Начало Русско-японской войны. Часть 2. Подготовка России к войне


Война с Японией, видимо, была одной из самых предсказуемых в истории. Японские вооружённые силы провели её генеральную репетицию ещё в ходе японо-китайской войны 1894-1895 гг. Японцы нанесли внезапный удар по Китаю, китайскому флоту. Японская армия высадилась в корейском порту Чемульпо, где было наиболее удобное место для высадки десанта. Японцы высадятся там и в 1904 году.

8 марта 1900 года вице-адмирал Степан Осипович Макаров передал в Главный морской штаб записку «Мнение об организации Порт-Артура». В ней он отметил недостаточную сухопутную оборону Порт-Артура, что могло привести к печальным последствиям. Так, для обороны крепости требовалось не менее 447 орудий, а было назначено лишь 200 орудий. Макаров также отметил тот факт, что японцы прежде всего займут Корейский полуостров, а русский флот, оторванный от своих баз, не сможет помешать их высадке. Затем японская армия двинется к Квантунскому полуострову и сможет быстро сосредоточить там больше сил, чем у нас. В результате это будет война за обладание Порт-Артуром. Порт-Артур станет символом русско-японской войны. Падение Порт-Артура нанесёт страшный удар по положению России на Дальнем Востоке. Таким образом, русский адмирал практически полностью предсказал весь ход будущей войны.


Однако в предвоенный период в русском обществе по отношении к Японии были распространены «шапкозакидательские» настроения. На записку Макарова управляющий Морским министерством адмирал Павел Тыртов наложил длинную резолюцию, где обвинил Макарова в паникерстве.

В августе 1903 года военный министр Алексей Николаевич Куропаткин в докладе императору сообщил, что укрепление Порт-Артура находится на завершающей стадии и при достаточном гарнизоне и запасах он будет неприступным с суши и моря. Гарнизон Квантунского полуострова достаточно усилен, создан годовой запас. «Ныне можно не тревожиться, что если даже большая часть, например, японской армии, обрушится на Порт-Артур. Мы имеем силы и средства отстоять Порт-Артур, даже борясь одни против 5-10 врагов…» В дальнейшем была создана безопасная гавань для всей Тихоокеанской эскадры. Эскадра может «спокойно» помериться силами со всем японским флотом. В результате Порт-Артур, обеспеченный с моря и суши, имеющий сильный гарнизон и поддержанный с моря могущественным флотом, представляет самостоятельную силу. Запасов в Порт-Артуре достаточно, чтобы дождаться того момента, когда наши войска в Маньчжурии смогут собраться с силами и нанести поражение японской армии, освободив Порт-Артур, считал Куропаткин. Теперь можно «не тревожиться» оторванностью Порт-Артура от России и Приамурья, и даже сократить расходы на оборону Дальнего Востока. Как мы видим, Куропаткин сильно ошибся в своих расчётах. Оценка Макарова была намного ближе к реальной картине.

Начало Русско-японской войны. Часть 2. Подготовка России к войне

Алексей Николаевич Куропаткин (1848—1925). В 1898—1904 годах — военный министр. С 7 февраля 1904 года — командующий Маньчжурской армией, с 13 октября 1904 года — Главнокомандующий всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами, действующими против Японии

5 ноября 1903 года начальник Временного военного штаба наместника на Дальнем Востоке генерал-майор В. Е. Флуг передал доклад наместнику Алексееву, где были обозначены сценарии японского наступления. Япония могла:

1) ограничиться захватом Корейского полуострова;
2) захватив Корею и создав там базы, направить главный удар по русским войскам в Южной Маньчжурии и Порт-Артуре;
3) нанести главный удар по Владивостоку и Южно-Уссурийскому краю.

Одновременно японские вооруженные силы могли провести вспомогательную операцию по захвату Сахалина и устью Амура. Также отмечалось, что для войны с Россией Япония может перебросить на материк в первой половине второго месяца 10 дивизий: 130 батальонов, 46 эскадронов, 576 орудий (в реальности Япония могла выставить 13 дивизий и 13 резервных бригад, более 1 тыс. орудий). Против этих сил Россия могла выставить (кроме гарнизонов крепостей) 77 батальонов, 75 эскадронов и сотен и 184 орудий войск Дальнего Востока, которые можно было сосредоточить не раньше начала третьего месяца. Таким образом, в первый период кампании японская армия получала преимущество. Только подтянув подкрепления из Западной Сибири и Европейской России, что можно было сделать не раньше седьмого месяца войны, Россия могла сосредоточить превосходящие силы.

Было очевидно, что японцы вряд ли будут сидеть в Корее, дав возможность России спокойно сосредоточить превосходящие силы и перейти в наступление. Только при энергичном наступлении в первый период войны Япония могла одержать вверх над более слабыми, не закончившими сосредоточения русскими войсками. Из этого доклада было ясно, что если быстро значительно не усилить наши силы на Дальнем Востоке, первый период войны завершится для России плачевно. Японские генералы были не идиотами и не собирались спокойно сидеть в Корее 6-8 месяцев, пока русские перебросят войска из европейской части России.

В докладе Флуга давалось ошибочное заключение начальника Временного морского штаба, что «при настоящем соотношении сил нашего и японского флотов возможность поражения нашего флота не допускалась». Поэтому считалось, что японцы не смогут высадить десант в Западно-Корейском заливе или Инкоу (современная китайская провинция Ляонин). Контр-адмирал Вильгельм Карлович Витгефт считал, что японцы смогут высадиться на западном берегу Корейского полуострова не ближе Цзинампо (Цинампо), или на юго-восточном и восточном берегу полуострова.

Презрительное и пренебрежительное отношение к Японии было и у «верховного главнокомандующего» — императора Николая II. Глава России относился к ситуации на дальнем Востоке легкомысленно, называл японцев «макаками». Император заявлял, что у Японии армии то нет настоящей и в случае начала войны японцев легко разгромят. Общественность поддерживала такие «ура-патриотические» настроения. В результате пока японцы быстрыми темпами проводили милитаризацию страны, сплачивали нацию в единый кулак, создавали военно-промышленный комплекс, армию и флот организованные по передовым западноевропейским стандартам, закупали новейшие эскадренные броненосцы и крейсера, в России военные приготовления велись вяло и нерешительно. Противника сильно недооценили.

Подготовка России к войне


Реагируя на усиление западных держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе, особенно Англии, Россия начала усиливать свои силы на Дальнем Востоке ещё в 1880-е годы. Петербург имел огромное количество времени, чтобы подготовить русские дальневосточные рубежи к войне. К началу японо-китайской войны русские силы на Дальнем Востоке были увеличены до 30,5 тыс. человек и 74 орудий. Однако значительную часть войск составляла казачья конница.

В преддверии вмешательства России в отношения Японии и Китая пограничные округа усилили артиллерией. Приамурский генерал-губернатор Духовский получил поручение усилить местные соединения и укрепить Владивосток, Николаевск и оборону Сахалина. Однако военные мероприятия проводились медленно. В первую очередь это было связано с тем, что основное внимание России было сосредоточено на западном направлении, основные средства и силы шли на укрепление военной мощи в европейской части России, восточное направление финансировалось по остаточному принципу, его долго считали второстепенным, если не третьестепенным. Поэтому к 1898 году на Дальнем Востоке численность войск достигала только около 60 тыс. человек при 126 орудиях.

Нехватка финансовых средств, малонаселенность, бездорожье, зачаточное состояние инженерной подготовки театра войны, отсутствие казарм и общая неразвитость военной инфраструктуры края задерживали сосредоточение войск на Дальнем Востоке. Япония же в это время ускоряла темпы военного развития, стараясь подготовиться к войне до окончания русскими строительства Кругобайкальской железнодорожной магистрали.

В 1898 году, когда Россия заняла Порт-Артур и отношения между двумя державами ещё более обострились, был принят новый план военного строительства, который предусматривал доведение численности русских войск на дальнем Востоке до 90 тыс. человек и 184 орудий. Участие России в военной интервенции против Китая, вызванного восстанием боксёров в 1900-1901 гг., привело к переброске войск из Европейской России, формированию ряда новых частей. Напряженная обстановка на Дальнем Востоке требовала от Петербурга всё больше внимания и наместнику Алексееву предписали «в минимальный срок и не останавливаясь перед нужными расходами, поставить нашу боевую готовность на Дальнем Востоке в полное равновесие с нашими политико-экономическими задачами». В соответствии с этим указание планировали сформировать два новых армейских корпуса с общей численностью не менее 50 тыс. солдат. Эти корпуса должны были сосредоточиться в районах возможной высадки японского десанта. Усиление армейской группировки на Дальнем Востоке проводилось не путем присылки новых частей из европейской части России, а переформирования местных соединений с включением в их состав отдельных групп солдат, присланных из Европейской России.

На Квантунский полуостров решили перебросить две дивизии и одну бригаду, а также укрепить Порт-Артур и Владивосток. Порт-Артур получил крепостной гарнизон и крепостную артиллерию. В 1903 году на Дальний Восток перебросили две пехотные бригады с артиллерией. Также был укреплён гарнизон на Сахалине. Кавалерию на Дальний Восток не перебрасывали, считали, что больше необходима на европейском театре военных действий. В Маньчжурии решили ограничиться казачьей конницей, сосредоточенной в пограничных территориях.

К началу войны Россия имела на Дальнем Востоке около 98 тыс. солдат и 272 орудия полевой артиллерии (всего к востоку от Байкала было около 125-150 тыс. человек). Гарнизон Порт-Артура насчитывал 22,5 тыс. человек, в Маньчжурии было около 28 тыс. человек, в районе Владивостока около 45 тыс. человек. Ещё несколько тысяч насчитывали артиллерийские, инженерные и другие соединения. Кроме того, существовала ещё охрана КВЖД (железнодорожные войска) — около 35 тыс. человек. Транссиб к началу войны действовал, но его пропускная способность была низкой 3—4 пары поездов в сутки. Для переброски одного армейского корпуса из европейской России требовалось около 1 месяца.

Кроме того, хотя Россия и имела хорошие отношения с Китаем, часть войск необходимо было держать на правом фланге в ущерб группировке на важнейшем восточном участке театра военных действий. Китай был децентрализован и губернаторы провинций, местные генералы не всегда подчинялись центру, проводили свою политику. Некоторые из них вполне могли пойти на сотрудничество с Японией. За Печилийской границей стояли войска китайских генералов Юань Ши-кая и Ма.

Война застала русскую армию в состоянии переформирования: двухбатальонные полки развертывались в трехбатальонные, бригады преобразовывали в дивизии. Инженерная подготовка дальневосточного театра военных действий также шла медленно. Вопрос о развитии военной инфраструктуры был поднят только тогда, когда неизбежность войны стала очевидной почти всем. Основное внимание было уделено укреплению Порт-Артура и Владивостока. Кроме того, некоторые работы проводились на возможных операционных направлениях наступления японской армии. Изолированное положение Порт-Артура требовало мощного его укрепления, чтобы гарнизон смог продержаться довольно значительный срок, до того как русская армия сможет развернуть контрнаступление.

Первоначальный проект укреплений Порт-Артура первой очереди предусматривал двухлетний срок строительства. Однако различные обстоятельства, вроде китайского восстания, когда рабочие просто разбежались, эпидемии холеры, удаленности Порт-Артура, да и просто воровства, замедляли работы. Строительные работы шли медленно. С 1903 года работы пошли более быстрыми темпами, но время было уже упущено, программа строительства порт-артурских укреплений не была реализована в полном объеме. Не успели реализовать и программу строительства укреплений на Цзиньчжоуском перешейке (небольшой городок Цзиньчжоу располагался неподалеку от самого узкого места Ляодунского полуострова, самого удобного места для обороны полуострова). Укрепления Владивостока также не были завершены. Город мог отразить только первые атаки.


Порт Артур. Общий вид. Фотография из журнала «Нива» 1904 года

Таким образом, Россия, в отличие от Японской империи, не была готова к войне на Дальнем Востоке. Не были завершены работы по укреплению Порт-Артура и Ляодунского полуострова, другие укрепления, железная дорога не позволяла быстро перебросить войска из европейской части России. На Дальнем Востоке не была заблаговременно сосредоточена достаточная армейская группировка, способная противостоять японской армии в Маньчжурии и Корее или даже превентивно занять Корейский полуостров, часть побережья Китая и пресечь высадку японских сил.

Не успели усилить 1-ю Тихоокеанскую эскадру. Отряд контр-адмирала Андрея Вирениуса в 1903 году вышел из Кронштадта на Дальний Восток, но с началом русско-японской войны его пришлось вернуть из Красного моря в Россию. Отряд мог значительно усилить 1-ю Тихоокеанскую эскадру. В его состав входили: эскадренный броненосец «Ослябя», крейсера 1-го ранга «Дмитрий Донской» и «Аврора», крейсер 2-го ранга «Алмаз», эскадренные миноносцы «Буйный», «Блестящий», «Быстрый», «Безупречный», «Бедовый», «Бодрый» и «Бравый», четыре миноносца, три парохода Добровольческого флота «Орёл», «Смоленск» и «Саратов». Пароходы Добровольческого флота могли использовать как вспомогательные крейсеры для действий на коммуникациях противника. Надо отметить, что при желании Петербург мог до войны отправить на Дальний Восток большую часть Балтийского флота. Позднее 2-ю Тихоокеанскую эскадру отправили, но решение было запоздалым и привело к катастрофе.

Политическая ситуация для начала войны также была неблагоприятной. Британская империя откровенно поддерживала Японию. Полную дипломатическую, финансовую, военно-материальную помощь японцам также оказывали Соединенные Штаты. Франция, официальная союзница России, заняла холодно нейтральную позицию. Петербургу стоило присмотреться к позиции будущих союзников по Антанте в ходе русско-японской войне и разорвать союз с Францией, чтобы избежать участия в Первой мировой войне в роли «пушечного мяса» Лондона и Парижа.

Германия была в это период по отношении к России дружелюбна, ей было выгодно, чтобы Россия увязла в восточных делах и отвлеклась от Европы. Правда, это не мешало немцам продавать Японии оружие и другие товары, бизнес есть бизнес.


Броненосец «Ослябя» покидает Бизерту, 27 декабря 1903 года.

Состояние русской армии

Русская армия во второй половине XIX — начале XX вв. находилась в кризисе, что убедительно подтвердил ход Восточной войны (Крымской), Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., Русско-японской войны и Первой мировой войны.

Претензий к русскому солдату не было. Русские воины, как и в предшествующие времена, показывали храбрость, самоотверженность. Во время русско-японской войны русские солдаты и матросы проявили исключительный героизм и стойкость, что неоднократно отметили иностранные военные агенты, находившиеся при штабах русской и японской армий. Русский унтер-офицерский корпус был хорошо подготовлен. Хороший уровень подготовки показывали и офицеры низшего, среднего звена.

Главная проблема была в высшем командном составе. Царский генералитет, за некоторым исключением, оказался совершенно неспособным к проявлению творческой инициативы. Особенностью русского (а затем и советского, что подтвердил начальный этап Великой Отечественной войны) военного образования, была перегруженность теорией и нехватка практики. Академическое образование подавляло здравый смысл. Вместо практиков воспитывали доктринеров, не способных понять и принять новинки военного дела. Сознательная, не боящаяся инициатива подавлялась. Будущих генералов, по сути, не учили воевать. Многие из генералов занимали высшие командные посты не столько по умениям и заслугам, сколько по высокому происхождению, связям в высшем свете, умению угождать начальству. Они рассматривали службу не как служение Родине и народу, а как источник материальных благ, почестей. Такие «полководцы» не пользовались авторитетом в войсках. Это были генералы «мирной армии», не способные к новаторству, инициативе и решительным действиям.

Русско-японская война полностью подтвердила негодность генералитета. Куропатки обвинял своих генералов в срыве ряда операций. Так, генерал Бильдерлинг во время сражения под Ляояном, имея в своем распоряжении значительные силы, не остановил обходного движения армии Куроки. Генерала Штакельберг Куропаткин обвинял за крайнюю нерешительность действий во время сентябрьского наступления, в результате хорошо задуманная операция провалилась. Генерал Каульбарс провалил Мукденскую операцию. Несмотря на неоднократные приказы и посланные ему многочисленные подкрепления, он упорно не переходил в наступление и подарил врагу два дня.

Давно прошла пора, когда генералы начинали службу солдатами, как Суворов. Когда петровская практика работала, русская армия была непобедима. Однако систему сломали. В результате генералитет заполнили подхалимы, приспособленцы, карьеристы, службисты, умеющие «красиво служить» в мирное время. Высшие посты заполонили сыновья, родственники генералов и аристократов, которые не нюхали пороха. Вырождение «элиты» Российской империи в полной мере затронуло и генералитет. Достаточно вспомнить внебрачного сына императора Александра II, «генерал-адмирала» Евгения Алексеева, который будучи участником т. н. безобразовской клики, в качестве главного начальника Квантунской области и императорского наместника на Дальнем Востоке, как никто другой, способствовал втягиванию России в противостояние с Японией. Алексеев в начале войны был назначен главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке и ответственен за провал начального периода войны.

Оперативное искусство опиралось на доктрину генерала Леера, который основывался на военном искусстве эпохи наполеоновских войн. Согласно концепции Леера существовали «вечные и неизменные» принципы военного искусства. Не было хорошо изучено военное искусство эпохи войн за воссоединение Германии. Только в 1907 году по указанию начальника Генштаба Палицына в Академии Генерального штаба начали изучать особенности военного искусства эпохи войн 1866 и 1870-1871 гг. Таким образом, диалектика Клаузевица была совершенно не отражена Леером. Кроме догматов наполеоновского искусства в среде высшего командного состава русской императорской армии, большую роль играли оборонительные тенденции, которые сочетались с признанием выгодности сосредоточения для действий по внутренним операционным направлениям. Генералы, кроме некоторых исключений, не изучили опыт англо-бурской войны и последней японо-китайской войн, которая стала для Японской империи репетицией русско-японской войны.


Евгений Иванович Алексеев ((1843—1917). С 1899 года Главный начальник и командующий войсками Квантунской области и морскими силами Тихого океана. С 1903 года — наместник Его Императорского Величества на Дальнем Востоке. В связи с началом русско-японской войны был назначен главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти