Casus belli. Китай показывает, кто хозяин в Восточно-Китайском море

Casus belli. Китай показывает, кто хозяин в Восточно-Китайском море

Территориальные споры постепенно подталкивают Азиатско-Тихоокеанский регион к началу серьёзного регионального конфликта. Китай бросил вызов Японии и Южной Корее, вызвав раздражение их союзника США. Одностороннее решение Пекина расширить зону противовоздушной обороны в Восточно-Китайском море, включив в нее спорные территории, которые в Токио и Сеуле считают своими, в будущем может стать классическим поводом к развязыванию войны. И Китай, и Япония заявили о готовности защищать своё воздушное пространство. США сразу заявили о готовности выполнить союзнические обязательства перед Японией.

Регион всё сильнее дрейфует в стороны серьёзных региональных конфликтов. Практически все державы АТР ведут гонку вооружений, особенно морских и воздушных, что связано со спецификой региона. Особенно в последнее время активизировался конфликт Китая и Японии. Старые исторические враги не забыли прошлых обид. Мировой системный кризис подталкивает их в сторону традиционного решения подобных конфликтов. В долгосрочной перспективе Тихий океан может снова стать ареной ожесточенных морских и воздушных сражений, кровопролитных десантных операций.


Началось всё с того, что Пекин в одностороннем порядке изменил статус спорных территорий. Об этом сообщило официальное информационное агентство правительства КНР «Синьхуа». В минувшие выходные министерство обороны КНР объявило о создании Опознавательной зоны воздушной обороны в Восточно-Китайском море. Пекин требует, чтобы теперь все входящие в зону ПВО воздушные суда обязаны заблаговременно предоставлять идентифицирующую их информацию и данные о своем маршруте. В случае отказа китайцы оставляют за собой право применить «исключительные меры оборонительного характера». В новую зону ПВО вошло воздушное пространство над контролируемыми Японией островами Сенкаку (Дяоюйдао). Китайская зона ПВО захватила и пространство над принадлежащей Южной Кореей подводной скалой Иодо в районе острова Чеджудо. Кроме того, 25 ноября китайская сторона сообщила о намерении создать в будущем аналогичные зоны в других районах.

Естественно, что действия КНР немедленно вызвали резкую реакцию Японии и Южной Кореи. Острова Сенкаку — это предмет территориального спора между Японией, Китайской Республикой (Тайванем) и КНР. Острова были включены в состав Японской империи в 1895 году. До этого острова Сенкаку являлись «ничьей землёй», они не были ни частью острова Тайвань, ни частью Пескадорских островов, которые были уступлены Японской империи Поднебесной в соответствии с Симоносекским договором. Тогда цинский Китай потерпел поражение от Японии и был вынужден уступить ряд территорий. После поражения Японской империи во Второй мировой войне Сенкаку вместе с некоторыми другими территориями перешли под юрисдикцию США. В 1970-х годах американцы вернули японцам Окинаву вместе с архипелагом Сенкаку. В начале 1990-х годов китайское правительство объявило острова «исконной китайской территорией». По мнению Пекина, архипелаг следует вернуть КНР в соответствии с положениями Каирской декларации 1943 года, согласно которой Японию лишили оккупированных территорий. Впервые КНР и Тайвань проявили интерес к островам в конце 1960-х — начале 1970-х годов, когда исследования ООН показали возможность наличия запасов углеводородов на шельфе Восточно-Китайского моря. С этого момента Пекин и Тайбэй стали делать первые заявления о «китайской» принадлежности островов.

Территориальный конфликт между двумя великими азиатскими державами обострился в 2012 году, когда японские власти заявили о национализации архипелага через его покупку у частных владельцев. Пекин немедленно выразил резкий протест, по Китаю прокатилась волна антияпонских демонстраций и даже погромов. С этого момента в районе островов регулярно происходят инциденты, связанные с появлением кораблей и самолетов двух стран. Япония с этого момента предприняла ряд действий антикитайской направленности: Токио объявил о намерении создать спецподразделение для охраны спорных островов; был увеличен военный бюджет; продолжается наращивание военно-морских вооружений; военная стратегия скорректирована так, чтобы усилить военную составляющую на южном направлении (ранее основная угроза исходила с севера, со стороны СССР-России). К тому же Токио планирует отказаться от ограничений, наложенных на военное строительство после поражения во Второй мировой войне, вернув вооруженным силам наступательный потенциал (Тихоокеанский рубеж: пробуждение самурайского духа в Японии).

В Китае же стали появляться полуофициальные претензии на другие японские территории. В частности, было заявлено, что архипелаг Рюкю, крупнейшим островом которого является Окинава, являлся частью Китайской империи с XIV века. Одновременно Пекин стал регулярно отправлять к спорным территориям свои патрульные корабли и самолеты, что вызывает немедленную реакцию Токио. Пока военных инцидентов не было, но в такой ситуации это дело времени. Только за первую половину 2013 года произошло около полусотни случаев, когда китайские корабли входили в воды островов Сенкаку.

Решение Китая расширить зону ПВО в Восточно-Китайском мор, по словам министра иностранных дел Японии Фумио Кисиды, может вызвать «необратимые последствия». Глава японского МИД выразил решительный протест. Премьер-министр Синдзо Абэ, выступая в парламенте в понедельник, заявил, что на попытки изменить существующий порядок вещей, опираясь на силу, Япония «ответит со всей решимостью защитить свои территориальные воды и воздушное пространство». Встреча главы правительства и парламентариев состоялась именно по поводу китайского заявления. Глава японского оборонного ведомства Ицунори Онодэра в понедельник также подтвердил решимость государства защищать свои национальные интересы. Министр назвал ситуацию «опасной» и «непредсказуемой», выразил готовность предпринять «жесткие меры» против нарушителей японского воздушного пространства.

В министерство иностранных дел Японии был вызван посол Китая в Токио Чэн Юнхуа. Япония вновь выразила решительный протест действиям КНР и потребовала от китайской стороны объявить решение о создании зоны противовоздушной обороны над Восточно-Китайским морем недействительным. Китайский посол заявил, что обе стороны должны избежать непредвиденных ситуаций. А такая ситуация вполне возможна. По информации американских властей, в субботу китайские ВВС начали патрулирование спорного района. Навстречу китайским самолетам, среди которых были два самолета раннего обнаружения, поднялись японские перехватчики. В такой ситуации началом регионального конфликта может послужить «человеческий фактор».

В Сеуле также встревожены действиями Пекина. По данным Сеула, китайская зона ПВО пересекается с зоной южнокорейской ПВО в районе к западу от острова Чеджудо. У Китая и Южной Кореи также есть территориальный спор. Причем весьма оригинальный: две державы претендуют даже не на крошечный остров, а на подводную скалу Иодо (китайское название — Суянь). Бурления эмоций, как между Японией и Китаем, нет, но обе стороны занимают «принципиальную позицию». Эта подводная скала, чья вершина находится в 4-5 метрах от поверхности, расположена в 149 км от корейского острова Марадо и в 247 км от китайской территории. Иодо располагается в районе пересечения южнокорейской и китайской исключительных экономических зон.

Иодо ещё известна тем, что скала «Су» упоминается в китайском трактате «Книга гор и морей». Правда, точность расположения острова «Су» неизвестна. Мифическое сказание по поводу скалы есть и в корейской культуре. По корейским поверьям, скала Иодо является прибежищем душ погибших моряков и рыбаков. Выражение «увидеть Иодо» означает погибнуть в море. Таким образом, политика пересекается с мифологией, и Сеул с Пекином спорят из-за весьма мрачного места.

Согласно международному праву, спор из-за этой скалы безоснователен, так как, согласно Конвенции ООН по морскому праву, подводная скала не может быть объявлена какой-либо страной своей территорией. Полемика между Южной Кореей и Китаем, то затухая, то разгораясь с новой силой, продолжается уже не первый год. Вялотекущие консультации по этому вопросу продолжаются с 1996 года. В 2003 году корейцы соорудили с опорой на скалу автоматическую метеостанцию. Тогда китайская сторона заявила, что не признаёт суверенитет Южной Кореи над этой скалой. Летом 2011 года Китай направил в этот район патрульные корабли, потребовав от находившегося в районе южнокорейского судна прекратить проводящиеся там спасательные работы. В конце 2011 года Пекин заявил о планах начать регулярное патрулирование районе. А руководитель Государственного океанографического управления Китая подтвердил, что у КНР есть права для морского и воздушного патрулирования в районе скалы Иодо. Китай внёс скалу в список объектов, которые находятся в пределах китайских границ. В ответ южнокорейский президент заявил, что скала Иодо навсегда останется под контролем Южной Кореи. Затем обе стороны притихли, явно «сбросив обороты» и притушив страсти.

Осенью 2012 года появились сообщения, что Китай хочет наблюдать за спорным участком с помощью беспилотных летательных аппаратов. В Сеуле озвучили планы сооружения крупной базы ВМС на острове Чечжудо. Одной из её задач будет защита интересов Южной Кореи в районе Иодо. Одновременно в рамках развития вооруженных сил будет создано сильное военно-морское соединение, т. н. «эскадра Токто-Иодо». Это соединение будет ориентировано на защиту национальных интересов Южной Кореи в районах, которые у неё оспаривают Япония и Китай. Так, японцы претендуют на острова Токто (Лианкур).

Также очевидно, что последние планы Сеула по наращиванию воздушной мощи связаны и с усилением нестабильности в АТР. Сеул всё же принял решение не продолжать тендер на покупку крупной партии истребителей, а просто купить 40 американских самолетов 5-го поколения F-35A. Это крупнейший в истории РК оборонный заказ, его уже назвали «сделкой века». F-35A поступят в войска в период с 2018 по 2021 годы. Это решение было принято 22 ноября на заседании Объединенного комитета начальников штабов ВС РК. В то же время военные сообщили, что для модернизации ВВС необходимо купить 60 машин, поэтому вопрос с приобретением 20 машин также будет решен. Сеул считает, что покупка сорока F-35A существенно увеличит ударную мощь ВС. Однако покупка американских «невидимок» не решает проблему нехватки 50-80 истребителей, так как вскоре устаревшие F-4 и F-5 будут списаны, а новые самолеты ещё не будут поставлены на вооружение. Поэтому почти одновременно с решением купить американские истребители 5-го поколения Сеул заявил о старте программы создания национального самолета-«невидимки». Корея планирует построить до 120 таких машин и экспортировать их за рубеж. Проект стартует с начала 2014 года. Впервые в РК подняли вопрос о программе создания собственного истребителя нового поколения в 1999 году. В 2003-2012 гг. несколько раз проводили оценки целесообразности проекта KF-X. Но тогда решили, что создание собственного истребителя неоправданно по целому ряду факторов. В частности, корейцы сами не смогут создать технологии «стелс». В 2010 году было заявлено об участии Индонезии в проекте. Теперь Сеул всё же решил попробовать.

Активностью Пекина обеспокоен и Вашингтон. С осуждающими КНР заявлениями выступили сразу Госдеп, Пентагон и Белый дом. Госсекретарь США Джон Керри назвал односторонние действия Китая попыткой «изменить статус-кво в Восточно-Китайском море», что увеличит напряженность в регионе и создаст риски инцидентов. Государственный секретарь призвал КНР не исполнять свою угрозу и не предпринимать никаких действий против воздушных судов, которые не подчиняются приказам китайских властей. В начале декабря Джон Керри планирует посетить страны Юго-Восточной Азии, в том числе Японию, Южную Корею и Китай. Видимо, рост напряженности в регионе станет одной из главных тем поездки американского госсекретаря.


Глава американского оборонного ведомства Чак Хейгел напомнил, что союзнические обещания Соединенных Штатов по отношению к Японии распространяются и на архипелаг Сенкаку. Согласно статье 5 Договора о безопасности, который был заключен между США и Японией в 1960 году, атака на Сенкаку может быть расценена Вашингтоном как угроза национальной безопасности. По словам министра обороны США, одностороннее решение КНР о создании зоны ПВО над островами Сенкаку не помешает американским вооруженным силам проводить военные операции в этом районе и создаёт угрозу возникновения регионального конфликта из-за «недопонимания и неверных выводов», которые могут сделать участники спора.

Представитель Совета по национальной безопасности при президенте США Кейтлин Хейден выразила обеспокоенность «эскалацией ситуации, которая ведет к росту напряженности в регионе и затрагивает интересы США и наших союзников». Она предупредила, что эта ситуация заставляет США начать тесные консультации с союзниками в регионе.

Пекин в ответ фактически предложил США не лезть не в свои дела. Представитель министерства обороны КНР Ян Юйцзюнь заявил, что Япония не имеет права делать «безответственные заявления» по поводу дел Китая, а Вашингтону не стоит потакать Токио в посылке «авантюрных сигналов».

Что означает этот шаг КНР?

Во-первых, всё сильнее отмечается нарушение «существующего положения». Доминированию США в Азиатско-Тихоокеанском регионе брошен вызов. В Пекине чувствуют общее ослабление Вашингтона и делают шаги по укреплению своего положения, показывая Сеулу и Токио, кто «хозяин в доме». Естественно, что в Японии и Южной Корее нервничают и всё больше сил прикладывают к укреплению оборонного и наступательного потенциала.

Во-вторых, внутри Китая явно усиливаются позиции национальной буржуазии, «капиталистов», сросшихся с партийной бюрократией. А это закономерно ведёт к усилению национализма. Китайцы в последние годы привыкли к постоянным достижениям и успехам в области экономики и военного дела. Поэтому всё чаще военные, политологи и историки вспоминают о территориальных претензиях, ворошат давно забытые страницы истории. На смену китайскому социализму идёт национализм с чертами социализма. По мере углубления мирового кризиса и нарастания внутренних проблем в Китае эта тенденция будет постоянно усиливаться. Рост социального недовольства легче всего сбросить на внешних врагов. Не зря китайский кинематограф уже довольно давно культивирует образ «внешнего врага» — японцев и белых варваров.

В-третьих, потенциал региональной войны в Азиатско-Тихоокеанском регионе постоянно растет. Нынешние действия Пекина рано или поздно вполне могут стать реальным «поводом к войне» (лат. casus belli). Одна сознательная или бессознательная ошибка китайского или японского пилота, капитана корабля, — и регион может запылать. А такие возможности появляются всё чаще и чаще. Китайские военные де-факто провоцируют японцев. Новости о появление китайских кораблей и самолетов в водах и воздушном пространстве, которые в Японии считают своими, приходят всё чаще. В результате количество может перейти в качество, конфликт выйдет на иной уровень.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

92 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти