Погиб в морском бою

Погиб в морском бою


В эти дни люди непубличной профессии отмечают 110-ю годовщину со дня рождения выдающегося советского разведчика Стефана Генриховича Ланга (Арнольда Генриховича Дейча).

Он прожил всего 38 лет и лучшие из них отдал разведке. За это непродолжительное время Стефану Лангу удалось сделать столько, что его по праву зачислили в классики мирового разведывательного искусства. Та часть его разведывательного наследия, что стала известна широкой публике, – «Кембриджская пятёрка» – справедливо признана профессионалами и историками спецслужб мира «лучшей группой агентов времён Второй мировой войны».


Первая мировая война кардинальным образом изменила мировоззрение европейцев. Колоссальные человеческие жертвы, доселе невообразимые в самых жутких апокалипсических предсказаниях, грубо и зримо вторглись в реальность. Линия развития цивилизации, до этого устраивающая по большому счёту население Европы, перестала восприниматься естественной и единственно верной. Это было время растерянности и социальных исканий. Часть военного и послевоенного поколения впала в депрессию.

Но для социально активного и образованного населения Европы очень привлекательными оказались идеи социализма и коммунизма. Арнольд Дейч относится именно к таким людям. Он всю свою жизнь посвятил борьбе за социальное равенство и идеалы справедливости. И соратников для своей борьбы он подбирал из этой категории и по критериям идеологической близости. Следует отметить, что ни один из его соратников (а их были десятки) не поменял в течение времени своих взглядов и тем более не встал на путь предательства.

Не хотелось бы давать в биографическом очерке оценку мировоззренческой позиции героя. Не то место и не тот повод. Но наличие в Европе и за океаном огромного числа людей, сочувствовавших молодой Советской республике, является установленным историческим фактом. Для части этих людей Советский Союз стал Родиной, которой они отдали все свои силы, а зачастую и жизни. Таким был и Арнольд Дейч, легендарный разведчик, жизнь которого была удивительна, а профессиональная судьба – уникальна.

РОДИЛСЯ он 21 мая 1904 года в пригороде австрийской столицы в семье мелкого коммерсанта, бывшего учителя из Словакии. В 1928 году окончил Венский университет и стал доктором философии. Имея способность к языкам, он в совершенстве знал, кроме своего родного немецкого, английский, французский, итальянский, голландский и русский. В будущем это существенно помогло Дейчу в революционной и разведывательной работе.
Революционная деятельность Арнольда началась в рядах молодёжного движения – в шестнадцать лет он стал членом Союза социалистических студентов, а в двадцать вступил в австрийскую компартию. По окончании университета был направлен в одну из подпольных групп Коминтерна. Деятельный и динамичный по характеру Дейч назначается связником, работает на юге Европы и Ближнем Востоке.

Эта работа, доверяемая только особо надёжным членам Коминтерна, выработала у Дейча качества, столь необходимые для будущей профессии разведчика. Это и основы конспирации, и организация безопасных схем связи, и навыки нахождения и привлечения к работе перспективных соратников, ориентирование их на добычу нужной информации. Словом, всю «технологию» разведывательной деятельности он познал на практике.

По рекомендации Коминтерна Дейча направляют в Москву, где из компартии Австрии он переводится в ВКП(б) и поступает на работу в Иностранный отдел НКВД – внешнюю политическую разведку СССР. На этом завершается этап его жизни, связанный с работой в Коминтерне. Он становится кадровым разведчиком.

В НАЧАЛЕ 1933 года Дейч едет на нелегальную работу во Францию в качестве помощника и заместителя резидента. В его задачу входит выполнение спецзаданий Центра в Бельгии и Голландии, а после прихода Гитлера к власти и в Германии.

С этого момента товарищи по работе знают Дейча под именем Стефана Ланга. В своих шифртелеграммах и письмах в адрес Центра он подписывается псевдонимом «Стефан».

Через год по указанию Центра Дейч покидает Францию с задачей обосноваться на Британских островах. Именно здесь ему предстоит совершить свой легендарный профессиональный подвиг.

В Лондоне Дейч становится студентом, а затем преподавателем Лондонского университета, изучает психологию. И одним из первых советских разведчиков широко и на научной основе использует в разведработе знания психологии.

Это существенно облегчает процесс целенаправленного выхода на перспективный контингент людей, их изучение и привлечение к сотрудничеству с разведкой на идеологической основе. Глубокий анализ особенностей личности интересующего разведку человека у Дейча был поставлен столь основательно, что преданность его «крестников» коммунистическим и антифашистским взглядам оставалась у них до конца жизни.

Учёба и работа в университете дают Дейчу возможность завести широкие связи в среде студенческой молодёжи. Сам Дейч, будучи одарённой и содержательной личностью с широчайшим кругом интересов, замечательным рассказчиком, интересным собеседником, внимательным слушателем, притягивает к себе неординарных людей, а они незаметно для себя попадают под его обаяние. С учётом глубокого знания человеческой психологии, тонкого чувства внутреннего мира собеседника, Дейч имеет эффективнейшие способности разведчика-вербовщика.

И он наилучшим образом использует представившиеся ему возможности. С позиции преподавателя Лондонского университета разведчик-вербовщик Дейч провёл изучение, разработку и вербовку более… – выразимся осторожно – целой группы антифашистски настроенных студентов.

Второй его находкой стала осознанная и целеустремлённая работа на перспективу. Это была новаторская для ИНО идея, новый контингент людей и среда работы. И жизнь полностью подтвердила его правоту.

Дейч сосредоточил усилия на Оксфордском и Кембриджском университетах. Его в первую очередь привлекали студенты, которые в перспективе могли стать на длительное время надёжными помощниками по разведработе.

Настало время его звёздного момента в карьере разведчика. Он сумел создать, воспитать и подготовить знаменитую «Большую пятёрку», названную позднее «Кембриджской». Именно в этом заключается его неоценимая заслуга перед Отечеством.

«ПЯТЁРКА» активно действовала в 1930–1960-е годы, имея свободный доступ в самые высокие государственные сферы Британии и США. Она снабжала советское руководство в высшей степени актуальной, достоверной и секретной документальной информацией по всем аспектам международной политики, а также сообщала о военных планах и научных исследованиях в Европе и за океаном.

За три года работы в Великобритании Дейч, имеющий за плечами годы подпольной работы в Коминтерне, сумел не только привлечь на нашу сторону идеологически преданные источники, но и серьёзно их подготовить и обучить по самому широкому кругу вопросов разведывательной деятельности.
Его достижение как разведчика-практика заключается в том, что члены «Кембриджской пятёрки» сами активно искали и привлекали к работе всё новых и новых помощников – идейных борцов за социальную справедливость и против фашистской угрозы в канун и годы Второй мировой войны. Эти помощники видели в Советском Союзе реальную и единственную силу, которая может противостоять и уничтожить гитлеровский нацизм. Это третья находка Дейча.

Если говорить только о «Пятёрке», то, работая в качестве наводчиков, разработчиков и вербовщиков, её члены значительно расширили сеть новых источников информации. Им удалось проникнуть в британскую разведку и контрразведку, МИД, дешифровальную службу. Поступающая в Москву информация носила упреждающий характер и позволяла советской стороне принимать обоснованные решения в тяжёлые военные годы.

Это были обширные сведения о военно-стратегических планах третьего рейха, в том числе на советско-германском фронте. Документальная секретная информация касалась позиции наших «себе на уме» английских и американских союзников по антигитлеровской коалиции в отношении Германии, а также планов Запада по послевоенному обустройству Европы и мира в целом.

Итог работы Арнольда Дейча в Англии впечатляет. Во второй половине 1930-х годов в Англии начала действовать созданная Дейчем группа прокоммунистически настроенных британцев, а в годы войны – активных антифашистов. Это были прогрессивно мыслящие студенты, выходцы из знатных богатых семей, имеющие чёткую перспективу вхождения в высшие эшелоны власти.

В одном из писем в Центр Дейч так писал о своих помощниках: «Все они пришли к нам по окончании университетов в Оксфорде и Кембридже. Они разделяли коммунистические убеждения. 80 процентов высших государственных постов занимают в Англии выходцы из этих университетов, поскольку обучение в этих школах связано с расходами, доступными только очень богатым людям. Диплом такого университета открывает двери в высшие сферы государственной и политической жизни страны…»

Три года упорной работы и приобретённые Дейчем в Англии источники до 1960-х годов стали золотым фондом советской внешней разведки. Имена членов «Пятёрки» сейчас широко известны и почитаемы у нас в стране. Это Ким Филби – руководящий сотрудник британской разведки, Дональд Маклин – руководящий сотрудник британского МИД, Гай Берджесс – журналист, сотрудник британской разведки, чиновник британского МИД, Энтони Блант – сотрудник британской контрразведки, Джон Кернкросс – сотрудник МИД, министерства финансов и дешифровальной службы Британии.

Разведывательные возможности членов «Кембриджской пятёрки» и их активность удивляют до сих пор. Тогда не было электронных документов, компактных носителей информации. Они работали с документами и добывали их чемоданами. Из-за таких объёмов риск превышал все пределы, но мастер-класс Дейча и безупречная работа сотрудников лондонской резидентуры позволили избежать даже малейшей тени подозрения со стороны местных спецслужб.

1 мая исполнилось 110 лет со дня рождения выдающегося советского разведчика Арнольда ДЕЙЧА

ЗА ВРЕМЯ войны от «Кембриджской пятёрки», работавшей в святая святых британского государства, поступала подлинная документальная информация, касающаяся результатов дешифровки англичанами переписки германского верховного командования, ежедневные сводки военного кабинета Британии о планировании военных операций на всех фронтах, сведения от британской агентуры по операциям и планам немцев по всему миру, документы британских дипломатов и военного кабинета.

Поступавшая в Москву информация охватывала военную ситуацию на советско-германском фронте, в Северной Атлантике, Западной и Южной Европе; подготовку немцами наступлений на Москву, Ленинград, на Волге и Курской дуге; данные о новейшем германском вооружении - авиации, бронетехнике, артиллерии.

О членах «Кембриджской пятёрки» следует говорить как об особой категории источников информации - как о разведчиках, которые всей своей сутью прониклись заботами воюющей с агрессорами Советской страны. Они проявляли инициативу в поиске и добывании упреждающей информации.
Ещё в начале Второй мировой войны «пятёрка» была нацелена на поиск информации о работе на Западе по атомной проблематике. И в сентябре 1941 года Дональд Маклин, а затем Джон Кернкросс передали в лондонскую резидентуру обширные документальные сведения о факте и состоянии работ над созданием атомного оружия в Англии и США.

В итоге воспитанные Дейчем разведчики своей информацией привлекли внимание советского правительства к проблеме военного атома. Потому имя Дейча по заслугам стоит в ряду имён советских учёных и разведчиков, причастных к созданию советской атомной бомбы. Её появление у СССР 65 лет назад и проведённое 29 августа 1949 года испытание, положило конец американской монополии на атомное оружие и уже не позволило Соединённым Штатам размахивать «ядерной дубинкой».

«Птенцы гнезда» Дейча открыли эру атомной энергии в Стране Советов. Это был «свет далёкой звезды» - «Стефана», дошедший до Родины через годы после гибели разведчика.

В СЕНТЯБРЕ 1937 года Дейч был отозван из Лондона. В Москве работу разведчика оценили высоко. Со стороны руководства разведки он был удостоен следующего признания:

«За период нелегальной работы за границей «Стефан» проявил себя на различных участках подполья как исключительно инициативный и преданный работник...

Во время работы в Англии «Стефан» зарекомендовал себя как особо ценный работник лондонской резидентуры. Им лично приобретено более ... источников, в том числе известная «Пятёрка». Большинство из них поставляли особо ценные материалы...»

В 1938 году Арнольд Дейч, его жена (тоже разведчик-нелегал) и дочь подали заявление о приёме советского гражданства. В ожидании решения летом они проживали на даче В.М. Зарубина, талантливого разведчика, работавшего в странах Европы и Юго-Восточной Азии с 1920-х годов. Его восемнадцатилетняя дочь Зоя дружила с семьёй Дейча. Через много лет Зоя Васильевна вспоминала об общении с Арнольдом, как с необыкновенно интересным человеком, обладающим притягательной силой и вызывающим на откровенность.

Особо она отмечала отношение Арнольда к физической подготовке. Дейч считал поддержание хорошей физической формы обязанностью разведчика. Зоя Васильевна, сама отличная спортсменка, вспоминала: «По его словам, разведчик должен быть физически выносливым, что ему стало понятным во время работы в подполье по линии Коминтерна».

Пребывание на даче в русской семье Дейч активно использовал для восстановления навыков и совершенствования своего русского языка. Зоя, в будущем тоже разведчица, крупный лингвист и создатель мировой школы синхронного перевода, опробовала свои педагогические силы на семье Дейча.
Дейч и его семья получили советское гражданство. Он стал официально Стефаном Генриховичем Лангом. Эти предвоенные годы, по признанию Дейча, стали наиболее сложным и тоскливым периодом его жизни. Деятельная натура Дейча протестовала против размеренной и однообразной жизни, но к оперативной работе его не привлекали.

Да и сделать это было некому. В стране, опустошая ряды не только разведки, шла тотальная и неправедная чистка. К счастью, репрессии обошли Дейча и его семью стороной.

Почти год Дейч оставался, как он с сожалением отмечал, в «вынужденном бездействии». Наконец он становится научным сотрудником Института мирового хозяйства и мировой экономики Академии наук СССР. Его обширные знания, опыт аналитической работы и огромная работоспособность оказались востребованными и оценёнными по достоинству.

ПОСЛЕ нападения Германии на Советский Союз руководство разведки принимает решение о немедленном направлении опытного разведчика на нелегальную работу в Латинскую Америку. Место разведывательной деятельности - Аргентина, поддерживающая в годы Второй мировой войны Третий рейх политически и экономически.

В ноябре 1941 года «группа Стефана» была готова к отъезду. Маршрут лежал через Иран, Индию и далее через страны Юго-Восточной Азии. Но когда группа уже выехала, Япония начала военные действия против США нападением на военно-морскую базу Пёрл-Харбор.

Многие месяцы группа искала возможность перебраться в Латинскую Америку. Но в июне 1942 года Дейч вынужден был сообщить начальнику разведки П.М.Фитину:

«Вот уже 8 месяцев я со своими товарищами нахожусь в пути, но от цели мы также далеки, как и в самом начале. Нам не везёт. Однако прошло уже 8 ценных месяцев, в течение которых каждый советский гражданин отдал все свои силы на боевом или трудовом фронте».
Группу возвратили в Москву. Был предложен новый маршрут проникновения в Аргентину из Мурманска морским конвоем через Исландию в Канаду и далее. Дейч ступил на борт танкера «Донбасс»...

Валентин Пикуль в своем романе «Реквием каравану PQ-17» рассказывает о гибели этого союзного каравана. В нем говорится и о судьбе танкера «Донбасс». Однако наш замечательный историк-популяризатор русской, российской и советской истории допустил ошибку.

Погиб в морском боюТАНКЕР действительно неоднократно входил в состав союзных караванов, но в составе PQ-17 его не было. После гибели каравана PQ-17 советским судам были предписаны одиночные плавания. При этом рекомендовалось придерживаться северной части Баренцева моря, ближе к кромке полярных льдов.

Танкер «Донбасс» с Дейчем на борту вышел в море в первых числах ноября 1942 года. 5 ноября вахтенный доложил капитану о замеченной им немецкой эскадре в составе крейсера и нескольких эсминцев, следующих курсом на Новую Землю. Капитан танкера Цилке принял решение нарушить радиомолчание и предупредить другие одиночные суда, хотя шанс уйти незамеченными был очень высок. Радиопередача дошла до адресатов, но и немцы обнаружили танкер.

Мне довелось встречаться с капитаном-наставником Г.Д. Бурковым, президентом Ассоциации полярных капитанов, и тот помог документально подтвердить обстоятельства героического неравного боя танкера «Донбасс» с немецкой эскадрой. На уничтожение танкера был направлен эсминец, с которым «Донбасс» вступил бой, имея на борту всего два 76-миллиметровых орудия. Последним с танкера было сообщение «...ведём артиллерийский бой...». Этот сигнал поступил 7 Ноября - в день 25-й годовщины Октябрьской революции.

Следуя законам военно-морского братства, экипаж танкера «Донбасс» ценой своей жизни спас десятки других судов. Германская эскадра тогда так и не смогла обнаружить ни единой цели, хотя и прошла после боя с танкером на восток ещё 600 миль.

В своих воспоминаниях командир фашистского эсминца писал, что решил потопить танкер с дистанции в 2.000 метров веерной атакой из трёх торпед. Экипаж танкера грамотным манёвром уклонился от нее. Тогда эсминец обстрелял танкер из орудий главного калибра и, разбив машинное отделение, вызвал на судне пожар. Танкер продолжал вести прицельный артиллерийский огонь. Тогда, сократив расстояние до 1.000 метров, эсминец выпустил ещё несколько торпед, одна из которых поразила танкер и расколола его пополам.

Погибло более сорока человек экипажа, около двадцати было захвачено в плен и интернировано в концлагеря Норвегии. Среди спасшихся Дейча не было...

После войны вернувшийся из плена капитан Цилке сообщил подробности гибели нашего разведчика. Дейч участвовал в бою с эсминцем в составе артиллерийской прислуги на носу танкера. В момент взрыва торпеды он с перебитыми ногами был там. Пучина Баренцева моря поглотила выдающегося разведчика. Это случилось в трёхстах милях к западу от северной оконечности Новой Земли.

Советский гражданин Стефан Ланг погиб нехарактерно для разведчика, в открытом бою с врагом. И хотя он был пассажиром, но в стороне от схватки с фашистами остаться не мог, приняв в ней самое активное участие.

Подвиг экипажа танкера «Донбасс» не остался незамеченным. По морям ходят суда с этим именем. В Донецке был открыт Клуб юных моряков, названный «Донбасс».

В Вене на доме, где жил Арнольд Генрихович Дейч, он же советский гражданин Стефан Генрихович Ланг, установлена памятная доска. На ней выбита надпись «Да будет понята людьми принесённая им жертва!». Она одновременно служит и эпиграфом его яркой жизни и эпитафией на его безымянной могиле.

Уникальный разведчик Дейч-Ланг не имел ни профессиональных, ни правительственных наград. Было бы справедливым даже по прошествии многих лет со дня его последнего подвига - смертельной схватки с фашистами в морском бою, обратиться к Правительству России с предложением о награждении Арнольда Дейча - Стефана Ланга орденом Отечественной войны, посмертно.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. Сахалинец 23 мая 2014 09:31
    Вечная память!
  2. nnz226 23 мая 2014 10:37
    Да! Были люди в наше время!!! (Лермонтов)
  3. Kilo-11 23 мая 2014 10:47
    Орден Отечественной Войны награда достойная,голосую за звание Герой Советского Союза!Почему и за что повторятся не буду,в статье все четко написано!
    1. ded10041948 23 мая 2014 20:19
      Именно ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, и никаких Героев России! Пусть законодатели найдут лазейку в своих творениях. Этот ЧЕЛОВЕК жил и работал во времена Советского Союза и должен иметь признание и награду той великой страны!
      ded10041948
  4. Опора 23 мая 2014 10:50
    Великая Эпоха - великаие Личности. Вечная память!
  5. pilot8878 24 мая 2014 02:35
    Только за организацию "Пятёрки" он достоин ГСС!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня