Америка испытывает потребность в войне?

Сами американцы считают себя достаточно миролюбивой нацией. При этом с начала XX века США успели поучаствовать уже в дюжине войн, не беря в расчет бесчисленные военные интервенции. Иногда создается такое впечатление, что не проходит и года, как то тут, то там (в особенности, когда это «там» имеет большие запасы нефти) появляется американский солдат и начинает «сеять разумное, доброе, вечное», насаждать собственное видение демократии и защищать гражданские свободы.

Последним американским президентом, который открыто выступал в поддержку войны, был Теодор Рузвельт, он заявлял: «Оправданная война в перспективе может принести куда больше пользы для человеческой души, чем даже самый процветающий мир». Все президенты после него изображали на своем лице маску скорби, объясняя свое желание бомбить кого-то тем, что иного пути решения проблемы просто нет. Не стал исключением и Барак Обама, который, выдвигаясь в президенты, обещал закончить военную операцию в Ираке, а в итоге перешел на Ливию, спасая страну от диктатора Каддафи.

Такое поведение страны на международной арене заинтересовало профессора международных отношений Стивена Уолта из Гарвардского университета, который задался вопросом, почему в его стране год из года повторяется день сурка, и все новые и новые президенты развязывают войны, действуя, словно, по лекалу. В итоге Стивен Уолт пришел к следующим выводам, назвав 5 причин, по которым США постоянно участвуют в войне.


Америка испытывает потребность в войне?


1. Потому что в состоянии

Самой очевидной причиной является сильный военный комплекс страны. Это особенно заметно на фоне Ливии. Когда в твоем распоряжении находятся сотни истребителей, крылатых ракет, кораблей, то весь мир представляется тебе лишь набором целей. Именно поэтому, как только в мире возникает какая-то противоречивая проблема, сложно удержаться от искушения сделать что-нибудь. Как и его предшественники, Барак Обама оправдал военное вмешательство в дела Ливии особенным положением США в мире. Это выражается в американских ценностях, приверженности свободе и тому подобном. Однако сегодня отличительной чертой штатов становятся вовсе не ценности, а концентрация военной мощи страны в руках президента при ослаблении ограничений на ее применение.

2. У США нет серьезного врага

Как только закончилась холодная война, Америка оказалась в невероятно безопасном положении. В западном полушарии просто нет больше других великих держав, да и во всем мире таких стран пока не найти (Китай дышит в спину, но еще не стал таковой). Любая страна, которая вздумает напасть на США, просто будет разрушена, конечно, существует еще проблема терроризма, но она, скорее всего, сильно преувеличена.

Америка испытывает потребность в войне?


Ирония в том, что из-за отсутствия серьезных угроз стране извне, США получили роскошную возможность искать «монстров» за границей. Если бы американцы столкнулись с реальной необходимостью защищать свою страну, родную землю от сильного агрессора, то не тратили бы лишние деньги и время на проведение таких развлекательных проектов, как военная операция в Ливии. Особо выгодное геополитическое положение развязывает Америке руки и дает возможность проводить подобные операции даже при отсутствии в них стратегического смысла.

3. Контрактная армия

Служба в армии США – это удел наемников, поэтому и противников военных операций удается сдерживать легче. Смогли бы Обама или Буш продолжать войны в Афганистане и Ираке, если бы большинство молодых американцев было обязано служить в армии? Или если бы среди призывников оказались дети банкиров с Уолт Стрит? Вряд ли.

4. Господствующая верхушка

Во внешней политике США доминируют либо неоконсерваторы, которые открыто говорят о необходимости экспорта «свобод» по всему миру и ни разу не встречали войны, которая бы им не понравилась, либо «либеральные интервенты». Последние проявляют не меньший энтузиазм в вопросе использования армии для решения тех или иных проблем. Правда, при условии, что смогут состряпать для применения силы достаточно хорошее прикрытие.

Либеральные интервенты иногда признают, что Америка не в состоянии решить всех проблем, но при этом уверены в том, что США – «незаменимая» нация и хотят быть причастными к решению стольких проблем, сколько возможно решить на данный момент.

Люди, которые определяют военную политику государства, зубами и локтями пробивали себе дорогу в этот круг избранных. Они совершенно точно не станут воздерживаться или высказывать предположение, что Америке, да и остальному миру, будет лучше, если страна будет меньше вмешиваться в дела других государств. В конце концов, для чего занимать высокое положение в руководстве страны, если нет возможности применять власть на полную катушку, имея возможность перекраивать мир, руководствуясь своим вкусом.

Америка испытывает потребность в войне?


По сравнению с рядовыми гражданами страны, это высокообразованная, богатая, привилегированная группа людей. Большая часть из них полностью защищена от возможных последствий своей политики. Сторонники всевозможных интервенций вряд ли понесут ощутимые финансовые потери или поставят под удар всю свою карьеру, если какая-нибудь война за океаном сложится для США неудачно.

Начиная с середины шестидесятых годов XX века, американский консерватизм запустил достаточно успешную и неослабевающую кампанию, которая убеждает простого избирателя в том, что глупо и непрактично платить налоги для решения каких-либо внутригосударственных проблем. Высшим проявлением патриотизма является отчисление налогов на нужды вооруженных сил страны, которые стоят больше, чем все остальные во всем мире вместе взятые, и применяются не для защиты территории страны, а для участия в войнах, в основном от лица других стран. В общем и целом, американцев убедили, что трата налогов на своих же сограждан (медицина, школы) – это плохо, а поддержка армии и ведение заокеанских войн – это хорошо. Простые американцы купились на это.

5. Конгресс отстранили от принятия решений

Сегодня развязать полномасштабную войну может президент, а не Конгресс. И данная тенденция наметилась со времен Второй мировой войны, президент методично узурпировал данные полномочия. Хотя по конституции государства правом объявлять войны обладает только Конгресс, президенты явно не ощущают в этом каких-либо ограничений и запросто посылают войска атаковать другие страны. Иногда они даже не удосуживаются предоставить Конгрессу полную информацию по происходящим событиям.

Таким образом, военная сила страны полностью сконцентрирована в руках президента и небольшой группы его советников. При этом принимать во внимание общественное мнение в «самой демократичной» стране мира давно не собираются.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. Форвард 13 апреля 2011 12:36
    Любой военный конфликт оживлял экономику . Давал толчок для развития не только ВПК но и всей экономике в целом . Причём как правило американской . Это правило работало до войны в заливе . Потом что то пошло не по сценарию . Не по американскому сценарию . Что и как тема отдельная . Но американцы заволновались . на мой взгляд пытаются вернуть всё на старые рельсы
    Форвард
  2. APASUS 13 апреля 2011 19:44
    Громадный долг тянет экономику США в долговую яму! Не что так не отвлекает от дурных мыслей местное население как НЕБОЛЬШАЯ ПОБЕДОНОСНАЯ ВОЙНА.Да и выделение громадных средств на войну оживляет экономику!
    APASUS
  3. datur 15 апреля 2011 16:40
    и роет еще большую яму. из которой уже будет не выбраться.
  4. Bururuz 24 июня 2011 08:21
    Есть ещё причны :
    1.нафига тогда платить наёмникам
    2.куда девать всё своё оружие , если не рзвязывать войны
    Bururuz
  5. lightforcer 11 октября 2011 22:12
    Какая еще проблема терроризма? Кроме 11 сентября крупных терактов на территории США не было и не происходит. Да еще и под вопросом его организаторы.
    lightforcer

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня