В боях за Варшаву

В боях за Варшаву


В конце сентября 1914 года в Берлине, несмотря на успехи немецкой армии в Восточной Пруссии, по-прежнему опасались Российской империи. Кайзеровское командование больше всего беспокоил возможный удар русских по Германии с Варшавского выступа, и оно стягивало свои войска на это стратегическое направление для решающей схватки.

К БОЛЬШОМУ удивлению германских стратегов, ни в грош не ставивших русскую военную разведку, она оказалась осведомлена, и в полном объёме, о всех передвижениях немецких и австро-венгерских армий, предполагаемых направлениях их главных ударов. Это позволило русской Ставке организовать и провести беспрецедентную для того времени перегруппировку сил и средств, не снимая с фронтов главной активной задачи наступления в глубь Австро-Венгрии и Германии.


Юго-Западный фронт начинает переброску 4, 5 и 9-й армий с реки Сан на север к Ивангороду и Варшаве, с ходу разворачивая их на реке Висле. Северо-Западный фронт также к Варшаве перебрасывал 2-ю армии с реки Нарев.

Эта поистине грандиозная перегруппировка, проходившая в основном походным «пешим по конному» порядком в тяжелейших условиях осенней распутицы, бездорожья, началась в конце сентября и закончилась в очень короткий срок – через две недели.

Оставшиеся в Галиции войска 3-й и 8-й армий быстро и организованно отошли за реку Сан. Русское командование сознательно меняет свой стратегический план и переносит направление главного удара с юга на запад против Германии.

Варшаво-Ивангородская операция на фронте в 300 километров втянула в свою орбиту четыре русские и две вражеские армии (одну германскую и одну австрийскую). Ожесточенные бои без перерыва длились более месяца с 28 сентября по 8 ноября. Войска противника – 9-я германская армия (12,5 пехотных и 1 кавалерийская дивизия) и 1-я австрийская армия (11,5 пехотных и 5 кавалерийских дивизий) – насчитывали 290 тысяч штыков, 20 тысяч сабель и 1600 орудий.

В Варшавско-Ивангородской операции надо особо отметить блестящие действия 9-й армии и её командующего генерала от инфантерии Платона Алексеевича Лечицкого, служившего затем в Красной Армии.


Четыре русские армии – 2, 4, 5, 9-я армии вместе с Варшавским укреплённым районом – насчитывали 470 тысяч штыков, 50 тысяч сабель и 2400 орудий. Да, мощная группировка, почти вдвое превышающая по силам противника. Но необходимо помнить, что сформировалась она окончательно уже в ходе операции, а вначале Гинденбург имел неоспоримое преимущество.

В боях за Варшаву


28 СЕНТЯБРЯ противник начал наступление, и шло оно поначалу успешно. Странно, если бы было по-другому, ибо на левом берегу Вислы, на фронте в 250 километров, ему противостояли всего 5 малочисленных кавалерийских дивизий конного корпуса генерала Новикова, две стрелковые бригады, гвардейская кавалерийская бригада и 80-я пехотная дивизия. Однако Гинденбург хоть и продвигался быстро, нёс потери и от этих малочисленных русских сил прикрытия.

4 октября на широком фронте перешли в наступление австро-венгры. Но и они встречали только силы русской завесы. К 8 октября Гинденбург вышел к Висле в районе Варшавы и устью реки Сан. Скоро сюда же, к Ивангороду, подтянулись и австрийцы. Но ни те, ни другие с ходу переправиться через реки не сумели и втянулись в затяжные огневые бои.

Гинденбург упорствовал и решил-таки прорваться к Варшаве. Для этого он в срочном порядке собирает в один кулак три корпуса и поручает командование группой своему любимцу генералу Макензену. Но и генерал Иванов с подачи своего начальника штаба генерала Алексеева тоже решает перейти в наступление силами подошедших в район боев 2, 4 и 5-й армий.

Боевые действия возобновились 10 октября решительным наступлением Макензена на Варшаву и одновременной переправой русских армий на левый берег Вислы в районе Ивангорода. Начались ожесточенные встречные бои под Варшавой и Ивангородом.

Немцы рвались к Варшаве, но везде встречали ожесточённое сопротивление. Скажем, полки 1-го Сибирского стрелкового корпуса устремились в бой прямо с поездов – и без артиллерии. Вот как характеризует положение дел тогдашний командир 30-го корпуса генерал Андрей Зайончковский: «Быстрый успех германцев под Варшавой заглох после 12 октября вследствие прибытия туда русских армий, 15 октября германцы уже с трудом отбивались, а 17-го выяснилась для них полная необходимость начать отход. Тем временем на фронте австрийских войск дела принимали для них дурной оборот. Они не только не могли продвинуться севернее р. Сана и восточнее Перемышля, но в ночь с 17 на 18 октября русские сами перешли непроходимый для австрийцев Сан».

В ЭТИХ БОЯХ хотелось бы отметить блестящие действия нашей 9-й армии и её командующего генерала от инфантерии Платона Алексеевича Лечицкого, служившего затем в Красной Армии. Входившие в состав его армии 14-й и 15-й армейские корпуса, а также гвардия дрались мастерски.

Немцы и австрийцы отступали по всему фронту. Отступали варварски, разрушая железные дороги и мосты. Кстати, Людендорф лично наблюдал, как взрывами рушилось полотно дорог. Так что гитлеровская тактика выжженной земли образца 1943 года применялась ещё кайзеровскими войсками.
Русские продолжали наступать, несмотря на осеннюю распутицу. Пала Лодзь. На реке Опатовке 9-я армия генерала Лечицкого встретила упорное сопротивление, но прорвала фронт с ходу и решила исход сражения под Кельцами. Так закончилась Варшавско-Ивангородская операция.

С обеих сторон в ней участвовал почти миллион человек. Потери были огромные. Только немцы потеряли около 30 тыс. человек, в плен попало 23 тыс. человек. Жестокому избиению подверглась 1-я австрийская армия, потерявшая 80 тысяч человек из 150.

УДИВЛЯЕТ то, что Варшавско-Ивангородская операция в историографии войны как-то блекнет на фоне битвы на Марне, Восточно-Прусской операции, Галицийской битвы. Между тем эту операцию можно без преувеличения назвать выдающейся. Ничего подобного больше не произойдёт до конца войны ни на одном из театров военных действий.

Столь блестящий маневр фронтовой группировкой, когда несколько армий в осеннюю распутицу, не имея подвижных средств, кроме железной дороги и конной тяги, в столь короткий срок переместились на несколько сот вёрст, даже сейчас трудно представить. Эта операция, проведённая силами двух фронтов, на мой взгляд, явила собой высшее достижение русской военной стратегии в Первую мировую войну.
Автор: Сергей КУЛИЧКИН
Первоисточник: http://www.redstar.ru/index.php/2011-07-25-15-55-36/item/19817-v-boyakh-za-varshavu


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Прометей 23 ноября 2014 12:34
    Прекрасно вышло. На мой взгляд,стоит развить тему дальше,до штурма Варшавы. Ведь крепость довольно-таки укреплённая.
  2. avvg 23 ноября 2014 16:27
    Герои первый мировой войны,о них необходимо много рассказать и чтить их память.Они заслужили лучше поздно,чем никогда.
  3. Роман 11 23 ноября 2014 18:25
    УДИВЛЯЕТ то, что Варшавско-Ивангородская операция в историографии войны как-то блекнет на фоне битвы на Марне, Восточно-Прусской операции, Галицийской битвы. Между тем эту операцию можно без преувеличения назвать выдающейся. А что удивляет? Одна из самых ярких упущенных побед - совещание так называемого "генералитета" шло 4 дня !! видимо перечисление титулов и заслуг предков этих "управленцев" заняло больше времени чем решение по переброске армий и совет шёл во время окончания передислокации Макензена ...... А теперь, кроме шуток - первым командармом 9,если точно помню был участник ещё русско-турцкой, о какой войне тут говорить?? Но и это не всё, Ренннкампф намерно затянул передачу 2-й армии под Варшаву, что граничило со скрытой изменой, (а учитывая его управление 1-й армии во время Восточно-Прусской операции и бегство армии после разгрома 2-й и самоустранение командарма во время этого действия)цепь этих событий кричала о том что он либо предатель, либо делетант и трус, что ещё хуже. Но возвращаясь к замыслам этой операции нужно отметить главное - командующие фронтами занимались перетягиванием канатов, а не войной. Иванов сторонник решительных наступательных операций против более слабых австрийцев, до их поражения и выбивания из войны, что очень логично. Рузский и вовсе непонятно - предлагал отвести войска к Бресту зачем-то, + строгое выполнение требований союзников активностью на германском фронте ..... Короче лебедь и щука, за подготовку к войне 2! Как всегда генеральская неразбериха и суматоха легла тяжким грузом на плечи солдата, и к Варшаве ели успели и к Ивангороду. Даже в ходе тяжёлых наступательных боёв не велось должного нагнетания и преследования, вследствии чего Гинденбург смог не просто спасти армию Макензена, а даже оторваться от русских на переход! При этом он ухитрился подставить под удар австрийцев, которые потеряли половину армии ради комфорта союзника что никак не являлось заслугой Лечицкого, а обязанностью. Более того наши армии не умели как и в этом наступлении добивать обескровленного отступающего противника многочисленной кавалерией и умелым преследованием. Конница вообще выполняла роль массовой разведки, и крупных авангардных боях была бесполезна, хотя ночное её применение на уставших немцев могло привести к их полному истреблению. Теперь о Гинденбурге: его гений распиарили сами германцы для поднятия боевого духа ........ 2-ю армию он разгромил по радио!! А учитывая такого кадра как Ренннкампф и взаимодействия между армиями, сам бог велел. Почему Гинденбург с меньшими силами действовал так смело как в этой, так и в Лодзинской операции? Потому что воевал с открытыми на руках картами, все приказы по нашим войскам он слушал по радио и знал не только изменения в корпусах в ходе боя, но даже первые подробности о своих силах из уст противника - так воевать можно, в свете этого он оперативно осуществлял нужные передвижения. И даже такая фора могла привести к гибели части его корпусов у Лодзи, будь наши идиотские тюлени-генералы в отставке и на пенсиях ...... Гинденбург настолько заигрался в радио и уверовал в идиотизм русского генералитета, что сам поставил фланг армии в мешок и только относительно вменяемый и адекватный из всей этой сказочной плеяды Плеве помог избежать окружения и разгрома наших корпусов. Хотя всё однозначно должно было завершиться окружением германцев. Как всегда решающую БЕЗУЧАСТНУЮ роль сыграл кавалерийский корпус. Вместо истребления окруженного противника, завершающим ударом в тыл, Новиков ограничился разведывательными функциями и движениями непонятно что означающими. Забегая вперёд к Лодзинской операции, показав степень глупости способной победу превратить в разгром, с приложением карты .......

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня