О предельно ясном осознании грядущей войны

Несколько дней назад был опубликован пост Надпись на третьей скрижали Владислава Владиславовича Шурыгина (shurigin) , в котором он очень ярко, ёмко и точно описал наше вполне вероятное будущее: "Войну перебросят к нам как чуму через крепостную стену: …вся эта "тьма" подступит к нашим границам и навалится на нас, а за спиной "тьмы", прикрывая её своими новейшими ракетами и самолётами, насыщая её самым современным вооружением, будут идти "неокрестоносцы"!

Точнее уже и не скажешь, так ведь? Замечу только, что слово тьма можно было бы не брать в кавычки: тьма стала вполне реальной, тьма стала нашей повседневной эмпирикой, потеряв всякий метафизический смысл.



Удивительно, конечно, но почти четверть века американской гегемонии не принесли "Евразийским Балканам" спокойствия и мира: напротив, зона нестабильности перманентно ширится, втягивая в себя всё новые страны. Эта схема, взятая из книги американского политика Збигнева Бжезинского "Великая шахматная доска", впервые опубликованной в 1997 году, невероятно устарела. Во многом благодаря выверенной и чёткой политике мирового гегемона…

Но ведь тьма ещё не подошла к нашим границам, следовательно, можно попытаться сдерживать её на дальних подступах, контратаковать во всех средах – на суше и на море, в воздушном и космическом, в кибернетическом и информационном пространствах! Можно перемалывать её авангард там, в "зоне нестабильности" вокруг "Евразийских Балкан" (по терминологии самого теоретика этой нестабильности – Збигнева Бжезинского)!

В этой связи встаёт вполне резонный вопрос: а чем наша страна могла бы помочь Сирии? Как мы могли бы бить врага там, за тысячи километров от наших границ?
Отвечая на этот вопрос, необходимо, как мне представляется, поднять руководящие документы тех самых "неокрестоносцев", этих "магистров тьмы". В западной, а точнее – в американской военной терминологии есть два весьма интересных понятия:

– угроза доступности района ведения военных действий (anti-access challenge) – это факторы, которые препятствуют или полностью воспрещают проникновение войск в район ведения военных действий (факторы могут быть географическими, военными или дипломатическими);

– угроза противодействия внутри районов ведения военных действий (area denial challenge) – это факторы, влияющие на способность войск эффективно выполнять поставленные перед ними боевые задачи (в сущности, это технико-технологическая способность противника сковывать действия ВС США).
В рамках изучения данной проблематики командование СВ США даже заказало отдельное исследование одному из крупнейших в мире аналитических центров – корпорации RAND (смотрите доклад "The Army’s Role in Overcoming Anti-Access and Area Denial Challenges", изданный в 2013 году).

Так вот, исходя из анализа руководящих документов и исследовательских работ, можно утверждать, что Россия обладает серьёзным потенциалом, чтобы в значительной мере снизить вероятность начала внешней агрессии против Сирии. Другой вопрос, что двигаясь таким манером по самому лезвию бритвы, мы можем в один прекрасный день получить несколько авианосных ударных групп вблизи своей границы или даже вступить в очередную мировую. Кстати, не исключаю такого варианта развития событий, когда нас будут наказывать за позицию по Сирии чисто экономическими и информационными средствами, вызывая дестабилизацию внутриполитической ситуации, способную привести к смене политического режима. Как верно отметил в одном из своих выступлений замечательный русский писатель Александр Проханов, "сами сирийцы сказали, что они понимают, что Россия из-за них не начнёт мировую войну".

Итак, чем мы могли бы помочь Сирии?

С точки зрения "угрозы доступности района ведения военных действий" – это, безусловно, дипломатические средства: активная работа на площадке Совета Безопасности ООН, а также проведение двусторонних переговоров со всеми странами, расположенными в регионе, прежде всего это Исламская Республика Иран, или в значительной мере зависящих от этого региона, например, Китайская Народная Республика и Япония. Активизация дипломатической работы с мусульманскими странами – позиция президента Индонезии, озвученная в ходе саммита большой двадцатки, стала для нашего президента полной неожиданностью, как и позиция политического руководства Индии. Значит, у нас есть ещё пространство для борьбы, и мы можем маневрировать, искать новых союзников.

Кроме того, мы обеспечиваем транзит грузов и военной техники, а в недалёком будущем, вероятно, будем обеспечивать вывод американских войск из Афганистана – весьма болезненная для них тема, об этом также не стоит забывать.

Если говорить о военном и географическом факторе, способных помешать доступу "неокрестоносцев" к району, то здесь всё намного сложнее. О географических помехах речи быть не может, однако, с точки зрения военного противодействия, мы могли бы обеспечить сирийцев:

– дополнительными поставками вооружений всех видов, подписав соответствующие соглашения;


– военными инструкторами, способными в короткий срок обучать личный состав сирийской армии работе на самой современной российской технике и противопартизанским действиями;

– разведывательной информацией, получаемой со спутников видовой и радиоразведки, кораблей разведки, действующих в Средиземном и Чёрном морях, агентурной разведки;

– не побоюсь этого слова – "добровольцами".

В сущности, мы могли бы поднять архивы и посмотреть, а что же делал товарищ Сталин, когда защищал интересы первого в мире пролетарского государства на дальних подступах – в борьбе за свободу Испании!
Однако наиболее эффективным, на мой взгляд, было бы подписание дополнительного соглашения с правительством Сирии и оперативное размещение в рамках этого договора частей и подразделений противовоздушной обороны, необходимых в условиях вероятной интервенции для защиты российских военных объектов – того же пункта материально-технического обеспечения кораблей ВМФ. При этом "цивилизованному мировому сообществу" надо будет чётко дать понять, что в условиях напряжённости любая неопознанная цель в радиусе действия средств ПВО будет сбиваться – как объект, представляющий угрозу для российских военных (граждан).

Какая там зона поражения для комплекса С-300: от 5 до 150 километров в зависимости от модификаций? А для комплекса С-400 – все 400 километров? Отмечу, что по данным справочного приложения "Атласа офицера" длина всей сирийской береговой линии всего 173 километра. Таким образом, мы могли бы, пускай чисто умозрительно, закрыть значительную часть территории Сирии от ударов крылатых ракет морского и воздушного базирования. Но это только в теории.

Говорить о другом важном инструменте предотвращения агрессии против Сирии – о формировании оперативной эскадры, по существу, не приходится: по сообщениям средств массовой информации она и так уже потихоньку сколачивается. Конечно, это будет не знаменитая средиземноморская эскадра, но фактором она станет, безусловно.

С точки зрения "угрозы противодействия внутри районов ведения военных действий", то в данном случае, как следует из заявлений американского военно-политического руководства, наземной фазы не будет. Следовательно, борьба с новой силой развернётся между уже присутствующими на поляне субъектами – правительственными войсками и бандитскими формированиями всех мастей и пород, свезённых, судя по всему, со всего света.

Полагаю, что большая часть из того, о чём было сказано выше, уже выполняется: вероятно, в настоящее время ведутся переговоры о поставках дополнительных партий оружия – в первую очередь необходимого для отражения воздушного удара и борьбы с бандитскими формированиями; вероятно, сирийским военным помогают наши специалисты – представители промышленности и военспецы. Вероятно, разведка также не дремлет и сообщит в нужный момент о стремительно приближающихся бомбардировщиках-убийцах.
Однако давайте ещё раз повторим ключевой вопрос: чем мы могли бы помочь Сирии? Но как при этом нам самим не попасть в пекло войны? Как отодвинуть "день пришествия тьмы под стены нашей крепости" на как можно больший срок?

На мой взгляд, выход лежит не в военной плоскости, в большей мере сегодня речь идёт о борьбе за умы, за сознание людских масс! Борьба идёт в информационном пространстве, борьба в эфире и на страницах ведущих мировых средств массовой информации. Именно в этой плоскости нам необходимо, наконец, научиться биться, биться по-настоящему! Представьте такую ситуацию, когда после встречи большой двадцатки примеру лидеров Индии и Индонезии последовали бы руководители множества других стран, например, Вьетнама, который хорошо помнит ковровые бомбардировки, дефолианты и напалмовые костры, Алжира, который сам висит на волоске от развития событий по сирийскому или египетскому сценарию. Интересно, а как немецкая общественность относится к возможной агрессии США против Сирии – немцы, один из наших ключевых экономических партнёров, отлично ведь понимают своё стратегическое положение в мире на фоне присутствия на их территории американских военных баз.

Представьте только на минуту, что сработал лозунг товарища Эрнесто Гевары де ла Серны (Че Гевары), адаптированный к условиям борьбы в информационном пространстве: "Создадим два, три, много Вьетнамов!"? И каждый из этих "вьетнамов" был бы оформлен в едином информационном ключе, то есть спланирован по месту и времени, выверен, стал элементом того самого оружия нового типа – организационного оружия, который так успешно применяют сами США многие годы.
Автор:
GENERAL_SKOKOV
Первоисточник:
http://general-skokov.livejournal.com/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти