Пером летописца

Пером летописцаВ ЮНОСТИ Александр Поляков выбрал судьбой службу в Красной Армии, освоил артиллерийскую науку, командовал – и успешно – огневым взводом, батареей. Но несчастный случай на полигоне, тяжёлая контузия, подорвавшая здоровье, вынудили его покинуть строй.

В уже не регламентированной уставами жизни Александр решил искать счастья в журналистике. После окончания престижной в те годы Свердловки печатался в периодике. Освещал, в частности, агитационный перелёт по стране восьмимоторного самолёта – гиганта «Максим Горький». Но, судя по всему, отрешиться от армейского прошлого, от пропахшей порохом молодости не мог. В 1938 году, накануне своего тридцатилетия, Поляков попросился в «Красную звезду» и стал военным корреспондентом.

Когда разразилась война с Финляндией, Полякова включили в состав редакции фронтовой газеты «Героический поход», созданной спешно и укомплектованной краснозвёздовцами. Александр Филатович проявил себя в той зимней войне не только инициативным репортёром. В боевых порядках 420-го стрелкового полка он, вчерашний артиллерист, в момент гибели командира батальона, несмотря на ранение в ногу, поднял бойцов в атаку. Военный совет 9-й армии представил А.Ф. Полякова к ордену Красного Знамени. Принимая в Кремле награду из рук М.И. Калинина, военный корреспондент опирался на тросточку: сквозное ранение периодически напоминало о себе.


Вторая война, которую Поляков в числе первых, ещё не используя прописных букв, называл великой отечественной, застала его за Минском, у самой границы. Следовал он в Западный особый военный округ на тактическое учение, а попал на Западный фронт, в огонь приграничного сражения. В номере за 24 июня фамилия Полякова промелькнула под оперативной корреспонденцией, а дальше связь со своим представителем на передовой «Красная звезда» утратила. И только в конце июля потрясённая стенографистка редакционного узла связи услышала в трубке знакомый голос: пропавший без вести Поляков давал знать о себе из Гомеля, сообщил, что вылетает в Москву.

«Поляков, - читаю воспоминания ответственного редактора «Красной звезды» тех лет Давида Ортенберга, - предстал передо мной, опираясь на суковатую палку, вырубленную где-то в белорусском Полесье. Худющий, с воспалёнными глазами, безмерно уставший. Не человек, а тень…»
Старший политрук доложил, что до 8 июля выходил из окружения в составе знаменитой до войны 24-й стрелковой Самаро-Ульяновской Железной дивизии, а затем ещё две недели с отрядами 214-й воздушно-десантной бригады и 21-й стрелковой дивизии.

С 3 августа 1941 года «Красная звезда» начала публиковать очерки Полякова под заголовком «В тылу врага: дневник военного корреспондента».

Запев звучал эпически: «Прошло пять недель войны. Моя Родина, мой народ ведут великую отечественную войну с гитлеровской ордой. События проносятся бурей…»

О трудностях, выпадающих на долю человека во вражеских тисках, Александр Филатович рассказывал лишь попутно, отдельными штрихами:
«Снова подкатились гнетущие мысли о пище. Третьи сутки во рту никто не имеет ни крошки».

В другом месте рассказ о дележе последнего молока. Ложкой. И только среди разведчиков, которым труднее, чем кому-либо.

«Вечером на переправе меня ранило, - буднично повествует Поляков. - Осколком авиабомбы вырвало вместе с куском сапога кусок мышц на верхней части стопы, на самом сгибе. Вот сволочи, думаю, с финнами что ли сговорились, опять в правую ногу угодили».

Но дневник, очерки повествуют не о страданиях. Они о стойкости, мужестве и вере. Потому и неожиданно для автора и редакции стали выстраиваться в остросюжетное произведение о мировой войне, не нуждающееся ни в капле вымысла.

Интерес читателей к очеркам превзошёл все ожидания. И не только внутри страны. Когда номер газеты выходил без очередной подачи материала, раздавались звонки: что случилось? Аккредитованные в Москве иностранные корреспонденты добились, чтобы им выдавали следующий очерк с вечера, в гранках.

Завершающий одиссею очерк с портретом повествователя был напечатан 6 сентября 1941 года. Финальные слова воспринимались пророческими: «Враг, конечно, силён, жесток и коварен, но он будет сломлен нашей силой, нашей волей к победе. В войне с фашистами можем победить только мы – наша Родина. С этой верой мы будем воевать и дальше».

Той же осенью повесть Полякова напечатали книжкой четыре столичные и десять областных издательств. Её перевели на 14 языков, издали в Великобритании, США, в далёком от европейского театра мировой войны Китае.

Лётчик-инженер военинженер 1 ранга Павел Федрови, вернувшийся в Москву из служебной командировки в Англию, привёз в редакцию повесть Полякова, изданную известной фирмой «Лондон-Путнем» тиражом 300 тысяч экземпляров. Предисловие к книге написал И.М. Майский – посол СССР в Великобритании.

В США дневник краснозвёздовца назвали по-своему: «Russian don,s surrender» – «Русские не сдаются».

«До сих пор война, не имеющая себе равных в истории, - констатировала газета «Паближер уикли», - не дала ещё такой книги, как этот вдохновляющий дневник 34-летнего русского военного корреспондента».

Второй орден Красного Знамени М.И. Калинин вручал Александру Филатовичу Полякову, когда у того на петлицах было уже две «шпалы» батальонного комиссара.

ПОЛЯКОВ – так уж было принято в те далёкие годы в газетах – называл тех, о ком писал, только по фамилии, без имени или инициалов. Это осложняет работу в архиве при прояснении их дальнейшей судьбы.

Вот, к примеру, рассказ о зенитчиках, давших отпор немецким лётчикам при бомбардировке расположения дивизии:
«Из небольшого перелеска выходят возбуждённые и чумазые от пороховой копоти зенитчики. Горячо обсуждают: какие же из батарей сбили самолёты?

- Пойдёмте, хочу показать вам работу дивизиона, - говорит капитан Мочульский.

В километре друг от друга на земле догорают два фашистских бомбардировщика…»

Выясняю: Борис Казимирович Мочульский командовал в 24-й стрелковой дивизии 370-м отдельным зенитным артдивизионом со времён войны с Финляндией. В 1942-м под Сталинградом он уже командир 1086-го зенитного артполка. Победу Мочульский встретил начальником ПВО 8-й воздушной армии 4-го Украинского фронта. После войны командовал полком, который стоял гарнизоном в г. Стрый Львовской области. А находясь в запасе – надо же – полковник Мочульский очень успешно руководил в Днепропетровске одним из райпромкомбинатов.

В сорок первом, у границы, командир зенитного дивизиона попросил Полякова занести в блокнот – так и хочется сказать: на скрижали истории – имена командиров орудий и наводчиков. Вот они: Бражник, Павлов, Белоусов, Змейков, Чужва, Кружно, Петрик, Степанов. Но сегодня добавить что-либо к этим фамилиям уже невозможно.

Ёмко и образно Поляков описал, как рота под командованием лейтенанта Кащеева уничтожала немецких парашютистов, выброшенных из девяти транспортных самолётов на пути возможного отхода отрядов дивизии. Архивные документы не огорчают. Фёдор Ульянович Кащеев, уроженец курского села Берёзовка, в том же сорок первом вырвался и из второго капкана – на Юго-Западном фронте, под Киевом. После войны окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск и до 1963 года в звании полковника преподавал военную науку студентам Харьковского политехнического института.

Поляков рассказывает, что 24-я Железная прорывала внутреннее кольцо окружения тремя отрядами. Одним, наступавшим в центре, управлял сам комдив – Галицкий, другими – подполковник Украинский и майор Подорванов.

Таганрожец Кузьма Никитович Галицкий служил в русской армии унтер-офицером в годы Первой мировой войны, в годы Гражданской воевал на Южном и Юго-Западном фронтах. В 1927 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе.

В марте 1938 года комбрига Галицкого, командира 26-й стрелковой дивизии, арестовали. До мая 1939 года его в статусе следственно-заключённого подвергали допросам с пристрастием, но комбриг никакой вины за собой не признал. После освобождения и восстановления в кадрах Красной Армии был назначен командиром 24-й стрелковой Самаро-Ульяновской Железной дивизии. Дивизия под его командованием умело действовала в войне с Финляндией, была удостоена ордена Красного Знамени. В 1940 году Галицкому присвоили звание генерал-майор.

После вывода дивизии из окружения в сорок первом Галицкий был назначен командиром 67-го стрелкового корпуса. Но тяжёлое ранение на несколько месяцев отправило его в тыловой госпиталь в Свердловске. Победу встретил командующим 11-й гвардейской армией, генерал-полковником, Героем Советского Союза. В 1955 году стал генералом армии.

Андрей Антонович Украинский, родившийся в Казанской губернии, в Первую мировую войну в чине старшего унтер-офицера командовал пулемётным взводом в 24-м Казанском пехотном полку, в Гражданскую – эскадроном, воевал против Деникина, Врангеля, Махно. Был контужен. Выжил и в Отечественную, хотя и был дважды тяжело ранен – в Белоруссии и под Курском. В 1945-м командовал 129-й стрелковой Орловской дивизией.

Драматичной сложилась судьба Захария Демидовича Подорванова. После прорыва из приграничного окружения он, выпускник Военной академии имени М.В. Фрунзе, был направлен на Юго-Западный фронт. Там вернулся в любимую со срочной службы конницу, принял штаб 49-й кавалерийской дивизии, получил звание подполковника, но при прорыве из нового окружения 27 мая 1942 года был ранен и захвачен в плен. Освобождён на территории Германии только 14 апреля 1945 года.

В редакционной библиотеке сохранился сборничек, изданный в своё время политуправлением Прикарпатского военного округа. В нём я нашёл воспоминания Подорванова о пережитом. Он тепло написал об Александре Полякове, благодаря очеркам которого вернулся после войны в строй и ушёл в запас с подобающими фронтовикам почестями.

ПОСЛЕДНИЙ раз Галицкого, Подорванова, Украин ского старший политрук Поляков видел на совещании перед ночным прорывом. При наступлении группа из шести командиров и бойцов, опекавших раненого корреспондента, отстала от своего отряда. Но не из-за покалеченной ноги Александра Филатовича, на которую он был вынужден натянуть трофейный сапог 46-го размера. Время тратили по иным причинам. В одном месте наткнулись на силовые кабели противника – толстый и тонкий. Тонкий отважились под снопом искр перерубить кинжалом. Толстый затянули на мост и подожгли настил. В другом месте, уже при свете дня, увидели, что на дороге у трёх грузовиков немцы устроили завтрак. Не обойдёшь: видимость вправо и влево на километр. Реденькой цепью молча пошли в атаку. Не так уж и много времени на всё это требовалось, но отряды дивизии, сметая заслоны, продвигались быстрее.

Судьбы спутников Полякова из «великолепной семёрки», его побратимов по рейду – лейтенантов Минайлова, Вайнера (по национальности немца), воентехника 2 ранга Голешева, красноармейца Сидоренко и других – я прояснить не смог. Вечная им слава!

Но на берегах белорусской реки Птичь Полякову встречались не только герои.

В лес, где располагался штаб уже другой, 21-й стрелковой дивизии, 22 июля пришёл сторож сельсовета из соседнего села. Сообщил: немцы из Любани ушли, а телефон уцелел. Вот кто-то и требует по-русски к аппарату военных.

В повести Поляков протокольно отразил разговор двух военачальников:
«Голос в трубке: Назовите свою фамилию…

Закутный: Это мне не жалко. Пожалуйста – Закутный.

Голос в трубке: Что за чёрт?! Закутный?! (и уже выкриком) Слушай, Закутный, а как ты сюда попал? Я – Судаков.
Закутный (в недоумении, морща лоб, напрягая память): Что-то не помню…

Голос в трубке: Ах ты чёрт этакий! Да мы же с тобой вместе диссертацию по топографии в академии защищали…

Закутный (поражён): Слушай, неужели ты? Судаков?»

Этого опознавательного диалога через линию фронта генерал-майор Дмитрий Закутный мог в газете и не прочитать. Очерки Полякова ещё печатались, а он, там же, под Гомелем, предал стрелковый корпус, командиром которого его назначили, предал Отечество и сдался врагу в плен. Позднее стал в Германии подручным другого изменника – Андрея Власова. В апреле сорок пятого американцы задержали Закутного в городе Фюссен и в июне передали советским властям. Предателя осудили и в 1946 году казнили.

Его однокашник по академии Генерального штаба генерал-майор с 1940 года Фёдор Павлович Судаков, командуя 3-й стрелковой дивизией, 2 октября 1941 года погиб смертью героя в бою у станции Орзега Карело-Финской ССР. Похоронен в Петрозаводске.

ИНТЕРЕСНЫЕ замыслы (в наши дни сказали бы – проекты) батальонный комиссар Поляков реализовал в 1942 году. Он отправился в Челябинск на танковый завод, рассказал, кто и как собирает там тяжёлые КВ. Вместе с экипажами совершил марш по железной дороге к линии фронта. Затем несколько раз навещал родные экипажи на передовой, сходил с одним из них в атаку. Очерки сложились в книгу «Белые мамонты».

Затем по просьбе Н.Н. Воронова, начальника артиллерии Красной Армии – заместителя наркома обороны СССР, который с чувством известной ревности отслеживал творчество бывшего командира батареи, Полякова наконец-то командировали к артиллеристам. Александр Филатович подготовил шесть очерков. Работу над седьмым оборвала внезапная смерть. В тридцать пять, за рабочим столом. Под некрологом, опубликованным 3 октября 1942 года, краснозвёздовцы подписались всем творческим составом.

«Под Ржевом» – такое название получил цикл очерков, фамилию автора которых обрамляла траурная рамка. Все шесть очерков со ссылкой на «Красную звезду» и в таком же оформлении по распоряжению Сталина перепечатала «Правда».

Сына Полякова Ювеналия редакция определила в суворовцы. Он стал дипломатом, работал в ЮНЕСКО. При посещении редакции однажды рассказал, что отец собирался посвятить артиллеристам свою третью книгу и обсуждал с близкими её название: «Залпы гнева». Семья жила очень бедно, но гонорар, который ему начисляли в издательствах, отец переадресовывал в Фонд обороны.

…Александр Филатович Поляков рано ушёл из жизни. В строю осталось его слово, искреннее, честное, зовущее к победе.
Автор: Виталий Мороз
Первоисточник: http://www.redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. a.s.zzz888 31 октября 2013 11:35
    От таких Героев мы познаем правду Победы, которую делали все кто воевал за Родину!
  2. pocc 2 ноября 2013 03:18
    Пусть земля ему бутет пухом а нам вечно помнить о таких людях
    pocc

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня