Шпион, пришедший с пивом

Шпион, пришедший с пивом


Среди многочисленных книг, хранящихся в Российской государственной библиотеке, имеется «Альбом зарегистрированных жандармской, сыскной и общей полицией по подозрению в шпионстве» (издание Департамента полиции, Петроград, 1916). Под номером 55 там числится фон Вакано, Вольдемар-Владимир Альфредов, сын личного дворянина, родился в 1887 году в Вене, коммерсант, проживает в Самаре в собственном доме. Регистрировался по подозрению в шпионаже дважды — 7 апреля 1915 года Петроградским охранным отделением и 3 мая 1915 года жандармскими властями в Самаре. Это сын Альфреда фон Вакано, основателя Самарского пивного завода и отца жигулевского пива. Любопытно, что отец среди зарегистрированных шпионов, вопреки распространенной легенде, не значится.

Альфред Йозеф Мария фон Вакано появился на свет в 1846 году в местечке Козова в австрийской Галиции (ныне поселок городского типа в Тернопольской области) в дворянской семье средней руки. Семейство фон Вакано дворянский титул получило лишь в XIX веке и было по меркам «лоскутной империи» довольно молодым — история этого рода, происходящего из Ломбардии, прослеживается лишь до XIV века.


6 февраля 1880 года фон Вакано подает прошение в городскую управу: «Желая устроить в Самаре большой по стоимости и операциям паровой каменный пивоваренный завод, имею честь просить городскую управу для постройки означенного завода дать мне в арендное содержание место, указанное на выкопировке из плана». Это место на берегу Волги на тот момент отнюдь не пустовало. Занимал его… казенный пивоваренный завод, арендованный самарским купцом Шабаевым до 1881 года. Фон Вакано предлагал снести все имеющиеся постройки и возвести завод заново, компенсировав при этом городской казне стоимость снесенного. 34-летний австриец собирался взять участок в аренду ни много ни мало — на целых 99 лет, да еще и по цене вдвое против шабаевской.

Итог переговоров был предсказуем: власти Самары дали проекту зеленый свет. На состоявшихся 4 марта 1880 года торгах против фон Вакано выступал хлеботорговец и гласный Самарской городской думы Петр Семенович Субботин. Цена участка с первоначально заявленных Альфредом фон Вакано 1400 рублей в ходе торгов подскочила до 2201 — но австриец выстоял. Город навязал ему еще два условия. Во-первых, каждые десять лет арендная плата увеличивалась на 10 процентов. Во-вторых, по истечении срока контракта все постройки, произведенные арендатором, без каких-либо условий переходили в собственность города. Фон Вакано согласился.

Шпион, пришедший с пивом

Отпечатки пальцев Владимира фон Вакано, 1915 год
Изображение: Альбом лиц зарегистрированных жандармской, сыскной и общей полицией по подозрению в шпионстве


Откуда у небогатого галицийского дворянина взялись деньги на столь серьезный проект? Местные краеведы считают, что делу помогли капиталы Морица Фабера, австрийского промышленника и пивовара, с которым фон Вакано был хорошо знаком. Также в качестве источника финансирования указывают на Российско-Венское пивоваренное общество и пивзавод «Вена», основанный в Петербурге в 1872 году.

Однако Фабер был не соучредителем, а лишь одним из представителей австрийского акционерного общества Liesinger Brauerei, являвшегося соучредителем «Вены». Разумеется, в качестве одного из трех поверенных в делах он получал вполне приличное жалованье, но не настолько, чтобы инвестировать в производство. К тому же если Фабер вложил свои средства, то как получилось что его не было среди учредителей завода?

То, почему для строительства выбрали Самару, объяснить намного проще. Город — один из ключевых речных портов на Средней Волге, а еще и ворота на Южный Урал, к Златоусту и оружейным заводам. После Русско-турецкой войны 1877-1878 годов в военном министерстве развернулась дискуссия о необходимости развертывания в Поволжье предприятий военно-промышленного комплекса, что в конечном счете вылилось в полномасштабную программу строительства.

В 1911 году в Самаре торжественно открыли казенный трубочный завод (до 1990 года — завод имени Масленникова), выпускавший артиллерийские боеприпасы. А в августе 1913 года на Жигулевский пивоваренный завод приехал капитан германского Генерального штаба Павел Клетте. Вероятно, продегустировать самарское пиво. Через полгода в Самару прибыли капитаны австрийского разведывательного бюро Вильгельм Гюнтер и Рудольф Кюнцель. Их встретил сын пивовара Владимир Вакано — тот самый, который в полицейском альбоме два года спустя появится под номером 55 — и поселил в гостинице «Националь» (ныне «Азимут-Националь»). 20 июля того же года в Самару поступает распоряжение о необходимости установить особое негласное наблюдение за Альфредом и Владимиром фон Вакано.

Завод после начала войны фактически прекратил работу, в его помещениях расположилась мастерская по изготовлению гранат и госпиталь. После двух задержаний Вакано-младшего жандармские власти принимают решение выслать отца и сына под гласный полицейский надзор в Бузулук, что и происходит 12 октября 1915 года. Не помогла ни передача в дар городу больницы для раненых, открытой пивоварами в августе 14-го, ни пожертвование на сумму 36 000 рублей на нужды фронта. В 1917 году вся семья, за исключением Вольдемара-Владимира, покинула Россию. В 1922 году советское правительство обратилось к пивоварам с предложением вернуться и восстановить производство, что сыновья Альфреда и сделали с большой радостью, основав «Жигулевское акционерное общество пивоварения Вакано и Ко». В кратчайшие сроки Жигулевский пивзавод был восстановлен и выведен на довоенные объемы производства.

Однако эпоха НЭПа вскоре закончилась, и семье фон Вакано вновь указали на дверь. Завод перешел в государственную собственность. Вакано-старший умер в Австрии в 1929 году, сыновья дожили до 1950-х годов. Владимир же связал свою судьбу с Советским Союзом, уехав работать в Среднюю Азию. Последняя его должность — заведующий транспортным отделом и заместитель управляющего Акмолинского отделения Гособъединения ДКМ при Казахстанском ЦИКе. По косвенным данным, он умер в 1936 году. Причины, по которым Вольдемар-Владимир не пожелал возвращаться в Австрию, нам неизвестны. Однако можно предположить, что это связано с его работой на австрийскую разведку и нежеланием общаться на данную тему с новыми австрийскими властями.
Автор: Тимофей Шевяков
Первоисточник: http://lenta.ru/articles/2014/11/09/spy/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня