Сирия – крупным планом


Наша делегация с сирийскими женщинами


Регулярный рейс в охваченную войной Сирию отправляется всего один раз в неделю. Летим с серьезным перегрузом, везем гуманитарную помощь и в первую очередь, - лекарства, молоко и детское питание, запрещенные рядом стран Запада к ввозу в результате односторонних экономических санкций. На таможне проблемы, не пропускают груз. Валентина Ланцева отправляется в первый бой. Возвращается с победой! «Я им сказала: Это же дети! Имейте совесть! Война!»


По приглашению Правительства Сирийской Арабской Республики и Союза женщин Сирии с миротворческой миссией в Дамаск прибыла делегация из восьми российских женщин. Инициатором визита выступила президент фонда «Духовное наследие апостола Павла» В.А.Ланцева. Под молитвенным покровом схиархимандрита Илия (Ноздрина), благословившего поездку, и в сопровождении духовника группы протоиерея отца Олега Тэора, знаменитого псковского батюшки, окормляющего десантников России, в столицу Сирии Дамаск спустился женский десант. Визит совпал с периодом максимального обострения конфликта, связанного с химоружием, когда в Сирию прибыла комиссия ООН.


Наша делегация у Патриарха антиохийского Иоанна Х


Наш приезд стал сенсационным! Для Сирии, со всех сторон взятой в тиски агрессивно настроенных стран, русские в Дамаске - это спасительный знак. Приемы на высших уровнях власти и духовенства, конференции, круглые столы, встречи с беженцами, посещение госпиталей, школ, миссий, воинских частей, театра и, наконец, дружеская встреча с первой леди страны прекрасной Асмой аль-Асад в резиденции президента, в личном кабинете госпожи Асад. Полная чаша! Россия поддерживает Сирию, Россия и Сирия вместе, мы союзники! О визите русских женщин рассказывали по всем местным телеканалам. Уже в первые дни нас стали узнавать на улицах Дамаска: «Руссия, шукран! Руссия! Путин! Шукран!» - благодарили и принимали нас в свои горячие объятия простые сирийцы, в их глазах была неподдельная любовь. К нам подходили люди и спрашивали: «Как вы не побоялись приехать в Сирию? Ведь охота сейчас идет именно на христиан? Дамаск на линии открытого фронта».

***

Солнце восходило на востоке, оно медленно поднималось оттуда, где осталась моя Родина, моя любимая Россия. Было уже светло, когда наш самолет пересек границу, и мы летели над Сирией. Той самой вожделенной Сирией, древней и мудрой бабушкой России, которая жила в моем сердце всегда, - неотделимая от России также, как неотделим от нее великий Град Господа Иисуса Христа - Иерусалим! Это всё – моя духовная Родина!

Хранимая в сердце с особым благоговением и чувством какого-то глубинного восторга и уважения перед более чем шести тысячелетней историей этой уникальной во всех отношениях цивилизацией, Сирия всегда представлялась мне чем-то необычайно родным и теплым.

Сирия – крупным планом

Я смотрела в круглое окошко самолета и видела живое, израненное тело страдающей Земли, той самой, которая была избрана Богом принять в свои объятья наших праотцев Адама и Еву. Блестел и переливался в солнечных лучах величественный Ефрат. По преданию в этих краях, где когда-то Тирг соединялся с Ефратом и образовывал единую реку, находился сад Эдем! Сирия - священная земля, возлюбленная Самим Богом. Но именно оттого, что возлюбил больше собственной жизни, поэтому и ввергает в горнило, отчищает в печах огненных. Все это до боли знакомо! Это русская судьба! Мученичество – наш общий Крест!

Мы прилетели в Дамаск в тот день, когда террористами были жестоко обезглавлены одиннадцать христиан, беженцев из Хомса, а двумя днями раньше захвачен и разграблен православный храм святых Сергия и Вакха в Эль-Саура, осквернена Библия и разбиты иконы.

Но, несмотря на боль и осознание глобальности трагедии, душа ликовала, она предвкушала встречу с чем-то огромным и настоящим. И встреча эта состоялась. Бог поругаем не бывает. Именно здесь, на святой земле Сирии, залитой кровью пострадавших за Веру и Отечество, именно сейчас, перед реальной угрозой Третьей мировой войны, рождается святость! Мусульмане говорят: «Если Аллах хочет наградить человека, он дарует ему путешествие в Дамаск». Аллах возлюбил меня, возлюбившую Христа и две эти любви оказались взаимны.

Русское солнце Омейядов

«Видит Аллах, я всей душой люблю Россию! Это страна, которая дарит миру солнце! Оно каждый день к нам приходит с Востока. – Произнес верховный муфтий Сирии доктор Бадр аль-Дин Хассун, когда мы были на приеме у него в его кабинете. – У России и Сирии давние отношения - нас обручила сама любовь. Это бесценный дар неба! Есть в Дамаске одно таинственное место, подобного которому нет во всем мире. Воистину, только священная земля Дамаска смогла родить миру подлинное чудо – великая церковь христиан, которая в свои объятья приняла мечеть. Это церковь Иоанна Крестителя и мечеть Омейядов».



Верховный муфтий Сирии Бадр аль-Дин Хассун


…Наш кортеж двигался по узким улицам Дамаска. Такого количества парков и тенистых садов на выжженных солнцем землях невозможно сыскать больше ни в одном городе. Несмотря на два с половиной года войны, Дамаск неотразим, восхитителен! Во всем ощущается, что жители им очень гордятся. Если бы через каждые сто метров не размещались КПП с вооруженными солдатами, было бы просто невозможно поверить, что положение в городе чрезвычайное. Аккуратные газоны, подстриженные квадратиками, как в Лувре кустики, чуть ли ни на каждом перекрестке бьют фонтаны и фонтанчики, которые являются особой гордостью дамаскцев, ведь вода в пустыне, знак особой милости Божией. На каждом углу работают кафе, магазины, лавочки. На площадках играют дети и, что нас поразило, - за ними даже не присматривают родители. В военное-то время! Но это ни оттого, что родителям все равно, нет, детям здесь особый почет, для каждого мусульманина дети - это свято. Но просто такова их вера. Они верят в Бога и уповают на него во всем, - так нам объяснили.

Мы приближались к «старому городу», людей становилось всё больше. Рабочий день, город живет, на улицах небольшие пробки. Мелькают за окном лавки со сладостями, продают настоящие шавермы и фелафели (то же самое, но с перетертыми жареными бобами), очень популярны магазинчики, в которых делают свежевыжатый сок. В кафе колоритные арабские бородачи пьют традиционный кофе с кардамоном, что-то эмоционально обсуждают, курят кальян, а увидев нас, охотно машут в ответ руками и кланяются. Очень хотелось выйти из машины и пешком пройтись по старинным закоулкам Дамаска, ведь здесь каждый камушек – говорящая история. Но нельзя… – безопасность превыше всего.


Если говорить о возрасте Дамаска, то археологи даже сегодня теряются в догадках. По некоторый исследованиям, он составляет 6-8 тысяч лет. Арабский историк XII века Ибн Асакир утверждал, что первой стеной, построенной после Всемирного потопа, была именно стена старого Дамаска.

Город видел рождение, становление и гибель Древнего Египта, Вавилона, Ассирии, Персии, встречал войска Александра Македонского, римские легионы и священников Византии, был знаком лично с легендарным Салах ад-Дином. Город героически сопротивлялся Тамерлану, был безмолвным свидетелем великого расцвета Османской империи. Он перенес колониальное иго Франции и только в 1946 году его покинул последний иностранный солдат. Древний Дамаск смог отстоять свою свободу, и на сегодняшний день он – неизменная столица Сирии. Дамаск, безусловно, мистический город! В его «живучести» есть что-то не вмещающееся в рамки обычной человеческой логики. Это какой-то несокрушимый столп, молчаливый свидетель истории цивилизаций. Именно поэтому жители Дамаска уверены, что с их городом ничего не случится, ведь он ни такой, как все, он особенный.


Мы въехали на знаменитую Прямую улицу (виа Ректа). Именно по ней вели ослепленного Господом юного Савла, гонителя христиан и будущего апостола. На одной из примыкающей узких улочек показывают другой дом, связанный с именем апостола, в котором жил один из учеников Христа – Анания, тот самый, который исцелил Савла, а потом крестил его с именем Павел. На месте дома Анании до сих пор стоит часовня, которая носит его имя. Именно здесь когда-то собирались первые последователи учения Христа, здесь они впервые и стали называться христианами, а святой Анания считается первым епископом Дамаска. Евангелие рядом – только руку протяни.

Интересно, что по одной из версий даже само название города с древнееврейского «даннаш», переводится, как «проливший кровь». Этот топоним появился в память о том, что именно здесь, на горе Касьюн, у подножия которой раскинулся Дамаск, было положено начало братоубийственным воинам, именно здесь было совершено первое в истории человечества убийство и впервые пролилась кровь, - кровь праведного Авеля, первого мученика и первого святого в мире. И возжглась горячая, как угли, история великих противостояний. Камням этого города суждено было впитать кровь христиан, мусульман, иудеев, друзов, буддистов…

И вот теперь плотным кольцом подступают к великой купели цивилизаций наемники и убийцы более чем из 80 стран мира, - беспрецедентный случай в истории мировых войн! Дамаск - великая судьба, трагичная и прекрасная.

Под залпы разрывающихся снарядов, а в этот день правительственная армия как раз начала наступление и бои шли на многих фронтах, включая ближайшие пригороды Дамаска, мы, наконец, вышли из машин и направились к мечети Омейядов! Прежде чем войти в святая святых, нас облачили в белые, праздничные хитоны и попросили разуться.


Мечеть Омейядов


Перекрестясь, мы ступили во внутренний двор величественного и прекрасного храма. Меня ослепило!

Это было какое-то невероятное чудо! Огромное пространство двора было все залито теплым сиянием заходившего солнца. Оно отражалось во всю необъятную ширь столетиями отполированного мраморного пола, на котором, точно ангелы на небе, еле заметные в ослепительном сиянии, то показывались, то скрываясь под яркими лучами, куда-то исчезали маленькие детские фигурки. Боже! Да это же «море стеклянное» у престола Божиего, о котором свидетельствовал в Откровении апостол-тайновидец Иоанн Богослов: «И видел я как бы стеклянное море, смешанное с огнем» (Откр. 15:2). Оно было прямо перед нами! И оно было настоящее!


В мечети Омейядов


Меня кто-то осторожно взял за руку. Я обернулась и увидела крошечную девочку с огромными оливковыми глазами, она глядела на меня снизу вверх и тоненьким голоском что-то лепетала на своем ангельском языке, но я не могла понять, что же именно. Через мгновение из света вынырнули ее подружки. Обступив меня со всех сторон, каждая пыталась дотронуться и каждая что-то весело лепетала... «Они говорят, им нравится, что ты улыбаешься, - наконец, кто-то перевел мне с птичьего языка слова маленьких ангелочков. - Им сказали, что вы русские, и они пришли, чтобы принести вам любовь». Я посмотрела вокруг и увидела, что все наши женщины были окружены плотным кольцом детей. Но больше всего малышей восхищали ордена батюшки Олега Тэора и вообще, нужно сказать, батюшка производил на них неизгладимое впечатление, - такого воина они еще точно никогда не видели. Боже, все это было невероятно!


В мечети Омейядов


Через несколько минут вся мечеть была наша! Огромной, радостной семьей, все вместе, ступая по солнечному небу теплого храма, под непрекращающийся гром разрывающихся снарядов, мы шли к великой святыне – к честной главе пророка и предтечи Крестителя Иоанна…

Так вот, значит, о какой любви нам говорил верховный муфтий! Вот, оказывается какое ты, русское солнце Омейядов!

Джихад Любви

Вглядываясь в далекую горную цепь Антиливана, я точно надеялась разглядеть в этих манящих пределах тайну будущего века. Ведь где-то там, где-то в этих мерцающих далях ждут назначенного часа четыре Ангела, связанные Богом до времени. И вострубит шестой Ангел, и будет услышан один голос от четырех рогов золотого жертвенника, стоящего перед Богом, и восстанут сии четыре, «при­готовлен­ные на час и день, и месяц и год, для того, чтобы умертвить третью часть людей».

Под моими ногами священная земля Армагеддона!

«Нельзя допустить опустошения Ближнего Востока, с точки зрения присутствия христианства. Это будет цивилизационная катастрофа. Наши истоки все там, оттуда вера наша» – сказал Патриарх Кирилл на встрече Предстоятелей Поместных Православных Церквей, прибывшими в Москву для участия в праздновании 1025-летия Крещения Руси, с Президентом РФ В.В. Путиным.

Побывав в Сирии, мы своими глазами увидели, что положение христианских общин там – в высшей степени тяжелое. В регионе ставится цель уничтожения христиан, полного их вытеснения с исконных территорий. Ещё недавно христиан в Сирии было около двух миллионов. Только армяно-григориан в Алеппо насчитывалось порядка ста тысяч человек.

Эта трагическая ситуация, которая сейчас имеет место в Сирии, отражает те печальные события, которые происходят во многих странах Ближнего Востока и в целом ряде других стран.


Год назад социолог М.Интровинье отмечал, что каждый год 105.000 христиан умирают насильственной смертью во время межрелигиозных конфликтов и это число составляют только христиане, убитые за веру, сюда не включены жертвы гражданских войн. А кардинал Пьер Эрдо констатировал, что «существует реальная опасность исчезновения христиан как религиозного меньшинства на Ближнем Востоке». Сейчас в Сирии в местах, где воевали боевики, невозможно отыскать неоскверненную христианскую церковь.

В Ираке 10 лет назад проживало полтора миллиона христиан. Сейчас их осталось сто пятьдесят тысяч, то есть большинство христианского населения было либо уничтожено, либо оказалось вынуждено покинуть страну.

Мы являемся свидетелями массового исхода христиан из Египта, из Ливии, где христиан почти не осталось.

В Тунисе приход к власти радикалов повлек за собой захват христианских храмов. В Алжире не разрешают открывать храмы, принят закон, запрещающий миссионерство среди мусульман. Пакистан являет собой пример полного бесправия христианского населения, его положение сегодня можно назвать катастрофическим, и оно продолжает ухудшаться. Проживающие в Афганистане христиане вынуждены скрывать свои убеждения, не имеют легальной возможности открывать храмы, а церковные службы проводят на территории частных домов.

12 марта этого года одним из самых влиятельных людей общины радикально настроенных «мусульман» было сделано стратегическое заявление об объявлении войны христианам. Шейх Абдул Азиз бин Абдулла, великий муфтий Саудовской Аравии, заявил, что «необходимо уничтожить все церкви в регионе». Заявление смутило даже газету «Вашингтон Таймс», корреспондент которой заметил: «Это не мелкий радикальный имам пытается расшевелить своих последователей пламенной речью, полной ненависти. Это обдуманное, взвешенное указание от одного из самых известных лидеров в исламском мире». Сбывается написанное: «Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15: 20).

По проплаченным каналам сообщается об опасности исламизации общества. Объявляется план борьбы с пресловутым терроризмом. Между тем, кто эти «террористы» и что это за «террор»? Очередные басни сценарного факультета США.


В военной части


Вспомним, что термин о «войне с террором» был выдвинут Биньямином Нетанияху еще в далеком 1979 году на конференции по международному терроризму в Иерусалиме (JCIT). Там и были созданы идеологические основы для так называемой «войны с террором». Позже в сентябре 2000 года был составлен еще более убийственный документ, печально известный как «Восстановление американской обороны», опубликованный «Проектом нового американского века», в котором открыто говорилось о «Новом Перл-Харборе». Ровно через год этот вожделенный «новый Перл-Харбор» и случился в виде терактов 11 сентября, запустивших войну с «исламом» ради Израиля. Все просто.

В рамках пресловутого «управляемого хаоса», под улюлюканье антиасадовской пропаганды, эти самые выдуманные спецслужбами террористы пытают и убивают в Сирии православных священников, выкалывают им глаза, ломают кости, вырезают из них органы, как это было с клириками Антиохийской Православной Церкви отцом Фаддеем аль-Хаддадом, иеромонахом Василием (Нассар). Похищают священников, епископов и женщин-христианок. Лидеры боевиков-террористов прямо призывают убивать священников и монахов, ломать кресты, не оставлять камня на камне.

Сегодня всем известны факты похищения в Сирии священнослужителей: владыки Алеппского Павла (брата митрополита Антиохийского Иоанна Х), представителя греко-православной церкви Павла Язиги, священника-иезуита Паоло Даль'Ольо.

Страдают люди, уничтожаются святыни, храмы, мощи, иконы. Наша делегация посетила храм Подворья Русской Православной Церкви в Дамаске, где нашему духовнику отцу Олегу Тэору удалось отслужить молебен и тем утешить прихожан, которые не имеют возможности ходить в Церковь, потому как богослужения в них не идут или идут крайне редко. Местные христиане нам рассказали о том, что кощунственным разграблениям подвергаются православные храмы. Многие из их них разорены и сожжены, - храм Георгия Победоносца, храм Пояса Богородицы. В древний город Ас-Саурд ворвалось около восьми тысяч «борцов за свободу». Подожгли церковь св. Сергия, где хранились ценные древние иконы, уничтожили книги, похитили священника. То же проделали с греко-католической церковью. Обстрелу подвергся даже знаменитый монастырь Рождества Пресвятой Богородицы в Сейдная, основанный еще в VI веке, куда традиционно совершали паломничество не только христиане, но и мусульмане. Самым известным актом вандализма стало уничтожение монастыря святого Ильи, история которого насчитывает полторы тысячи лет. Как рассказал настоятель обители Гадир Ибрахим, боевики опустошили монастырь, вынесли церковную утварь, взорвали колокольню, разрушили алтарь и купель. Неизвестна судьба главной святыни - чудотворной иконы святого Ильи, возраст которой превышал десять веков. На подобную чудовищную акцию отец настоятель монастыря ответил: «Прислужники “чёрных сил” способны разрушить камень, но не в силах разорвать узы братства и единства мусульман и христиан Сирии».


Как Россия, так и Сирия уникальные страны, - у них есть несравнимый ни с кем многовековой опыт мирного существования многоконфессионального общества. В Сирии представлено более 20 религий, и до случившегося конфликта на протяжении веков удавалось жить мирно.

Истинные правоверные мусульмане сегодня оказались опорочены богомерзкими деяниями тех, кто, выступая под маской братьев мусульман, а в действительности являются адептами тоталитарных сект. То же самое проделывается и в отношении христиан. Мы видим, как лидеры различных харизматических сект, именующие себя христианскими Церквами, провоцируют людей на разжигание межрелигиозных конфликтов. Вспомним пастора из Флориды, который совершил кощунство в отношении Священной книги ислама ― Корана. Существуют и сектантские движения, которые занимаются агрессивной и неуважительной к местным традициям деятельностью среди мусульман. Все это, естественно, не имеет никакого отношения ни к православию ни к исламу.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что на стороне так называемой «сирийской оппозиции» воюют всего 5% сирийцев, остальные, - проплаченные наемники и головорезы, представители 85 стран мира, - наркоманы, преступники, безграмотные, не умеющие даже читать люди, в том числе те, кого ради такого случая выпустили из мест заключения и колоний строгого режима.

Мусульмане Сирии, равно как и христиане, стали жертвами чудовищной агрессии. Разрушен минарет древнейшей мечети в Алеппо (715-й год!), одной из важнейших мусульманских святынь Сирии. Похищена шкатулка, в которой хранилась прядь волос пророка Мухаммеда. Сильные повреждения были также нанесены старинному кварталу Салахеддин. Почти полностью уничтожен древнейший в мире крытый рынок Аль-Мадина. Сильно пострадал и другой уникальный памятник Средневековья - мечеть Мехмендар, датируемая XIII веком.

Учиняется безжалостная расправа над видными мусульманскими богословами. Казнен шейх Хасан Сафиеддин, отрубленную голову которого нелюди-боевики поместили на минарет. «К какой свободе призывают эти люди? Они творят невиданные злодеяния на сирийской земле и служат не Аллаху, а Шайтану», - заявляют мусульманские имамы, обличая злодеев.


21 марта в результате взрыва террориста-смертника в мечети аль-Иман на севере Дамаска погибло несколько десятков человек, в числе которых оказался и выдающийся 84-летний мусульманский ученый шейх Мухаммад Саид Рамадан аль-Бути. Вместе с шейхом от взрыва погиб и внук богослова. По законам шариата убивать людей в мечети – несмываемый грех! Это еще раз доказывает, что за подобными преступлениями стоят не мусульмане, а сектанты служители Шайтана. Мученик аль-Бути – отнюдь не единственный крупный суннитский ученый, понимающий суть происходящего конфликта. Такие взгляды разделяют в Сирии многие богословы, политики, военные и простые граждане. На тех же позициях стоит и верховный муфтий Сирии Ахмад Бадр аль-Дин Хассун, которого не заставила изменить законному правительству страны даже гибель от рук головорезов его собственного сына.


Верховный муфтий Сирии Бадр аль-Динь Хассун и о.Олег Тэор


На встрече с нашей делегацией Бадр аль-Дин Хассун говорил о том, что сегодня мы живем в эпоху религиозных войн и, чтобы не оказаться жертвой собственной некомпетентности, каждый человек должен быть образован именно в этой области. Он говорил о первостепенной важности проповедь. Сирия жестоко изранена и раны ее должны заставить нашу семью объединиться, иначе, Сирия будет разорвана на части и они придут в Россию.

Бадр аль-Дин Хассун считает, что сегодня против России уже ведется террористическая подготовка. "Аль-Джазира" открывает на страну вещание, с главным посылом "Россия столько лет угнетала мусульман, оккупировала их, занимала их земли, сейчас необходимо ей отомстить и заставить ее платить за это как за Холокост". Чтобы предостеречь Россию от надвигающегося на нее удара, верховный муфтий выразил готовность приехать и рассказать русским о том, что в реальности происходит в Сирии. Он готов выступать на любых площадках: в православных храмах, мечетях, в университетах, на стадионах. «Я готов объехать 15 регионов России, - говорит муфтий,- готов работать семь дней в неделю 24 часа в сутки для того, чтобы поговорить с каждым отдельным имамом и предупредить каждого лично об угрозе, которая поджидает Россию в связи с событиями в Сирии. Я также буду рад встрече с православными священнослужителями для того, чтобы поговорить и найти способ противостояния тому злу, что угрожает сейчас России, потому что мы - мусульмане и христиане - служим идее одного Господа и ради человека", - заявил Бадр аль-Дин Хассун.


Солнце омейядов


А потом доктор Хассун поделился с нами самым сокровенным: «Они убили моего любимого сына. У него не было оружия в руках, он перед ними был беззащитен, в руках у него были только книги. То горе утраты, которое я испытал и испытываю, не может быть описано словами. Но тогда я четко знал, что должен поступить так, как велит мне моя совесть. Я выступил с обращением по телевидению. Я призывал террористов прекратить кровавую резню. В прямом эфире я сказал, что прощаю убийц моего любимого сына, прощаю ради Любви, которая да не покинет наши сердца никогда. Религия - это путь для жизни, а не для убийства. Любая религия, призывающая к убийству, создана человеческим мышлением, но не Божьим. Те войны, которые вы сейчас наблюдаете в мире, прикрывающиеся религиозными лозунгами, - это политическая борьба за перераспределение экономических ресурсов! Верните Бога в ваши сердца! Я молюсь о вас, убившие моего сына, я прошу Бога о чуде, прошу вернуть в ваши сердца любовь! Завтра над Сирией взойдет солнце и мы скажем нашим недругам: вы хотели нам зла, а мы отвечали добром. Вы хотели нас унизить, а мы желали вам быть достойными. Вы хотели нас убить, а мы желали вам жизни».

Я смотрела на муфтия и волей-неволей думала, сколько же миллионов долларов они дали бы за его бесценную голову… Но ярко горящее молитвой сердце не боится ничего. Мы видели, что говорить о сыне доктору Хассуну было очень тяжело. Он с огромным трудом подбирал слова, прикладывая усилие, преодолевая боль. Было ясно, что в тот момент он не просто рассказывал нам о своем горе, нет… это была самая настоящая молитва. Лицо его было прекрасно! Глаза муфтия наполнились слезами. И он заплакал.


Муфтий Сирии Бадр аль-Дин Хассун


Вот такой вот джихад любви...

Жизнь за Дамаск!

Покуда вечер дышит прохладою и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама, чтобы, наконец, увидеть тебя, прекрасный Дамаск. Посмотрю я на яркие цветы бугенвиллей, на олеандр и гибискус, послушаю, что говорит ветру вода искристых потоков твоих, и сама скажу тебе слово своё. Само имя твое нам близко, как собственное имя: Дамаск – Москва… Да сохранит тебя Господь, Дамаск!

…Я стояла на смотровой площадке горы Касьюн и, забравшись на противотанковое заграждение, глядела на ночной Дамаск. Великий и непреступный, уютно уместившись в моих ладонях, он приветливо светился теплыми огнями и радовался тому, что сподобился прожить еще один из миллионов отведенных ему Богом дней.

Да, к тебе, великолепный Дамаск, устремлялись не только торговцы, - все хотели завоевать тебя: фараоны, вавилоняне, Александр Великий, называемый Искандером, персы, греки, римляне, - даже крестоносцы и монголы стояли у твоих дверей. О них напоминают теперь только камни. Но ты, Дамаск, не сгибался, ты становился местом подлинной силы. Торжественное чувство причастности великой истории охватило сердце…


Как маленький сорванец задорно игрался южный ветер: срывал с плеч шарф, расплетал волосы. Было так хорошо! Так свободно! И летела над сияющим городом душа и пела ему приветственную песнь: «Мы восхищаемся тобой, сестра! Да сохранит тебя Господь, Дамаск! Тысячи ангелов тебе в помощь и сонмы небесных сил на одоление врага». У нас общая судьба, и сегодня Сирия – это Сталинградский фронт войны за Россию!

- Маша, Вы в белом и Вас слишком хорошо видно с возможных точек обстрела. Спускайтесь-ка лучше на землю, - предупредил меня наш любезный сопровождающий. Пришлось послушаться и слезть.

- Видите, во-он там… периодически сверкают вспышки? – я пригляделась… Действительно, по периметру Дамаск точно искрился, а в отдельных местах полыхали пожары. - Это идут бои, но города мы не сдадим.

Я, конечно, поверила говорившему, но для надёжности запечатала-таки Дамаск огроменным крестом… Вот это по-русски будет! Так-то оно надежнее!


О.Олег Тэор с сирийским генералом


Эх, всегда как про Россию подумаю, после стыдно аж ногами по ней ходить становится… святая же… А вот теперь, подумать только, - под моими ногами священная земля Арам-Дамесек. Вот так да! Нагнувшись, я насобирала горстку камушков, чтобы, приехав в Россию, порадовать Родину гостинчиком от ее возлюбленной сестрицы. Представляю, как они скучают друг по дружке! Ведь такую духовную связь может даровать только Бог. Надо ценить и беречь! Я поднесла камушки к губам и поцеловала. Да-а… благоуханный Эдем… нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами… Земля Сирии в моих ладонях пахла горючим, топливом, газом, словом, всем чем угодно, только не самой собой… Война.

На дороге появились сирийские солдаты. Узнав, что тут русские, они поспешили поприветствовать нас. Звуки мерно стрекочущих цикад, периодически перебиваемые далёкими разрывами снарядов, слились с радостными возгласами приветствий. Зазвучала приятная вязь из русско-арабской речи.


Воин с горы Касьюн - Жизнь - за Дамаск!


А я все стояла прикованная к окруженному огнем Дамаску и не могла от него оторвать взгляда. Один из солдатиков подошел ко мне сам. Это был совсем молоденький мальчик, лет семнадцати. Быстро повзрослевший и возмужавший в огне мракобесной войны, он сразу же предстал передо мною идеальным образом воина Сирии. Увидев, что я совершенно влюблена в его город, с чувством переполняющей его душу гордости за свое Отечество, он очень серьезно сказал:

«Это моя Родина! Жизнь - за Дамаск!».

Спецоперация, или как мы из Сирии вывозили тайное оружие

Когда вышел Израиль из Египта, восстали на него амаликитяне в Рефидиме. И сказал Моисей Иисусу Навину: «Выбери нам мужей сильных и пойди, сразись с амаликитянами». И вот день великой брани настал. И встали воины Израиля супротив воинов-амаликитян. Поднялся Моисей на вершину холма, и жезл Божий был в руке его. И началась битва. Когда Моисей поднимал руки свои, вознося огненную молитву Богу, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик. Когда молитва Моисея тяжелела, верные Аарон и Ор поддерживали руки его. И низложил Иисус острием меча Амалика и народ его. И возвел Израиль в знак победы жертвенник Богу и назвал жертвенник «Господь - знамя мое» (Исх. 17: 8-15).

Сила Израиля - в Боге. Молись, горний Израиль, сражайся, великая Россия!

Множество зарубежных институтов десятилетия работают на то, чтобы разгадать тайну «русской души». На это уходят миллиарды долларов из госбюджета. Цель - найти сердце непокорного «хартленда» («сердце мира», по Хэлфорду Маккиндеру) и вонзить заговорённую иглу в сокровенное тело. Защищают диссертации по Достоевскому и Гоголю горе-психологи; считают, высчитывают и рассчитывают «русскую душу» заграничные горе-социологи; прогнозируют, анализируют, разнюхивают горе-аналитики; шаманят, скрежещут зубами оккультные гуру... А святая босоногая Русь как шлёпала крестным своим путем в заповеданный ей Богом Горний Иерусалим, так царственной вечной невестой в него и войдет. Не от мира сего, славная во святых своих, победительницей и войдет, Богу в ножки поклонится. Вся в белом, возлюбленная, а на главе венцы, венцы! А у Престола души лёгкие, души светлые! Россия!

Нет, ничего-то они в нас не поймут. Покуда во Христа не уверуют, до тех пор и не поймут. Блуждающим во тьме душа русская - потёмки. Поглядите на нашу историю: она парадоксальна, алогична: самый настоящий «взрыв мозга» для пытливого ума. Конечно, ведь история России это нечто иное, это больше, чем просто хроника событий - это житие. Полная чудес и вещей, не поддающихся рациональному объяснению, история России представляется нам житием особого, одухотворенного пространства, разместившегося между небом и землёй.


Матушка Александра


Посетивший Россию в 1899 году Райнер Мария Рильке писал о ней как о целом отдельно взятом мире, ни с чем не сравнимом и уникальном. Поэт делился с близкими, что после встречи с русскими людьми он «сумел почувствовать свою братскую связь со всем человечеством». Какое точное наблюдение сердца, ведь то, что он ощутил, имело прямое отношение к тому русскому «всечеловеку», о котором писал Достоевский! Только через душу-христианку мир открывается во всей его полноте. «Все государства граничат друг с другом, - восклицал потрясённый Р.-М. Рильке, - но только Россия граничит с Богом». Это правда.

У нас ведь как? Сидит себе в пещерке русский Моисей, борода у него, родимого, до колен, параманушка на нем как щит, крестик у него как меч, четочки как лента пулемётная. Как поднимет рученьки свои к Богу, - эх, трещит история человечества по швам... знай держитесь только крепче, ребятушки, - дедушка бесов погнал аж за Суэцкий канал, а там где-то в районе Сектора Газа и накрыло хвостатых. Или зайдет эдакий Васька-оборвашка к Царю-батюшке да по лбу евойному царскому как стукнет: чего, мол, не молишься, Царь? А потом уж ласково да и замурлычет: «Не кипятись, Иванушка...», да на ушко после все что надо и напророчит. На собственных рученьках Иван Васильевич нес гроб с мощами святыми Василия Блаженного, Христа ради юродивого. Храмы чудакам этим по всей Руси стоят, святыми Божиими и живы до сих пор.

Да, путь к русской душе лежит только через Бога-Троицу. И ничего с этим не поделать. А вот как уверуют любопытствующие на наш счет, тут-то им всем карты и в руки, тут им и «русская душа», и пряники маковые, и всем загадкам разгадки. Но только тогда, правда, нас никто и уничтожать не захочет, - во Христе возлюбят...



***

Нашу поездку благословил незабвенный и любимый батюшка Илий, сильнейший молитвенник за мир, схиархимандрит, духовник Патриарха. И уже один этот факт определил очень многое. Батюшка молился, а мы все были как орудия его молитв.

Наша миссия рассматривалась как духовная. Мы, русские женщины, ехали в Сирию поддержать простой народ, пообщаться с местными женщинами, хотели их обнять, сказать им добрые слова о вере в скорую победу. Мы везли в Сирию специально вышитые по этому случаю хоругви, везли августовскую икону Пресвятой Богородицы, благословляющую воинов на победу, везли несколько тысяч поясов «Живые в помощи», иконы Иоанна Русского для антиохийской патриархии и тысячи икон Спасителя, Божией Матери, Иоанна Крестителя, Оптинских старцев, Ангелов и Архангелов для народа Сирии. Молитвой батюшки Илия и отца Олега всё это мы сумели раздать людям с пользой для спасения их души и тела. Особенно пояса с молитвой воинам пришлись! Расхватали влёт. Православные святыни в Сирии очень почитаются, несмотря на то, что там проживают 90% мусульман.

Но вот самая удивительная история...

Как только мы ступили на землю Сирии, я сказала Богу, что должна увезти отсюда четки, чтобы потом, в России, молиться о нашем общем спасении. И Бог меня услышал. Случилось чудо.


В госпитале


В тот день мы посещали военный госпиталь. Открывается дверь палаты, и в ярком солнечном свете я вижу воина. Он лежит на больничной койке, улыбается и радостно размахивает, приветствуя нас, рукой... А в руке-то четки! Я обомлела. А он берет и протягивает их мне. В ту же секунду я снимаю с руки мои иерусалимские четки и отдаю ему. Мы обмениваемся молитвенным оружием и клянемся друг другу перед лицом Всевышнего молиться Богу об одолении легионов, уничтожающих Сирию. Христиане и мусульмане. Да воскреснет Бог!


В этот же день мы попадаем на прием к патриарху антиохийскому Иоанну Х. Я рассказываю ему о приключившемся в госпитале чуде и испрашиваю благословения молиться на этих четках об одолении сил зла. Его святейшество был так рад, что у него даже очки от волнения запотели. Благословил очень крепко! Да воскреснет Бог!


Патриарх антоихийский Иоанн Х, благословляет четки


В этот же день прием у верховного муфтия Сирии Ахмеда Бадр аль-Дин Хассуна. На четках запечатлевается и его благословение. Да воскреснет Бог!

В этот же день нас привозят в воинскую часть, где на плацу перед лицом тысячи солдат, держа в руках заветное молитвенное оружие, в громкоговоритель я рассказала воинам о чуде с четками. Когда же я произнесла, что призываю усилить молитву и что именно молитва сегодня наше самое сильное оружие, солдаты в знак согласия принялись что есть мочи скандировать: «Сурия! Русия!», «Душой и кровью служим Сирии!», «Душой и кровью служим России!». Это было потрясающее зрелище! Батюшка Олег пробирался в самую глубь разгоряченных скандированием воинов и каждому дарил икону Божией Матери. Лес рук! А мы в это время с матушкой Александрой и сестрой Людмилой всё упевали и упевали народ Сирии: «Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое, победы народу Сирии на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство!». Потом пели «Катюшу», «Вставай, стана огромная», плясали сирийскую дабку. Валентине Алексеевне Ланцевой генерал подарил свою фуражку, а батюшке Олегу - боевые ордена, которые снял с собственной груди. Сирийские воины - бравые ребята! Заряжёны все, как ядра в пушке с подожженным фитилем. А главное - они живые, добрые и очень искренние. Да воскреснет Бог!


С тех самых пор я не выпускала заветных четок из рук. Мой бесценный трофей! Через некоторое время, уже в России, благословил меня молиться на них и мой духовный отец.

И вот, настал день нашей встречи с батюшкой Илием. Мы должны были рассказать старцу о наших успехах, о людях, о встречах, передать ему поклоны, просьбы о молитве, гостинчики. Батюшка увидел нас издалека. Он выглядел очень счастливым и был нам чрезвычайно рад. Наперебой мы принялись рассказывать ему о поездке, всем хотелось поделиться с любимым батюшкой частичкой любви, привезенной со святой земли Сирии. И тут я вспомнила, что у меня же четочки! И решила благословиться у старца на молитву. Я только открыла рот и сказала: «Батюшка, родненький, мне воин вот ведь что подарил...» и протянула ему показать моё сокровище: «Благослови». Но не успела я договорить, как старец молниеносно выхватил у меня из рук мой бесценный трофей... и пустился от нас прочь... пустился почти что бегом! Я обомлела. Мои беленькие четочки улетали от меня на моих собственных глазах! «Батюшка, - закричала я ему вдогонку, - это же от воина! Батюшка, патриарх благословил! Батюшка, и муфтий благословил! Батюшка, все воины обещали молиться с нами!». Старец остановился на лесенках храма: лицо его сверкало благодатью. Он был неизреченно счастлив. «Вы молитесь, молитесь, а я подмогну!» - и исчез...


«Вот так история! - сказала матушка Александра. - Вот, оказывается, зачем нас Господь посылал в Сирию. Оружие на брань великую для батюшки добыть надо было. Ну, теперь дела будут!».

Через несколько дней схиархимандрит Илий молился уже на Афоне.

***

«Сейчас мы воюем с диаволом. Поэтому постарайтесь еще больше сродниться друг с другом, ещё больше стать друг другу братьями. Так все вместе мы будем идти по избранному нами пути, вместе подниматься по крутой тропе на сладкую Голгофу», - говорил о наших временах афонский старец Паисий Святогорец.
Автор:
Мария Мономенова
Первоисточник:
http://pereprava.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

63 комментария

Объявление

Сайту «Военное обозрение» требуются авторы в новостной отдел. Требования к соискателям: грамотность, ответственность, работоспособность, неиссякаемая творческая энергия, опыт в копирайтинге или журналистике, умение быстро анализировать текст и проверять факты, писать сжато и интересно. Работа оплачивается. Обращаться: smirnovvad@gmail.com

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти