Второй сталинский удар. Часть 2. Уничтожение корсунь-шевченковской группировки противника

Действия немецких войск

Пытаясь спасти попавшие в окружение войска, немецкое командование развило бешеную активность. Оно использовало весь свой огромный боевой опыт и все имеющиеся ресурсы для спасения окруженных дивизий. Командующий группой армий «Юг» Манштейн стал усиливать бронетанковые группировки, которые должны были прошибить коридор. К 27 января 1944 года в районе Ново-Миргорода было сосредоточено четыре танковые дивизии, в район Ризино из-под Охматова стали перебрасывать две танковые дивизии.


Командующий окруженной корсунь-шевченковской группировки Штеммерман получил приказ держаться до последнего патрона. Он не сидел на месте, ожидая помощи, концентрировал имеющиеся силы, организовывал ударные группы, пытаясь пробить кольцо окружения со своей стороны.

Немцы стали сужать фронт, что бы укрепить оборону и высвободить силы для ударных группировок. Командир 42-го армейского корпуса Лиеб приказал корпусной группе «Б» отступить за реку Росава. 88-я пехотная дивизия отступила за реку Рось, к Богуславу. Первую попытку советских войск взять Богуслав немцы отразили. 3 февраля советские войска пробили немецкую оборону между Мироновкой и Богуславом, вынудив части 88-й и 332-й пехотных дивизий отойти от Богуслава.

Второй сталинский удар. Часть 2. Уничтожение корсунь-шевченковской группировки противника


В конце января — начале февраля шли тяжелые бои за Стеблев, Квитки и Ольшаны, которые имели для окруженной немецкой группировки первостепенное значение, как возможные отправные точки прорыва. Стеблев немцы отстояли. За Ольшаны вели бой части дивизии СС «Викинг». 6 февраля, после яростных боев, немцев оттеснили на новую оборонительную линию в 10 км севернее села. Её защищали части танковой дивизии СС «Викинг», 57-й и 389-й пехотных дивизий. 9 февраля немцев выбили из села Квитки.

В районе Городища, 10 км севернее Вязовок, пыталась пробить коридор ударная группа 11-го армейского корпуса в составе 57-й, 72-й и 389-й пехотных дивизий. Однако 4-я гвардейская армия Рыжова ликвидировала городищенский узел сопротивления. 9 февраля Городище было освобождено. После этих боев 389-я пехотная дивизия была практически уничтожена, её численность составляла 200 человек и три артиллерийские батареи. Её остатки включили в состав 57-й дивизии.

К 8 февраля территория, которую занимала немецкая группировка, полностью простреливалась советской артиллерией. Немцы испытывали нехваток боеприпасов и горючего. Группировка понесла большие потери, средняя численность пехотных полков упала до 150 человек. Чтобы избежать лишнего кровопролития, советское командование предложило немцам капитулировать. Однако немцы готовились к прорыву через Шандеровку и отклонили это предложение.


Залп гвардейских миномётов.Район Корсунь-Шевченковского. Зима 1944 г.

Точно так же, как под Сталинградом, Герман Геринг стал налаживать «воздушный мост». Для сохранения боеспособности корсунь-шевченковской группировки требовалось не менее 150 тонн грузов ежедневно. Уже утром 29 января первые 14 транспортных самолетов взлетели из Умани и доставили в Корсунь 30 тонн грузов. Взлетно-посадочной площадке в Корсуни станет важнейшим объектом окруженной группировки. С 12 февраля грузы сбрасывали парашютами. В обратный рейс обычно вывозили раненых. Немцы несли большие потери от действий советской авиации. Так, 1 февраля во время возвращения из Корсуни 13 «Юнкерсов» из 52 было сбито, один разбился на аэродроме, два были повреждены. За всё время действия «воздушного моста» немцы потеряли 50 самолетов, ещё 150 было повреждено (по другим данным, было утрачено 45 Юнкерсов 52 и Хенкелей 111, и 47 истребителей).



Первая попытка прорвать кольцо окружения

Манштейн, который имел в своем распоряжении значительные бронетанковые соединения (до 20 танковых дивизий), первоначально не только собирался пробить коридор и освободить корсунь-шевченковскую группировку, но и окружить и уничтожить основные силы советских 5-й гвардейской и 6-й танковой армий. Удар 3-го и 47-го танковых корпусов должен был деблокировать группировку Штеммермана и привести к окружению 5-й гвардейской танковой и 6-й танковой армий.

Против 5-й гвардейской танковой армии и 53-й армии в районе Ново-Миргорода и Толмача действовали части 3-й, 11-й, 13-й и 14-й танковых дивизий. Ожидался также подход 24-й танковой и 376-й пехотной дивизий. Однако 24-я танковая дивизия так и не прибыла, была направлена на юг, в 6-ю армию (там успешно развивалось наступление 3-го и 4-го Украинских фронтов). Немецкое наступление началось 1 февраля, но войска 2-го Украинского фронта отбили все удары. Немцы перегруппировали силы и стали готовить новый удар из Вербовца на Звенигородку.


Для удара по войскам 1-го Украинского фронта командующий 1-й танковой армией Ганс Валентин Хубе сконцентрировал в районе Ризино мощную группировку: управление 3-м танковым корпусом, 1-ю, 16-ю, 17-ю танковые дивизии, 1-ю танковую дивизию «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», 503-й и 506-й отдельные тяжёлые танковые батальоны, четыре дивизиона штурмовых орудий и другие подразделения. Немцы планировали пробиться через Лисянку к окруженным войскам. Именно на этом направлении ближе всего к внешнему фронту располагался стеблевский выступ.

4 февраля 16-я и 17-я танковые, 198-я пехотная дивизии перешли в наступление. Немцы понесли большие потери, но мощный бронированный кулак позволил продавить оборону 47-го стрелкового корпуса. Возникла угроза порыва немецких войск. Комфронта Ватутин был вынужден бросить в бой прибывшую из Резерва Ставки 2-ю танковую армию Семёна Богданова (3-й и 16-й танковые корпуса, 11-я отдельная гвардейская танковая бригада, всего более 320 танков). Утром 6 февраля армия Богданова вместе с частями 40-й армии контратаковала противника. Однако решительного результата достичь не удалось. Немцы не сумели развить успех, на некоторых участках были отброшены назад, но вклинение в расположение советских войск сохранилось. Немецкое командование начало вводить в сражение части 1-й танковой дивизии. Немецкие части смогли частично занять Виноград. Первый немецкий удар отразили.

Советское командование 8-9 февраля в район Лисянки перебросило части 20-го танкового корпуса из армии Ротмистрова. Одновременно армия Ротмистрова стала прикрывать дороги в районе Тарасовка, Топильно и Сердеговка. На дорогах были организованы танковые и артиллерийские засады, а на базе частей истребительно-противотанковой артиллерии подготовили противотанковые опорные пункты. Эти мероприятия были предприняты вовремя, новое немецкое наступление не заставило себя ждать.



Вторая попытка прорыва

11 февраля немцы возобновили наступление. Они наступали тремя ударными группировками. Из района Ерки удар наносил 47-й танковый корпус 8-й армии, в районе Ризино части 1-й танковой армии, в районе Стеблево ударная группа корсунь-шевченковской группировки (части танковой дивизии СС «Викинг», моторизованной бригады «Валлония», двух пехотных дивизий). Сходящимися ударами немецкое командование планировало сокрушить советскую оборону, освободить окруженные войска и уничтожить советские силы в районе Звенигородки и Лисянки.

В полосе обороны 2-го УФ немцы достигли небольших успехов, заняли станцию Звенигородка. Но части 49-го стрелкового и 20-го танкового корпусов после упорных боев отразили немецкий удар. В полосе обороны 1-го Украинского фронта, 3-й немецкий танковый корпус, который получил подкрепления, смог достичь более серьёзных успехов. Оборона 47-го стрелкового корпуса не выдержала, и немцы вышли в район Лисянки. Расстояние до «котла» сократилось до 20 км. Ватутин организовал контрудар по позициям 1-й танковой и 34-й пехотной дивизий, но он не принёс особых успехов.


Командующий 2-м Украинским Фронтом генерал армии И.С.Конев (слева) и командующий 1-м Украинским Фронтом генерал армии М.Ф.Ватутин

Советские командование было вынуждено принять экстренные меры. Жукову поручили передать руководство по ликвидации окружённой корсунь-шевченковской группировки противника командующему 2-м УФ Коневу, а самому совместно с командующим 1-м УФ Ватутиным сосредоточить усилия на обороне внешнего кольца окружения. Жуков решил, что успех немцев связан с ошибками командующего 6-й танковой армией и командира 47-го стрелкового корпуса, которые утратили контроль над ситуацией. Они были оперативно подчинены командующему 27-й армии Трофименко. 27-ю армию стали спешно усиливать. В опасном районе стали концентрировать силы 2-й танковой армии Богданова, перебросили две танковые бригады из армии Ротмистрова, 202-ю стрелковую дивизию и резервные полки САУ. В результате второй немецкий удар был отражен.

12 февраля нанесла удар стеблевская группировка противника. Немецкие войска, неся большие потери, сумели пробиться в район Шандеровки. До передовых сил 1-й танковой дивизии в районе Лисянки оставалось 10-12 км.



Ликвидация «котла»

К 12 февраля периметр окруженной немецкой группировки оставлял всего 35 км. 14 февраля советские войска освободили Корсунь-Шевченковский. Были захвачены немецкие склады с боеприпасами и продовольствием, 15 транспортных самолетов, много техники и вооружений. После этого советские войска взяли ещё несколько последних немецких опорных пунктов. Немецкий 3-й танковый корпус, несмотря на отчаянные усилия, не смог решить задачу по прорыву кольца окружения. Все немецкие резервы были исчерпаны. 16 февраля корпус предпринял последнюю атаку. До группы Штеммермана оставалось около 7-8 км.

Для окруженной группировки наступил критический момент. Утром 15 февраля Штеммерман и Лиеб провели совещание и решили все оставшиеся боеспособными силы, бросить на прорыв. Решение было верным. Ждать больше было нельзя. У группировки остался последний шанс на спасение. Оставшееся горючее слил в баки последних танков. В голову колонны поставили сохранившие боеспособность части дивизии СС «Викинг», мотобригады «Валлония». Шли несколькими колоннами на фронте в 4,5 км. В авангарде дивизия «Викинг», остатки корпусной группы «Б», 72-й пехотной дивизии во главе с Лиебом. За ними вел остальные войска Штеммерман. Утром 17 февраля немцы пошли на прорыв.


Вильгельм Штеммерманн.

Подняли всех, кого было можно. Блиндажи, деревни, брошенное имущество поджигали, чтобы не было обратной дороги. Раненых оставили в Шандеровке под присмотром медиков-добровольцев. Основной удар немецких войск пришёлся по позициям 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, 180-й и 202-й стрелковых дивизий на внутреннем кольце окружения и по 41-й гвардейской стрелковой дивизии на внешнем кольце окружения. Советские командование догадывалось, где немцы пойдут на прорыв, и стянуло в этот район артиллерию, минометы. По немецким флангам наносили удары части 18-го, 29-го танковых и 5-го гвардейского казачьего кавалерийского корпусов.

Немцы атаковали остервенело, ломились напролом. Возвращаться им было некуда. Оборону советских войск буквально продавливали массой. Несли огромные потери, их расстреливала с флангов артиллерия, танковые и кавалерийские части окружали и уничтожали отдельные группы. Порядок нарушился, колонны перемешались. Многие не смогли выйти к месту переправы, и нашли смерть в водах Гнилого Тикича, когда пытались переправиться на подручных средствах. Тех, кто пытался спрятать в лесу, убил холод. Только небольшая часть передовых сил противника смогла прорваться к своим. У вечеру 17 февраля корсунь-шевченковская группировка была уничтожена. Между деревнями Журжинцы и Почапинцы была страшная картина, её загромождали груды трупов и разбитой техники. К чести немецкого командующего, Штеммерман не бросил своих солдат, как сделали высшие офицеры его штаба, и погиб вместе с ними. По приказу Конева немецкого генерала похоронили с воинскими почестями.



Итоги

Советские войска в итоге разгромили 10 дивизий и 1 бригаду врага (два армейских корпуса). Это сильно ослабило группу армий «Юг». Немецкие войска потерпели одно из самых тяжёлых поражений на юго-западном стратегическом направлении. Манштейн был вынужден все остатки вышедших дивизий направить на переформирование, или слил с другими дивизиями. Цифры немецких потерь точно не известны, приводятся разные данные. Так, есть сведения, что взяли в плен 18 тыс. немцев, закопали 55 тыс. человек. По немецким данным, из окружения смогли выйти более 40 тыс. человек. Советские войска захватили большое количество оружия и военного имущества. Только части 2-го Украинского фронта захватили: 41 самолет, 167 танков и штурмовых орудий, около 900 орудий и минометов, около 10 тыс. автомашин, 127 тягачей и т. д.

Советские войска за все время операции потеряли более 80 тыс. человек, безвозвратные потери (убитые, умершие, пропавшие без вести) составили более 24 тыс. человек. За героизм и мужество 73 военнослужащих удостоились звания Героев Советского Союза, из них 9 посмертно. 23 воинские части получили почётные наименования «Корсуньские», 6 соединений — «Звенигородские». 18 февраля Москва салютовала победителям. Конев 20 февраля получил звание Маршала Советского Союза. Ротмистров 21 февраля стал первым (вместе с Федоренко) маршалом бронетанковых войск. Это было новое воинское звание.


Пётр Александрович Кривоно́гов (1910—1967) — советский живописец-баталист. Картина "В районе Корсунь-Шевченковской операции".

Советские группировки разгромили корсунь-шевченковскую группировку противника, которая угрожала флангам 1-го и 2-го Украинских фронтов. Линия фронта значительно сдвинулась на запад. Наступление 1-го и 2-го Украинских фронтов сковало значительные силы группы армий «Юг» (25 дивизий, в том числе 9 танковых дивизий), что позволило успешно развивать наступление на других направлениях. В частности, 30 января войска 3-го и 4-го Украинских фронтов начали Никопольско-Криворожскую наступательную операцию. Операция успешно развивалась.

Советские войска показали в этом сражении большое умение, это с учётом высокого профессионализма противника, значительных резервов, которые были у командования группы армий «Юг». Не зря Сталин назвал эту операцию «новым Сталинградом». В условиях сильной обороны противника, высокой концентрации подвижных и отборных немецких соединений, начавшейся распутицы советские воины показали стремительность и умелость действий, мужество и стойкость.

Особенность Корсунь-Шевченковской операции — применение танковых армий в первом эшелоне наступления вместе со стрелковыми частями. Ватутин сразу бросил в бой 6-ю танковую армию Кравченко, а Конев — 5-ю гвардейскую танковую армию Ротмистрова. Надо также отметить, что танковые части в этой битве широко использовались обеими сторонами. Подвижные соединения прорывали оборону противника и развивали наступление. Стремительное наступление танкистов позволило в быстрые сроки создать внешнее и внутреннее кольцо окружения. Кроме того, советское командование широко использовало артиллерию, противотанковые и инженерные части, чтобы отразить немецкие контрудары.

Необходимо отметить большую помощь местного населения. Местные жители помогали в ремонте дорог, строительстве оборонительных позиций. Сотни мужчин вливались в состав советских дивизий, чтобы воевать с врагом. Партизанские соединения наносили удары по немецким тылам. В то же время нельзя забывать и тот факт, что в отдельных районах Правобережной Украины советским войскам пришлось уничтожать националистические украинские бандформирования.

В нынешнее смутное время, когда внутренним и внешним врагам удалось разделить единую русскую цивилизацию и суперэтнос русов, эти пособники гитлеровцев, эти бандиты и убийцы «превращаются» при помощи пропаганды в героев. Мы должны хранить память об истинных героях, освобождавших Украину (Малую Русь) от гитлеровских полчищ и уничтожавших предательскую и бандитскую нечисть!


Пленные немцы после разгрома корсунь-шевченковской группировки. Февраль 1944 г.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти