на опережение — не допустить реализацию в эмирате революционного сценария, получившего определение "арабская весна". По мнению главы комитета Совета федерации по международным делам Михаила Маргелова, передав власть сыну, шейх Хамад "пошел на превентивные меры, чтобы предупредить не знающую границ "арабскую весну"".

"Прецеденты такой предусмотрительности есть. Короли Марокко Мохаммед VI и Иордании Абдалла II, следуя традициям просвещенных монархий, оперативно начали реформы, не дожидаясь, пока первые протестные манифестации перерастут в революции по сценариям Египта, Туниса или Ливии",— напомнил господин Маргелов.

Впрочем, опрошенные "Ъ" эксперты придерживаются иной версии о мотивах внезапного отказа от трона Хамада бен Халифы аль-Тани. "Покинуть престол шейха Хамада вынудила тяжелая болезнь. Прижизненная передача власти стала для него единственным способом гарантировать сохранение на троне сына. Если бы передачи власти сейчас не произошло, шейху Тамиму в дальнейшем пришлось бы бороться за власть с другими влиятельными претендентами",— разъяснил "Ъ" президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Что касается сценария "арабской весны", то господин Сатановский исключает возможность восстания подданных эмирата против престола. "Арабская весна" в случае с Катаром может быть лишь "мятежом гастарбайтеров" — жителей эмирата, не имеющих его подданства. Однако если допустить, что такое выступление и произойдет, оно будет без труда подавлено, убежден эксперт.

Говоря о внешней политике Катара после смены монарха, господин Сатановский напомнил: именно шейх Тамим бен Хамад аль-Тани был сторонником проведения более активной внешней политики Катара в регионе и ужесточения курса на свержение сирийского президента Башара Асада. "Его правление приведет к еще большей активности Катара, направленной на скорейшую смену власти в Дамаске",— предсказывает эксперт.
Первоисточник:
http://www.kommersant.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти