Россия: последний бастион славянства

Возникший на рубеже 2013-14 годов на Украине острый социально-политический и экономический кризис приобрёл к апрелю чуть ли не вселенские масштабы. Но отмеченный кризис — только одно из проявлений в целом «невидимого процесса», иногда прорывающегося, как правило в искажённом виде, наружу, в видимое всеми пространство, где он вторично искажается в силу обычного непонимания или в силу превалирования тех или иных интересов у людей, сталкивающихся с его внешними проявлениями. Процесс этот длится не одно столетие, к тому же он переходит из одного вида в другой. Поэтому суть этого процесса может быть охарактеризована только после выявления основных его проявлений и поиска его возможных истоков.

Не осознав внутренние основы этого глобального, по сути, процесса, трудно рассчитывать на адекватный ответ в частных его проявлениях, а также, что намного важнее, на адекватную политику России в промежутках между ними.


Дело не в Украине

В рассматриваемом случае, как бы обидно не было для украинцев, дело не в них, не в Украине. Просто так оказалось, что на данный момент времени Украина стала полем очередного противоборства Запада с Россией.

Противоборство Запада с Россией — это именно тот «невидимый процесс», который протекает уже несколько последних столетий и порой «выплескивается» наружу в виде горячих и холодных войн, идеологического и экономического противостояния СССР/России и Запада, раздела Польши или, что скорее всего и произойдёт, раздела Украины…

История последних столетий позволяет выдвинуть гипотезу: как только общая граница объединённого Запада с Россией обеспечивает ему достаточный оперативный простор, он, Запад, переходит эту границу и начинает войну с Россией. Так было и в 1812 году, и в 1941-м. Чтобы убедиться в том, что, например, с Гитлером была практически вся Европа, достаточно отметить число вояк, взятых в плен Красной/Советской Армией в 1941-45 годы, и указать их национальность. Так, в плен было взято ~2 390 000 немцев, ~514 000 венгров, ~187 000 румын, ~157 000 австрийцев, ~70 000 чехов и словаков, ~60 000 поляков, ~49 000 итальянцев, ~22 000 югославов, ~23 000 французов, ~14 000 молдаван, ~10 000 евреев, ~5 000 голландцев, ~2 000 финнов, ~2 000 бельгийцев, ~2 000 люксембуржцев, а также несколько сот датчан, испанцев, шведов и норвежцев.

Но и в первом случае, и во втором на всю катушку «сработала» аксиома: «Россия не начинает войну, она её заканчивает». В первом случае она закончила войну в Париже в 1814 году, во втором случае — в Берлине в 1945.

И в 1812 году, и 1941-м Европа была объединена силой оружия. Но свою «природу» не изменишь. И сейчас Европа, мирно объединившаяся в нечто целое, снова взялась за старое, расширяя на востоке пространство для НАТО. Как известно, в 90-е годы прошлого столетия Европа обещала России не продвигать НАТО на восток. Пустое! В 1999 году в НАТО были приняты Венгрия, Польша и Чехия, в 2004 — Латвия, Литва, Эстония и ряд других стран. Но это ещё не обеспечивало Западу необходимый оперативный простор. На очередь вступления в НАТО были поставлены Грузия и Украина. Если бы это произошло, Россия была бы, по сути, взята в клещи, так как Европейская часть России и Урал стали бы доступными для западных оперативно-тактических ракетных комплексов.

Пока с Грузией и с Украиной эта идея не сработала. Но надолго ли?

Тенденция, однако …

Наблюдаемое сейчас противоборство Запада с Россией — это на самом деле заключительный этап отмеченного выше «невидимого процесса». До этого в течение как минимум тысячи лет шла борьба Запада со славянами.

Славяне… В VIII—IX веках славянские племена заселяли практически всё пространство от берегов Южной Балтики (порой от Ютландии и восточнее) до Дуная с выходами на некоторых участках к Средиземному морю. Племён было много, генетически они не все принадлежали к одному роду — были восточные, западные и южные славяне, но в совокупности они представляли некоторую лингвистически-культурную общность. О степени общности сообщества говорит тот факт, что даже в XVI веке, зная русский язык, можно, как отмечал С. Герберштейн, относительно свободно путешествовать по многим славянским землям, хотя уже в VIII веке славяне в языковом отношении начали расходиться.

Но, начиная с IX века, возможно, раньше, западноевропейцы начали постепенно оттеснять славян на восток. Сейчас их практически нет в Восточной Германии, в Паннонии — в среднем течении Дуная, в Норике — между верхним течением Дравы и Дунаем. При «оттеснении» славян на восток использовались следующие методы:

— уничтожение непокорных;
— насильственная ассимиляция.


Уничтожение непокорных… Наиболее жестоким образом это было осуществлено на южном побережье Балтики, где германцы в X—XIV веках практически уничтожили славянские племена ободритов, поморян, вильцев и т.д., а также племя пруссов. Известный английский историк XX века А. Тойнби так описывает (см. «Постижение истории») события того времени: «Оттон I [основатель Священной Римской империи в 962 году] уничтожил вендов [обобщённое название славян], ... которые в упорных сражениях продержались два столетия. ...Окончательная победа была достигнута обращением вендов в Макленбурге в 1161 г. и уничтожением непокорных в Бранденбурге и Мейсене. В XIII-XIV вв. ... походы тевтонских рыцарей обеспечили продвижение границы западного христианства от линии Одера до линии Двины... К концу XIV в. … европейские варвары ... исчезли с лица земли». При дальнейшем продвижении германцев на восток эта практика не менялась. Как отмечал Л. Гумилёв («Наш современник», 1991, №1), «во время столкновений русских с немецкими крестоносцами в Прибалтике немцы, захватив город, обращали местное население — латышей и эстонцев — в крепостных рабов, а русских, включая грудных детей, поголовно вешали». И совсем недавно — во время Второй мировой войны западноевропейцы во главе с немцами беспощадно уничтожали мирное население нашей Родины: мирного населения было уничтожено вдвое больше, чем на полях сражений.

Насильственная ассимиляция… Конечно, при оттеснении славян на восток не все уничтожались. Но покорённым создавали такие условия, при которых они через некоторое время забывали, какого они рода-племени. Методы были разные. Например, насильственная христианизация язычников, насильственное насаждение католичества в православных землях, закрытие приходов, закрытие школ, где преподавание велось на родном для славян языке, сужение областей использования родного для славян языка и т.д.

Но продвижение Запада на восток — это не только изгнание славян с «насиженных мест» или их насильственная ассимиляция. Это и европеизация или «ассимиляция» славянских и неславянских государств Центральной и Восточной Европы. Пример «ассимилированных» государств — Польша и Чехия. Скорее всего, эти страны, навсегда потерянны для славянского мира. Пример европеизированных стран последнего призыва — государства Прибалтики. Стараясь выслужиться перед новыми хозяевами, они с чрезмерным усердием используют весь набор антирусских мер: закрытие русских школ, отказ в предоставлении русскому языку государственного статуса, хотя в Латвии доля русских равна ~30%, а в Эстонии ~20% и т.д.

Наконец, появились признаки зарождения нового европеизированного государства — Украины. И опять тот же опробованный набор антирусских мер: закрытие русских школ, непредоставление русскому языку статуса государственного, отказ в предоставлении автономии ряду областей, в которых большинство составляют русские…

Спрашивается, при чём здесь русские? Почему в последнее время многое «зацикливается» на России? Да поэтому, что на данный момент времени Россия — это последний бастион славянства на Земле: Сербию разбомбили в 1999 году, Белоруссия слишком мала. Бастион стоит уже не одно столетие, принимая на себя основные удары Запада.

Стойкость России вызывает неискоренимую ненависть к ней у западноевропейцев, ибо эта стойкость свидетельствует о нравственной их слабости.

Истоки противоборства

Агрессивность и ненависть — близнецы-сёстры. Выявить глубинные истоки отмеченной ненависти, приводящей к конфронтации Запада и России, в значительной степени позволяет ДНК-генеалогия — естественнонаучная дисциплина, «появившаяся на свет» в начале этого тысячелетия. ДНК-генеалогия — наука молодая, в ней нет ещё общепризнанных канонов, есть, конечно, проколы, но есть и впечатляющие результаты. Ниже будут использоваться полученные А. Клёсовым результаты, которые изложены в ряде его статей, а также в книге «Происхождение славян…» При этом, чтобы не увеличивать объём материала, изложение будет упрощено.

Один из основных предметов исследований ДНК-генеалогии — Y-хромосома ДНК. От отца Y-хромосома «передаётся» только сыну, и, как правило, в неизменном виде. Вследствие этого анализ мутации Y-хромосомы позволяет оценить степень родства (по мужской линии) как отдельных людей, так и некоторых сообществ, а также пути миграций данных сообществ на протяжении тысячелетий. Ниже через R1a, R1b, I, I1…, обозначены сообщества (рода, гаплогруппы) людей, близких по степени мутации Y-хромосомы.

Современные западноевропейцы — это в основном потомки эрбинов (род R1b), а восточные славяне в своей основе — потомки ариев (род R1a). Эрбины и арии в генетическом плане близкие родственники — их общий предок жил ~20 тысяч лет назад в Южной Сибири, видимо в районе Алтая. После этого миграционные пути эрбинов и ариев разошлись, но спустя ~15 тысяч лет назад они пересеклись в Европе. Встречу генетически близких родственников нельзя отнести к дружеской.

В статье «Где искать колыбель европейской цивилизации?», опубликованной в октябре 2013 г., А. Клёсов отметил следующее:

«Род R1a пришел на Балканы примерно 9 тысяч лет назад… В Европе уже давно жили носители рода I … Примерно 20 тысяч лет назад род I разошелся на рода I1 и I2... Но войн между R1a и I не было, во всяком случае археологи такого не находили… Похоже, то была золотая пора мирной жизни в Европе.

А потом произошло что-то ужасное. Практически все [упомянутые] гаплогруппы рода из Европы пропали. ДНК-археология видит резкую смену населения Европы в III тыс. до н.э. Это же видит ДНК-генеалогия, по данным которой … население Европы «обнуляется» примерно 4500 лет назад и проходит, как говорят генетики, «бутылочное горлышко популяции». Исчезла гаплогруппа G2a, самая распространенная в «Старой Европе»… Пропала гаплогруппа I1, общий предок нынешних носителей I1 по всей Европе, от Атлантики до Урала, … жил всего 3400 лет назад. Пропали … гаплогруппы R1a и I2a…

Гаплогруппа I2a… — одна часть бежала на Британские острова, другая — на Дунай. Понадобилось больше двух тысяч лет, с 4500 до 2300 лет назад, чтобы гаплогруппа I2a в дунайском регионе пошла в рост, и стала заселять Восточную Европу…

R1a, точнее, его выжившие представители, бежали на Русскую [Восточно-Европейскую] равнину…

Единственная гаплогруппа, которая не погибла, и, более того, умножилась…, была гаплогруппа R1b [пришла в Европу 4800 — 4500 лет назад]… За несколько столетий гаплогруппа R1b заселила всю Центральную и Западную Европу. С тех пор она остается самой распространенной европейской гаплогруппой, на нее [в настоящее время] приходится примерно 60% мужского населения Центральной и Западной Европы. Это — значительная доля испанцев, португальцев, басков, англичан, ирландцев, шотландцев, французов, бельгийцев, немцев».

Чтобы отмеченные А. Клёсовым факты далёкого прошлого соотнести с изложенным выше, необходимо определить «носителей» гаплотипов R1a, R1b, I, I1, I2, I2а… Носители гаплотипа R1b были отмечены в предыдущем абзаце. Носителями гаплотипов R1a, I1 и I2 в совокупности являются, прежде всего, славяне (в то время — праславяне).

Отмеченные А. Клёсовым трагические моменты взаимоотношений родов R1b и R1a подтверждают археологические раскопки. Так, в Скандинавии и Германии при раскопках стоянок, относящихся к тому далёкому времени, археологи часто наталкиваются на останки носителей R1a «с расколотыми черепами, причём и женщин, и детей в их жилищах». С горькой иронией А. Клёсов относит ту эпоху, а это приблизительно 4 600 лет назад, к «культуре разбитых черепов».

Как видно, процесс противоборства Запада сначала со славянами, а позже с русскими начался не с VIII—IX веков, а за несколько тысячелетий до н.э. И скорее всего, это противоборство генетически предопределено.

Опять всё с начала?

Сначала несколько слов и прямым текстом о некоторых аспектах «невидимого процесса». Несколько тысячелетий тому назад в Европе появились эрбины — талантливые представители рода человеческого, но беспощадные хищники по натуре. В процессе размножения и, естественно, расселения они уничтожали, прежде всего, мужчин другого рода, а своих генетически близких родственников — носителей гаплотипа R1a и их родных — уничтожали, зачастую поголовно. Первое предположение основывается на парадоксе басков: мужчины принадлежат, в основном, к роду R1b, а язык у басков — не индоевропейский, второе — на упомянутых А. Клёсовым результатах археологических раскопок.

Указанное свойство эрбинов и в более позднее время неоднократно прорывалось наружу. К отмеченным выше примерам можно добавить почти поголовное истребление франками аваров в конце VIII века, почти поголовное истребление европейскими переселенцами североамериканских индейцев в XVIII—XIX веках, истребление английскими переселенцами тасманийцев в XVIII—XIX веках. Это свойство эрбинов привело к чудовищным последствиям во время Второй мировой войны, когда на захваченных территориях Советского Союза европейцами было, по сути, уничтожено 18 миллионов мирных жителей.

Конечно, рассматриваемый процесс взаимоотношений эрбинов с другими родами, включая род R1a, не являлся линейным. Он во многом случайный, и в зависимости от случая «достигнутое» западноевропейцами порой обнулялось. После этого — иногда через века — им приходится начинать практически всё с нуля.

Например, нашествие гуннов в V веке и проникновение чумы из Северной Африки в VI-м привело к значительному уменьшению населения в Центральной Европе. На освободившиеся земли переселились славянские племена, а уменьшение численности хищников-эрбинов привело — в полном соответствии с математическими моделями «хищник-жертва» — к резкому росту численности славян. В итоге они снова заселили всё пространство от Южной Балтики до Средиземного моря.

VI век — это век явления славян так называемому «цивилизованному миру». Но цивилизованный мир отнёсся к данному явлению негативно, а порой истерично. Свидетельство этому — труды западноевропейских историков того времени, в которых практически нет позитива по отношению к славянам. Впрочем, это не удивительно: подобное мы наблюдаем сегодня в Европе по отношению к русским…

Только через три века эрбины смогли начать очередное наступление на славян. Как и первое, оно было успешным, но в XIV веке на Европу опять обрушилась чума. Лишь через несколько веков, очухавшись от напасти, она, Европа, снова смогла пойти на восток. В итоге, к XVII веку Запад, уничтожив или ассимилировав западных и значительную часть восточных славян, продвинулся, образно говоря, до Смоленска.

Сейчас положение России в геополитическом плане напоминает положение в начале XVII века. Правда, в чём-то лучше, в чём-то хуже. Поэтому, учитывая многотысячелетнюю предысторию, в будущем покой нам будет только сниться.

У последней черты

Постоянно, порой с самого верха российской власти, нам внушают, что «Россия — это часть Европы» (Д. Медведев, 2011), что «мы [Россия] — европейская страна…» (Д. Медведев, 2013) и т.д.

Странно всё это. Как можно соотносить Россию с частью сообщества, внешнеполитические действия которого приводят, как правило, к хаосу и разрушению (например, Ирак, Афганистан, Ливия)? Тем более, как можно многонациональную и поликонфессиональную Россию приравнивать к европейской стране?

Вообще-то, даже цивилизационные рамки узки (см. статью автора, «Русскiй мiръ», 2007) для России. Россия — это действительно «мiръ», Русский мир, в котором русский человек определяется не «по крови», а по духу.

Наверное, для многих подобное определение представляется неприемлемым, но для стороннего человека оно, как правило, очевидно. В подтверждение приведём выдержки из дневника (http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/81149/) немецкого солдата, участвовавшего в штурме Сталинграда в 1942 году:

«1 октября. Наш штурмовой батальон вышел к Волге. Точнее, до Волги еще метров 500. Завтра мы будем на том берегу, и война закончена.

3 октября. Очень сильное огневое сопротивление, не можем преодолеть эти 500 метров. Стоим на границе какого-то хлебного элеватора.

6 октября. Чертов элеватор. К нему невозможно подойти. Наши потери превысили 30%.

10 октября. Откуда берутся эти русские? Элеватора уже нет, но каждый раз, когда мы к нему приближаемся, оттуда раздается огонь из-под земли.

15 октября. Ура, мы преодолели элеватор. От нашего батальона осталось 100 человек. Оказалось, что элеватор обороняли 18 русских, мы нашли 18 трупов» (в немецкой дивизии батальон насчитывал 800—900 человек).

Кто эти 18 ребят по национальности? Вряд ли найдётся ответ, но для немецкого солдата и для автора они — русские.

Единение народов Восточно-европейской равнины и Сибири в нечто единое целое — это удивительное, великое достижение русского человека по крови. Ведь сначала всё было не так. Например, когда великий князь Иван III в 1477 г. вел переговоры с Новгородом о присоединении его к Московии, то Новгород просил (см. В. Ключевский, «Русская история»), чтобы великий князь на службу в «Низовскую землю» новгородцев не посылал. Век спустя, в период агонии Казанского ханства, волжские народы — черемисы, мордва и чуваши — «били челом» русскому царю о принятии их в русское подданство, но при этом, как отмечается в летописи, просили, чтобы русский царь «воевати их не велел».

Брест, Севастополь, Сталинград показали, что ситуация по сравнению с многовековой давностью принципиальным образом изменилась. Поэтому, если неприятель перейдёт черту под Смоленском, он непременно встретится с русским человеком…
Автор:
Игорь Титенко, Москва
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

54 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти