В море – наша работа

В море – наша работаРитм боевой учёбы моряков Новороссийской военно-морской базы сегодня во многом определяется подготовкой к обеспечению безопасности с моря Олимпийских игр в Сочи. Вот и малый противолодочный корабль «Касимов», пройдя основательный заводской ремонт, без промедления включился в подготовку к выполнению ответственных задач в море. Экипаж успешно выполнил вторую курсовую задачу. Хорошие результаты артиллерийских и ракетных стрельб по надводной и воздушной целям, эффективные поиск, обнаружение и «уничтожение» подводной лодки условного противника – всё это стало итогом большой коллективной работы моряков.

Преемственность флотской судьбы

МПК «Касимов» относится к военным кораблям проекта «Альбатрос», которые четыре десятка лет составляют основу сил соединений Военно-морского флота, осуществляющих охрану водных районов. С самого начала морской службы эти небольшие корабли стали настоящей грозой для подводных сил вероятного противника. На Западе их сразу отнесли к классу корветов или многоцелевым кораблям ближней морской зоны. По боевой эффективности «Альбатросы» превосходили даже иностранные фрегаты той поры.


В море – наша работаКомандир МПК «Касимов» капитан 3 ранга Максим Литковец после окончания Тихоокеанского высшего военно-морского училища попал служить именно на них.

– Хотя этот тип кораблей, который иногда называют морскими охотниками, вполне можно причислить к категории долгожителей, время не сказывается на их боевой корабельной эффективности, – размышляет он. – Конечно, необходимо постоянно прикладывать мысль разработчиков, руки мастеров-корабелов и оружейников, также профессионализм, умение тех, кто служит, а практически и живёт на этих компактных, но довольно насыщенных вооружением кораблях.

Когда впервые попадаешь внутрь МПК, невольно возникает сравнение с тесной космической станцией. Людям даже с незначительными признаками клаустрофобии здесь делать нечего. Боевые отсеки «Касимова» настолько насыщены механизмами и оборудованием, что кажется, будто экипажу не остаётся места среди нагромождения такой «инженерии». Но когда этот стремительный, низкоскользящий в волнах корабль рыщет по морю в поисках цели, в его вибрирующем от работы мощных двигателей железном чреве кипит по-настоящему боевая работа, в процессе которой от каждого зависит успех, а в реальном бою – и общая моряцкая судьба. Поэтому выучке, слаженности, настрою экипажа на корабле традиционно уделяют пристальное внимание.

Максим Литковец – военный моряк в третьем поколении. Дед его служил на Балтике, отец посвятил жизнь корабельной службе на Тихоокеанском флоте. Обычно вместе с профессией передаются опыт и традиции. Так, средний Литковец никогда не скрывал, что флотская служба – дело нелёгкое. Слабохарактерные люди на палубном железе не приживаются. А ещё он говорил, что прочность и надёжность корабельного металла могут быть гарантированы только выучкой и слаженностью экипажа, твёрдостью моряцких характеров. Поэтому ещё в курсантские годы Максим усвоил, что отточенная исполнительность есть непременное условие уклада корабельной службы. А чтобы она стала общей чертой экипажа, флотскому командиру необходимо быть психологом, социологом и педагогом. Иначе говоря, разбираться в движениях души каждого подчинённого и при необходимости корректировать их.

Корабль – особый организм

Любой боевой корабль, наверное, имеет свойство стального корсета, придающего душе своеобразную моряцкую осанку. Одни принимают его рихтующую жёсткость с пониманием и даже внутренним одобрением, а другие и после пяти лет военно-морской кузницы кадров порою задыхаются от этой жёсткости. Вот тут-то и востребована командирская педагогика.

– Первые неудачи, которые всегда возможны, порою вызывают у матросов-новичков острые переживания, – считает капитан 3 ранга Максим Литковец. – Тяжёлое состояние у матроса может возникнуть и из-за непонимания требований, предъявляемых к нему непривычным регламентом службы. Вот здесь-то и становится важно, что каждый человек на виду.

И в этом смысле Максим Литковец может привести немало примеров. Командира БЧ 4 старшего лейтенанта Алексея Крюкова в экипаже все уважают. За безусловный профессионализм, человечность, чувство справедливости, флотский педантизм. В нём как бы выкристаллизовался положительный опыт срочной, а потом и мичманской службы. Офицерский путь Алексей начинал с младшего лейтенанта, окончив заочно гражданский вуз. Но военно-морским специалистом он стал отменным. В составе корабельного противолодочного расчёта работает на уровне маэстро. Под стать ему и подчинённые, которые отличаются в экипаже этакой матросской элегантностью. Эталоном военно-морского профессионала считает командир корабля и старшину команды БЧ 2 старшего мичмана Михаила Лютикова, который по праву признан лучшим ракетчиком соединения, а в свои 42 года даст фору в изматывающей штормовой вахте любому крепышу на двадцать лет моложе, оставаясь при этом наискромнейшим моряком.

Чёткое понимание и знание своей роли на корабле, неукоснительная исполнительность, умение действовать слаженно, – это звенья одной цепи, которая наполняет энергией действия корабль постоянной боевой готовности. Морской бой специфичен, чаще всего ты видишь противника лишь на экранах станций. Он скоротечен, требует мгновенной реакции, быстрого принятия решения, чёткой координации действий между боевыми постами и конечно же профессионализма от каждого члена экипажа. Реактивные глубинные бомбы не уйдут к цели, если возникнет сбой у электриков или радиометристов. На корабле всё взаимосвязано, это единый организм. Как считает Максим Литковец, особенно наглядно это проявляется в ходе боевых дежурств в отрыве от базы. На кораблях 3 ранга это становится серьёзным испытанием даже для бывалых моряков, а для новичков – жёсткая проверка на прочность. Тем более что МПК Новороссийской военно-морской базы несут службу в южных районах Черноморья порою с многократным перекрытием сроков автономности, предусмотренных для этого типа кораблей. Но зато именно в этих условиях моряки проходят кратчайший путь профессионального становления, привыкания к жёсткому регламенту корабельной жизни.

– В море идёт наша основная боевая работа. Там сама обстановка позволяет подготовить матроса по большинству специальностей и за короткий срок его службы без учебного подразделения, – считает капитан 3 ранга Максим Литковец. – Уже через полгода на боевых постах трудно различить по навыкам моряков разного призыва – динамичная служба одинаково формирует их матросские качества.

По этому поводу матрос Анатолий Горбань высказался вполне определённо:
– Меня назначили гидроакустиком без «учебки». Самая что ни на есть противолодочная специальность, ответственная, настоящая моряцкая работа. Не хочется быть на корабле «пассажиром», поэтому стараюсь освоить её как можно скорее.

По прямому предназначению

О проблемах противолодочники бригады ОВР распространяться не любят. Говорят, что привыкли решать их по мере поступления. Но мне показалось, что некоторые из этих проблем носят искусственный характер. К примеру, экипажи МПК до сих пор не получили денежного вознаграждения ещё за прошлогоднее выполнение задач в море. Очень уж неуклюжим стало финансовое обеспечение флотских частей после его недавнего реформирования. Это касается и кадрового обеспечения. Месяцами контрактники ждут документы о зачислении их в штат, не получая в это время денежного довольствия. Чтобы присвоить контрактнику звание старший матрос, представление надо отправить через штаб флота в штаб округа, где оно может ходить до полугода. Некоторые кадровые решения, скорее всего, принимаются специалистами, далёкими от корабельной жизни. Например, недавнее введение должности инженера боевых частей в штурманской боевой части, где теперь на четырёх матросов-срочников приходится два офицера, явно не отражает реального положения дел МПК. Здесь более востребован инженер в БЧ 5, где и оборудования, и матросов больше. По мнению большинства корабельных офицеров, в экипажах остро ощущают необходимость в офицере по работе с личным составом. Нынешнее совместительство этой должности далеко от профессионального решения возникающих проблем. Главная задача плавсостава флота – морская служба. Дело это весьма ответственное и нелёгкое. И, наверное, было бы логично, если бы штабы и военно-административные органы делали всё, чтобы на кораблях искусственных проблем стало как можно меньше. И тогда масса энергии и времени корабельных офицеров будет перенацелена на главное – выполнение задач по прямому предназначению.
Автор: Владимир Сосницкий
Первоисточник: http://www.redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. makarov 30 октября 2013 09:17
    "Главная задача плавсостава флота – морская служба."

    Может и не в тему. Мой дед с 40-го начал срочную в Севастополе, потом Новороссийск, битва за Кавказ, опять Севастополь, и с 45 до 47 в Порт Артуре.
    Он был простым морским ратником. ВСЕ боевые награды его нашли после 60-го. Был молчуном, о войне не любил вспоминать.
    makarov
    1. Walker1975 30 октября 2013 16:18
      А какие корабли? Мой дед на момент ВОВ главстаршина: медали за оборону Кавказа, Севастополя, Одессы. Может где-то рядом воевали?
      Walker1975
  2. bif 30 октября 2013 09:58
    С праздником Черноморцы! Спасибо за терпение и профессионализм. Именно на таких людях зиждится обороноспособность России.
    bif
  3. samoletil18 30 октября 2013 16:56
    Спасибо, мужики! От простого гражданского: за добросовестную службу и настоящий патриотизм.


    Автору+.
  4. karal 30 октября 2013 18:30
    Так держать, морфлот! Молодцы, парни!
  5. ейск 2 ноября 2013 11:53
    Литковец у меня был КБЧ-1 на "Ейске" в 2003 году. Честно сказать, не думал что он станет командиром корабля, думалось, будет он флагманским штурманом бригады. Молодец, что остался в плавсоставе!!!
    ейск

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня