Танковая промышленность Германии к 1945 году

Как и в остальных видах вооруженных сил Германии, заказчиком в разработке того или иного типа танка (САУ) выступало главное командование сухопутных войск, которое разрабатывало тактико-технические требования для проектирования того или иного образца, и определяло для выполнения каких боевых задач создается тот или иной образец.

Именно для решения этих задач в структуре главного командования сухопутных войск создали специальную структуру - управление вооружений сухопутных войск, которое с апреля 1940 года и до конца войны возглавлял генерал артиллерии Э. Лееб.


В составе управления вооружений имелось несколько штабов, которые занимались следующим:
разработка новых образцов вооружения, боеприпасов и снаряжения и их испытание;
размещение заказов на производство вооружения, боеприпасов и снаряжения на заводах промышленности;
обеспечение серийного производства вооружения, техники и боеприпасов на заводах промышленности;
военная приемка готового оружия, техники и боеприпасов у предприятий промышленности;
сбор и учет трофейного вооружения и техники.


Сборка истребителей танков Jagdpanzer 38 (t) Хетцер» на заводе компании ВММ в Праге. Лето 1944 года (ЯМ)


К началу 1941 года в структуре управления вооружений работало более 25 тысяч человек.

Штабу, занимавшемуся разработками новых образцов оружия и техники, подчинялись так называемые отделы испытаний вооружения - Waffen-Pruf или сокращенно WaPruf, которых в 1944 году насчитывалось 13. Каждый отдел работал над своей темой (связь, оптика, инженерное имущество, стрелковое, артиллерийское, танковое, ракетное вооружение и т.д.). Отделам подчинялись специальные полигоны, на которых производились испытания новых образцов. При необходимости можно было использовать для этого полигоны или учебные центры вермахта или люфтваффе.

Бронетанковой техникой занимался 6-й отдел испытания вооружения (WaPruf 6), который с 1943 года и до конца войны возглавлял полковник Хольцхауэр (в дальнейшем тексте работы, для удобства восприятия, 6-й отдел будет называться «отдел испытаний танкового вооружения»). Этот отдел курировал разработку, испытание и организацию серийного производства новых образцов бронетанкового вооружения, а также армейских автомобилей и тягачей. По распоряжению штаба управления вооружений сухопутных войск, офицеры отдела разрабатывали тактико-технические требования для создания новых образцов техники, при этом они тесно сотрудничали с инженерами и конструкторами соответствующих фирм и заводов, а также курировали работу гражданских специалистов. В распоряжении отдела имелся испытательный полигон в Берка.

Работами по проектированию новых образцов в этом отделе руководил генерал-майор, инженер Э. Книпкамп, должность которого можно перевести как «главный конструктор отдела испытаний танкового вооружения». Он был известен как автор так называемой «шахматной» ходовой части, которая использовалась на всех немецких полугусеничных тягачах и бронетранспортерах, а также на танках «Тигр» и «Пантера».

Деятельностью промышленных предприятий, занимавшихся выпуском военной техники (в том числе и танков) руководило созданное 17 марта 1940 года рейхсминистерство вооружений и боеприпасов, 2 марта 1943 года переименованное в рейхсминистерство вооружения и военной промышленности. Его деятельностью руководил Ф. Тодт, а после его гибели с 9 февраля 1942 года и до конца войны - А. Шпеер. В составе рейхсми-нистерства имелось техническое управление, возглавляемое О. Зауром, которое руководило работой так называемых комитетов (танковый, артиллерийский, авиационный и т.п.). Каждый из них курировал свою отрасль производства, занимаясь размещением военных заказов на предприятиях и следя за их выполнением.


Уничтоженный войсками 3-го Украинского фронта танк Pz. IVAusf.J. Венгрия, март 1945 года. Согласно «кризисной» программе производства танков, в 1945 году эти машины и их шасси должны были быть сняты с производства, как и шасси Pz. Ill (АСКМ)


Кроме того, в структуре рейхсминистер-ства вооружений имелась так называемая «танковая комиссия», которую одно время возглавлял конструктор Ф. Порше. Она создавалась как некий совещательный орган для решения вопросов, связанных с разработкой новых образцов бронетанкового вооружения. Комиссия часто работала в тесном сотрудничестве с представителями отдела испытаний танкового вооружения, также с офицерами из штаба танковых войск.


Кроме управления вооружений сухопутных войск и рейхсминистерства вооружения в Третьем рейхе существовала еще одна структура, которая участвовала в работах по созданию новых образцов бронетехники - это штаб генерала-инспектора танковых войск.

Данная должность была утверждена Гитлером 28 февраля 1943 года с назначением на нее генерал-полковника Г. Гудериана (занимал ее до 28 марта 1945 года). В функции генерала-инспектора входили организация и обучение танковых частей, обеспечение фронта личным составом и техникой, распределение изготовленных на предприятиях бронеединиц, обобщение полученного боевого опыта в использовании танковых частей, разработка уставов и наставлений и тому подобное. Ему подчинялись запасные и учебные части, а также школы и училища танковых войск. Генерал-инспектор танковых войск подчинялся непосредственно Гитлеру.

Новая должность Гудериана не подразумевала его участие в процессе разработки новых образцов бронетехники. Однако, пользуясь своим положением и влиянием («отец германских танковых войск» как-никак) он нередко присутствовал на обсуждении новых проектов и давал свои рекомендации. А то, что Гудериан подчинялся непосредственно Гитлеру, позволяло ему вмешиваться и в вопросы выпуска танков. Справедливости ради надо сказать, что после назначения Гудериана начальником Генерального штаба сухопутных войск в июле 1944 года (при этом он оставался генералом-инспектором танковых войск), большую часть его обязанностей взял на себя начальник штаба генерала-инспектора танковых войск генерал-майор Томале.

Как видно, система проектирования танков в Германии и организация их серийного выпуска осуществлялась по довольно сложной схеме. Заказ на проектирование выдавался главным командованием сухопутных войск, поступал в управление вооружений, которое, в свою очередь, «спускало» его в отдел испытаний танкового вооружения, которому специально для этих целей выделялось финансирование. Отдел WaPruf 6 разрабатывал подробные тактико-технические требования и заключал договор на проектирование с какой-либо компанией, при этом зачастую минуя рейхсминистерство вооружения.


Истребитель танков Jagdpanzer IV/70 (V), брошенный экипажем на ближних подступах к Берлину. Апрель 1945 года. Машина скорее всего была недавно получена с завода, так как окрашена в однотонный цвет без камуфляжа, каких-то обозначений и номеров


После того, как проект был готов, его обсуждали представители отдела испытаний танкового вооружения и «танковая комиссия» (или работники рейхсминистерства вооружений), затем изготавливался опытный образец и проводились его испытания под контролем WaPruf 6. Если машина удовлетворяла предъявляемым к ней требованиям, ее принимали на вооружение. Решение по этому вопросу принимало главное командование сухопутных войск, часто после одобрения Гитлера (как главнокомандующего). Последнему обязательно делались соответствующие доклады (управлением вооружений или рейхсминистерством вооружений). Часто Гитлер лично присутствовал на показе опытных образцов.

После принятия образца на вооружение, с рейхсминистерством в обязательном порядке согласовывались вопросы серийного выпуска танка или самоходки. При этом часть вопросов управлению вооружений приходилось решать непосредственно с фирмой-производителем. Это, прежде всего, касалось организации поставок ряда узлов и деталей, таких как вооружение, оптика, средства связи и т. п.

Таким образом, управление вооружений главного командования сухопутных войск являлось заказчиком, а рейхсминистерство вооружения — исполнителем. Правда, существовал один нюанс - изготовлением бронетехники (или любого другого оружия) занимались частные компании, с которыми управление вооружений рассчитывалось за произведенную продукцию. В результате, рейхсминистерство являлось как бы промежуточным звеном между заказчиком и непосредственным исполнителем — фирмой-производителем. Это, естественно, создавало дополнительную бюрократическую волокиту при решении задач по организации выпуска вооружения и военной техники.


Тяжелые истребители танков Jagdtiger в сборочном цеху фирмы Nibelungenwerke в Санкт-Валентине. Январь 1945 года. На борту крайней левой машины нанесен ее номер -54 и дата съемки 16.01.45


Некоторый «элемент дестабилизации» в данный процесс мог внести штаб генерала-инспектора танковых войск, настаивая при проектировании опытного образца на выполнении каких-то своих требований. Не стоит забывать о том, что все указанные выше структуры (управление вооружений, рейхсминистерство вооружений, фирма-производитель, штаб генерала-инспектора) имели разную подчиненность. Это требовало очень четкой организации всей работы. Часто это было сделать крайне сложно, в результате чего на решение каких-то проблем или разработку образца затрачивалось много времени, а получаемые на выходе результаты оказывались неудовлетворительными.

Если сравнивать с аналогичными структурами Красной Армии, то отдел испытаний танкового вооружения (WaPruf 6) по назначению и функциям примерно соответствовал главному бронетанковому управлению управления командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии. Правда, немецкий отдел занимался только вопросами разработки образцов, а также при необходимости оказывал помошь в организации их серийного производства. Всеми остальными проблемами немецких танковых войск (приемка готовой продукции, ремонт, подготовка кадров, формирование и укомплектование частей и т.п.) занимались другие подразделения, причем в различных структурах: непосредственно в управлении вооружений, в главном командовании сухопутных войск, в штабе генерала-инспектора танковых войск. Таким образом, в Красной Армии все вопросы, связанные с танковыми войсками были сосредоточены в одних руках — управлении командующего бронетанковыми и механизированными войсками, в то время как в немецкой армии это было «размазано» по разным отделам и штабам.

Кроме того, в СССР существовал народный комиссариат танковой промышленности, созданный в начале войны. В его состав входили все танковые (за исключением ГАЗа) и бронекорпусные заводы, а также заводы по выпуску дизельных двигателей и другого оборудования. Руководство наркомата танковой промышленности работало в тесном контакте с управлением командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии. Такая жесткая централизация в условиях военного времени значительно облегчала работу, в то время как в Германии требовалось значительное время для согласования деятельности различных военных и гражданских структур.


Ремонтно-эвакуационный танк Bergepanther, подбитый в районе Будапешта. Февраль 1945 года. Эти машины использовались для эвакуации бронетехники с поля боя, но количество их было крайне небольшим


В середине 1943 года для улучшения организации производства бронетанковой техники по инициативе А. Шпеера создается так называемая «комиссия по развитию танков». В ее состав вошли не только руководители рейхсминистерства вооружения и компаний, выпускающих бронетехнику, но и военные - представители управления вооружений сухопутных войск, отделов испытаний танкового (WaPruf 6) и артиллерийского (WaPruf 4) вооружения, а также штаба генерала-инспектора танковых войск. Председателем комиссии стал представитель фирмы Henschel, доктор технических наук Ш. Хедкамп.

При необходимости к работе комиссии привлекались сотрудники различных ведомств, как военных, так и гражданских. Создание такого органа, состоящего из представителей различных ведомств, позволяло более оперативно принимать решения по различным проблемам, возникающим при производстве танков.

К осени 1944 года производством танков и самоходок в Германии занимались предприятия 16 фирм, еще 9 выпускали бронеавтомобили и бронетранспортеры. Кроме того, 20 заводов различных фирм поставляли бронедетали и бронекорпуса для обеспечения сборки техники и 9 - артиллерийское вооружение (см. таблицы).

Со второй половины 1944 года значительно усилились бомбардировки немецких промышленных предприятий авиацией союзников. Например, двухнедельные бомбовые удары по заводам компании Daimler-Benz привели к тому, что был полностью разрушен завод дизельных двигателей в Берлин-Мариенфельде и цех по выпуску грузовиков в Гаггенау, на 85% — двигательный и кузовной цеха в Зиндельфингене, на 70% - главный цех в Штутгарте (где производились автомобили).


Двор фирмы Ml AG в Брауншвейге после ее захвата американскими войсками. Май 1945 года. Здесь сложено до 30 бронекорпусов истребителей танков Jagdpanther и шесть корпусов с рубками (лежат отдельно) штурмовых орудий


Чтобы обеспечить бесперебойный выпуск танков и самоходок рейхсминистерство вооружений пыталось «разукрупнить» производство. Для этого отдельные сборочные линии или цеха с головных заводов переводились в другие места. Например, в сентябре 1944 года часть оборудования компании Daimler-Benz вывели с основного завода в Берлине, разместив на небольших производственных площадях в районе Кюстри-на, Тельтова и Фалькензее, а также в Судетах и Померании. С одной стороны, это позволяло сохранить отдельные сборочные линии от атак авиации союзников, с другой — создавало дополнительные проблемы, связанные с организацией перевозок готовой продукции и доставкой необходимого сырья на многочисленные производственные площадки. Ведь в выпуске «Пантеры», помимо основных сборочных заводов трех компаний (Daimler-Benz, MAN, MNH) было задействовано еще 133 предприятия или фирмы, с которых поступали бронедетали, двигатели, вооружение, оптика, средства связи, траки, отливки черных и цветных металлов и многое другое. Естественно, что при «разукрупнении» количество предприятий значительно возрастало. Кстати, еще один любопытный момент: например, из восьми предприятий компании Daimler-Benz танки собирались только на одном. Остальные занимались выпуском авиационных моторов, автомобилей и другой продукции.

Любопытно привести данные и о числе рабочих, задействованных в танковом производстве. Например, на заводе компании MAN по состоянию на 1 марта 1945 года в изготовлении «пантер» было задействовано 5448 человек, из которых 124 работало на различных должностях в администрации, 841 на вспомогательном производстве, 3983 изготавливали различные узлы и агрегаты «пантеры» и 500 занимались сборкой танков.

Из 5448 человек 5023 были мужчины (из них 2719 иностранцы) и 425 женщин (из них 230 не знали немецкого языка). Работа шла круглосуточно, двумя сменами по 12 часов.

Завод MAN являлся не самым крупным среди немецких предприятий, занимавшихся выпуском танков. Но для сравнения - в 1944 году на самом маленьком заводе, из четырех, выпускавших Т-34 (№ 183, № 112 «Красное Сормово» и № 174), заводе № 174 в Омске, работало 14 тысяч человек.


Цех сборки корпусов истребителей танков «Хетцер» фирмы Skoda в городе Пльзень после бомбежки американской авиацией. 1945 год. На этом предприятии велось только изготовление бронекорпусов, а сборка «хетцеров» осуществлялась на заводе Skoda в Кенигграце (немецкое название города Градец Кралове) (ЯМ)


Корпуса танков «Пантера» Ausf. G на заводе компании Ruhrstahl в городе Хаттинген. Фото сделано после захвата предприятия войсками союзников весной 1945 года. Обратите внимание, что корпуса собирались на специальных кантователях (ЯМ)



Тяжелый танк «Королевский тигр», подбитый в районе Будапешта. Февраль 1945 года. Эта машина должна была оставаться в производстве и в 1945 году


4 октября 1944 года принимается так называемая «кризисная» программа производства танков. Основной ее задачей являлось сокращение номенклатуры выпускаемой продукции, а также возможное упрощение и удешевление производства бронетанковой техники. В результате, было принято решение: оставить в производстве только три типа гусеничных машин — «Хетцер», «Пантера» и «Королевский тигр». Выпуск шасси Pz.III и Pz.1V предполагалось прекратить, а все высвободившиеся мощности переключить на изготовление трех утвержденных типов танков и САУ на их базе.

В ноябре 1944 года компания Кшрр предложила ряд концептуальных разработок, в которых предлагала усилить вооружение состоявших в производстве боевых машин. При этом предполагалось, что сделать это можно путем минимальных доработок.

Фирма направила эскизные проработки генералу-инспектору танковых войск, который, в свою очередь, передал их отделу испытания танкового вооружения (WaPruf 6). 20 января 1945 года прошло обсуждение предложенных вариантов. Военные считали, что идея компании Кшрр заключается только в усилении вооружения при существующей броневой защите. Представители отдела испытания танкового вооружения считали, что необходимо также усилить и броню. При самых грубых расчетах было ясно, что при этом масса машин возрастет, что потребует усиления подвески и ряда других узлов и агрегатов, а, следовательно, и перестройки производства.

Из предложенных «круппом» проектов, наибольший интерес вызвали несколько вариантов. Один из них - установка на шасси «Херцера» башни от танка Pz.IV. Несмотря на кажущуюся привлекательность, отдел испытания танкового вооружения отверг эту разработку - 16-тонный «Хетцер» уже имел предельную массу, и дальнейшее ее увеличение потребовало бы усиления подвески, более мощного двигателя и трансмиссии. Также не нашел поддержки вариант установки в «четверочной» башне вместо 75-мм пушки реактивного 80-мм орудия PAW 600.


Истребитель танков Jagdpanzer 38 Starr, вооруженный безоткатной 75-мм пушкой. 1944 год. Хорошо видно, что форма и бронировка маски отличаются от серийного «Хетцера», изображенного на соседнем фото


Проект установки 75-мм пушки Рак 42 на шасси Jagdpanzer 38 (с задним расположением боевого отделения) получил одобрение, тем более что производство Jagdpanzer IV/70 с аналогичным вооружением на базе «четверки» планировалось прекратить. В тоже время военные отмечали, что перенос боевого отделения в корму «Хет-цера» потребует серьезной переделки машины, а усиление ее брони увеличит массу до 18 тонн. В результате, шасси окажется сильно перегруженным.

Не получило одобрение предложение фирмы Кшрр о создании истребителя танков на шасси «Пантеры», вооруженного 128-мм пушкой, такой же, как и на «Ягдтигре». В предложенном варианте боевое отделение размещалось в корме корпуса, что требовало серьезного переконструирования базового шасси. Кроме того, предварительные расчеты показали, что масса 128-мм «Ягдпан-теры» составит не менее 51 тонны, что без сомнения сказалось бы отрицательным образом на подвижности и надежности машины.

Также отвергли вариант «Ягдтигра» с более мощным 128-мм орудием L/66 (с длиной ствола в 66 калибров). А предложенные проекты на шасси Pz.IV (с установкой «узкой» башни от «Пантеры» Ausf.F) вообще не рассматривали в связи с предстоящим прекращением производства базового шасси.

Правда, в своем заключении представители отдела испытания танкового вооружения (WaPruf 6) писали, что окончательное принятие решения по этому вопросу остается за руководством управления вооружений сухопутных войск. Но и у последнего «крупповские» предложения не нашли поддержки. Дело в том, что к этому времени уже существовала, хотя и не до конца проработанная, программа по производству бронетехники.

Рассмотрим, появление каких боевых машин возможно было ожидать в 1945 году согласно «кризисной» программы производства танков.


Истребитель танков Jagdpanzer 38 (t) «Хетцер», вид спереди. В 1945 году эту машину предполагалось заменить другой -Jagdpanzer38 D


Jagdpanzer 38 STARR

Еще в 1943 году инженеры компаний Кшрр и Rheinmetall-Borsig начали работы по проектированию безоткатных орудий для вооружения танков и самоходок. Преимущества таких артсистем были очевидны -удешевление производства, увеличение внутреннего объема боевой машины и возимого боекомплекта. Основной задачей, которую требовалось решить при изготовлении такой пушки это как погасить отдачу при производстве выстрела.

Весной 1944 года компания Alkett изготовила опытный образец 75-мм пушки StuK L/48 без противооткатных устройств, которую установили в истребитель танков Jagdpanzer 38. Для компенсации отдачи орудие имело жесткое крепление - сила отдачи передавалась непосредственно корпусу самоходки. Испытания начались в мае, и с перерывами продолжались до сентября 1944 года. Машина с такой артсистемой получила обозначение Jagdpanzer 38 Starr (Starr — «жёсткий» или «неподвижно закреплённый»).


Общий вид Jagdpanzer 38 Starr с 75-мм безоткатной пушкой. 1944 год



Вид сверху на дизель Tatra 103, установленный в Jagdpanzer 38 Starr (ЯМ)


Помимо малых углов наведения орудия, у установки выявились и другие недостатки: при выстреле слетал с крепления прицел, ломались другие детали. А сила отдачи, переда-

ваемая через маховик горизонтальной наводки, оказалась столь большой, что наводчик, державшийся за маховик в момент выстрела, два дня не мог шевелить рукой. Оставляла желать лучшего и кучность стрельбы на дистанциях 500 и 1000 метров.

Тем не менее, представители отделов испытаний артиллерийского вооружения (WaPruf 4), а также прицелов и оптических приборов (WaPruf 8) управления вооружений сухопутных войск дали положительное заключение о данной артсистеме, рекомендовав доработать ее конструкцию и начать серийное производство таких орудий. В результате, управление вооружений выдало заказ на изготовление партии из 100 безоткатных 75-мм пушек StuK L/48, которые планировалось установить на истребитель танков «Хетцер».

Проведенные в сентябре 1944 года испытания второго опытного образца безоткатного орудия фирмы Alkett показали, что, несмотря на внесение ряда изменений в его конструкцию, для боевого использования артсистема не пригодна. Для решения проблемы привлекли инженеров компании Rheinmetall-Borsig, которые провели специальные исследования и внесли в конструкцию орудия ряд изменений. Прежде всего, переделали подъемный и поворотный механизм, в результате чего удалось значительно снизить воздействие силы отдачи на маховики наведения. Была изменена установка прицела — теперь он не выходил из строя при стрельбе, как это было прежде.


Истребитель танков Jagdpanzer 38 Starr с 75-мм безоткатной пушкой, вид сзади. Помимо новой пушки, эта машина получила дизельный двигатель Tatra 103 мощностью 220л. с, для охлаждения которого установили дополнительный вентиляционный колпак (ЯМ)


Кроме того, механизм крепления орудия в лобовом листе корпуса изменили с карданного на шаровой. В результате, получилась вполне работоспособная артсистема, которая в декабре 1944 года прошла успешные испытания. В марте 1945 года опытный образец Jagdpanzer 38 Starr с доработанным орудием поступил на испытания на полигон Бер-ка, после завершения которых машину должны были продемонстрировать начальнику управления вооружений сухопутных войск генералу Л еебу, а затем Гитлеру.

В декабре 1944-го — январе 1945 года компания ВММ изготовила десять истребителей танков Jagdpanzer 38 Starr так называемой «нулевой» серии. В феврале 1945 года был выдан заказ на первую промышленную партию Jagdpanzer 38 Starr из 100 машин, но до конца войны удалось собрать лишь четыре машины. Таким образом, общий выпуск Jagdpanzer 38 Starr составил 15 штук, включая опытный образец.


Схема раскроя лобового бронелиста и установки пушки в серийный «Хетцер» (слева) и Jagdpanzer 38 Starr (справа)


Опытный образец Jagdpanzer 38 Starr, находившийся на полигоне Берка, при приближении союзных войск 23 марта 1945 года был взорван по приказанию Гитлера. Серийные машины поступили в танковую школу в Ми-ловице, но в боях не участвовали. Десять из них после войны недолго использовались чехословацкой армией, после чего их переделали в обычные «хетцеры».

По решению главного командования сухопутных войск, в 1945 году планировалось вооружать безоткатными орудиями новый истребитель танков Jagdpanzer 38 D (подробный рассказ о нем ниже). Для этого, помимо разработки 75-мм безоткатной пушки StuK L/48, компания Rheinmetall проектировала другие безоткатные артсистемы - 75-мм KwK L/70 и 105-мм StuH 42. Помимо Jagdpanzer 38 D рассматривался вариант установки таких «безоткаток» и на танки «Пантера» Ausf. F, для чего фирма Кшрр разрабатывала 75-мм и 88-мм орудия.

Опытный образец Jagdpanzer 38 Starr, помимо безоткатного орудия, отличался от серийных «хетцеров» еще и силовой установкой. На машине установили дизельный двигатель Tatra 103 мощностью 220 л.с, разработанный компанией Tatra еще в 1943 году для немецких тяжелых броневиков серии Sd. Kfz. 234. Этот двигатель также предполагалось использовать в качестве силовой установки на новом истребителе танков Jagdpanzer 38 D.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти