Первая крупная сухопутная битва в Крымской войне — сражение на Альме

160 лет назад, 8 (20) сентября 1854 года, произошло Альминское сражение. Это было первое крупное сражение Восточной (Крымской) войны между войсками коалиции Англии, Франции и Турции с одной стороны и России — с другой. Из-за ошибок командования русская армия под командованием Меншикова потерпела поражение и открыла путь экспедиционной армии на Севастополь.

Предыстория. Готовность Крыма к обороне

2 (14) сентября 1854 года англо-франко-турецкая армия была высажена в Евпатории и, не встретив сопротивления, двинулась вдоль побережья на юг, на Севастополь. Этот город, бывший главной базой русского Черноморского флота, считался основной целью союзников в Крымской кампании.


В России, в том числе и в Севастополе, с напряженным вниманием следили за началом войны, за ситуацией в Лондоне и Париже, за войной на Дунае, за первыми успехами и последующими неудачами, вызванными ошибками и отсутствие ясного плана действий у высшего командования (Дунайская кампания Восточной войны). Нахимов ещё после Синопского сражения был мрачен. Он предугадал вмешательство великих европейских держав в войну России с Турцией. С каждым днём черная туча над Севастополем нарастала. Многим становилось ясно, что решающая схватка между Западом и Россией произойдёт именно на черноморском стратегическом направлении.

Утром 1 (13) сентября 1854 г. телеграф сообщил Меншикову, что огромный флот союзников направляется к Севастополю. Нахимов с вышки морской библиотеки наблюдал в отдалении огромную вражескую армаду — около 360 вымпелов. Это были как военные корабли, так и транспорты с солдатами, артиллерией, разного рода припасами. Корнилову, Нахимову, Истомину, Тотлебену и многим другим известным и оставшимися безвестными героям предстояло грудью встретить врага, своей смертью спасая Россию. Именно они, русские солдаты и матросы, создадут великую севастопольскую эпопею, которая затмит все прошлые осады. В западной печати уже после завершения войны это чудо назовут «Русской Троей». В условиях неготовности укреплений Севастополя к длительной обороне, ошибок верховного командования и плохой организации тыла, вызвавшей нехватку боеприпасов, медикаментов и всего необходимого для войны, они дадут врагу такой страшный отпор, что военная машина Запада сломается, и Россия сможет выйти из войны с минимальными потерями.

Главнокомандующим Крымской армией и Черноморским флотом был правнук петровского любимца и фаворит государя Николая Александр Сергеевич Меншиков. Он был осыпан всеми возможными милостями и пользовался особым благоволением императора. Александр Меншиков был начальником Главного морского штаба и морским министров, хотя никогда не плавал и знал морское дело чисто любительски, изучая его самостоятельно. Одновременно Меншиков стал генерал-губернатором Финляндии, хотя Финляндию знал еще меньше, чем морское дело. Обладал колоссальным богатством и одной из лучших библиотек в России, был очень образованным человеком, читая книги на разных языках. Человеком Меншиков был умным и язвительным, четко подмечая недостатки тогдашних сановников. Меньшиков был бесспорно храбрым человеком, это отмечали, когда он в 1809—1811 годах участвовал в русско-турецкой войне, затем в Отечественной войне 1812 года (за храбрость в Бородинском сражении был произведён в штабс-капитаны), Заграничных походах русской армии 1813-1814 гг. Так, при штурме Парижа был ранен в ногу, за это отмечен орденом Св. Анны 2-й степени и золотой шпагой с надписью «за храбрость». На войне 1828-1829 гг., командуя войсками осаждающими Варну, был тяжко ранен (ядром в обе ноги).

В 1853 году, для переговоров с Турцией, был направлен чрезвычайным послом в Константинополь. Однако переговоры провалились. Британские и французские дипломаты искусно подвели Россию и Османскую империю к разрыву отношений, а затем и войне (Ловушка для России. Провал миссии Александра Меншикова). Однако, несмотря на разносторонние таланты и блестящий ум, Меншиков не был полководцем с большой буквы. Это был не тот человек, который мог выполнить функции верховного вождя русских сухопутных и морских сил, да ещё на самом опасном направлении. После того, как в начале 1854 года союзный флот вошёл в Чёрное море, Одесса, Севастополь, Николаев, все города и селения на побережье оказались под угрозой нападения. Однако практически никаких мер для усиления обороны побережья не провели. Противодесантную оборону на самых опасных направления не создали. Даже после бомбардировки Одессы в апреле 1854 года решительных действий для укрепления обороны полуострова не предприняли.

Ещё 7 (19) июня русский посланник в Брюсселе граф Хрептович сообщил государю о готовящемся десанте союзников в Крыму. 18 (30) июня 1854 г. Николай уведомил Меншикова, что вскоре «предстоит ожидать сильной атаки на Крым...» 29 июня (11 июля) 1854 г. сам Меншиков доложил царю, что стоит ожидать нападения на Севастополь. Он предположил, что противник высадит 60 тыс. армию, не считая османов. А для обороны полуострова у Меншикова было около 24 тыс. человек при 36 легких орудиях. Вывод князь делал пессимистичный: отразить неожиданный налёт временные укрепления Севастополя смогут, но «… противу правильной осады многочисленного врага и противу бомбардирования с берега средства нашей защиты далеко не соразмерны будут с средствами осаждающего... Мы положим животы свои в отчаянной борьбе за защиту святой Руси и правого ее дела».

У Меншикова в этот период чередовались настроения: то он проявлял полное равнодушие и беспечность, то развивал бурную деятельность. Так, он проявил понимание пользы подводных мин (над ними работал академик Якоби), которые сковали действия союзного флота на Балтике, и попросил в феврале 1854 г. у управляющего морским министерством Константина направить в Крым одного из офицеров, «обучавшихся делопроизводству подводных мин со всеми нужными аппаратами» для обороны Севастопольского рейда. Однако попытка защитить Севастополь минами, к сожалению, провалилась. Слишком много времени было упущено в мирное время и его не хватило для должных опытов и установочных работ.

С другой стороны, временами Меншиков вообще не верил, что высадка союзников в Крыму и осада Севастополя возможна. Последний такой приступ Меншиковым овладел как раз перед десантом союзной армии и Альмой. Так, за два дня до высадки вражеских войск в Крыму он написал генералу Анненкову, что в настоящее время «высадка невозможна». Меншиков посчитал, что союзники упустили благоприятное время для высадки, и она будет перенесена на неопределённый срок. В итоге приближенные и штабные Меншикова прибывали в хорошем расположении духа, считая, что опасность в этом году миновала. Холодно Меншиков отнёсся и к талантливому военному инженеру Тотлебену, которого с Дунайского театра прислал князь Михаил Горчаков. Фактически Меншиков отправил его назад, но Тотлебену удалось все-таки остаться в Севастополе и в итоге он спас город от быстрой капитуляции.

Беспечность проявляло и высшее командование, Петербург. В Крым не направили достаточно крупные соединения, способные сорвать высадку экспедиционный армии союзников. Ресурсы для этого были, к примеру, совершенно избыточные силы защищали побережье Балтийского моря (Финляндия, Санкт-Петербургская и Остзейские губернии), хотя с этой стороны серьёзной угрозы не было всю войну. И это несмотря на то, что в Петербург приходили тревожные известия о приготовлениях союзников к большой морской экспедиции, о сосредоточении в Варне многочисленных транспортов. Кроме того, после ухода наших войск из Дунайских княжеств, можно было перебросить в Крым всю армию Горчакова, и Меншикову было бы с кем встретить вражескую армию, но и это не сделали. В Петербурге считали, что даже если союзники всадятся в Крыму, всё ограничится кратким налётом и союзники не задержатся на полуострове. Всё это в итоге, с учётом и предвоенных ошибок в военном строительстве, и привело русскую армию к поражению в Крыму.

Поэтому, нет ничего удивительного в том, что союзники успешно провели десантную операцию. Хотя десантные операции всегда считались и считаются одними из самых сложных и опасных военных мероприятий. Меншиков узнал о высадке союзников, когда уже ничего не мог предпринять. Он и не подумал двинуться к месту высадки. Хотя даже незначительные соединения на месте высадки с артиллерией могли произвести страшное опустошение в экспедиционной армии.

Первая крупная сухопутная битва в Крымской войне — сражение на Альме

Портрет А. С. Меншикова. Немецкий художник Франц Крюгер

Соотношение сил и расположение русских войск

Союзная армия насчитывала более 60 тыс. человек. Небольшой гарнизон был оставлен в Евпатории. Поэтому к Альме вышло около 55 тыс. солдат при 112 орудия (по другим данным 144 орудия): около 28 тыс. французов, 21 тыс. англичан и около 6 тыс. османов. В непосредственном распоряжении у Меншикова было 37,5 тыс. человек при 84 орудиях. Кроме того, в восточной части полуострова у генерала Хомутова было около 13 тыс. солдат, и около 20 тыс. человек было в составе флотских экипажей. Но они уже не могли принять участие в сражении. Союзная армия имела не только численное преимущество, но и была лучше вооружена — почти все солдаты имели штуцера. В русской армии солдат вооруженных штуцерами было мало — около 1,6 тыс. солдат.

7 сентября союзники уже вышли к армии Меншикова и были видны с русских позиций. Русские командующий выбрал позицию на левом берегу реки Альма. Довольно высокий берег делал позицию удобной для обороны, а в тылу располагались высоты, на которые можно было отвести армию в случае неудачи. Однако позиция была слишком растянута, что с учётом превосходства сил противника делало её невыгодной. К тому же левый фланг мог попасть под удар вражеского флота, его пришлось отвести от берега, что делало его положение неустойчивым и могло привести к общему поражению.

На правом фланге войсками командовал генерал Пётр Дмитриевич Горчаков (брат главнокомандующего Дунайской армией князя М. Горчакова). Это был опытный и храбрый командир, который был участником практически всех войн, начиная с кампании 1808—1809 гг. в Финляндии. Казанский, Владимирский и Суздальский пехотные полки защищали Курганный холм, укрепленный двумя редутами. Левым флангом руководил командир 17-й пехотной дивизии Василий Яковлевич Кирьяков. По отзыву историка Крымской войны Тале, это был «…невежественный, абсолютно лишенный каких бы то ни было военных (или невоенных) дарований, редко бывавший в совершенно трезвом состоянии генерал». Под его началом были Минский и Московский полки. Он должен был встретить противника огнём у подъёма с моря. Левый фланг доходил только до дороги на Альма-Тамак. В результате участок от Алматамака до моря оказался не защищённым, что позволяло противнику совершить обходной маневр. Центром позиции непосредственно руководил Меншиков. Под его рукой были Белостокский, Брестский, Тарутинский и Бородинский пехотные полки. В центре господствующей высотой был Телеграфный Холм. Кроме того, три стрелковых батальона развернули в цепи на правом берегу реки. Особого плана боя у Меншикова не было, хотя он был уверен в успехе.

Первая крупная сухопутная битва в Крымской войне — сражение на Альме


Планы союзников. Командование экспедиционной армией

Командование союзников, имея превосходство в силах, планировало ударить одновременно с фронта и в обход обоих русских флангов. На правом атакующем крыле находились французские войска, на левом — англичане. Турецкая дивизия находилась в резерве. Фронтальной атакой руководил маршал Сент-Арно, целью французских войск была господствующая высота центра — Телеграфный холм. Одна из французских дивизий под командованием генерала Пьера Франсуа Боске должна была обойти левый русский фланг вдоль моря. Это был храбрый офицер, который почти два десятилетия служил в Алжире, где французские войска регулярно вели боевые действия (как русские на Кавказе). Британские войска под началом лорда Раглана должны были обойти русское правое крыло.

Общее командование, в силу своего огромного опыта, осуществлял французский маршал Арман Жак Ашиль Леруа де Сент-Арно. Это была очень своеобразная личность. Сын простого горожанина смог подняться до самых вершин военной власти. Начало его военной службы было неудачным — его уволили за дурное поведение по требованию его роты. С учётом весьма грубых нравов, которые царили в армиях того времени, это было достижение. Затем неудавшийся солдат искал счастья в Англии, снова во Франции (уже в качестве актера), затем участвовал в освободительной войне в Греции. Но везде потерпел неудачи.

Смог при помощи родственников снова поступить во французскую армию. Однако дезертировал, не желая направляться в Гваделупу (в Южной Америке), куда отправили его полк. Снова смог поступить в армию после Французской революции 1830 года. В 1836 году был переведён в алжирский Иностранный легион. Сент-Арно провёл жизнь авантюриста и гуляки. Не было злодеяния перед которым он остановился бы, не было «радостей жизни», которыми бы он не подорвал своё здоровье. Однако он показал себя и храбрым солдатом. В Алжире он прошёл длинный путь от солдата до дивизионного генерала. В алжирском Иностранном легионе были весьма жесткие нравы. Арабов за людей не считали. Однако даже в этом диком уголке цивилизации Сент-Арно отличился. Отряд головорезов Сент-Арно получил название «адской колонны». Арабов он позволял убивать и грабить при малейшем несогласии, но и своих солдат держал в ежовых рукавицах, расстреливая их при малейшем неповиновении. Сент-Арно уже тогда показал, как европейские цивилизаторы «наводят порядок»: например, в Шеласе, в 1845 г. арабов загоняли толпами в пещеры и впускали дым, убивая всех поголовно.

Луи-Наполеон, который умел выбирать людей, в 1851 году вызвал его в Париж и назначил начальником 2-й дивизии Парижской армии, а затем военным министром. Луи-Наполеон разглядел в Сент-Арно полностью беспринципного человека. Готовя государственный переворот, принц-президент хотел иметь полную уверенность, что военный министр без сомнений прольет реки крови. 2 декабря 1851 г. переворот успешно прошёл и ровно через год после этого, при восстановлении Империи, Наполеон III сделал Сент-Арно маршалом Франции. Сент-Арно назначили и командующим восточной армией, направленной против России.

Сент-Арно был талантливым полководцем, энергичным, быстрым, решительным и жестоким. Он был удачлив в решениях и лично храбр. Однако жизнь на широкую ногу, полная беспутств, подорвала железное здоровье солдата. К началу экспедиции жизненные силы Сент-Арно были на исходе. Он смог подчинить себе британского лорда Раглана, успешно произвести высадку войск в Крыму и дать первое сражение. На этом его поход завершился. 29 сентября 1854 г., на пути в Константинополь, Сент-Арно скончался.

Первая крупная сухопутная битва в Крымской войне — сражение на Альме

Командующий французской восточной армией, маршал Арман Жак Ашиль Леруа де Сент-Арно

Британский командующий Фицрой Джеймс Генри Сомерсет барон Раглан (Реглан) такими достоинствами, как и недостатками, не обладал. Это был типичный представитель британской военной касты — медлительный, прямолинейный и туповатый английский аристократ, соблюдавший все правила, принятые в его среде. Раглан служил под началом генерала Веллингтона в кампании на Пиренейском полуострове. Однако после того как в сражении при Ватерлоо был серьёзно ранен (ему пришлось ампутировать правую руку), не видел войны, и в современной войне смыслил мало. Он воплощал в себе все недостатки британского офицерства того времени, главным же в них была военная неграмотность. Да и хороших руководителей в английском генералитете, окружавшем лорда Раглана, было намного меньше, чем у французов. Сам Раглан больше путался под ногами, чем приносил пользы.

Первая крупная сухопутная битва в Крымской войне — сражение на Альме

Командующий британскими войсками фельдмаршал (5 ноября 1854) Фицрой Джеймс Генри Сомерсет, 1-й барон Раглан

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. parusnik 19 сентября 2014 10:03
    Беспечность проявляло и высшее командование...Да уж...
    1. alicante11 19 сентября 2014 17:54
      Да вопрос не в беспечности. Просто снабжать более крупную армию, с учетом наличия еще двух столь же удаленных ТВД было просто невозможно. Была бы железная дорога до Севастополя, и мы смогли бы сосредоточить превосходящие силы. Как это получилось в 1904 году на ДВ, даже такая паршивенькая дорога, как тогдашний Транссиб, уже к мясорубке на Шахэ позволила иметь превосходство над японцами. Другой вопрос, что воспользоваться им Куропаткин не смог из-за отвратительной тактической разведки и почти полного отсутствия стратегической агентурной.
  2. garlik 19 сентября 2014 10:41
    Есть такой писатель в Крыму Ченнык.Так вот у него про Альму целый том написан.Со многими подробностями.Зачитаешься! На данный момент у него вышло 3 тома: Вторжение,Альма,Противостояние.Очень всем рекомендую
    garlik
  3. Cristall 19 сентября 2014 11:05
    да какая беспечность?
    Там шансов никаких не было.
    Русских просто поставили убивать...с ружьями на 300 шагов под ружья с полуторатысячами шагов.. Просто и легко.
    Конечно англичане сдуру послали гвардейцев и штыковая атака не принесла успехов(потому что русских штыковой учили хорошо и штык молодец...пуля дура)
    Но вот пулями дурами расстреляли хорошо. Мое мнение под Альмой не нужно было сражаться. Нужно было на Инкерамане дожать. Хорошо и слаженно.
    1. garlik 19 сентября 2014 12:31
      вот потому и рекомендую почитать исследование, чтобы некоторые заблуждения подобные:"Там шансов никаких не было.
      Русских просто поставили убивать...с ружьями на 300 шагов под ружья с полуторатысячами шагов.."развеять.Ибо ружья там не играли решающюю роль
      garlik
      1. Cristall 19 сентября 2014 19:15
        Цитата: garlik
        вот потому и рекомендую почитать исследование, чтобы некоторые заблуждения подобные:"Там шансов никаких не было.
        Русских просто поставили убивать...с ружьями на 300 шагов под ружья с полуторатысячами шагов.."развеять.Ибо ружья там не играли решающюю роль

        Я останусь на мнении Корнилова-..привыкший к пушкам и мортирам-в силу штыков верю мало...
        Меньшиков хороший стратег. Но плохой военачальник.
        Во главе войск не было ни одного гения среди командующего состава.
        Оборонительная позиция(в целях защиты дороги на Севастополь) вообще не была приготовлена. И отсутвие окопов и прочих элементов позиции-указывает на то, что тут вовсе не собирались обороняться.

        Николай не выделил Крымской Армии нужного количества. ВОиска князя были вдвое меньше союзников. Плюсуем фланговую позицию--которую из за близости флота союзников оставили далеко от побережья.
        Боске по указу Сент Арно воспользовался свободным доступом по обходу русской армии в тыл. Если бы Раглану удалось -можно было вообще уничтожить эти 30 тыс русских. Тут как раз штык спас...И все..
        Какое исследование я должен прочитать? О том что сам Меньшиков не стремился тут защищаться? О том что он имел Кирьякова? О том что уступал в артиллерии в 2 раза, в дальности ружей в 4, в помощи флота(фланг полностью простреливался)
        И главное--вообще не укреплялся..
        О чем можно говорить-если заслугу князю ставят только отход? Смысл этого сражения?
        Мне понятно почему КОрнилов за день до Алмы побывал там и устремился в Севастополь и началь оборонительные работы с огромной скоростью! Он понял что там будет! Зачем стоило рисковать там армией?
        Еще раз повторюсь--когда Меньшиков сгенерирует план но во главе войск поставит нормального человека(типа Липранди или Хрулева)-это увенчаеться успехом.
        А когда Меньшиков не собираеться ничего делать а только доказать царю что он ошибался...да еще и с КИрьяковым..ну извините.
        По мне нужно было-
        1-если принял бой-нужно подготовить свою оборонительную позицию..А не показывать сразу обходной путь для окружения
        2-Не делать Альму. Сраазу отступить на ту позицию на которой князь будет реально угрожать союзникам..вдали от флота от помощи...и на удобной местности.
        1. Azzzwer 19 сентября 2014 21:07
          Цитата: Cristall
          И отсутвие окопов ... указывает на то, что тут вовсе не собирались обороняться.
          ???? Милочка, какие окопы в середине 19 века???? вы знаете ка в то время проходили сражения в полевых условиях? 2 армии выстраивались друг на против друга на расстоянии ружейных выстрелов, делали два три залпа друг в друга а потом сходились в рукопашной! Вы как бы смогли разместить полк построенные в каре в окопе???? Тактика ведения боя со времен 1812 года к тому времени в русской армии не изменилась. А траншеи использовались исключительно при проведении долговременной осады фортификационных сооружений противника! Тактику ведения боя смогло изменить только возросшая скорострельность ручного оружия и то, ещё в 1914 году практиковали классические атаки в плотных шеренгах на пулеметные позиции врага...
    2. Motors1991 19 сентября 2014 16:29
      С этой точки зрения нигде не надо было сражаться,а сразу сбежать из Крыма.Роль штуцеров мне кажется сильно преувеличена и сегодня попасть из современного оружия на расстояние свыше 500 метров без оптического прицела большая проблема,а уж на 1,5 км и подавно.Надо удивляться не тому,что русская армия не смогла победить,а тому что при таком соотношении сил не побежала,смогла устоять и организованно отойти.Конечно Меньшиков не гений,но командующий он был хороший.В истории немного найдется примеров,когда армия атакованная вдвое сильнейшим и лучше вооруженным противником не была бы разгромлена и не бежала с поля боя.Результат битвы при Альме надо считать не формальный проигрыш русской армии,а то что она сохранила боеспособность,совершила свой ,,фланговый марш,,которым так любят гордиться почитатели Кутузова и не дала сходу захватить Севастополь,нависая над тылом союзников.Потому с моей точки зрения,поражении русской армии на Альме --это поражение по очкам,не более,после чего ,собственно,война в Крыму приняла затяжной характер.
  4. rakiuzo 19 сентября 2014 11:44
    Спасибо!
    Английская хитрость и Французкая алчность присоединились с Османкой безысходностью. Нахимов, когда сжег в Синопе Османский флот, который срок годности давно был потрачен, наверное не знал к чему приведет своя "пенная" победа. А потом, если я не ошибаюсь, они сами сожгли свои корабли на родине, чтобы не оказаться в таком поражении. Запад в панике, после стимуляции Османских бюрократов, собирались против России, многим исвестна та история, что обьединонный флот припарковался в Крыму, Англичаны и Французы чтобы не впустиь Русскую Имеперию в Европу, а Османы, чтобы отомстить, за любой ценой, за их поражения в боях атаковали на Русских. Да и после войны, Англичаны и Французы получили свое, но Османы погубили себя оказавшись в больших долгах во время войны,. Османская Империя первый раз брала долг у Англичанов в то время и через 30 лет, как страна окончательно выявила о невозможности выплате своих долгов, запад заставил принять закон - düyun-u umumiye -1881. По согласию этого закона Османская Империя превртилась в полуколонию Англии (не в документах конечно).
    Еще один интересный деталь - основательница современного медсестринства - Флоранс Найтингейл в 1854 году работала в Стамбуле и участвовала в лечении раненных солдатов-англичанов соблюдая и используя современние методы медицины.
  5. Шахматист 19 сентября 2014 16:04
    Ох уж эта Европа с вечной неизменной привычкой вести закулисную нечестную игру... Поистине говорят "у России только два союзника...", только на них и приходится рассчитывать в современном мире.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня