Американский миф о войне Севера и Юга «за свободу рабов». Часть 2

Отношение к рабству к на Юге и Севере

Несмотря на пропаганду аболиционистов, которые на своих собраниях и митингах сильно приукрашивали страдания негров на Юге, и утвердившееся мнение, что рабство — это плохо, никто на Севере не собирался делать чернокожих равными белым. Северяне во главе с президентом Линкольном не верили в равенство рас.


Главный «освободитель» Авраам Линкольн ещё в 1853 г. поддержал закон своего штата, который запрещал чернокожим въезжать в Иллинойс. 1862 г., уже в разгар войны, в Иллинойсе внесли в конституцию штата поправку, запрещавшую неграм и мулатам иммигрировать или селиться на территорию штата. Линкольн не препятствовал этому.

Линкольн открыто говорил: «…я не выступаю и никогда не выступал за введение какой бы то ни было формы социального и политического равенства белой и черной рас, …я не выступаю и никогда не выступал за предоставление неграм права становиться избирателями, судьями или должностными лицами, права на заключение брака с белыми людьми; и, кроме того, я добавлю, что между черной и белой расами существуют физиологические различия, которые, по моему мнению, никогда не позволят им сосуществовать в условиях социального и политического равенства. И поскольку такое сосуществование невозможно, а они, тем не менее, находятся рядом, должны сохраняться отношения высших и низших, и я, как и любой другой человек, выступаю за то, что высшее положение должно принадлежать белой расе». Само по себе рабство Линкольн осуждал, но не как пример неравенства, а за экономическую неэффективность. По его мнению, рабы должны были получить свободу за выкуп.

Даже «Прокламация об освобождении рабов» от 22 сентября 1862 года не была предназначена для освобождения рабов. В тексте Прокламации говорится, что объявляются свободными те рабы, которые находятся в штатах или части штата, которые подняли мятеж против Соединенных Штатов. Таким образом, Линкольн «освободил рабов» только на территориях, где США не имели власти и не могли проконтролировать исполнение указания. Закон был пустым звуком. Фактически это была диверсия в отношении Конфедерации, одна из мер ведения информационной и экономической войны. Интересно, что 13 приходов Луизианы и 48 графств Виргинии (будущий штат Западная Виргиния) были специальным образом исключены из этой Прокламации, хотя эти территории в это время контролировали северяне. Линкольну ничего не мешало освободить рабов на захваченных федеральной армией территориях, но он этого не сделал.

Прокламация была диверсией, методом информационной войны Севера против Юга. На Юге никто не собирался объяснять рабам смысл документа. Но слухи о «слове массы Линкольна» дошли до рабов. В результате ручеек бегущих с Юга на Север рабов превратился в полноводную реку. Это был удар по экономике Юга. Кроме того, резко возросла преступность. Большинство здоровых мужчин на Юге было на фронте, в тылу оставались больные, женщины, дети, старики, те, кто по каким-либо причинам не смог воевать, поэтому ситуация с массовым бегством чёрных Югу ничего хорошего не принесла.

Когда началась война, конфедераты захватили форт Самтер, в ответ Линкольн начал мобилизацию, обе стороны не думали о рабах. Южане были злы на экономическую политику Севера и хотели «показать лавочникам, что они лезут не в свое дело». Дело в том, что федеральное правительство стало вводить удобные для Севера импортные пошлины на машины, различное промышленное оборудование, необходимое Югу (своего производства не хватало). Это позволяло северным «лавочникам» втридорога продавать свои товары Югу. Кроме того, федеральное правительство контролировало вывоз хлопка, который шёл в европейские страны, вынуждая продавать его на предприятия легкой промышленности Севера. Правительство также лезло в налогообложение отдельных штатов. В итоге получалось, что Север чуть ли не повторял политику английской метрополии, когда началась Война за независимость. Теперь под экономическим давлением оказался Юг, а в роли метрополии выступал Север. Южане бились за свою независимость.

Янки же шли на Юг, чтобы «всыпать зарвавшимся плантаторам». Белой бедноте, фермерам сказали, что Юг — это зло, Юг хочет захватить Север и установить свои порядки. Мобилизованным солдатам вообще никто ничего не объяснял. Война есть война, солдаты были «пушечным мясом» в Большой игре. О судьбе негров ни южане, ни северяне особо не задумывались, это был вопрос второстепенной, если не третьестепенной важности.

Таким образом, война Севера и Юга началась не из-за проблемы рабства. Правда состоит в том, что и южане, и северяне были расистами, которые не считали негров равными себе (расовая сегрегация в Штатах была отменена только в середине 1960-х годов). Южане были довольны существующим положением. В принципе, южная элита понимала, что вопрос с рабством придется решать, но делать это планировали постепенно. Даже негров, если бы их сознательно не «раскачивали» на бунт и неповиновение, в целом устраивало их положение. Ведь альтернатива была хуже — жизнь без земли, жилья, в вечном поиске пищи, работы и крова над головой. Или стать бродягами и преступниками, жить в постоянном страхе, что попадут в руки Ку-клукс-клана. Им предлагалось сменить одни цепи на другие, потерять стабильность.

Элита Севера хотела подчинить Юг, расширить свою зону контроля, получить новую рабсилу. Проблема рабства была лишь поводом. Подавляющая часть северян, как господ, так и бедняков, были обыкновенными бытовыми расистами. Причём на Севере градус расизма был выше, чем на Юге. На Юге к массам чернокожих привыкли, они там уже были органичной частью жизни. На Севере же никому не улыбалось иметь чернокожего своим соседом. А белым беднякам было понятно, что массы освобожденных негров станут их конкурентами в борьбе за скудный кусок хлеба.

О том, что Юг не стоит считать «обителью зла», которая держала в рабстве чернокожих, и что будто бы Север героически выступил за свободу негров, красноречиво говорят всего несколько фактов. Первыми легализовали рабство в Северной Америке янки из Новой Англии. Они начали работорговлю в середине XVIII века. Эта область славилась своей религиозностью и ярко выраженным благочестием (по сути, лицемерным пуританством). А протестанты, которые делили мир на «избранных Богом» и «прочих», никаких моральных проблем с порабощением других людей, в первую очередь, индейцев и негров, не имели. Внешним признаком «избранности» становится успех человека в бизнесе. То есть, бог протестантов любит того, у кого есть деньги, причем неважно, каким образом человек их заработал. Работорговля, приносящая огромные прибыли, было богоугодным делом, по логике пуритан-протестантов. Поэтому первой английской колонией, принявшей закон о легализации рабства на территории Северной Америки, была северная колония Массачусетс. И, несмотря на запрет 1808 года, работорговля нелегально продолжалась вплоть до начала войны 1861 года, так как приносила ещё большую прибыль. Запрет на ввоз новых рабов привёл к тому, что цены на них взлетели до небес. Никто от таких прибылей отказываться не желал. Собственно именно сверхприбыли от работорговли и позволили создать первоначальный капитал необходимый для создания банковской системы и индустрии Севера.

Что интересно, первым попытался запретить ввоз рабов южный штат Виргиния при губернаторе Патрике Генри. Ещё до запрета на ввоз новых рабов в начале XIX века, 5 октября 1778 года был принят «Акт о предотвращении дальнейшего импорта рабов», который не только запрещал импорт рабов, но и дававший свободу рабам, появлявшимся на территории штата в противоречии с законом.

Стоит также вспомнить, что на Севере рабовладение постепенно разрушалось не из-за особых моральных качеств северян. В реальности ни один штат не спешил запрещать рабство или прекратить ввоз негров. Суть была в том, что система плантационного рабства на Севере была экономически невыгодной. Прибыль была невысокой, а затрат требовалось много. Как и в настоящее время, сельское хозяйство — это затратная отрасль, не приносящая сверхдоходов. Не зря в современных Штатах и Евросоюзе, которые ставят как пример высокоэффективного сельского хозяйства, фермеров активно поддерживают центральные и местные власти.

От использования рабов в сельском хозяйстве на Севере стали отказываться не из-за «высоких принципов» (янки они были неведомы, достаточно вспомнить тотальный геноцид в отношении индейских племен, когда процветающие многотысячные общества быстро были низведены до жалких кучек спивающихся маргиналов), а по причине малой прибыли. Именно это привело к тому, что рабство стало исчезать на Севере. Кроме того, там изначально было меньше рабов, так как основную массу африканцев везли на Юг, где были основные сельскохозяйственные площади. Стоит также особо отметить, что до войны ни одного закона, даровавшего свободу человеку, который находился в рабстве, на Севере не было принято. Право собственности на Севере не нарушали. Северяне постепенно сбывали рабов на Юг, так как после ввода запрета на ввоз новых рабов в начале XIX века, рабами стали торговать только внутри Штатов, и цены на них взлетели до небес.


Американский миф о войне Севера и Юга «за свободу рабов». Часть 2


Итоги войны. Что дала неграм «свобода»

Начало войны было для Севера провальным. Во-первых, большая часть регулярной армии с кавалерией, перешла на сторону Конфедерации. Во-вторых, Юг имел лучших военных вождей, которые целые 5 лет сдерживали натиск более сильного противника, имеющего превосходство в людских, финансовых и экономических ресурсах. Южане до войны предпочитали делать военную карьеру. Они были военными, а не «лавочниками». Янки же предпочитали «делать деньги». Пока северяне научились воевать, южане громили имеющего двух и трёхкратный перевес противника. В-третьих, стоит помнить, что если Северу нужна была полная победа, для чего необходимо было сломить сопротивление сильного врага и оккупировать его территорию, то южан вполне устраивала ничья и сохранение статус-кво на момент начала войны.

В войне на истощение перевес сил был за Севером: на Юге жило всего 9 млн. человек, из которых 3 млн. рабы, которые не могли эффективно воевать, против около 22 млн. белых человек на северных штатах. Большая часть индустрии также была на Севере. Надежды на активную поддержку европейских держав не оправдались. Южане три года били превосходящие силы противника, но затем их силы были истощены. В войне на истощение у них не было шансов. Север мог и дальше присылать «пушечное мясо», буквально заваливая Юг трупами. Юг же не имел таких людских ресурсов. Потери для южан стали невосполнимыми. В Конфедерации всеобщая мобилизация была объявлена ещё в самом начале войны, всех призвали в добровольно-принудительном порядке, и брать новых солдат было неоткуда.

Армия США сначала комплектовалась добровольцами из бедной белой нищеты и патриотов за деньги. Кроме того, пропаганда сделал своё дело и США и Европы хлынули массы людей, которые поверили в борьбу с «обителью зла», или просто хотели славы и денег (северяне попутно с войной, грабили Юг, что вызвало дополнительную волну сопротивления). Однако вскоре и добровольцев стало мало. В результате ввели всеобщую повинность, хватали всех боеспособных мужчин, которые не могли заплатить откуп в 300 долларов (большие деньги по тем временам). По сути, элита Севера в этой войне решила ещё одну задачу — «утилизировала» массу белых бедняков. С этой же целью в армию загнали огромный поток ирландских мигрантов (в Ирландии в это время случался очередной голод). Ирландцам выдали гражданство и тут же забрили в армию. Таким образом, практически поголовно всю белую бедноту Севера бросили под штыки, пули и картечь южан. Путем поголовной рекрутчины армию Севера довели до трёх с лишним миллионов человек (южан было около 1 млн. человек, при скудных источниках пополнения). Кроме того, Север применил ряд новинок, вроде практики заградотрядов, которые гнали своих солдат в атаки. Также обе стороны активно создавали концлагеря.

В войне на истощение выиграли северяне. Юг буквально утопили в крови и разорили. Потери американцев были сравнимы с потерями за две мировые войны, вместе взятые. Незадолго до окончания Гражданской войны была принята Тринадцатая поправка к Конституции США, освободившая рабов во всех штатах. Негры получили «свободу» — без земли, места проживания и имущества! От такой свободы только умереть от голоду или идти в разбойники. Самые удачливые чернокожие пристроились к своим бывшим хозяевам в качестве наемных слуг. Прочие стали бродягами. К тому же федеральное правительство издало закон запретивший бродяжничество. Сотни тысяч негров не могли вернуться на прежние земли, так как они были чужой собственностью и одновременно потеряли право перемещаться по стране. При этом они по-прежнему были людьми второго сорта. Им крайне было сложно завести свое дело, получить образование, устроиться на хорошую работу.

В результате тысячи негров обречены были стать преступниками. Страну, особенно разоренные и обезлюженные южные штаты, охватила волна «чёрной преступности». В силу повышенного тестостерона у негров (биологический факт) и низкого уровня культурной традиции, снижающего степень контроля, женщины подверглись дикому насилию. Население было в страхе и ужасе. В ответ белые стали создавать народные дружины, тогда же возник знаменитый Ку-клукс-клан. Взаимная ненависть северян и южан, белых и чёрных, непрекращающаяся резня, партизанщина позволили элите Севера произвести Реконструкцию Юга в нужную им сторону. Властные места на Юге были перераспределены в пользу богатых северян. Всё этого проходило под давлением армии, тысячи южан были репрессированы. При этом в Юг вкладывали большие деньги в строительство железных дорог, восстановление инфраструктуры. Для этого на Юге резко увеличили налоги. На этом деле многие аферисты и Севера погрели руки, разворовав миллионы долларов. Владельцами и управляющими железных дорог также были преимущественно северяне.

В целом Война Севера и Юга позволила элите Севера решить несколько основных задач: 1) подмять под себя Юг, получив возможность дальнейшей экспансии «Американской империи». Уже в конце столетия США, обогнав Англию, Францию, Германию и Россию, вырвались на первое место в промышленности; 2) серьёзно сократить поголовье белой бедноты, уменьшив социальную напряженность в стране; 3) война принесла элите Севера неисчислимые прибыли как в сфере военных контрактов и импульса для развития промышленности в виде сотен тысяч черных «двуногих орудий», так и при перераспределении власти (а значит, и источников дохода) и имущества на Юге в свою пользу.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти