Героическая оборона поста Святого Николая

Героическая оборона поста Святого Николая Гибель поста Святого Николая

Начало Русско-турецкой войны привело к тому, что под угрозой оказалось русское побережье Кавказа. Русские форпосты, расположенные по восточному побережью Черного моря от поста Св. Николая (у самой границы Турции) до Поти и посёлка Редут, были плохо укреплены и имели ничтожные силы. Их разобщенность, отсутствие сухопутных коммуникаций, по которым можно было перебросить подкрепления, делали их оборону бессмысленным делом.

Однако и оставлять их не хотели. В Редуте был значительный склад артиллерийских припасов, и его охраняла всего одна рота солдат. В Поти было всего несколько десятков человек, хотя здесь имели две каменные и хорошо сохранившиеся крепости. На посту Св. Николая (Пристань Святого Николая) располагался большой продовольственный склад, и первоначально гарнизон насчитывал несколько десятков солдат. Такими силами, да ещё без береговой артиллерии, защитить посты было нельзя.


Кавказский наместник Воронцов настойчиво требовал войск. Он считал, что с началом войны в Черном море появится англо-французский флот, и это будет катастрофой для Кавказского побережья. Поступали тревожные извести о концентрации османских войск на границе, в Батуми. Воронцов просил Меншикова усилить русскую эскадру, крейсирующую у кавказских берегов. Однако только 28 сентября (10 октября) 1853 г. начальник морского штаба Черноморского флота Корнилов получил указание Меншикова уведомить вице-адмирала Серебрякова, который находился у восточного берега Черного моря, что «решение восточного вопроса клонится более к войне, чем к миру, и к войне со стороны турок наступательной». В результате приказ русской эскадре о необходимости усилить бдительность запоздал.

Первый вражеский удар принял на себя гарнизон поста Святого Николая. Это был обычный для Кавказа пограничный пост (пограничная застава), состоявший из нескольких десятков небольших деревянных домиков на берегу Черного моря. Здесь проживали начальник поста, чиновники карантинно-таможенной службы, солдаты, местные жители. На посту располагался магазин (склад) с провиантом, и располагалось несколько купеческих лавок для торговли с окрестными селениями. Укреплений не было, как и артиллерии.

На посту довольно быстро обратили внимания на военные приготовления в турецком приграничье. Тревожные известия из Батуми приносили аджарцы, дружественно расположенные к русским. Начальник поста Святой Николай пехотный капитан Щербаков отправил в Ахалцых своему начальнику генерал-лейтенанту князю Андроникову не одно тревожное сообщение. Несколько османских «таборов» (пехотных соединений) было привезено морем в Батуми. Османы скрытно установили на границе несколько артиллерийских батарей (работали ночью, чтобы скрыть военные приготовления). В Батумской бухте было отмечено скопление османских судов — фелук, на которых перебрасывали войска вдоль побережья. Каждое судно могло иметь на борту несколько фальконетов и могло перевезти несколько десятков солдат. Многие суда прибыли из Средиземноморья, на что обратили внимание местные жители.

Командование Военно-Гурийского округа сообщило об этом Воронцову. По настоянию генерал-лейтенанта Андроникова, хотя войск и не хватало, пост решили усилить. На заставу прибыли две неполные роты из Черноморского линейного батальона (255 стрелков) при двух полевых орудиях, несколько конных кубанских казаков для ведения разведки и доставки донесений, а также две сотни пешей гурийской милиции (местных добровольцев) под командованием князя Георгия Гуриели. Воронцов в письме императору Николаю отмечал высокие боевые качества гурийских ополченцев: «Для временной экспедиции они очень хороши, ибо храбры по природе своей и любят тревоги военной жизни…» Получив солидное подкрепление, капитан Щербаков и князь Гуриели приступили к укреплению обороны на вверенном участке. Дозоры выставили на горных тропах у границы. Каждый взвод стрелков и сотня ополченцев получили свои участки для обороны. Капитан Щербаков получил приказ занимать пост до вывоза провианта из тамошнего магазина.

Османский главнокомандующий и командир Анатолийской армии Абди-паша получил из Стамбула секретный приказ начать боевые действия ещё до официального объявления «священной войны». Анатолийская армия нацелилась на Александрополь и Ахалцых, османы и их английские и французские советники планировали объединить турецкую армию с горцами Шамиля, вызвать повсеместное восстание на Кавказе против русских властей и уничтожить отрезанную русскую армию в Закавказье. Затем можно было перенести боевые действия на Северный Кавказ.

Приморское направление было вспомогательным. Десантный отряд должен был внезапным ударом захватить пост Св. Николая. Русский гарнизон хотели полностью уничтожить, чтобы никто не смог предупредить русское командование о начале войны. Этим обеспечивался дальнейший успех наступления османских войск. После захвата поста турецкие войска должны были занять Гурию, откуда открывалась дорога на города Кутаис и Тифлиси.

В ночь на 16 (28) октября 1853 года большой турецкий десант — около 5 тыс. человек, был высажен в районе поста Святого Николая. Таким образом, турки имели более чем десятикратное преимущество в живой силе. Турки десантировались у устья реки Натамбы, в трех километрах севернее поста. И эта переброска прошла незаметно для русского гарнизона. Вражеское вторжение ожидали со стороны Батума, а не моря. Османские солдаты стали окружать пост, скрываясь в лесу. Операция прошла без шума — ослушникам грозили смертной карой. На позициях расположили фальконеты с фелук и небольшие пушки.

Штурм поста начался с сильного артиллерийского обстрела. На спящий гарнизон обрушился шквал огня. Сонные солдаты, пограничные стражники и гурийские ополченцы разобрали оружие и заняли свои позиции. Двухорудийная батарея открыла ответный огонь. После артиллерийского обстрела многочисленная османская пехота бросилась в атаку, желая смять немногочисленный гарнизон русского поста одним ударом. Основной удар нанесли с тыла. Однако, несмотря на внезапное нападение и подавляющее превосходство в численности, русское и гурийские воины отбили первый штурм. Сначала загремели ружейные залпы, затем солдаты открыли беглый огонь, артиллеристы косили картечью противников, которые стремились большими толпами ворваться на пост и числом подавить защитников в рукопашном бою. Турки встретили неожиданно яростный отпор, понесли большие потери и отхлынули.

Бой затянулся. За первым штурмом последовали новые, не менее настойчивые и массированные. Капитан Щербаков, после отражения первого удара, направил гонцов в штаб Гурийского отряда и в Ахалцых к генерал-лейтенанту Андроникову. Под покровом темноты казаки сумели пробраться сквозь цепь вражеских постов и скрылись в лесу. В результате внезапного нападения у турецкого войска не получилось.

Гарнизон продолжал отчаянное сопротивление в полном окружении. Сначала турецкие атаки отражали ружейно-пушечным огнем, но к утру боеприпасы закончились. Врага приходилось встречать грудью и отражать штыковыми ударами. Князь Георгий Гуриели был ранен, но продолжал руководить ополченцами. Когда его сразила турецкая пуля, гурийских воинов возглавил его сын Иосиф. Он также пал в этом сражении.

Остатки гарнизона, видя, что пост уже не отстоять, пошли на прорыв. Перед этим они сожгли магазин с провиантом. Русские солдаты прокладывали себе путь штыками, гурийцы рубили врага шашками. Отчаянная контратака бойцов Черноморского линейного батальона № 12 и гурийских ополченцев спасла их. Храбрые воины проложили себе путь в лесную чащу и османы не решились их преследовать, хотя день уже наступил. Из окружения смогли прорваться только три офицера (они были сильно изранены), 24 стрелка и горсть гурийских милиционеров.

Большая часть гарнизона поста Святого Николая пала смертью храбрых. Погиб капитан Щербаков, сложили головы князья Гуриели — отец и сын, почти две сотни гурийских ополченцев, большая часть русских стрелков. Русско-гурийский отряд погиб со славой и честью в неравном бою и выполнил свою задачу. Внезапного нападения на приморский фланг у османов не получилось. Турецкая армия лишилась фактора внезапности.

Надо отметить, что башибузуки («головорезы, безбашенные», нерегулярные отряды в османской армии) на посту Св. Николая совершили одно из военных преступлений, которыми отмечала свой путь турецкая армия. Меншиков доносил великому князю Константину: «При взятии крепости Св. Николая турки неистовствовали страшным образом. Они распяли таможенного чиновника и потом стреляли в него в цель; священнику отпилили голову; лекаря запытали, допрашивая, куда он спрятал деньги, перерезали женщин и детей и, наконец, у одной беременной женщины вырезали уже живого ребенка и тут же на глазах еще живой матери резали его по кускам».

Русское командование отправило на помощь гарнизону поста отряд из трех рот Литовского егерского полка, одного взвода Черноморского № 12-го батальона и сотни гурийской милиции, при двух орудиях под командованием полковника Карганова. Во время марша поступило известие о падении поста, войска ускорили движение и сходу атаковали турецкое войско, которое засело за лесными завалами в двух верстах от поста Св. Николая. Русские войска захватили вражеские позиции, но обнаружив огромную несоразмерность сил, не стали преследовать противника и повернули назад.

Надо сказать, что западная пресса сильно раздула стратегическое значение падения поста Св. Николая. Этот локальный успех турецкой армии не оказал влияние на развитие войны. Вдоль берега наступать турецкая армия не могла, дорог не было. А внезапного нападения на Гурию и дальнейшего прорыва к Кутаиси не вышло.

Героическая оборона поста Святого Николая


Турецкая армия времен Восточной войны

К началу войны боеспособность турецкой армии в результате ряда военных реформ (брали за пример прусскую и французскую армии) была повышена. Армия состояла из регулярной действующей армии (низам), резерва (редиф), иррегулярных войск и вспомогательных войск вассальных народностей. В 1849 году численность османской армии оценивалась в 120—150 тыс. человек (в военное время её численность удваивалась). Регулярная армия состояла из шести корпусов (орду), каждый из них формировался в том округе, где он дислоцировался (Стамбуле, Багдаде, Алеппо, Эрзеруме и т. д.). Каждый армейский корпус состоял из двух дивизий или шести бригад, которые включали в себя шесть пехотных полков, четыре кавалерийских полка и один артиллерийский полк. К тому же армейский корпус усиливался вспомогательными, иррегулярными подразделениями. Корпус должен был насчитывать более 23 тыс. человек: 19,5 тыс. человек пехоты, 3,7 тыс. человек кавалерии. Однако в реальности имел около 20-21 тыс. солдат. Кроме того, в регулярную армию входили четыре артиллерийских полка (один резервный и три полка крепостной артиллерии), два саперных полка и три отдельных пехотных отряда.

Пехотный полк состоял из четырех батальонов (штатная численность 800 человек, но реальная была около 700, а в азиатских владениях ещё меньше) по восемь рот в каждом и должен насчитывать при полной его укомплектованности 3250 человек, включая офицеров и штаб. В роте была два взвода, взвод делился на два отделения, отделение — на два капральства (в каждом по 10 солдат). Кавалерийский полк включал в себя четыре эскадрона улан и два эскадрона егерей. Эскадроны делились на 4 взвода. Каждый эскадрон должен был насчитывать 150 человек, но обычно они не имели полной штатной численности. Турецкий артиллерийский полк состоял из шести конных и девяти пеших батарей, с четырьмя орудиями в каждой, всего 60 орудий. Артиллерия была хорошей, полевые пушки производили в Константинополе под руководством европейских военных советников и инженеров.

В армию солдат набирали путем рекрутской повинности в возрасте 20—25 лет. В регулярной армии служили 5 лет, затем на 7 лет зачислялись в резерв. Редиф делился на такое же количество корпусов, дивизий, полков и т. д. как и регулярная армия. Офицеры и унтер-офицеры редифа всегда находились в запасных частях, раз в год запасных солдат собирали на сборы. Однако в реальности такая система подразумевала хорошо налаженное гражданское и военное управление. Проблема разложения управленческого корпуса Османской империи не была решена, поэтому эта система была больше формальностью. Редиф по численности был примерно равен регулярной армии.

Героическая оборона поста Святого Николая


Вспомогательные войска выставляли Дунайские княжества (Молдавия и Валахия), Сербия, Босния и Герцеговина, Албания, Египет, Тунис и Триполи. Таким образом, набирали более 100 тыс. человек. К этим войскам примыкали иррегулярные части — башибузуки. Их обычно представляли горские племена Курдистана, народности Сирии, Анатолии, Албания. Набор производили уже во время войны, и проблем с добровольцами не было. Их сбор организовывали местные генерал-губернаторы. Обычно это была иррегулярная кавалерия. Так, на Кавказском фронте воевали курды. Их задачей было опустошение вражеских территорий, нарушение коммуникаций в тылу противника, террор в отношении вражеского населения. Башибузуки прославились невообразимыми жестокостями и насилиями, чинимыми над мирными жителями, мародерством. Регулярного боя башибузуки избегали и обычно не выдерживали прямого столкновения. Боевая ценность башибузуков была небольшой. Они даже не могли организовать нормального сторожевого охранения, бежали при первой серьёзной угрозе. Поэтому османское командование постоянно сокращало их численность. Однако иррегулярные силы ещё представляли довольно значительную часть османских вооруженных сил — их во время Восточной войны набрали несколько десятков тысяч. Таким образом, Османская империя могла выставить в начале войны более 400 тыс. человек.

Но, несмотря на военные реформы и большую численность армии, Турция не избавилась от прежних слабостей которые подрывали обороноспособность империи. Если на европейском направлении армия была более или менее хорошо организована, укомплектована и снабжена, то на азиатском направлении дело обстояло намного хуже. Коммуникации были не развиты, дело обстояло плохо с оружием, обмундированием, провиантом и боевыми припасами. Ещё больший вред наносила бездеятельность, алчность, хищничество местных пашей. Деньги армии регулярно выделись, но их просто разворовывали. Плохое управление и коррупция наносили турецкой армии больше вреда, чем внешние враги.

Простые турки были довольно хорошими солдатами, послушными, терпеливыми, выносливыми и при необходимости и правильном управлении — храбрыми. Их слабостью была безынициативность, низкая активность, что плохо сказывалось в ходе наступательных операций. Офицерский корпус был слабым, несмотря на усиление иностранными военными советниками и беглыми европейцами (венграми, поляками и т. д.). Военные школы в Константинополе не могли подготовить достаточное число хорошо подготовленных и образованных командиров. Среди младших командиров могли быть бывшие солдаты, но они обычно выдвигались не за военные заслуги, а из нестроевых солдат, денщиков, которые были при старших офицерах. С высшим офицерством, генералитетом вообще была беда. Здесь процветал фаворитизм. Многие генералы были в молодости фаворитами знатных лиц, сановников. Их больше интересовали дворцовые интриги и личное обогащение, нежели военное дело.

Героическая оборона поста Святого Николая

Турецкие солдаты в Крыму

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. rugor 27 июня 2014 09:35
    Познавательная статья. Спс. автору.
  2. pinecone 27 июня 2014 10:13
    Отличная статья, уникальные иллюстрации.

    Примечание: "табор" (от турецкого tabur), означает батальон.
    pinecone
  3. Ставрос 27 июня 2014 10:31
    Ну резать христианское население,это у турков в крови.Примеров тьма.
    1. ayyildiz 27 июня 2014 12:09
      Цитата: Ставрос
      Ну резать христианское население,это у турков в крови

      Брошу гряз ,так не по клеиться хот следа останется!У вас тоже в крови ложь ! За 1000 лет сколько раз вас могли истребит ?
  4. зокняй82 27 июня 2014 12:07
    "...Они даже не могли организовать нормального сторожевого охранения, бежали при первой серьёзной угрозе..."
    Трусы- самые жестокие люди, а вернее нелюди.
  5. brn521 27 июня 2014 13:19
    Цитата: Ставрос
    Ну резать христианское население,это у турков в крови.Примеров тьма.

    Мусульманская идеология позволяет и даже поощряет. Но по крайней мере хоть за честность спасибо, не прикрываются общечеловеческими ценностями.
    Так что тот кто сдался противнику-мусульманину, да еще турку, - сам . Вспомним хотя бы какую награду получил экипаж, подаривший туркам фрегат "Рафаил".
    Цитата: зокняй82
    Трусы- самые жестокие люди

    Скорее наоборот, жестокость оказывается признаком слабости, отсюда и трусость. Трусость сама по себе не порождает жестокость.
  6. Nathanbera 28 июня 2014 03:02
    Сайт для настоящих мужчин http://man4.ru
    Nathanbera
    1. nvv 28 июня 2014 03:16
      Это сайт настоящих потреблядей. Минус не сталю, сам загнешься.
      nvv
  7. Megatron 28 июня 2014 03:36
    Еще раз статья напоминает, что европа нам всю свою историю сознательно гадила!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня