Век генерала Устюменко

Без грифа «Секретно»


Век генерала Устюменко29 октября исполнилось 100 лет со дня рождения доктора физико-математических наук генерал-майора Александра Ивановича УСТЮМЕНКО - первого начальника и основателя Службы специального контроля Министерства обороны.

Проблема дальней регистрации ядерных взрывов возникла одновременно с началом реализации советского атомного проекта и первоначально была вызвана поиском дополнительных источников информации о ядерном оружии США. Не случайно её решением стал заниматься научный руководитель советской ядерной программы академик Игорь Курчатов.


К решению проблем дальнего обнаружения сигналов и веществ, связанных с основными физическими процессами, сопровождающими ядерные взрывы, были привлечены крупнейшие учёные и специалисты Академии наук СССР, министерств среднего машиностроения и обороны, Гидрометеослужбы и др.
Первоначально участие Министерства обороны СССР в дальней регистрации ядерных взрывов ограничивалось использованием самолётов ВВС для контроля радиоактивности верхних слоёв атмосферы.

В феврале 1954 года военное ведомство было привлечено к экспериментальной проверке возможности регистрации ядерных взрывов радиотехническим методом с использованием существующих средств связи. Основная роль в данном эксперименте отводилась одному из главных управлений Генерального штаба, которое для этой цели сформировало отделение специального наблюдения и четыре радиотехнических отряда, дислоцировавшихся на Дальнем Востоке. Возглавил отделение полковник Александр Устюменко, до этого проходивший службу в подразделениях радиоразведки.

По мере роста масштабов и усложнения решаемых задач это отделение в 1955 году было переформировано в отдел, а в 1957-м переподчинено 6-му управлению Министерства обороны, занимавшемуся более профильной для этого отдела деятельностью - проведением испытаний ядерного оружия и изучением его поражающих факторов.

Диалектика развития радиотехнического метода дальнего обнаружения ядерных взрывов такова, что начальный этап его освоения из-за недостаточной изученности радиоизлучения ядерного взрыва был сопряжён с трудностями поиска оптимальных технических решений, отсутствием устойчивых позитивных результатов, а имевшие место факты регистрации радиосигналов от ядерных испытаний, скорее, выглядели как исключение в череде неудачных попыток.

Век генерала УстюменкоНесмотря на большие трудности, Устюменко удалось организовать проведение сложных экспериментальных измерений сигналов, возникающих при взрывах в различных геофизических полях, объединить усилия многих учреждений по данной проблеме и получить практические результаты по нескольким методам дальней регистрации. Стало возможным определять не только факт, время и место проведения ядерного взрыва, но и его вид и мощность, некоторые конструктивные особенности ядерного заряда.

Повышение военно-прикладной роли регистрации ядерных взрывов, а также активизация внешнеполитической деятельности СССР по ограничению и запрещению ядерных испытаний обусловили необходимость создания постоянно действующей системы контроля за испытаниями ядерного оружия.

По решению руководства страны в 1958–1959 годах в военном ведомстве была создана организация нового типа - Служба специального контроля (ССК) Министерства обороны СССР, принявшая на себя всю ответственность за организацию наблюдений за ядерными взрывами, как радиотехническими, так и другими методами (инфразвуковыми, сейсмическими, аэрозольными), что до этого осуществлялось Гидрометеослужбой, Академией наук СССР, Минсредмашем. Возглавил Службу Александр Устюменко.

Её основу составили периферийные воинские части - лаборатории специального контроля, регистрировавшие сигналы от ядерных взрывов с помощью аппаратуры различных методов обнаружения и передававшие результаты регистрации в Научный вычислительно-обрабатывающий центр в Москве, где на основе собранных данных производились расчёты параметров источника сигналов и делался вывод о ядерном или неядерном его происхождении.

В период становления Службы специального контроля Министерства обороны СССР были заложены основы системы централизованного сбора и обработки данных, реализован комплекс мероприятий по расширению сети контроля и её техническому переоснащению, совершенствованию научно-методического обеспечения деятельности.

Росту авторитета Службы способствовало участие Александра Устюменко в совещании экспертов восьми стран в Женеве по научно-техническим вопросам эффективности контроля за прекращением ядерных испытаний (июль-август 1958 года). Большую часть материалов регистрации ядерных взрывов для советской делегации на это совещание подготовила возглавляемая А.И. Устюменко служба, особенно по радиотехническому и акустическому методам контроля.

Совещание проходило в острой полемике советских и американских специалистов. Эксперты США подвергали сомнению саму возможность эффективного контроля ядерных взрывов.

Во время совещания нашей делегацией в качестве мощного аргумента в пользу контроля было предъявлено сообщение ТАСС, подготовленное на основе данных Службы и Института физики Земли Академии наук СССР, о датах и времени (с точностью до минуты) проведённых США в 1958 году 30 ядерных взрывов, из которых только о 16 было объявлено.

Это сообщение было зачитано на одном из заседаний экспертов и, по свидетельству членов советской делегации, буквально обескуражило американцев. Они даже заподозрили, что эти данные были добыты советскими разведчиками непосредственно на полигоне.

Дабы удостовериться, что они имеют другое происхождение, американские эксперты провели тестирование умения отделять полезные сигналы в дальней зоне от помех-атмосфериков. С этой целью было предложено 12 осциллограмм, среди которых только шесть имели взрывное происхождение. Наши эксперты профессор Овсей Лейпунский и полковник Александр Устюменко правильно рассортировали сигналы.

Это стало поворотным моментом в ходе совещания. Оно закончилось принятием согласованного доклада о возможностях рассмотренных методов обнаружения ядерных взрывов и проекте международной системы контроля на их основе.

С 1 октября 1958 года последовали дипломатические переговоры, в которых принимали участие вместе с Устюменко и другие специалисты ССК.

Логическим завершением активизации усилий мирового сообщества по обузданию гонки ядерных вооружений стало заключение в августе 1963 года большинством ядерных государств Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Гарантом соблюдения Московского договора, как указывалось в его тексте, являлись национальные технические средства контроля. Это означало, что с 5 августа 1963 года на Службу специального контроля в качестве одной из основных задач был возложен контроль соблюдения Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трёх средах.

Новые реалии выдвинули на первый план значимость сейсмического метода контроля - единственно эффективного при ограничении ядерных испытаний подземными условиями.

В Службе к тому времени уже появились факты регистрации подземных ядерных взрывов, проводимых в штате Невада (США) и на французском полигоне Регган в Сахаре, сейсмическим методом. Однако порог их обнаружения в лучших лабораториях составлял несколько десятков тысяч тонн, а в большинстве был ещё выше, и это приводило к пропуску сигналов от ядерных испытаний, тем более что в США достаточно большое число взрывов проводилось в аллювиальных породах малой плотности, существенно снижавших сейсмический эффект взрыва.

Работа по повышению эффективности регистрации сейсмическим методом была развёрнута в Службе спецконтроля с присущим Александру Ивановичу размахом. Начали с подбора наиболее способных инженеров и техников в каждой лаборатории, изучения на местах спектральных особенностей местных помех и оптимизации полос пропускания регистрирующих трактов, поиска мест установки сейсмоприёмной аппаратуры с минимальным уровнем микросейсмических помех и т.д.

Наряду с использованием внутренних резервов начальник Службы добился и более радикальных мер, основанных на правительственных решениях и потребовавших значительных капитальных затрат. Это и поиск мест для строительства новых лабораторий с высокой эффективностью регистрации сейсмическим методом, и строительство новых приборных шахт, и совершенствование сейс-моприёмных трактов, улучшение оперативно-технической работы, оснащение системы контроля новой высокочувствительной аппаратурой обнаружения и средствами автоматизированной обработки данных и т.д.

Благодаря принимаемым мерам неуклонно повышались возможности Службы в регистрации подземных ядерных испытаний. Если в 1962 году было зарегистрировано лишь 12 процентов от общего числа проведённых на полигоне Невада взрывов, то в 1970 году этот показатель увеличился до 77 процентов. Существенно возросла оперативность сбора и обработки данных регистрации.

Однако не всё было столь безоблачно в деятельности Службы, как это может показаться на первый взгляд.

Первым государством, проведшим ядерное испытание в атмосфере после заключения Московского договора о запрещении проведения испытаний в трёх средах, был Китай, который 16 октября 1964 года взорвал на вышке своё первое ядерное устройство. Служба зарегистрировала и идентифицировала только радиоактивные аэрозоли, но это было уже после сообщения иностранных агентств о проведённом в КНР атомном испытании.
Не обошлось без неприятностей и при регистрации второго китайского ядерного испытания, осуществлённого 14 мая 1965 года. В лабораториях сигналы были зарегистрированы, своевременно обработаны и переданы в Научный вычислительно-обрабатывающий центр, однако из-за плохого качества каналов связи и необходимости большого количества перезапросов оперативная дежурная смена центра не смогла вовремя идентифицировать ядерный взрыв и выдать его параметры.
Эти «провалы» в регистрации первых ядерных испытаний КНР – следствие серьёзных недоработок в организации непрерывного наблюдения специальными техническими средствами за китайским ядерным полигоном. Аппаратура радиотехнического метода пока не отвечала требованиям длительной непрерывной работы, а для попеременной её не хватало.

Имели место и объективные трудности. Так, по решению Правительства и Министерства обороны о выводе из Москвы ряда воинских частей, не относящихся к центральному аппарату, в августе 1964 года был передислоцирован в Загорск Научный вычислительно-обрабатывающий центр, что оказало негативное влияние на состояние оперативной работы. Были прекращены расчёты параметров источников сигналов с помощью ЭВМ «Минск-1», оставленной в Москве. Резко ухудшилась связь с лабораториями. Специалистам центра из-за того, что большинство их семей остались в столице, приходилось тратить много времени на поездки, что негативно сказывалось на службе...

Пагубность отрыва центра оперативной работы от руководства Службы была очевидной. С учётом данного обстоятельства в 1965 году по инициативе Александра Устюменко, уже генерал-майора, и при непосредственном участии начальника 12-го Главного управления Минобороны генерал-полковника Виктора Болятко были подготовлены предложения по оптимизации организационно-штатной структуры Службы, реализованные в директиве Генерального штаба от 31 марта 1966 года.

Проблема территориального разделения Научного вычислительно-обрабатывающего центра и руководства Службы была решена через механизм реорганизации существующих и создания новых органов военного управления центрального аппарата. Одновременно был повышен статус Службы - до самостоятельного соединения в составе 12-го Главного управления Минобороны...

Объёмы исследований нарастали, а вместе с ними росла и напряжённость работы учёных. Особенно это проявлялось в периоды их участия в натурных испытаниях войсковых средств засечки ядерных взрывов. Назрела необходимость расширения научной базы Службы.

Учитывая возросший объём испытательных работ с вновь разработанной аппаратурой, Устюменко добивается формирования в Москве Научно-испытательного центра. Причём отделу кадров Службы была поставлена задача укомплектования создаваемого центра инженерным составом из наиболее творческих и инициативных офицеров лабораторий. Многих кандидатов Устюменко назвал лично, так как часто бывал в лабораториях, любил общаться с инженерно-техническим составом и детально вникал в их творческие замыслы.

Он призывал использовать лаборатории спецконтроля как полигоны для испытаний новой техники. Там, кроме испытаний вновь разработанных технических средств регистрации, проводились фундаментальные исследования и эксперименты...

Многое было достигнуто под руководством генерал-майора Устюменко за 20 лет - до 1974 года, когда он оставил военную службу по достижении предельного возраста.

В состав Службы специального контроля Министерства обороны СССР в 1974 году входили: оперативно-координационный центр, вычислительно-обрабатывающий центр, узел связи и 14 лабораторий спецконтроля.

Научным обеспечением деятельности Службы занималось научное управление Центрального научно-исследовательского института Министерства обороны СССР в составе шести научно-исследовательских отделов и Научно-испытательный центр, поддерживаемые большим количеством сторонних организаций, выполнявших исследования и разработки в интересах ССК.

Сеть наблюдения ССК дополнялась не менее 15 автономными сейсмическими пунктами на станциях АН СССР.

Ежедневно на международных рейсах Аэрофлота подвешиваемыми к лайнерам фильтр-гондолами собирались пробы воздуха в различных частях Земного шара.

Научно-исследовательские суда ежегодно бороздили акватории Мирового океана с целью более надёжного контроля удалённых иностранных ядерных полигонов.

Были проведены первые опыты по регистрации возможных ядерных взрывов на Земном шаре из космоса.

ССК во главе всей этой системы обеспечивала непрерывное круглосуточное наблюдение за возможным проведением ядерных взрывов как на существующих полигонах, так и в любой точке территории Земного шара.

* * *
В настоящее время Служба специального контроля Министерства обороны РФ функционирует в составе 12-го Главного управления Минобороны, а её начальник является одновременно заместителем начальника 12-го Главка.

ССК Минобороны РФ выполняет задачи непрерывного контроля за проведением ядерных испытаний государствами, не присоединившимися к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) 1976 года, и за непроведением ядерных испытаний государствами, подписавшими этот договор. В Организации ДВЗЯИ ССК представляет Министерство обороны РФ как национальный орган Российской Федерации. Важная задача ССК – оповещение командования Вооружённых Сил и Правительства РФ о факте ядерного удара (отдельного ядерного взрыва), произошедшего на территории России.
Автор: Виктор Худолеев
Первоисточник: http://www.redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Stinger 2 ноября 2013 15:26
    Отличная статья. Спасибо, что не забываете отцов-основателей. Хорошо бы в отдельном издании собрать описания деятельности таких офицеров и генералов – основателей и создателей важнейших наукоёмких направлений военного строительства в нашем государстве. Не хлестаковых, а именно таких как А.И.Устименко, В.И. Вознюк и многие другие.
  2. Чёный 2 ноября 2013 18:57
    Спасибо автору. Очень интересно.
  3. ia-ai00 3 ноября 2013 08:47
    Статье +! на этом сайте всё время соприкасаешься с ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМИ людьми нашей страны - СССР, спасибо автору!
    Вот невольно сравниваешь:
    ...Одновременно был повышен статус Службы - до самостоятельного соединения в составе 12-го Главного управления Минобороны...

    А сейчас стараются ПОНИЗИТЬ СТАТУС оставшихся служб и ведомств до которых "не хватило рУк ДОБРАТЬСЯ", что бы ОТОБРАТЬ, продать и поделить между десятком чинуш, заодно привсти в упадок то, что осталось полезного от СССР..., у этих "патриотов" прЯм рУки ЧЕШУТСЯ.
    1. pocc 4 ноября 2013 02:58
      Поотрубать такие чесалки к такой то матери А таким мужикам как Устюменко низкий поклон
      pocc
  4. andrey-ivanov 4 ноября 2013 04:08
    Интересно было почитать как все начиналось. Сам служил срочную в этой системе в 96-98годах. Часть находилась в Уссурийске. За время моей службы были расформированы в/ч ССК на Сахалине и в Амурской области, учебный центр подготовки рядового и сержантского состава в Туле. Как сейчас дела обстоят не знаю.
  5. andrey-ivanov 4 ноября 2013 04:37
    В 98-м (если память не изменяет) фиксировали испытания ЯО в Индии и Пакистане,работал именно сейсмический (второй) метод т.к. взрывы были подземные. Почти всё оборудование конца 60-х, начала 70-х годов. Ввод программ с перфолент-перфокарт и прочие "высокие" технологии.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня